ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Добавить сообщение

Via antiqua, via tuta.

Автор:
Жанр:
Via antiqua, via tuta.
"Имперская история - история прогресса человечества..."
(Поэма, ритмизованная проза, постмодерн).
(По Ю.Шилову "Прародина Ариев")
Слеза Собаки.
(притча о литературе)
На Руси издревле существовал такой благочестивый обычай:
На Димитровскую субботу принято было устраивать день поминовения предков.
И ставили два набора, на каждое блюдо: одно для мёртвых, и одно для живых.
И славили дедов.
Как передают деды, что так заповедовал Великий Охотник Бой!
А также повелел он выносить из дома два полных миса для его верных псов, и кликать их:
Стары!!!
Гары!!!
Бой жил когда во времена неолита земное небо покрывало огромное осеннее созвездие Кабана пожиравшего силу солнца. Но с наступлением энеолита оно распалось. И возник современный Зодиак. А под летними знаками засияло созвездие Охотника с ярчайшими звёздами: альфа Большого и Малого Пса. И они со стремительной скоростью приближаются к нам...
1. Древняя дорога на Анцуру.
Древние дороги - дороги безопасные.
На них не пилят и заливают ежегодно асфальт, не наводят повседневный глянец спецсредствами, не осваивают новые технологии...
Поворот вправо влево ли на них предопределён, есть только один выбор:
Вверх или вниз...
Их строили легионы и до и со времён Рима.
На них нет ни одного автомобиля!
Нет, не было и не будет!
Не обольщайтесь!!!
Да не обманется некто заметив нечто самодвижущееся; так ссыпается осыпь:
То промысел истончённого времени!
Бог, Он - любящий, Он - снисходительный к путям человеческим, да не доверяйтесь лжепроводникам; Он - не верблюд, Он никогда не ступает по трухе, только по твёрдому; вот и говорят:
"Древняя дорога - дорога безопасная!"
И так все они сложены из камней:
Больших и малых, цветных и серых; изысканно точеных, гладко шлифованных, небрежно снисходительных, простых и безыскусных...
Тысячи лет по камням ласкается ветер, хлещет дождь, жжёт солнце...
Тысячи лет касаний стоп; шелест шагов, стук копыт, скрип колёс...
Тысячи лет кого только не носило на них безжалостное время:
Великих и преничтожных, Прославленных и безызвестных, Могучих и немощных...
Мириады мириад прошли по мириаду мириад; с болью и радостью, благоговением и яростью...
Тысячи лет! Почти всё то порушилось да покрошилось в прах, смылось и унеслось в мутные воды бурной реки забвения.
Вот и дорога на Анцуру...
Только один камень не треснул от соположений, не дрогнул от несметных сопреткновений ног, копыт и колёс, от хвалы и хулы;
то камень - Слеза Собаки!!!
Тысячи лет она черна как смоль, царственна как нефрит, остра как обсидиан, целебна как горное мумиё; раскалённым днём жарче угля плавильного горна; а в тёмную ночь если глаз Псападёт на неё вновь повлажнеет и заблестит чистым изначальным блеском, блеском слезы:
Слеза Собаки.
2. Наша история начиналась в царстве Урарту.
Был праздник благодарения хозяина.
День медведя.
День радости и веселья...
День танца ярких свежевыкрашенных тканей.
День обновления.
Тогда ещё не Великий Царь, а просто царь, Руса давал перед своим дворцом пиршество народу и принимал дары.
То были древние дикие времена и при трёх неурожаях подряд, правителя принято было удавливать...
Ну, или изгонять как лютого зверя.
Как медведя...
Но земля вновь и вновь давала щедрый урожай. Люди благодарно праздновали; радовались, веселились и славили эпоху своего вождя...
Скатерти ломились от яств; сладостей и разносолов...
Хмель тёк рекою...
Однако...
Однако многочисленные и могущественные враги уже положили свой глаз на возделанные долины и готовились напасть, чтобы наложить свою длань и обложить данью или разорить то государство.
Владыка ведал об этом, и принимая своих подданных оставался хмур и натужно улыбался, ибо не знал что может придать его трудолюбивому и миролюбивому, но совершенно неопытному в войнах, народу силы для победы...
Многие склонялись в тот день с подношениями; лестью и просьбами, а кто и с советами...
Но всё было не то...
Тревога не покидала.
Знамение не приходило.
Руса так и не решился объявить военный сбор чтобы упредить своих противников.
Ибо не видел благоприятного исхода.
День таял.
На землю ложились длинные тени.
Праздник заканчивался.
Солнце обогнув Арарат, падая рассыпаться на зубцы гор, застыло.
Маленькая фигурка спускалась с горы.
Она росла и росла.
Путника словно несло на крыльях, но он не поднимал взор от тропы.
И вот он у ворот.
Арсен, этот человек в небрежно поношенной медвежьей шкуре был огромен, стражники знали суровый нрав отшельника, поклонились ему и расступились...
Он проскользнул между ними...
И лишь подойдя к трону вскинул голову:
- Прости мне, о, мой господин, что я пришёл не в праздничных одеждах...
Я спешил к тебе, о, достойнейший, ибо нёс благую весть, боги смилостивились к нам, и даровали мне, для тебя о земле, Свой Дар...
Я принёс его почти с самой вершины горы, с горы Арарат.
И вот поднимая его как факел, я склоняюсь перед тобой.
Этот бесценный дар:
Слеза Собаки.
3. Это было давным давно когда дэвы задумали погубить людей и их небесный предводитель превратившись в свирепого кабана поглотил Солнце.
Страх, хлад и глад загнали людей по пещерам...
И казалось что не было уже никакого спасения.
Но тогда, как ты помнишь, наш славнейший предок, Ара, решил подняться к богам на небо чтобы испросить у них помощи.
Он был удачливый охотник, и с помощью своих верных псов Ставра и Гавра выискал заповедные тропы, и свершив путь, на самой вершине горы, называемой теперь Арарат, встретил богов.
Но боги или не захотели или не смогли ни чем помочь, сказав что у них нет избыточного света, ибо тьма властно поднимается от земли. Они покинули Ару и удалились в свои жилища.
Он застыл в нерешительности, но Ставр и Гавр не оставили своего господина, а звали и звали идти.
И он пошёл, пошёл вослед богам, к их обителям.
Боги сидели у волшебного огня называемого пламенем, который согревал, объединял и освещал их, и за это они кормили тот пламень небесным хворостом.
И Ара решил привнести это пламя людям...
Чтобы люди стали столь же могущественны как и боги.
А он был всего лишь человек.
Но он осмелился и переступил порог и взошёл к очагу.
И тогда услышал язык богов. Боги говорили по разному, но понимали друг друга. Это был тот самый язык на котором мы; я Арсен и ты о Руса, о царстве Урарту, сейчас разговариваем!!!
Ара стал равным им, ибо познал и понял язык, язык в котором заключено бессмертие.
Он принял их пламя и зная о скаредности людей тяжело навьючившись целым стогом небесного хвороста двинулся в обратный путь.
Он спешил, сгибаясь под большим грузом закрывавшим обзор; и оступился; и упал в небесную пропасть; и не смог встать; и потерял сознание...
А тем временем на земле; под покровом тьмы дэвы беспрепятственно заставляли людей пожирать друг друга.
Гавр протяжно завыл, ища и не находя в пустоте отклика, и Ставр опустив голову уткнулся мордой в неподвижное тело.
Он понял что всё было напрасно, господин уже не поднимется, и люди не получат ни тепло божественного хвороста, ни свет божественного огня, и мир... мир навсегда замёрзнет во мраке...
А им суждено навсегда так и застыть втроём в небесной бездне.
И они ничего уже не смогут.
Ничего!!!
Никогда!!!
Его глаз стал влажным.
И не было в нём тогда столь знакомого нам ослепительного осколка, запавшего в него когда Гавр вспоров брюхо кабана вырвал и возвернул солнце на небо, рассыпав мириад звёздных брызг сам став огненно рыжим...
Глаз Ставра был мрачен как наступившая тогда над миром ночь, он был полон отчаянья, и из него покатились раскалённые как уголь, острые как обсидиан, величественные как нефрит, чёрные как смоль, горькие как мумиё слезы...
Они стекали по его белоснежной шерсти падая и падая к земле огненным дождём; стыли и становились крепки и тяжелы как камень.
Их было много и они продолжают ниспадают с небес с древнейших времён и до сих пор.
И будут ниспадать по мере необходимости до скончания веков...
И вот одна из них теперь перед тобой: этот камень - и есть:
Слеза Собаки.
4. И тогда Ара очнулся.
Он понял что надо идти.
Что никто не сможет сделать это кроме него.
Если он не встанет и не дойдёт, то люди не узнают огня возжигающего хворост, не согреются и неминуемо погибнут поражённые злобой и свирепостью дэвов.
И тогда мир самоуничтожится...
Он шёл по небу. Шёл медленно и тяжело, думая лишь об одном; как бы дойти.
А хворост осыпался и осыпался ему во след.
Он прошёл через всё небо и донёс совсем-совсем ничего, ибо почти всё высыпалось и мерцает теперь Млечным Путём.
Но он дошёл!
И разжёг огнём что донёс, и научил людей языку.
Божественному языку.
И объединил всех.
И объединив людей вывел их из пещер, и победил дэвов, и сбросил демонов в бездну.
А потом сам...
Сам, с помощью этого божественного языка, Ара, ведомый своими верными псами смог вновь подняться на небо и победить кабана сожравшего солнце!
И теперь оно снова всходит и заходит над землёй.
Солнце Правды.
Каждый божий день оно мутнеет во тьме поднятых от земли грязи и пыли, воспаляется, и неизбежно исходит к закату...
Но омытое росой, чистое и прозрачное восходит вновь и вновь... освещая и согревая, как пламя!
День за днём поднимаясь к зениту и отступает по слабостям человеческим к надиру...
А они втроём став сияющим треугольником сберегают его путь и воззывают его бег назад к людям!
И ты, о Руса, обладая Слезой, сможешь победить им неприятелей, как Ара победил демонов!
Понести мир и свет по земле...
Однако, как ты знаешь, огонь надо непрестанно кормить хворостом, чтобы он не потух!
Так и Слезу Собаки надо непрестанно поливать новыми слезами, чтобы она очищалась от мути и сверкала своим чистым изначальным прозрачным блеском, давала силу и вела в путь.
Блеск Сириуса сейчас ал, как кровь и огнь войны, но говорят, что позднее наступят благословенные времена когда многое... , многое можно будет решать лишь словом, и глаз Большого Пса засверкает с небес белоснежно...
- Арсен, я понял тебя, ты великий мудрец, но ты же знаешь людей, они хотят радости и веселья!
Зачем слёзы во дворце? Люди этого не поймут...
Люди хотят благодарения богов!
Да будет так:
В дар небесному пламени повелю построить им город Багаран, и там же достойное слезы хранилище, найму обученных и искусных служителей, чтобы они исследовали и изучали её, писали и пели о ней, да плакали, видя как недостижимо прекрасна и совершенно небесна древняя
Слеза Собаки.
5. Дорога на Анцуру.
Дорога - горная.
Дорога - суровая.
Днём её жжёт невыносимый зной, а ночью спускается холод и над тропой зажигаются крупные, чистые как слёзы, звёзды. Они так близко, что до них можно дотянуться рукой, дотянуться и потрогать.
И даже сорвать...
Она уныло петляет у подножий среди долин и резко поднимается в гору к разбитым Русой на склонах виноградникам орошаемых пробитыми им же в скалах протоками...
И о том до ныне гласят горы.
Гласят и о том как Руса собрал войско и одолел врагов и осветив окрестности солнцем создал империю.
Она поднимается на перевалы и опускается, кружит серпантином, расширяется и сужается над расщелинами до узкой тропы, и по твёрдому ведёт и ведёт далее...
Устремляясь на свет звёздной слезы...
Несметное множество слёз халдейского царства было сорвано и собрано, да щедро рассыпанно по окрестностям...
Представить их можно по наиболее из них сохранившейся Книге Иова...
Дорога взбирается выше к трещинам и выбоинам нанесённых трёхгранными стрелами и копытами в память о походах которые совершили сюда Цари Царей...
Восходит на многоцветные луга шепчущие ароматами о возмездии разрушительной и безутешной страсти коварной обольстительницы Семирамиды...
И устремляется за облака к сверкающим вечными нетленными льдами вершинам...
Но за очередным перевалом, ломается и начинает клониться к долу опускаясь всё ниже и ниже...
Этот излом место, когда запылилась, а затем была отвергнута и забыта
Слеза Собаки.
6. О, то была эпоха Великого Митридата!!!
Но не Митридата Второго - Митридата Великого, а, любимца Зевса, данного Митрой Диониса, Диониса Евпатора!
Великая Скифь после побед над Александром Двурогим подобно Святогору погружалась от нерастраченной силы в крашенных гробах величественных курганов, и некому было более дерзнуть примерить электрум золотой исполненной яхонтами гривны, гривну Царя Царей!
И о титуле заспорили языки полуденных стран; парфяне, армяне, а позднее когда он стал чуждым и совсем обесценился, то даже и понтийцы...
О, то был век парфянского Царя царей Митридата Великого, век изысканной и утончённой роскоши, лести и неги...
А с Запада неудержимо, как атлантический циклон, волна за волной наступали грозовые тучи легионов Вечного Города... И разбивались о нерушимую скалу Митридата Евпатора, заставлявшего их просыпать свой опустошающий град на иссохшиеся и растрескавшиеся от злодеяний человеческих камни Малой Азии.
И был Тигран, Тигран Второй, воспитанник и заложник Митридата Великого, Тигран всем превзошедший своего наставника и сам провозгласивший себя Великим!
Ибо царствие его возрастало во всём...
Но в дни, когда почтил визитом его тесть, Дионис Евпатор, бывший не только "другом и союзником римского народа", но и укрывшихся гостеприимным Понтом и составившим ему свиту римских сенаторов, которых неудовлетворённые триумфами императоры объявили изменниками, налетел на страну шквалом двумя легионами Лукулл, стремительно дойдя до Тигранокерта.
И Тигран бросив всё, бросился собирать войска...
Путь его лёг через Багаран.
Оронт, в белоснежном пропалённом льняном дамаске расстелился перед ним:
- О, Тигран, даже горы заслышав твою поступь вторят; о, Тигран, Тигран - Великий! Приветствует тут всё Тебя и падает ниц перед тобой в прах, падает в городе богов! Но богов здесь нет! Когда ты был у Царя царей отец твой забрал их в свою столицу... А теперь Ты сам Царь царей, решил ли Ты почтить своим вниманием Святыню Святынь Древнюю Небесную Слезу, дабы никогда не одолели враги врата основанного Твоим Величием города, Прелестнейшей Тигранакерты? Или Ты решил повелеть испечь диски для увековечивания Твоих милостей или же отпечатать с них Твою волю во все края подвластной земли...
- Жрец, ты не столь промыслителен, как шепчет о тебе пустая молва, ты даже не знаешь, что Мой город в осаде врагов, и прибыл я сюда не в праздности, чтобы уделять внимание древностям, ибо когда трубят трубы и звенит бранью несокрушимая бронза щебет муз не слышен!
Оронт, ты отважный и опытный воин, столица моя в кольце врагов, и дорог всякий доблестный клинок, я призываю вас, всех смелых и умелых витязей, чтобы вы, как бессмертные, проникли в город и вывезли из него казну и сокровища для полного сбора войска!!!
- О, Царь царей, а как же почтение Святыне?
- Это потом.
Да пусть это будет песня о Победе, о такой Победе, которую века никто не сможет превзойти ни честью, ни славой! И чтоб у каждого при упоминании о Ней проливалась слеза умиления и восторга!
- О, Тигран, да будет по повелению Твоему!
Ты мой Господин, и я как пёс вынужден следовать по избранному Тобою пути; доверяясь, что Твоя Мудрость не уступает Твоему Величию!!!
Я Оронт, я жрец Багарана, я первый и последний, и Я забираю эту Святыню с Собой, да будет Она талисманом Победы!
И витязи легко и споро решили задачу.
А когда войско было собрано, первыми подошли к очерченному кругу, сбросить камни, чтобы можно было потом исчислить Цену, узнать число павших.
- Оронт, а что это за скрижаль, которую ты непрестанно вертишь перед собой; - спросил его боевой товарищ, отмеченный многими достоинствами Трдат.
- О, это Древняя Слеза Небесной Собаки:
Так было в эпоху начала начал, когда этот мир был юн, в самые первые дни творенья, когда люди познали что они созданы из той же самой глины что и боги, и возгордились!
Возгордились и пренебрегли подарками и в отличие от всех животных не получили ничего...
И тогда великий герой, наш предок Ара, ведомый своими верными псами Ставром и Гавром, отправился к богам просить о милосердии и справедливости!
Он пробился к ним как мы через кольцо врагов; через тьму дэвов: и проник в город, в Город Богов. И побыв там, стал равным богам и они дали ему для войны с дэвами свои сокровища, и он поспешил вернуться к людям...
И принёс воспламеняющий глаза мешок, но не как мы, не как ты и я, мешки золота и самоцветов, принёс мешок тростника и пламя в нём!
Пламя богов, Пламя которое никогда не потухнет!!!
И чтобы люди стали как боги возжёг его...
И ухватив ту соломинку много ещё подвигов совершил он ведомый своими псами;
Он научил людей искусствам и ремёслам...
Но позабыл о самом главном:
Не научил собирать небесный хворост!
И люди став могущественнее богов, так и не обрели счастья, ибо собирают всякую мишуру, и не могут на равных:
Они разжигают свой огонь, и небрегут небесным...
А если на защиту своего пламени к ним слетают боги, люди убивают и сжигают их, дабы погреться от волшебства небесного тепла!
За то и сковали Ару, чтобы он более ничего по своей глупости не выкинул для людей!
И приковали его у самой вершины горы, горы Арарат, чтобы он с неприступной высоты обозревал последствия своих злодеяний:
Он смотрит вниз и в великой скорби стенает!
И непрестанно раскаивается за тяжесть преступления своего!
И каждый ясный день слетает на него царственный орёл и в два клюва выклёвывает ему переполненную желчью печень...
Но временами наступает непогода...
И тогда...
...тогда псы успевают зализать его раны, он набирается сил и разрывает оковы грехов человеческих... и взбирается на бледного коня и начинает Сезон Дикой Охоты!!!
И он несётся в вихре гнева над нашей землёю, вместе с преданными ему белым и рыжим псом, его фиолетовый плащ развевается по небу исторгая громы и молнии, а с фиолетовых языков псов падают звёздные капли...
И горе всякому кто кинет на него свой взгляд, взгляд не на равных!
Он мечется по небу ища место на которое он мог бы спешиться, место где бы он мог ступить на землю; ищет не осквернённый очаг...
И не находит!!!
Но если и находит...
Находит и ступает, то...
То люди смотрят на него либо с ненавистью, либо со страхом...
И никто не догадается просто подать ему руку, чтобы он мог переступить порог и выступить на землю.
Ибо люди не признают своих преступлений, а выискивают для себя оправдания.
И он вновь и вновь вынужден покидать их...
А прейдёт непогода, обессиленный падает в оковах злодеяний...
И куют люди благодарением богов цепи новые в надежде сковать его до скончания времён! И всякий кузнец своего счастья трижды в год скрепляет его узы!
И тогда из воспалённого ока рыжего пса, пса вернувшего Солнце на Небо этого Мира, льётся горючая слеза...
... и звенящей бронзой тяжело падает на Землю!
Так в основание кучи из мириадов камней была сброшена...
Слеза Собаки.
7. Ибо такова воля богов, что никто не подаст ему руку, до тех пор пока будет скрипеть пустой тростник и блеять бараны!
- Ну, а если найдётся такой дерзкий и подаст?!
И бросит всем вызов???
- О, если б кто и подал, то весь мир вспыхнул бы светом небесного пламени!
- Да, люди боятся огня!
Был у меня случай...
На пиру, одна рабыня предо мной так всплеснула руками...
... так всплеснула, что я...
Я не удержался...
Я схватил её за руку и потребовал: "Продайте мне эту рабыню!"
А мне рассмеялись: "Она не продаётся!"
И тогда я, удержав её, на коленях, схватил факел и закричал: "Отдайте мне её, либо я тут всё сожгу и сам сгорю вместе с ней!"
И так я овладел ей силой...
Силой огня!
И теперь она моя;
Моя Нино!
Наверное я поступил неподобающе для званного витязя, поступил как мерзкий мальчишка!?
И Трдат сбросил свой камень.
- О, нет, это поступок настоящего мужчины... достойный того чтобы о нём помнили в веках!
А я вот свой факел бросил - добавил Оронт, и опустил забрало...
И потом, когда войска уже строились на битву, он пел о грядущей победе, о победе мёртвых над живыми, о победе Митры воскресшего над омертвелым, о победе на поле Аварайр.
И пока падали и падали сбрасываясь в кучу камни, кучу в мириад камней, Владыки восседая на конях планировали сражения:
- Тигран, о, многое я познал на своём веку:
Верность и небрежение, любовь и отрешённость, отчаянье и безмятежность...
Видал ли ты пожар степи?
От края до края!
Ни что; ни дождь, ни ветер не может погасить его...
Но...
только пущенный навстречу огонь!!!
Это Истина.
Истина не даёт счастья,
Скорее наоборот...
Но...
Свободу!!!
Свободу бежать несчастий или встречать их лицом к лицу!
Свободу применять истину или не применить, принимая всю полноту ответственности.
А человек слаб!
И чем более я это познаю, тем более и более ненавижу...
Себя!!!
И я не лгу!
Ибо ложь всегда как пелена мрака закрывает пути...
Но если я не лгу, то лгут вокруг меня и мрак смыкается неодолимой стеной.
И нет никого кто бы мог мне разведать пути!
А раньше было не так...
Я возрос среди вольного разнотравья, там где сотня встречает тысячу, встречает десяток за десятком, и уничтожившись почти целиком, последними десятками вконец рассеивает её по степи так, что даже воронам и гиенам не удаётся собрать всё чтобы достойно помянуть добычу своим пиршеством.
И эту истину в веках навевает быль...
Но не каждый может её расслышать.
Только свободный!
Тигран, эта не первая моя война с Римом и не последняя!
Вначале боги благоволили мне!
А потом...
Потом я собрал лестью, златом, страхом, обманом и хитростью князей и народы вкупе, вдохнул в них жажду возмездия, наживы и могущества и не смог одолеть Рим...
Пришёл Сулла.
И я заключил мир. Как с сильным! Но не из осторожности, а как равный с равным, на доверии...
Как друг с другом!
Как лев со львом!
Сейчас же в Риме лишь жадные, но слабые шакалы...
Они атакуют скопом хитростью и коварством ибо не способны противостоять когтям и силе проснувшегося царя...
Но так будет не всегда.
Однако я знаю, что делать...
Тогда я вновь уйду в дикую степь, и если вокруг меня не струсят, не предадут, не обманутся...
То я не только остановлю, но и поверну колесницу римских войн вспять!
- О, Митридат, ты старый лис, а рассуждаешь наивно; как поэт, не философ:
Ты пытаешься объять необъятное, а не поднять цену обладаемому!
Ты вначале правильно делал что истреблял римлян...
Однако ты пытаешься истребить и их принцип!
Рим - ничто, принцип Рима - всё!!!
Принцип Рима нельзя остановить, но им можно овладеть!
Ты воюешь не столько против Рима сколько против принципа!
Принципа кому брать первым!
Ты разрушаешь цивилизацию!
Цивилизация зиждется на философии!
Философия - это наука из наук торжествующего разума!
Философия позволяет превратить мерзкое в прекрасное, безнравственное в высокоморальное, недостойное в добродетельное!
- Да, зависимый от чужой воли никогда не станет свободным!
Но я верно знаю, что в бою можно положиться только на выросшего в свободе коня, покорённого силой и лаской!
Тигран, мы с тобой Великие Владыки!
Мы не только можем упорядочить подвластное...
Нам этого мало.
Не только сберечь, но и приумножить!
Я воюю за пространство для своей славы, которая подаёт мне силы из земель никем не ведомых, ты воюешь за величие и народы, которые подают тебе почести, развлечения и удовольствия; а как думаешь, за что воюют они, как воевал Сулла не заботясь порою даже о потерях всего что им принадлежит и дорого дома?
- За золото, Митридат, за соль да за золото.
Разве ты забыл как Гай Гракх украл у твоего отца Великую Фригию, разве забыл почему? Ибо эти "владыки мира" не владеют ничем, кроме воздуха и света, не имеют даже логова или норы, куда они могли бы спрятаться; ибо не приучены подчиняться никому кроме как лживым ораторам.
А ораторы мыслят о золоте для себя и соли для всех кого они поманили...
Если им не заплатят за молчание вдвое!
- О нет, не за ту соль, не за просто солёную соль они воюют...
И даже не за золото, ибо золото металл несвободы!
Я тоже раньше думал как ты...
И заливал им глотки расплавленным золотом!
О, нет...
Рим воюет не за золото, это обман...
И не за тем чтобы повелевать владеющими золотом, это самообман...
Рим был порождён огнём, но не от царевны, а от блудливой рабыни.
Рим ненасытен, он воюет за чужих богов, и забирает их к себе делая своими!
Вот за что он воюет.
И вот в чём его сила!!!
И утолить его может только по-настоящему солёная...
Слеза Собаки.
8. - Митридат, ты возрос среди вольных степей и впитал песни дикого ковыля, но то ничто...
А я вырос в среде изысканной роскоши и тонких ремёсел!
И с юности познал как сотня бессмертных на закованных в брони конях врезается в поле врагов, как серпы в пшеницу и пожинает его всё целиком не притупившись!
Никто уже не сражается в традициях древних, то давно неутильный антиквариат, то давно бесполезная ветхость...
Куда бы ты не пришёл, ты хочешь чтобы люди стали свободными и самостоятельными, а значит несчастными и слабыми, как дикари...
И именно поэтому самые знатные и достойные, самые лучшие плетут против тебя интриги и планируют заговоры!
Иерархия вот основа цивилизации!
Только жёстко сформулированная воля доведённая до буквального исполнения даёт силу!
Силу объединённой массы.
Ныне всё решают большие легионы, материально техническое превосходство, и ничего иного!
Рим овладел железом Этрурии.
Он раб железа.
Но я увёл и собрал в свой земле знающих мастеров и они доказали, что наши рудники не хуже, брони крепче, а клинки и острее!
И вот мы собрали большую прекрасно оснащённую армию, пусть и не испытанную, не закалённую в боях.
Но ты посмотри кто нам противостоит?!
Зачем они сюда пришли?
Лукулл тоже поторопился:
Два легиона слишком много для посольства, но слишком мало для полноценной армии.
Мы ударим; вспомогательные войска дрогнут и побегут! В прямом бою римляне устанут и рассыпятся, и будут уничтожены!!!
Или ты хочешь ждать когда сюда прибудут ещё и другие?
Пусть наше войско ещё не совсем обучено, но это не впервой... Это наши долины. Как же Руса одолел куда более многочисленных и умелых врагов? Так же как и я одолел парфян!
У Русы был только один Арсен, а у меня их сотни!
Это знающие и опытные в военном деле командиры. Ни у кого никогда так не было раньше!
Они жаждут проявить себя.
Свет победоносной Ники вдохновляет их.
Я собрал, как и Рим, всю эллинскую премудрость...
Так восславим её!
И начнём...
- Но был в здешней истории и Руса Второй, погубивший своё царство, может не следует спешить с генеральным сражением?
- Нет! Сейчас или никогда!
И была битва.
Тигран и Митридат опрокинули и рассеяли изменников ставших римскими союзниками, покрыв долину Никефории их трупами.
А затем в бой вступили развёрнутые манипулы легионов...
И неучёная, спешно набранная пехота надломилась как горная лавина увлекая своим потоком...
И всё смешалось...
И бессмертные стали смертными...
И на переправе Оронта поглотили мутные воды реки, реки Никефории...
А в Рим ушла депеша:"Греческий гарнизон открыл ворота и благодарное население славило победителя; в битве пало десять римлян и десять тысяч армян."
Лукулл получил припасы и богатства Тигранокерта, и последовал далее...
На Багаран...
Но тысячи глиняных дисков его не интересовали, свято же место было пусто.
И все поиски закончились безрезультатно.
Главная добыча бесследно исчезла.
А из кучи в мириад неразобранных камней, легион, по его приказу, начал выкладывать имперскую дорогу к Риму...
Однако дорога туда так и не была достроена...
Непобедимый в боях Евпатор дождался свои войска и последовательно заставил сложить римлян и вновь пришедшие и ранее вторгнувшиеся легионы.
Лукулл бежал.
Армения сохранилась, но никогда уже не была великой.
А съёживалась и съёживалась как шагреневая кожа...
Ибо была не узнана и утеряна
Слеза Собаки.
9. В мире много дорог.
Многие уже вытерлись и поросли травой...
Многие закончились почти не начавшись, ибо изначально вели в никуда...
Но те которые куда-то ведут, все как одна, все похожи на древнюю дорогу на Анцуру.
Древние дороги - дороги безопасные...
Миллиарды прошли по ним.
Океаны слёз и моря крови были пролиты по пути.
Но почти всё иссохло да смыли дожди...
Поскольку всё то было пролито о суетном...
О себе.
Капли пролитые ни о чём...
Лишь то что и через мириад лет черно как смоль, царственно как нефрит, остро как обсидиан, целебно как горное мумиё; что и в раскаленный зной жарче чем уголь плавильного горна; то что и в тёмную ночь блестит чистым изначальным блеском, есть истинная
Слеза Собаки...
P.S.: Как передают деды, тростник должен быть наполнен небесным огнём,
а бараны...?
Бараны должны пастись!
Стары!
Гары!!!
И никаких козлов! Const/ВАРБ

Отзыв:

 B  I  U  ><  ->  ol  ul  li  url  img 
инструкция по пользованию тегами
Вы не зашли в систему или время Вашей авторизации истекло.
Необходимо ввести ваши логин и пароль.
Пользователь: Пароль:
 
Современная литература - стихи