ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Владимир Соловьёв

Автор:
Жанр:
Милый друг, ты что, не знаешь,
что мы в жизни только тени?
Ты в бесцельности блуждаешь,
в царстве снов и милой лени.

Милый друг, ты что, не видишь,
что наш мир всегда бездушен?
Если ты всех ненавидишь,
вечный сон тобой заслужен.

Милый друг, ты что, не понял, -
в этой жизни нету счастья.
Жизнь – напрасная погоня
за деньгами, славой, властью.

2009


Гений «серебряного века»

Это произошло в 1880 году. В актовом зале Санкт-Петербургского университета должна была состояться лекция молодого учёного Владимира Соловьёва на религиозно-философскую тему. Зал, вмещавший до трёх тысяч человек, был переполнен студентами. Они слышали о лекции Соловьёва в Московском университете и о том, что этот учёный верит в Бога и во Христа, как Спасителя человечества. Образованный, интеллигентный человек верит в Бога! Для студентов того времени это было шоком. В те времена в науке последним словам была теория эволюции Дарвина и материализм. Религия и разум считались просто несовместимыми.

И вот студенты собрались в актовом зале со свистками в карманах, чтобы при случае подвергнуть лектора осмеянию.

На кафедру взошёл молодой лектор (27 лет). Он оглядел аудиторию своими чёрными, глубокими глазами — тем взглядом, который можно было физически почувствовать, если он смотрел сзади. О его взгляде говорили, что он пронизывал насквозь…

Он начал речь и сразу же захватил внимание студентов. В речи молодого философа не было ни схоластики, ни сухих теорий, ни навязывания слушателю мёртвых догм. Он обращался к молодёжи на её языке, взывая к её идеализму, к её жажде истины, справедливости и добра. Он закончил свою речь такими словами: «Удовлетворим же бессмертную жажду нашего духа: цель жизни есть обожествление человечества — через приближение ко Христу!»

Шквал аплодисментов заглушил слова лектора. Студенты забыли о свистках. Они подняли Владимира Соловьёва на руки и понесли по коридору до профессорской комнаты.

Несмотря на огромную популярность среди современников, Владимир Сергеевич Соловьёв у нас известен мало. Из-за коммунистической цензуры этого необычного человека лучше знают на Западе, чем на родине. В советские времена его сочинения у нас практически не издавались (единственное исключение — сборник стихотворений, вышедший в 1974 году). Сейчас о нём стали больше говорить и писать, но всё же мы его ещё очень мало знаем.

Без преувеличения можно сказать, что Владимир Соловьёв оказал огромное влияние не только на русскую, но и на мировую культуру. Упомяну только о его влиянии на зарождение символизма, на творчество А.Блока. Владимира Соловьёва можно по праву считать основателем русской религиозной философии. Он повлиял практически на всех деятелей эпохи «серебряного века». Своим духовным учителем его считали князь Трубецкой, Н.А.Бердяев, П.Флоренский, Д.С.Мережковский и другие.

Философ Лев Шестов назвал его «одним из самых обаятельных и самых даровитых русских людей последней четверти XIX в. И вместе с тем — одним из самых оригинальных».

После первого публичного выступления молодого философа историк Бестужев-Рюмин сказал: «Россию можно поздравлять с гением».

Этот гений родился 16 января 1853 г. в замечательной и очень одарённой семье. Он был сыном выдающегося историка Сергея Михайловича Соловьёва. Его брат, Всеволод Сергеевич, стал писателем-беллетристом, автором исторических романов, а сестра, Полина Сергеевна — поэтессой и художницей.

Нет сомнения в том, что вся мысль, всё духовное существо Соловьёва уже с ранней молодости стремилось к Богу. Его путь к Нему продолжался до самой смерти. Это очень сложный, драматический и вместе с тем интересный путь, путь рыцаря-монаха.

Период «атеизма», которого, как известно, и ему не удалось избежать, продолжался у него самое короткое время. Но даже будучи атеистом, он никогда не удовлетворялся тем ограниченным, самодовольным позитивизмом, который его сверстники, молодые люди 70-х годов XIX века, так легко усваивали из распространённых тогда «толстых журналов». Уже на гимназической скамье он зачитывался Спинозой и Шопенгауэром. Затем он перешёл к немецким идеалистам, стал изучать древних философов. Первые его работы, «Кризис западноевропейской философии» и «Критика отвлечённых начал», свидетельствуют о том, что Соловьёв, хотя ему тогда было немногим более 20 лет, был своим человеком во всех областях философского знания.

Под влиянием культа науки, царившего в то время, в 1869 году Владимир Сергеевич поступает на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. Через три года, в 1872 г., охладев к естественным наукам, он стал вольнослушателем историко-филологического факультета и успешно сдал кандидатские экзамены. В течение 1873-1874 академического года он слушал лекции в Московской духовной академии.

Начав заниматься богословием, Соловьёв вовсе не собирался становиться монахом, полагая, что «теперь пришло время не бегать от мира, а идти в мир, чтобы преобразовать его».

В этих словах весь Соловьёв. Мятущийся, борющийся, противоречивый. У него было много странностей. Он мог в панике перерыть весь дом и поднять всех домашних на ноги, ища розовый башмачок, подаренный ему любимой женщиной. Мог рвануть в Египет на встречу с Софией — Премудростью Божией и бродить по пустыне в 20 км от Каира, где чуть не был убит бедуинами. Он мог и пошутить, и посмеяться над самим собой, над собственной беспомощностью, безденежьем, над своими недугами и немощами.

Но ему было не обидно прослыть помешанным… Его сестра вспоминает: «Мы жили тогда в одном из переулков Арбата. Окна приходились низко над землёй. Пасха была поздняя, окна выставлены. Вхожу в столовую и вижу: окно настежь, брат сидит на нём спиной к комнате, спустив ноги за окно на тротуар, и христосуется с грязным, пьяным нищим. А кругом собрались извозчики и смеялись, и восклицали умилённо: «Ну, что же это за барин такой задушевный! Что это за Владимир Сергеевич!»

Несмотря на все эти странности и чудачества, а может, и благодаря им, философ был цельной личностью. Он весь был проникнут единой великой целью — преобразовать мир. Для этого он создавал свою философию «всеединства».

Он был необычен также тем, что его жизнь не расходилась с философией, его поступки — с словами, а если и расходились, то поступки и жизнь были много прекрасней и благородней его философии.

Если в статье «Немезида» (по поводу испано-американской войны) философ высказывается против смертной казни с точки зрения государственного права, то и на практике он мужественно исповедует это убеждение.

28 марта 1881 г., в дни, когда происходил суд над убийцами императора Александра II, Владимир Соловьёв произносит пламенную речь в зале Кредитного Общества, в которой открыто просит правительство помиловать убийц. Этой речью Соловьёв навсегда перечеркнул свою академическую карьеру.

Если он учил о добре, справедливости, то он и творил добро. «Когда у него просили, он давал всё без расчёту и удержу — книги, платья, бельё, деньги, часто всё, что имел, до последней копейки» — вспоминает сестра. Однажды он отдал одному бедному человеку свою шубу, и ему самому не в чем было выйти из дому.

Вступив в открытую дискуссию с графом Толстым о воскресении Христа, он отказывается продолжать её, так как писатель был скован цензурой и не мог свободно высказываться по этому вопросу. В своих выступлениях он «громил безверие верующих, прославлял неверующих, тех беззаконников, которые, попирая законы человеческие, блюдут законы Бога».

В своей философии, несмотря на талант, ум, пророческие прозрения, Соловьёв не достиг того, чего хотел. Ведь человеку не дано на этой земле найти ответы на все свои вопросы.

За свою недолгую жизнь, Соловьёв написал очень много трудов по философии, стихов, публицистических статей. В них много интересных, прекрасных мыслей, даже откровений, но есть и недостатки, и явные ошибки.

Как философ он долго шёл по пути рационализма и гностицизма, чуждых истинно христианскому мировоззрению. Единственным исключением в этом плане являются «Три разговора» и «Краткая повесть об Антихристе», написанные, когда мыслитель уже чувствовал приближение смерти.

Как критик он порой высказывал односторонние суждения. Его нельзя назвать великим поэтом, хотя он сочинял прекрасные стихотворения. Но его смело можно назвать великим человеком. К нему в полной мере применимы слова Антония, сказанные о Бруте: «Это был Человек».

Незадолго до смерти Владимир Сергеевич приезжает в Узкое, подмосковное имение П. Н. Трубецкого. Он предчувствовал свою смерть и был готов к её приходу. В предисловии к «Повести об Антихристе» он пишет: «Уже веет надо мной бледный образ смерти, тихо советующей не откладывать». Умирая, он просил не давать ему впадать в беспамятство что бы он мог «молиться за еврейский народ». Последнее, что он сказал была фраза: «Трудна работа Господня». Умер Соловьёв 31 июля 1900 года. Отпевали его 3 августа в Университетской церкви св. Татьяны, а похоронили на кладбище Новодевичьего монастыря.

Константин Преображенский. «Газета Протестант»




Читатели (108) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи