ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Три богатыря

Автор:
Жанр:
Три богатыря
(а именно: Сердобулькин, Шляпнутый и Шпротский)

Действие происходит до перестройки, во время нее и сразу после


Три эпиграфа:

Эх, тройка, птица-тройка, кто тебя выдумал? А тебя кто выдумал, семерка? А тебя, туз?..

Фразы, которые любит повторять Шпротский во время игры в карты

От бутылки станет всем светлей,
От бутылки в небе радуга зажжется.
Поделись бутылкою своей –
И она еще не раз в тебя вольется.

Любимая песня Шляпнутого

Наступают новые
Времена хреновые…

Любимый афоризм Сердобулькина



НА ПАРАДЕ
(песня)

Вдоль Кремля, походкой краснофлотской,
Кумачом помахивая, шли
Сердобулькин, Шляпнутый и Шпротский –
Экипаж машины «Жигули».

Шли они в колонне многоликой,
Где кричали все наперебой:
– Слава нашей партии великой
Да еще к тому же и родной!

Колыхались транспаранты, флаги
И пускались ветераны в пляс.
А друзья прикладывались к фляге
Незаметно для сторонних глаз.

И когда дошли до поворота,
Перед тем, как с площади уйти,
Крикнуть вновь понадобилось что-то
Вроде: – Знамя красное, цвети!

А уже умаялись три друга,
Флягу кончив… И, под общий гул,
Сердобулькин только булькнул глухо,
Шляпнутый снял шляпу и икнул,

Ну, а Шпротский лишь усильем воли
В чреве удержал две банки шпрот,
Съеденных за утренним застольем,
А в придачу – торт и антрекот…

Так своей походкой краснофлотской
К светлым далям коммунизма шли
Сердобулькин, Шляпнутый и Шпротский –
Экипаж машины «Жигули».


ОЧЕНЬ КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЙСТВУЮЩИХ ЛИЦ
(хранить вечно)

Сердобулькин – высокий и тощий,
Очень мирный, по сути, мужик.
Никогда он не ссорится с тещей
И перечить жене не привык.

Шпротский склонен к раздумью. Он тучен,
Но при этом отнюдь не высок.
При таком при сложеньи могучем
Слишком тонок его голосок.

Ну, а Шляпнугый – среднего роста,
Резок, лыс; во хмелю он – буян.
Любит он повторять: «В чем вопрос-то?»
И за словом не лезет в карман.

В учрежденье (название скрою,
Чтоб никто не придрался потом)
Скромно трудятся наши герои
И при этом мечтают о том,

Чтобы пиво давали бесплатно,
Чтоб начальство забыло о них,
Чтоб зарплата была необъятна,
Как живот одного из троих…

НОЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ

Как бы поэма

1.
Три друга вечер провели,
В веселом посидев подвале,
Где водку, что с собой внесли,
В пивные кружки наливали.

В подвале – гомон, дым и смех.
В своей стихии тут три друга…
Покайфовали без помех,
Глядь – закрывается пивнуха.

А на дворе – темным-темно.
Который час? На циферблате
Так стрелки прыгают некстати…
Пойти добавить? Но давно

Уже закрыты магазины.
В один толкнулись по пути,
В другой… «Пошли до тети Зины!»
А почему же не пойти?

У тети Зины – дворик свой,
Там хочешь – пей, а хочешь – пой,
Лишь за вино отдай рубли…
Да, славно время провели!

…Но поздно поняли одно:
Что провело и их оно, –
Уже часы двенадцать бьют,
А дома – жены…
«Нам капут!»

2.
Качнулся Шпротский пред крыльцом,
Упал, ударив в грязь лицом.
При этом на лице его
Не отразилось ничего.
Вздохнув с причмокиваньем, он
Мгновенно провалился в сон.

И подоспевшие друзья
Над ним посовещались малость:
Хоть поднимать не улыбалось,
Оставить так его – нельзя…

Кряхтя, взялись они за друга.
Один молчал по доброте,
Другой ворчал:
– Тяжелый, сука!
Зачем он жрал ватрушки те?..

Но вот, самим себе не веря,
Его поставили у двери,
Потом нажали на звонок –
И наутек.

Жена выходит. Ей за тридцать,
И все при ней, как говорится.
Нос крупноват, рот слишком мал.
Все, я портрет нарисовал.
Итак, выходит, пышет злобой;
Она вскричала:
– Кровосос!

– Ммм… Мария! Я с п-политучебы, –
Вдруг Шпротский внятно произнес. –
Я делал там д-доклад о съезде…
А что же? Голова ж на месте!
С-сам секретарь парткома лично
Сказал мне: «М-молодец! От-тлично!»
Так Шпротский врал. Он, хоть и пьян,
Был вдохновеньем обуян. –
Ну, мы от-тметили потом
С ребятами…

– Давай-ка в дом, –
Сказала, чуть смягчась, Мария. –
С политучебы он, едри ее!..

А все же ей приятно было:
Его начальство похвалило.
Знал Шпротский, на какой струне
Сыграть, чтоб угодить жене.

Был встречен Шляпнутый грозой,
Но он сказал жене: «Постой!
Ведь мы ж не сами… это дело,
А у начальника отдела
Был день рожденья. Весь отдел
За этим делом посидел.
Ну, были поздравленья, тосты.
Я пил как все. А в чем вопрос-то?
Цыбулько перебрал слегка,
Сплясать все рвался гопака,
Его удерживал Брючинов…
А в остальном все было чинно.
И, между прочим, анекдот
Начальник рассказал под пиво…»

Так сделан был козырный ход:
Его жена была смешлива.
Знал это Шляпнутый. И он,
Ей рассказавши две-три байки,
Был в скором времени прощен
И спал под боком у хозяйки.
Вот так и этот наш герой
Спасен был выдумкою ловкой.

И возносился храп крутой
Под потолок его «хрущевки»…

А Сердобулькин? Было проще
Его находчивым друзьям,
Ему же и жена, и теща
Вдвоем устроили бедлам.
(Не все цветочки в этом мире –
Он с тещей жил в одной квартире).

Не смог он ничего такого
Придумать, чтоб соврать толково.
Лишь булькнул: выпил, мол, пивка
С одним знакомым у ларька.

Жена размахивала скалкой
И норовила – по лицу…
Эх, Сердобулькин… Жалко, жалко,
Что ты характером в овцу.
В твоих глазах, хмельных, но милых,
Застыла терпкая печаль.
Ты защитить себя не в силах
Иль просто женщин этих жаль?
(Что мать, что дочь – избыток жира,
Вширь разнесло их, обложило).
Как ни было б – друзей не выдал:
На выпады не отвечал,
Под крик «Чего молчишь, как идол?!» –
Лишь улыбался и молчал…

Ну вот, воздал ему хвалу,
И здесь поставлю многоточье,
Добавив: спал он этой ночью,
Женой наказан, на полу…



ИНТЕРВЬЮ, КОТОРОЕ АВТОР ДАЛ ИНОСТРАННОМУ РЕПОРТЕРУ
(публикуется впервые)

Ко мне недавно подошел с поклоном
Какой-то итальянец с микрофоном
И взглядом хищным, словно у совы:
– Маэстро Адриано Закидоно,
Над чем сейчас работаете вы?

И я ему ответил лаконично,
Поскольку многословьем не грешу:
– Конечно, вы их знаете отлично,
Моих героев, тех, о ком пишу.

Хоть ни один из них отнюдь не гений,
Я посвятил им ряд произведений.
А почему? Люблю их всех душой!
То Сердобулькин, Шляпнутый и Шпротский.
Всегда втроем, походкой краснофлотской
Шагают на работу и домой.

Стоят в очередях за пивом длинных
Иль забивают во дворе «козла», –
Мне видится в них что-то от былинных
Богатырей, чьи славятся дела.

В другой стране явиться не могли бы,
Лишь только здесь, в родном моем краю!..

Он мне сказал: – За интервью спасибо!
А я – по-итальянски: – Гранд адью!


НАЧАЛО НОВЫХ ВРЕМЕН

Перестроечные времена.
До чего изменилась страна!

Изменились и наши герои,
Посуровели как-то все трое…

Да легко ли, и впрямь, этот крест нести:
Там, в верхах, помешались на трезвости.

«Пьянству – бой!», а страдает – народ,
Потому что ведь кто же не пьет?

И вообще, все вокруг взбаламучено…
Не понять, оно к худшему, к лучшему?

И неведомо, чем это кончится, –
Отчего лишь сильней выпить хочется…


ИЗ ПРОТОКОЛА ОБЩЕГО СОБРАНИЯ КОЛЛЕКТИВА
(хранить вечно)

Председательствующий: – Ставлю на голосование! Кто «за»?.. Единогласно!
Поздравляю вас, товарищ Сердобулькин! Вы единогласно избраны председателем только что созданного в нашем коллективе Общества трезвости. Уверен, что вы оправдаете оказанное вам высокое доверие. Так ведь, товарищ Сердобулькин?
Сердобулькин (глухо): – Ага…


КАЛАМБУРЫ ШПРОТСКОГО

1.
Осуществив поездку в Грецию,
Наш вождь провел
Треск-конференцию.
И треск стоял
Три дня подряд
В треск-центре МИДа, говорят.


2.
Чтоб меньше милиция
Тратила нервов
И сил – добротную пищу ей дай!

Наладим для милиции
Выпуск спецконсервов
Под названием «Ментай»!


МЕЧТЫ ШЛЯПНУТОГО, О КОТОРЫХ ОН РАССКАЗАЛ ДРУЗЬЯМ

Был бы я богатым, как Дюпоны,
Был бы, как Рокфеллеры, богат, –
Я тогда плевал бы на купоны
И порвать талоны был бы рад.

Не стоял бы на ударной вахте
В честь одной из «славных годовщин»,
А по морю плыл бы я на яхте,
Пуншем запивая апельсин.

Или, в настроении отличном,
Выкурив сигару не одну,
Я б летал на самолете личном,
Чтоб развлечься, из страны в страну.

И меня б атаковали бабы,
Вешались на шею день и ночь…
Да, житуха славная была бы!
Я ее попробовать не прочь!

Почему ж не Крез я, не Сталлоне,
Ну хотя б – не секретарь ЦК?
И смотрю я тупо на талоны,
Что не отоварены пока…

СКОРОГОВОРКА, КОТОРУЮ ПРИДУМАЛ СЕРДОБУЛЬКИН

Нет, не все врачи – рвачи,
Нет, не все рвачи – врачи,
Но полным-полно рвачей
Средь врачей и не врачей…



«ВОЛШЕБНЫЙ ДЫМ»
(сон Сердобулькина)

Шум в голове был невообразим,
И Сердобулькин жаждал лишь покоя,
Но был за хлебом послан, в магазин,
Своею непреклонною женою.

Был выходной – чего ж не отдохнуть?
Нет, на авоську, два рубля – и в путь!

Его слегка покачивало, но
Он все-таки дошел до магазина.
И в очереди, что в отдел «Вино»,
Знакомую тотчас увидел спину.

Кому могла принадлежать спина
Такого сверхширокого покроя?
Ну, ясно: Шпротский захотел вина.
Вчера изрядно вмазали все трое.

…Два друга сговорились обо всем:
Они берут бутылку «на поправку».
– Тут, в скверике, присядем… засосем, –
Писклявил Шпротский, двигаясь к прилавку.

О, как захорошело на душе
Когда они бутылку «размочили…»
Глядят, подходит Шляпнутый:
– Уже?
Уже успели подлечиться? Или?..

– Без всяких «или», – Шпротский пропищал. –
Хлебнуть с утра – начало всех начал.

Но ты везуч, мой друг: в бутылке сей
Еще примерно с полстакана зелья.
Так приобщайся к нашему веселью!
А проще говоря – садись и пей.

– Ты, – Шляпнутый в ответ, – меня достал
Своей высокопарной чепухою.
Я тут покрепче кое-что достал,
Чем это ваше красное сухое.

А именно: крепляк «Волшебный дым».
Вы, блин, еще такого не пивали,
А я уже знаком немного с ним.
Ну что, нальем? Куда стакан девали?

И вот вино струею потекло,
И вкус его был признан ништяковым –
И вдруг, как сквозь туманное стекло,
Мир стали видеть… все предстало новым…

В какой-то, показалось им, момент
Мелькнуло НЕЧТО (карлик? гном? зверушка?)
И вслух произнесло: «Эксперимент.
Привет с планеты Кушка-Маракушка».

Потом пошли и вовсе чудеса:
Они сидят в шезлонгах, а пред ними –
Морская ширь. Прибоя полоса.
Даль в розовом каком-то, мягком дыме.

Над ними – пальма, перед ними – стол
С изысканной закускою. Бокалы,
А в них вино посверкивает ало…
Вот ваза, в ней цветок, полурасцвел.

…И каждый в дорогой костюм одет,
И как бы посвежел заметно каждый,
И главное, сосущей нету жажды:
Захочешь – выпьешь, не захочешь – нет.

И разом ощутили вдруг друзья
В какой-то возвышающей печали,
Что прожиты, по, сути дела, зря
Те годы, что остались за плечами.

Осмысленности, света, чистоты
Им хочется в грядущем. О, мечты…

И наважденье сгинуло… Друзья
Почувствовали колотье в затылке.
И вот все тот же стол, все та ж скамья,
Пустой стакан и две пустых бутылки.

Куда исчезли пальма и прибой,
Шезлонги и возвышенный настрой?

И в этот, показалось им, момент
Мелькнуло НЕЧТО (карлик? гном? зверушка?)
И вслух произнесло: «Эксперимент
С вином «Волшебный дым». Эксцессов нет.
Привет с планеты Кушка-Маракушка».



ИЗ ИНТЕРВЬЮ С АВТОРОМ,
КОТОРОЕ БЫЛО ОПУБЛИКОВАНО В ОДНОЙ ГАЗЕТЕ
16 ОКТЯБРЯ 1995 ГОДА

– Вы, наверное, не ожидали, что стихотворение «На параде» так хорошо примут наши читатели?

– Почему же? Ожидал. Его всегда хорошо принимают.

– А отчего это, как вы думаете?

– А тут и думать нечего. Дело в том, что, честя на все корки так называемого «совка» как продукт советского общества, многие из нас в глубине души чувствуют, что «совок» не так прост и однозначен, как это порой представляется. Люди ощущают, что существует, если
хотите, загадка «совка». А если добавить, к тому же, что «совок» сидит, по сути, в каждом из нас...


– Но вы, Андрон, несколько отошли от вопроса.

– Ничуть. Я веду вот к чему. Герои моего стихотворения «На параде» Сердобулькин, Шляпнутый и Шпротский – типичные «совки», и в этом загадка их притягательности для читателя. Это уже проверено, в том числе и при помощи других стихотворений, в которых действуют те же персонажи.

– А что, у вас есть и другие стихи о них?

– Конечно. Целый цикл. Со временем, возможно, получится небольшая книжка.

– О, вы, как видно, подошли к делу основательно…

– Ну, а почему же нет? Ведь, сочиняя эти стихотворения, я не только играю, балуюсь, получаю кайф (хотя все перечисленное присутствует), но и исследую, в рамках избранного жанра, этот человеческий тип: «совка» в различных его проявлениях, в разных ситуациях… А для чистоты исследования я поместил героев в привычное для них время: застойное и – перестроечные годы.


ШПРОТСКИЙ ОБ ИТОГАХ ПЕРЕСТРОЙКИ

Мчимся к цели или мимо цели?
Где ты, где ты, истины зерно?
Мы с размаху въехали, влетели,
Вляпались в какое-то говно...

АФОРИЗМ СЕРДОБУЛЬКИНА

Я придумал, братцы, афоризм –
Не было правдивей афоризма:
Что есть наша жизнь?
Идиотизм,
Доведенный до автоматизма...

ШЛЯПНУТЫЙ О ПОЛОЖЕНИИ В СТРАНЕ

Говорят, что страна – на краю...
Ну, а я – оптимист. Одолеем!
Всё, конечно, войдет в колею.

...Коль до этого не околеем.

ПУТЬ СТРАНЫ ГЛАЗАМИ СЕРДОБУЛЬКИНА

От ярма –
К ярму,
От дерьма –
К дерьму...


Продолжение последует... возможно...




Читатели (630) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи