ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

АФОРИЗМЫ НИКОЛАЯ ЛАВРЕНТЬЕВА Тамбовского

Автор:
Автор оригинала:
НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский
Жанр:
БОРЬБА С СУДЕБНЫМ ПРОИЗВОЛОМ, ЭТО ЗНАЧИТ - БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ И, НАОБОРОТ, ЗАЩИТА СУДЕЙ ОТ КРИТИКИ, ОТ РАЗГЛАШЕНИЯ ИХ МЕТОДОВ - ЗАЩИТА КОРРУПЦИИ... У меня имеются более, чем требуется СУДЕБНЫХ ДОКУМЕНТОВ, чтобы твёрдо говорить о судебной коррупции. Судьи в своих судебных актах не стесняются идти против законов во имя "своих". В вышестоящих судах аудиозаписи судебных заседаний не принимают и т.д и т.п. Поэтому о судьях много достойных их слов (не только вначале).
Предисловие к АФОРИЗМАМ

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Поварская ул., д. 15, Москва, 121260
/^декабря 2009 г. № 13-У09-3
На№___________ от ________
Лаврентьеву Н.П.
п/о Донское, пер. Совхозный,
д. 15,кв. 35,
д. Красненькая,
Тамбовский район,
Тамбовская область, 392501
Верховным Судом РФ возвращаются без рассмотрения надзорная жалоба Лаврентьева Н.П. о пересмотре постановления Октябрьского районного суда г. Тамбова от 24 сентября 2008 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам тамбовского областного суда от 14 октября 2008 года.
Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 11 января 2007 года «О применении судами норм главы 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,регламентирующих производство в надзорной инстанции» в силу конституционного положения, закрепленного в части первой статьи 120 Конституции Российской Федерации, какое бы то ни было вмешательство в деятельность судов при отправлении правосудия, в том числе и со стороны вышестоящих судебных инстанций, является недопустимым.
В связи с этим вступившие в законную силу судебные решения, вынесенные в ходе досудебного производства, могут быть пересмотрены в порядке надзора лишь до передачи уголовного дела в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.
Законность и обоснованность указанных судебных решений может быть проверена дновременно с проверкой законности и обоснованности итогового решения по делу
Приложение: 13 листах
Судья Верховного Суда Российской Федерации В.С. Хинкин

Кто объяснит, в чём суть ответа Хинкина, если мои жалобы на следователей и прокурора Тамбовской области, из-за своей коррупционности игнорирующих мои заявления, изначально не были приняты ими, как и районным судом – не было досудебного производства; если на то, то есть на лишение правовой и судебной защиты и была подана жалоба в областной, а затем и в Верховный Суд?
Причины: Безответственность судей – не благо, безнаказанность судей – позор!
Последствия: Судьи с беззаконием братались, Конституцию вели на эшафот!

В процессе создания стихов рождаются афоризмы и крылатые слова, которые я рискну Вам представить из негласно ЗАПРЕЩЁННОЙ властями Тамбовской области книги "ВЗГЛЯД ИЗ ВОЛНУЮЩИХ ЛЕТ":

АФОРИЗМЫ и КРЫЛАТЫЕ СЛОВА НИКОЛАЯ ЛАВРЕНТЬЕВА Тамбовского

Удача судей – в протокольной лжи;

Лжесудмедэкспертам вся власть дана;

И «обвинитель» – сам в «законе вор»;

Суд Главный в невмешательстве лукав;

Нас судит по надуманным законам та совесть, что в предвзятости чудна;

СУД – СООБЩЕСТВО УБИЙЦ ДОБРА;

На стороне рабочих лишь мораль, а за начальство – должностные силы! Сидит в приёмной государства враль и просится на «крокодильи вилы!»

Организованно-преступному сообществу все пытки-оскорбления разрешены…

Себя утвердить не пытались бы воры, – не перетемни вы путь светлых идей отпиской своей. За друзей, прокуроры, за «крёстных отцов» не «кидайте» людей!

Душа в эмоциях видна;

Молнией блеснула Юность безвозвратно;

Как свидание с любимой быстро лето пролетело;

Но проходит год за годом – меркнет радужный наряд, –
Раньше жизнь была не мёдом, а теперь как сладкий яд;

И у зим есть художник-поэт;

Сегодня природа – невеста;

Расплавить от реформы лёд должны лишь только сами люди;

Ты, Природа, радость нам вручай!

И надежда плещется в мечте!

Счастье и успех не разминутся;

Предыдущую вкушаю жизнь свою;

В детских снах уже мне не летать;

Всё шептались в танце камыши, но грустили что-то берега;

Ты – лицо родного края, ты – надежды главный вход;

О Тамбовском волке чту молву;

Ждал с деревьями свиданья – многие упали ниц;

Буду жить я в детях снова не сейчас, то погодя;

Где ты, юность, в какой стороне ты? – Я о многом тебе не допел!..

Скорым поездом жизнь не умчалась;

Все мы в меру – ошибок рабы;

Время-молния за летом лето, промелькнёт, как сладкий сон;

Минувшее с будущим дружит;

В прошлое чувствами дверь отворял;

Рвётся в минувшее времени мост, раннее ранит, как трактор – подрост;

Ой же, Земля, ты назад закружись, в детстве детей ещё раз окажись!

Стану не правду, а счастье искать;

А судьбы наши – облака, ветрами вдаль гонимые;

Вернётся радость, а потом, на счастье пусть умножится;

Что исчезает так быстро, словно горячая искра?” –
жизни минувшее лето, – юность и молодость это;

Ведь жизни колорит дают нам наши дети;

Для любого я свой изумруд. Кто я? Что я? Конечно я – Труд!

В душе поэта сияет лето;

И радость освобождена по воле праздничного тоста…

Скрывается солнечный луч – уходит вагон за вагоном!

Фантастичны все фонтанные края!

Ведь в молодости все ошибки случаются только от глупого сердца, –
нас сводят с ума те улыбки, что схожи с пожаром в судьбе погорельца…

Ведь цветы превращаются в пух всё равно как мечты – в результаты идей. Осмотрись же, читатель, вокруг: одуванчики – символ фортуны людей.

Не плачьте, Звёзды, ночью летней, от закрывающих вас гроз;

Ликуй, прощальный школьный Бал!

Из прошлого вам будут вести о школьном счастье говорить…

А у школы, тоскуя по прошлому, хочет молодость местность обнять…

Чтоб не звучал войны жестокий стон, звучи, активной жизни Камертон!

Без музыки волнующей слова, что без цветов зелёная трава!

Танцуйте же, танцуйте – жизнь мила, извечно к счастью музыка вела;

Я в смеющейся, плачущей лире чувства Индии сердцем ловлю!

Под влиянием Мира – поэта всем народам бы счастье найти!

Можно ли гордиться всех законов сводом, если не приносит правду он на Русь?

Не без боли будут в сердце вечно биться о моей Отчизне гордые слова…

О Талькове плачут Чистые пруды и молчанием возмездья просят...

Признаться не хватало сил, во снах взаимность праздновал.

Мы терпим повсюду преграды, и власть засекретила нас…
Но всё ж сочинять лишь для правды велишь ты нам снова, Пегас.

Не рвутся согласные в бой, у гласных ведущие роли.

И молча молнии в тиши Любимцам Муз вещают аут!

Любимцев Муз вновь бьют грехи, что от Культуры вьёт вельможа…

Ноты пишутся не речи ради, но дают жизнь песне лишь слова.

Я молнии строчек в начальство метал, но было оно безразлично...

В Мире бездушье – основа;

Ах, эта цензура – бездумья парад, бесчестья натура, с коррупцией блат…

Мы Любимцы Муз, – прекрасно! Но кто ценят слова труд наши премии негласно лишь «шестёркам» отдадут.

Любимец Муз, но не властей: не льёшь ты зло на их турбины. Хорей и ямб не знает кто к Любимцам Муз культурно грубы, но издаёт других за то лишь, что у них стихи беззубы…»

Но досталось нынче мне из тьмы и света парадоксов узел развязать.

Мы ждём любвеобильности дождя – нас обнимает холод слов из снега!

Равнодушная Культура тихо дремлет на печи, а разбудишь, – скажет хмуро: “Нету денег, помолчи!»

Несправедлива в жизни смерти полынья…

Сейчас я счастье не зову, отчасти счастлив, что живу…

Душа не парус корабля, а к счастью обращённый ветер… Костёр любви зажечь с нуля велит с искристым чувством веер.

Мне счастье хоть бы пригубить, но жизнь, как поезд, мчится мимо…

Что ни день, то строже осень;

Истлевают здесь надежды: Совесть, Правда и мой Труд, а вокруг дожди-невежды льются сверху там и тут...

Устремляюсь за весною, и полнее дышит грудь…

В одних поэтах – урожай без всяких вод, в других – бесплодность при потоках ласки.

Порыв стремлений в сердце не иссяк жизнь сделать справедливой всем во благо…

Безответственность судей – не благо, безнаказанность судей – позор!
Исчезает у граждан отвага, коль у правды туманится взор.

Я плыл против течения в лодке сатиры – и остался на жизненном дне без квартиры… Знать, напрасно мостились неравенства рвы – там в хоромах живут, здесь – в хибарках, увы!

А нам справедливость велел рок измерить, чтоб в совесть людскую и в правду поверить, в добро, что, как солнце смеётся для всех… Чиновник, умерь же над жалобой смех!

У жалоб тревожных полёт бумеранга, как часто судьба их зависит от ранга начальников тех, на кого мы в обиде, – предстанет всё в нас обвиняющем виде.

У местных инстанций довольной элиты, от свиты её не найти нам защиты! Без всяких последствий ответит: «…молчи ты!» и козыри наши – законы – побиты!

Сейчас торжествует отписок опасность, и в клетках предвзятости бьётся зря гласность. Неволя её не играла бы роли, когда б в бесконтрольности не было боли!

Жизнь парадоксами полна, противоречий много в ней.

Покамест существует блат – напрасна с подлостью борьба. Ты вряд ли будешь жизни рад, пока честна твоя судьба!

Народ начальникам сдаётся, на выборах пассивен он!.

В природе так и хищник злой законно жертву истязает...

Народ наш не сравнить с пружиной, рабочих не сроднить дружиной...

Пусть небо мне – берлоги своды, но власти хватит, чтоб владеть...

Приватизацией дарю всё хищникам – мы ж друг для друга... А травоядным говорю: “Наш суд – медвежья вам услуга!”

Инфляции, лишь в пользу нас, законом вымостим дорогу.

Мы обесценим весь ваш труд через продажу продовольствий и сбыт жилплощади, – я «крут» во имя наших удовольствий…

Чем дальше в лес, тем больше дров, тем многочисленней порука! ОМОН скучает – хватит слов, законна только ваша мука...

Не мается моя любовь, лишь в счастье одевается.

От вменённого налога чтоб и жить нам не досталось!

Цинизмом их пруди хоть пруд, но до чего же каждый крут!

Знай справедливости пароль: “Над всем общественный контроль!”

Губить Россию не ново – Правительства есть санкция.

Драчливости твоей причина в том, что можешь доллары печатать...

В спорте гаснет свет закона, слышен тихий голос тризны…

Надменны дворцы и коттеджи, приветливы просто дома...

Честность бедой измеряется, правда кипит, испаряется...

Ценным зовётся то, что хрупко в богатой руке.

И рыдает теперь, обескровленный рубль, он гигант был, сейчас же – полгномика.

Вы превратили в победу беду.

…Распался Союз и обмануты внуки, богатый у власти, а бедные в муке…

Не в обществе ль судьи – на улице танк? Преступность у власти играет ва-банк… Ведь флагман её неподсуден теперь, от общества воля – то символ потерь в надежде защиты от радости зла… Зачем Конституция власти сдалась?

И вроде бы суд не подвластен властям, но факт круговых поручительств упрям: кто честен – ограблен, кто подл – тот богат, народ наш пассивен, подачкам он рад!

Вы победили на войне, но «капитал» забрал страну, живём в ограбленной стране, и проклинаем не войну…

Мы тоже терпим произвол, в судах предвзятость не убьёшь – вверху силён в законе вор, внизу приспешничают сплошь…

И несправедливость – не Бога немилость, по обществу ходит сейчас. Законы-насмешки грызут, как орешки, и нашу зарплату и нас.

И счастье мимо пройдёт незримо, а наглость грубо возьмёт что любо.

А ютящихся людей жизнь перестроит – по течению ж лёд рыбу учит плыть!

Уволим тебя, чтоб глаза нам не пучил, – лишь администрация рынка права!

Он рылом звериным не корни терзает – славянскую душу сгубить норовит;

Ради щита от цинизма сурового буду рубить я всё зло на дрова.

Патриотизм беднотой называется;

Кара за честность – до ста тысяч крат.

Чтобы стать судьями и прокурорами можно и деньги теперь заплатить… Цели у власти – борьба не с террорами, – как бы лишь спонсорам не навредить.

На Свете чести нет следа, и славится всё то, что лживо;

Герой, увы, кто прихватил богатство, что дала природа! От спекуляций воротил живём мы хуже год от года.

Всесильной партия была, но каждый жаждал быть богаче. От секретарей мораль ушла – Пролетариат подвергли сдаче.

Приватизирован Союз, – украли в недрах всё, что было… Законом оправдали груз всех преступлений прямо с пыла.

Обесценена природы такса, привилегированно лишь зло.

Суд слепой отписками удало подтвердил коррупции пароль. Злодеяние вредить осталось – «Независимость» сыграла роль…

Оружие их – сплетен ложь, а клеветать они умеют, они на этом руки греют…

Обличье их – вид наглых рож, и всякий «мусорам» пригож!

Если Вы за Правду заступались, то был против Вас начальства хоровод, Судьи с беззаконием братались, Конституцию вели на эшафот!

Как и на природе, в хищном пире, сильный слабого съедает на холму, – в современности культурном Мире Правдолюбцев обрекают на суму.

Быть порядочным себе дороже – и злорадствует всё аморальность-тьма!.. на Мир джунглей общество похоже, в чувствах искренно лишь горе от ума…

Бандиты в форме и без формы при строе властвуют любом!

А узел милицейской связи попробуй только развяжи!

Ведь корень правовых пороков в кровавый прячется мундир. А праведность любых пророков мишенью делают! Ну, тир…

И за высокие оклады – начальство защищали чтоб, В милиции бить прочих рады, лишь это дерево росло б!

Его питает государство за счёт обманутых людей. С его ветвей фискалит барство, чтоб жизнь была ещё лютей.

Эй, хулиганы! Громче мат, коль не боитесь прокурора. Он друг ваш и, быть может, скоро, приветствуя корыстный блат, всем людям даст террора яд.

Не тронет же гроза разгонов за разрушения законов… Коль потревожишь сей комфорт, окажешься – последний сорт.

Шпану научит лгать жестоко ро имя старого порока… Перевернётся дела суть – закроется Закону путь.

В прокуратуре это зная, и в правосудие играя, заставят жалобу молчать, – в унынье гордая печать…

В милиции кого-то бьют и лихо честь вам отдают!

Продажно всё, как ни итожь, а люди рассуждают: “Что ж…”

И коррупция с верху до низу завлекает в сеть даже врачей...

Но почему в раю их яд? – они покаялись немного.

В чиновничьем омуте тина черна, на Мир криминальный похожа.

И верх той трясины – судебная рать, на дно опускать нас готова.

Ведь жизнь-то сама по себе хороша, в наряде она подвенечном, недаром от звёзд расцветает душа, и хочется думать о вечном…

Коррупция – не только взятки, а должностные преступления...

Суды решают всё для власти, отсюда неподсудна мафия.

Не хочет же администратор при власти сам себя наказывать.

Как выгодно прокуратуре не видеть средь себя коррупцию?

Отнюдь, – возражает заносчивый чёрт, – мы создали судьям привычный комфорт. Все судьи записаны только в наш штат, так что возвращайте юриста назад.

А если вам на горе-совесть наплевать, и вы одним лишь сладострастным днём живёте, – грядущее напрасно не пытайтесь звать – оно предаст вас, как и вы всё предаёте.

Даже тень от счастья не поймать, но душа надеждою хранима...

Они же все за ваш заказ готовы в лужу бросить вас, неправдою с ума свести, с вас деньги взять и... развести!

Бывают в жизни те моменты, когда клевещут конкуренты…

Не спутывайтесь с подлецами, страшитесь стать такими сами.

Ведь в обществе мажор-минора должны жить совесть и душа!

Добрыми делами тренировки на защиту истины направь.

Как губят рыбу за икру, так рубят кедры из-за шишек…

Я счастье сам, как кедр срубил, судьбы не осознав намёка… Подсел аккумулятор сил, а ты по-прежнему далёко.

Что упущено и не по случаю – никогда, конечно, не вернёшь!

Снова сердце ранит мне дней минувших раннее...

Миновала молодость – рвётся в душу холод-гость.

Жизнь, подобная плену и в семейности рву, – не ругай за измену – я свободно живу.

Я – поклонница страсти, мне курить бы да пить, и горда я от власти что могу совратить.

Пусть неверно рассудит суд людской сгоряча, – мне б на острове судеб не сгореть как свеча…

С женой-изменницей порви, она же эгоизмом люта. Ты также для себя живи, не для домашнего уюта!

…Их мать, изменой торжествуя, лишь для любовника живёт, ему продукты, деньги шлёт. Ах, как хотел сказать бы: “Лгу я!”

Опустила в болото ты тело, и осталась в трясине душа, Только совесть твоя улетела, на прощание душу круша.

Потому, что вечен я, – ведь душа не старится…

Не смотри ты на лица девчат, что на улице часто встречаются!

Не гляди же в глаза чуть наивные, – вдруг затянут магниты любви!

Мой ум за чувствами лишь гнался – не я в любви тебе сознался.

Была пожаром у меня – осталась искра от огня.

Но Вы же замужем давно, а пожениться мы хотели… Мы не в индийском ли кино, что с Вами в юности смотрели?

Ты валерьянку подготовь, твое коль сердце мается… Куда любовь, куда любовь, куда любовь девается?

От тебя – семейный микроклимат, настроение твоё – сюрприз! Чтобы жизнь не проходила мимо – удовлетворю любой каприз.

Гуляю и по тротуарам, по берегу реки брожу… Завидую я встречным парам, от нетерпения дрожу.

Ты неправды творения слушала, – и погасла искринка огня.

Видно, звёзды не так расположены… Твоего я не помню лица.

Не в стрелах Амура ли я, о Великие Луки? Зачем же Вы душу мою продолжаете звать?

Олимпиец, ты если играешь – играй, чтоб страны были радостны очи.

Стали звать «Товарищами» мы друг друга, но невидим оказался тот товар…

Во главе суда должна быть непредвзятость, но как трудно этого у нас достичь… От настойчивости примут люди святость: «Сударь» и «Сударыня» – достойный клич!

Что Тамбов, иль Киев, иль Одесса? – Главное – Моршанск ты не забудь.

О политике судить довольно – много разочарований в ней…

От преданности до предательства лишь миг… Когда судьба твоя типична вроде, – найдутся и такие среди своих похожие на Селенг и Мавроди.

Жизнь должна быть в поле бороздою, на которой урожай – грядой!

Не надо нам всё ночь ругать, пусть каждый враз зажжёт свечу! – Пора рабочего избрать: лать людям свет помочь лучу…

Несун бежал быстрей охраны, быстрей начальника с поста, и все несли, – теперь бараны уже не падают с моста.

Косность хитрая держится стойко и мешает тебе, Перестройка, бюрократией, ждущей награды, за отписок лихие парады!

Не медведи проснулись у Цны, и не рак, от нас пятясь, дрейфует – За свои равнодушные сны невиновных начальник штрафует!

Та, которая мила, пела б, как в руках пила, но безусых и с усами лихо пилят жёны сами.

Сапожной фабрики иной продукцию обуй на ноги, – поймёшь вдруг, кто тому виной, что удлиняются дороги.

Откровенна в государстве акция к упоению крутой шпаны: Президентская администрация – Главная отписчица страны.

На остановках рекламы щиты нам не дают зреть автобус. С бизнесом мэрия, значит, «на ты» как с географией – глобус.

Оставим январю мы Рождество;

Ищите, где написано: Лаврентьев, подарите Вы Музе многолетье оценкой и рецензией своей, в добре окажите услугу ей.

НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский
Безответственность судей – не благо, безнаказанность судей – позор!

Судьи с беззаконием братались, Конституцию вели на эшафот!

В процессе создания стихов рождаются афоризмы, которые я рискну Вам представить из негласно ЗАПРЕЩЁННОЙ властями Тамбовской области книги "ВЗГЛЯД ИЗ ВОЛНУЮЩИХ ЛЕТ":

Безответственность судей – не благо, безнаказанность судей – позор!
Судьи с беззаконием братались, Конституцию вели на эшафот!

В процессе создания стихов рождаются афоризмы, которые я рискну Вам представить из негласно ЗАПРЕЩЁННОЙ властями Тамбовской области книги "ВЗГЛЯД ИЗ ВОЛНУЮЩИХ ЛЕТ":

АФОРИЗМЫ и КРЫЛАТЫЕ СЛОВА НИКОЛАЯ ЛАВРЕНТЬЕВА Тамбовского


Удача судей – в протокольной лжи;

Лжесудмедэкспертам вся власть дана;

И «обвинитель» – сам в «законе вор»;

Суд Главный в невмешательстве лукав;

Нас судит по надуманным законам та совесть, что в предвзятости чудна;

СУД – СООБЩЕСТВО УБИЙЦ ДОБРА;

На стороне рабочих лишь мораль, а за начальство – должностные силы! Сидит в приёмной государства враль и просится на «крокодильи вилы!»

Организованно-преступному сообществу все пытки-оскорбления разрешены…

Себя утвердить не пытались бы воры, – не перетемни вы путь светлых идей отпиской своей. За друзей, прокуроры, за «крёстных отцов» не «кидайте» людей!

Душа в эмоциях видна;

Молнией блеснула Юность безвозвратно;

Как свидание с любимой быстро лето пролетело;

Но проходит год за годом – меркнет радужный наряд, –
Раньше жизнь была не мёдом, а теперь как сладкий яд;

И у зим есть художник-поэт;

Сегодня природа – невеста;

Расплавить от реформы лёд должны лишь только сами люди;

Ты, Природа, радость нам вручай!

И надежда плещется в мечте!

Счастье и успех не разминутся;

Предыдущую вкушаю жизнь свою;

В детских снах уже мне не летать;

Всё шептались в танце камыши, но грустили что-то берега;

Ты – лицо родного края, ты – надежды главный вход;

О Тамбовском волке чту молву;

Ждал с деревьями свиданья – многие упали ниц;

Буду жить я в детях снова не сейчас, то погодя;

Где ты, юность, в какой стороне ты? – Я о многом тебе не допел!..

Скорым поездом жизнь не умчалась;

Все мы в меру – ошибок рабы;

Время-молния за летом лето, промелькнёт, как сладкий сон;

Минувшее с будущим дружит;

В прошлое чувствами дверь отворял;

Рвётся в минувшее времени мост, раннее ранит, как трактор – подрост;

Ой же, Земля, ты назад закружись, в детстве детей ещё раз окажись!

Стану не правду, а счастье искать;

А судьбы наши – облака, ветрами вдаль гонимые;

Вернётся радость, а потом, на счастье пусть умножится;

Что исчезает так быстро, словно горячая искра?” –
жизни минувшее лето, – юность и молодость это;

Ведь жизни колорит дают нам наши дети;

Для любого я свой изумруд. Кто я? Что я? Конечно я – Труд!

В душе поэта сияет лето;

И радость освобождена по воле праздничного тоста…

Скрывается солнечный луч – уходит вагон за вагоном!

Фантастичны все фонтанные края!

Ведь в молодости все ошибки случаются только от глупого сердца, –
нас сводят с ума те улыбки, что схожи с пожаром в судьбе погорельца…

Ведь цветы превращаются в пух всё равно как мечты – в результаты идей. Осмотрись же, читатель, вокруг: одуванчики – символ фортуны людей.

Не плачьте, Звёзды, ночью летней, от закрывающих вас гроз;

Ликуй, прощальный школьный Бал!

Из прошлого вам будут вести о школьном счастье говорить…

А у школы, тоскуя по прошлому, хочет молодость местность обнять…

Чтоб не звучал войны жестокий стон, звучи, активной жизни Камертон!

Без музыки волнующей слова, что без цветов зелёная трава!

Танцуйте же, танцуйте – жизнь мила, извечно к счастью музыка вела;

Я в смеющейся, плачущей лире чувства Индии сердцем ловлю!

Под влиянием Мира – поэта всем народам бы счастье найти!

Можно ли гордиться всех законов сводом, если не приносит правду он на Русь?

Не без боли будут в сердце вечно биться о моей Отчизне гордые слова…

О Талькове плачут Чистые пруды и молчанием возмездья просят...

Признаться не хватало сил, во снах взаимность праздновал.

Мы терпим повсюду преграды, и власть засекретила нас…
Но всё ж сочинять лишь для правды велишь ты нам снова, Пегас.

Не рвутся согласные в бой, у гласных ведущие роли.

И молча молнии в тиши Любимцам Муз вещают аут!

Любимцев Муз вновь бьют грехи, что от Культуры вьёт вельможа…

Ноты пишутся не речи ради, но дают жизнь песне лишь слова.

Я молнии строчек в начальство метал, но было оно безразлично...

В Мире бездушье – основа;

Ах, эта цензура – бездумья парад, бесчестья натура, с коррупцией блат…

Мы Любимцы Муз, – прекрасно! Но кто ценят слова труд наши премии негласно лишь «шестёркам» отдадут.

Любимец Муз, но не властей: не льёшь ты зло на их турбины. Хорей и ямб не знает кто к Любимцам Муз культурно грубы, но издаёт других за то лишь, что у них стихи беззубы…»

Но досталось нынче мне из тьмы и света парадоксов узел развязать.

Мы ждём любвеобильности дождя – нас обнимает холод слов из снега!

Равнодушная Культура тихо дремлет на печи, а разбудишь, – скажет хмуро: “Нету денег, помолчи!»

Несправедлива в жизни смерти полынья…

Сейчас я счастье не зову, отчасти счастлив, что живу…

Душа не парус корабля, а к счастью обращённый ветер… Костёр любви зажечь с нуля велит с искристым чувством веер.

Мне счастье хоть бы пригубить, но жизнь, как поезд, мчится мимо…

Что ни день, то строже осень;

Истлевают здесь надежды: Совесть, Правда и мой Труд, а вокруг дожди-невежды льются сверху там и тут...

Устремляюсь за весною, и полнее дышит грудь…

В одних поэтах – урожай без всяких вод, в других – бесплодность при потоках ласки.

Порыв стремлений в сердце не иссяк жизнь сделать справедливой всем во благо…

Безответственность судей – не благо, безнаказанность судей – позор!
Исчезает у граждан отвага, коль у правды туманится взор.

Я плыл против течения в лодке сатиры – и остался на жизненном дне без квартиры… Знать, напрасно мостились неравенства рвы – там в хоромах живут, здесь – в хибарках, увы!

А нам справедливость велел рок измерить, чтоб в совесть людскую и в правду поверить, в добро, что, как солнце смеётся для всех… Чиновник, умерь же над жалобой смех!

У жалоб тревожных полёт бумеранга, как часто судьба их зависит от ранга начальников тех, на кого мы в обиде, – предстанет всё в нас обвиняющем виде.

У местных инстанций довольной элиты, от свиты её не найти нам защиты! Без всяких последствий ответит: «…молчи ты!» и козыри наши – законы – побиты!

Сейчас торжествует отписок опасность, и в клетках предвзятости бьётся зря гласность. Неволя её не играла бы роли, когда б в бесконтрольности не было боли!

Жизнь парадоксами полна, противоречий много в ней.

Покамест существует блат – напрасна с подлостью борьба. Ты вряд ли будешь жизни рад, пока честна твоя судьба!

Народ начальникам сдаётся, на выборах пассивен он!.

В природе так и хищник злой законно жертву истязает...

Народ наш не сравнить с пружиной, рабочих не сроднить дружиной...

Пусть небо мне – берлоги своды, но власти хватит, чтоб владеть...

Приватизацией дарю всё хищникам – мы ж друг для друга... А травоядным говорю: “Наш суд – медвежья вам услуга!”

Инфляции, лишь в пользу нас, законом вымостим дорогу.

Мы обесценим весь ваш труд через продажу продовольствий и сбыт жилплощади, – я «крут» во имя наших удовольствий…

Чем дальше в лес, тем больше дров, тем многочисленней порука! ОМОН скучает – хватит слов, законна только ваша мука...

Не мается моя любовь, лишь в счастье одевается.

От вменённого налога чтоб и жить нам не досталось!

Цинизмом их пруди хоть пруд, но до чего же каждый крут!

Знай справедливости пароль: “Над всем общественный контроль!”

Губить Россию не ново – Правительства есть санкция.

Драчливости твоей причина в том, что можешь доллары печатать...

В спорте гаснет свет закона, слышен тихий голос тризны…

Надменны дворцы и коттеджи, приветливы просто дома...

Честность бедой измеряется, правда кипит, испаряется...

Ценным зовётся то, что хрупко в богатой руке.

И рыдает теперь, обескровленный рубль, он гигант был, сейчас же – полгномика.

Вы превратили в победу беду.

…Распался Союз и обмануты внуки, богатый у власти, а бедные в муке…

Не в обществе ль судьи – на улице танк? Преступность у власти играет ва-банк… Ведь флагман её неподсуден теперь, от общества воля – то символ потерь в надежде защиты от радости зла… Зачем Конституция власти сдалась?

И вроде бы суд не подвластен властям, но факт круговых поручительств упрям: кто честен – ограблен, кто подл – тот богат, народ наш пассивен, подачкам он рад!

Вы победили на войне, но «капитал» забрал страну, живём в ограбленной стране, и проклинаем не войну…

Мы тоже терпим произвол, в судах предвзятость не убьёшь – вверху силён в законе вор, внизу приспешничают сплошь…

И несправедливость – не Бога немилость, по обществу ходит сейчас. Законы-насмешки грызут, как орешки, и нашу зарплату и нас.

И счастье мимо пройдёт незримо, а наглость грубо возьмёт что любо.

А ютящихся людей жизнь перестроит – по течению ж лёд рыбу учит плыть!

Уволим тебя, чтоб глаза нам не пучил, – лишь администрация рынка права!

Он рылом звериным не корни терзает – славянскую душу сгубить норовит;

Ради щита от цинизма сурового буду рубить я всё зло на дрова.

Патриотизм беднотой называется;

Кара за честность – до ста тысяч крат.

Чтобы стать судьями и прокурорами можно и деньги теперь заплатить… Цели у власти – борьба не с террорами, – как бы лишь спонсорам не навредить.

На Свете чести нет следа, и славится всё то, что лживо;

Герой, увы, кто прихватил богатство, что дала природа! От спекуляций воротил живём мы хуже год от года.

Всесильной партия была, но каждый жаждал быть богаче. От секретарей мораль ушла – Пролетариат подвергли сдаче.

Приватизирован Союз, – украли в недрах всё, что было… Законом оправдали груз всех преступлений прямо с пыла.

Обесценена природы такса, привилегированно лишь зло.

Суд слепой отписками удало подтвердил коррупции пароль. Злодеяние вредить осталось – «Независимость» сыграла роль…

Оружие их – сплетен ложь, а клеветать они умеют, они на этом руки греют…

Обличье их – вид наглых рож, и всякий «мусорам» пригож!

Если Вы за Правду заступались, то был против Вас начальства хоровод, Судьи с беззаконием братались, Конституцию вели на эшафот!

Как и на природе, в хищном пире, сильный слабого съедает на холму, – в современности культурном Мире Правдолюбцев обрекают на суму.

Быть порядочным себе дороже – и злорадствует всё аморальность-тьма!.. на Мир джунглей общество похоже, в чувствах искренно лишь горе от ума…

Бандиты в форме и без формы при строе властвуют любом!

А узел милицейской связи попробуй только развяжи!

Ведь корень правовых пороков в кровавый прячется мундир. А праведность любых пророков мишенью делают! Ну, тир…

И за высокие оклады – начальство защищали чтоб, В милиции бить прочих рады, лишь это дерево росло б!

Его питает государство за счёт обманутых людей. С его ветвей фискалит барство, чтоб жизнь была ещё лютей.

Эй, хулиганы! Громче мат, коль не боитесь прокурора. Он друг ваш и, быть может, скоро, приветствуя корыстный блат, всем людям даст террора яд.

Не тронет же гроза разгонов за разрушения законов… Коль потревожишь сей комфорт, окажешься – последний сорт.

Шпану научит лгать жестоко ро имя старого порока… Перевернётся дела суть – закроется Закону путь.

В прокуратуре это зная, и в правосудие играя, заставят жалобу молчать, – в унынье гордая печать…

В милиции кого-то бьют и лихо честь вам отдают!

Продажно всё, как ни итожь, а люди рассуждают: “Что ж…”

И коррупция с верху до низу завлекает в сеть даже врачей...

Но почему в раю их яд? – они покаялись немного.

В чиновничьем омуте тина черна, на Мир криминальный похожа.

И верх той трясины – судебная рать, на дно опускать нас готова.

Ведь жизнь-то сама по себе хороша, в наряде она подвенечном, недаром от звёзд расцветает душа, и хочется думать о вечном…

Коррупция – не только взятки, а должностные преступления...

Суды решают всё для власти, отсюда неподсудна мафия.

Не хочет же администратор при власти сам себя наказывать.

Как выгодно прокуратуре не видеть средь себя коррупцию?

Отнюдь, – возражает заносчивый чёрт, – мы создали судьям привычный комфорт. Все судьи записаны только в наш штат, так что возвращайте юриста назад.

А если вам на горе-совесть наплевать, и вы одним лишь сладострастным днём живёте, – грядущее напрасно не пытайтесь звать – оно предаст вас, как и вы всё предаёте.

Даже тень от счастья не поймать, но душа надеждою хранима...

Они же все за ваш заказ готовы в лужу бросить вас, неправдою с ума свести, с вас деньги взять и... развести!

Бывают в жизни те моменты, когда клевещут конкуренты…

Не спутывайтесь с подлецами, страшитесь стать такими сами.

Ведь в обществе мажор-минора должны жить совесть и душа!

Добрыми делами тренировки на защиту истины направь.

Как губят рыбу за икру, так рубят кедры из-за шишек…

Я счастье сам, как кедр срубил, судьбы не осознав намёка… Подсел аккумулятор сил, а ты по-прежнему далёко.

Что упущено и не по случаю – никогда, конечно, не вернёшь!

Снова сердце ранит мне дней минувших раннее...

Миновала молодость – рвётся в душу холод-гость.

Жизнь, подобная плену и в семейности рву, – не ругай за измену – я свободно живу.

Я – поклонница страсти, мне курить бы да пить, и горда я от власти что могу совратить.

Пусть неверно рассудит суд людской сгоряча, – мне б на острове судеб не сгореть как свеча…

С женой-изменницей порви, она же эгоизмом люта. Ты также для себя живи, не для домашнего уюта!

…Их мать, изменой торжествуя, лишь для любовника живёт, ему продукты, деньги шлёт. Ах, как хотел сказать бы: “Лгу я!”

Опустила в болото ты тело, и осталась в трясине душа, Только совесть твоя улетела, на прощание душу круша.

Потому, что вечен я, – ведь душа не старится…

Не смотри ты на лица девчат, что на улице часто встречаются!

Не гляди же в глаза чуть наивные, – вдруг затянут магниты любви!

Мой ум за чувствами лишь гнался – не я в любви тебе сознался.

Была пожаром у меня – осталась искра от огня.

Но Вы же замужем давно, а пожениться мы хотели… Мы не в индийском ли кино, что с Вами в юности смотрели?

Ты валерьянку подготовь, твое коль сердце мается… Куда любовь, куда любовь, куда любовь девается?

От тебя – семейный микроклимат, настроение твоё – сюрприз! Чтобы жизнь не проходила мимо – удовлетворю любой каприз.

Гуляю и по тротуарам, по берегу реки брожу… Завидую я встречным парам, от нетерпения дрожу.

Ты неправды творения слушала, – и погасла искринка огня.

Видно, звёзды не так расположены… Твоего я не помню лица.

Не в стрелах Амура ли я, о Великие Луки? Зачем же Вы душу мою продолжаете звать?

Олимпиец, ты если играешь – играй, чтоб страны были радостны очи.

Стали звать «Товарищами» мы друг друга, но невидим оказался тот товар…

Во главе суда должна быть непредвзятость, но как трудно этого у нас достичь… От настойчивости примут люди святость: «Сударь» и «Сударыня» – достойный клич!

Что Тамбов, иль Киев, иль Одесса? – Главное – Моршанск ты не забудь.

О политике судить довольно – много разочарований в ней…

От преданности до предательства лишь миг… Когда судьба твоя типична вроде, – найдутся и такие среди своих похожие на Селенг и Мавроди.

Жизнь должна быть в поле бороздою, на которой урожай – грядой!

Не надо нам всё ночь ругать, пусть каждый враз зажжёт свечу! – Пора рабочего избрать: лать людям свет помочь лучу…

Несун бежал быстрей охраны, быстрей начальника с поста, и все несли, – теперь бараны уже не падают с моста.

Косность хитрая держится стойко и мешает тебе, Перестройка, бюрократией, ждущей награды, за отписок лихие парады!

Не медведи проснулись у Цны, и не рак, от нас пятясь, дрейфует – За свои равнодушные сны невиновных начальник штрафует!

Та, которая мила, пела б, как в руках пила, но безусых и с усами лихо пилят жёны сами.

Сапожной фабрики иной продукцию обуй на ноги, – поймёшь вдруг, кто тому виной, что удлиняются дороги.

Откровенна в государстве акция к упоению крутой шпаны: Президентская администрация – Главная отписчица страны.

На остановках рекламы щиты нам не дают зреть автобус. С бизнесом мэрия, значит, «на ты» как с географией – глобус.

Оставим январю мы Рождество;

Ищите, где написано: Лаврентьев, подарите Вы Музе многолетье оценкой и рецензией своей, в добре окажите услугу ей.

НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский




Читатели (123) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи