ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Месяц без жены. Метрический дневник-поэма. 2010.

Автор:
Жанр:
МЕСЯЦ БЕЗ ЖЕНЫ.
Метрический дневник-поэма.
2010.


30 МАЯ.
Жена поехала в Башкирию
Познать башкирскую идиллию.

Ответ эсэмэс:
«Нижний Новгород. Лес».

Поехала с детьми и дедушкой
На машине.
Лишь бы
Не подкачали
Шины.

Я дома один – и
Пишу стихи.

Иногда и по весне
Очень трезвые вполне!

Ожидаю, как письма с фронта,
Эсэмэски с пути.
Мой штаб – квартира, но горизонта
Не видеть мне, как ни крути.

«Взяли» Казань.
Я пью пиво («какая срань!»).
А обещал жене не пить.
Что ж, будем дальше жить.

Закачал с интернета кино:
Сейчас за ужином – заодно.

Время опускаю – время не интересно.
Завтра понедельник, а на душе воскресно.

Послал эсэмэс.
Ни ответа, ни привета.
В ребро тебя, бес.
Ответа!.. Ответа!..

Хотя, может быть, уже спят;
В палатке храпят…

Внутренний монолог, ну, ты?
Или: чок-ну-тый?

Волнуюсь, волнуюсь.
Всегда в России так.
Придётся спать, волнуясь,
И всё же спать, тик-так.


31 МАЯ.
SMS: «через 300 км приедем к рите».
Как хорошо, не говорите.

Значит, палатка, значит, спали,
Значит – звёздочки считали!

Говорил, придётся поспать,
Не удастся одним рывком взять.

Едут, ещё 2 часа пути.
Дюртюли вы мои, Дюртюли!

Ну, не впервые посвящён мне стих,
Но это первый акростих:
«Григоров Ви... Але...
Рискну посочинять,
И ризы ваши мне –
Годятся – погулять.
Ого, как хорошо,
Родиться чудаком,
Ого, как бы не стать
Волшебником-сверчком».
Вставляю просто слово «доля»,
Чтоб высказать: «Спасибо, Поля!»

Если мне не дадут Нобелевскую премию,
То я умру не-нобелевским лауреатом.
Моё «я» знает, что оно созвучно «гению»,
Хотя и ругается иногда матом.

Слава богу, доехали!
Слава богу, приехали!
В пятнадцать пятнадцать.
Теперь отдыхайте,
Только меру знайте:
На солнце долго не жарьтесь,
Как котлетки,
В Быстром Таныпе
Далеко не заплывайте,
Ставьте мысленные метки,
Детки!

Всё: начинаю генеральную уборку
В квартире; подмету каждую корку.

А там передавайте привет Рите.
Мысленно всех вас вижу и целую.
Вспоминаю себя в То лето; словом, берегите
Себя; мысленно – на одуванчик дую…

Кто ещё не понял, герой поэмы – я
И – моя семья.
Всё остальное, так или иначе,
Будет в стихопередаче.

РИА Новости: «В Воронеже убит инкассатор.
Похитили свыше одного миллиона рублей».
– Убийца, где ты?! – кричу я. – Иди и посмотри
В глаза его детей!..

Деньги. Деньги.
Снова Деньги.
Как надоели эти деньги.
Но без них не купить дочери
Золотые серьги.

Слышишь, убийца, я сам должен банкам до хрена,
Но я не иду из-за этого убивать тебя на!..
Я работаю разнорабочим, и к тому же ещё пишу стихи,
Я тебе, как человеку, уже никогда не подам руки.

Караулов.
На экране голубом
О России плачет,
А в Пассаже дорогом
Тридцать тысяч платит –
За китайские трусы
С итальянским лейблом:
О России «ты не ссы»,
Мальчик нынче в белом.

Буквы: гласные и согласные.
Люди: согласные и несогласные.
В Москве – Марш.
В Руке – Карандаш.

Усну поздно,
Так как рано вставать.
На улице грозно,
В квартире – благодать:
Расцвёл цветок.
Чаю глоток.
Слышишь, конфета,
Завтра первый день лета!



1 ИЮНЯ.
Сегодня первый день лета!
В Природе – тоже эстафета.

Литература дурдом,
А всё же дом.
Дурка, – и всё же!
Дурь, – и всё же!

В империи всё возможно:
И революции.
Русский фашизм, возможно,
Уже шагает по мозговым улицам.

SMS от друга.
«Ирина. 70 долларов. Снял. На час.
Девятнадцатилетняя принцесса.
Сисек нет, и только это смущало нас
Во время полового процесса!»

А в Сибири Байкал ледяной
Плещет на берег синей волной.
Я когда-то нырял в Байкал;
Думал, там обручиться, нахал.
Бесприютен, как космос, Байкал.

Подсолнухи: моя тема
В телефоне.
Всё остальное рема:
Солнце и кони.

На работе,
Как во флоте:
Под землёй,
Как под водой.

Лучше всех живут они –
Гамадрилы и Слоны.

Пошёл в ГУМ
Сквозь ЦУМ:
Получил бум,
Шум,
Бурум-бурум…

Читаю Набокова
Стоокого.

Лужков в киоске:
«Капитализм в России».
Названье броско,
Под стать мессии.

В России есть силы,
Которые будут убивать;
Есть люди – будут стрелять.

Люди в шахте.
Он катается на яхте.

– Зачем люди пишут?
– Для будущих поколений!
– Чтоб читали и смеялись,
И, читая, целовались?!
– ……!..

Слышите, люди,
Живущие после меня.
Я вам посвящаю своё
Спокойствие.
На границе моей смерти
И вашего дня
Мы соединимся
В многоцарствие.

Умер «поэт» Вознесенский.
Хм, я тоже был Вселенский.
Благо, стал просто Григоров,
По-скромному, как Иванов да Сидоров.
(Туда же, на Новодевичье,
Чтоб не поссали на его могилу вечером…).

Чьи-то стихи.
Не хочу лежать на Новодевичьем –
Жалкое торжественное зрелище;
Лучше уж закатанным в асфальт
На «стопервом» в муках умирать…
Лучше уж квадратно гнездовым,
Уподобиться буланым и гнедым!
…Пёстрая разложена колода
Из причисленных к личинам из народа:
Здесь лежат крестовые тузы,
Ожидая бунта иль бузы,
Рядом с дамами в лилово-синем.
Кто-то в красном лозунг в воздух кинет!
…Вмиг запашут плугом озорным,
Мрамор разнесут на облицовку,
И придётся правнукам живым,
Проявить изрядную сноровку:
Съев омаров – пожевать похлёбку…

Всё вернётся вплоть до Бонч-Бруевича –
Снова понесут на Новодевичье.

Жена не отвечает –
Без денег скучает:
Плачет женщина без мобилы.
«Перепачканное лицо». (Шоколадом!)
Рядом жрут и снуют дебилы.
Не кутается «в пальтецо». (Лето!)

Не поэт –
Текстэт.


2 ИЮНЯ.
Сегодня славное настроение –
У мамы День Рождения!

Брат заболел;
Горло; но поел.

В ломбард сдал сотовый телефон,
Чтоб купить водки и батон.

Жизнь поэта – лежать на диване
Даже без объятий маруси или тани.

Ещё: сегодня десять, как хохол сказал бы, лiт,
Как я закончил Лит.
Встреча в семь вечера,
Когда делать нечего.

Гуляли по-нашему:
По-страшному…

Лена. Таня. Ваня.
Вадя. Света. Саня.

Только у двоих
Остался Стих.


И за маму, и за лит
Пил коньяк и пиво «пит».

Вспоминали былые годы,
Пели им гимны и оды.

Доцентка.
Она была не первою,
Но первою роз девой.
И драл ты её неистово
За кулисами ночью позднею.
Ты драл её, зверь, вхлам,
А я наблюдал-де театр:
Как за оплеухой чьим-то рабам
Твой член гоготал за жопястую партию.

Ректорский стакан
Выпил брат Иван.

Проснулся, как всегда, под кустом;
При галстуке, чист, как грязный рубль;
Заря, озноб, вставать было в лом;
Здоровья убыль.

Наша Оксана –
Моя осанна!


3 ИЮНЯ.
Жена звонила: хорошо, жара;
А мне на работу, кошмар, с утра.

Сидел без дел –
Опохмел.

Ноги болели,
Голова нет.
Только ели
Мозги свет.

Вода, вода, вода.
Всегда, всегда, всегда.


4 ИЮНЯ.
«Любезны будьте, топ мне принесите
И кардиган, он есть, он там, возьмите,
А там и блузки, эти, прихватите,
Нет, нет, не надо, блузки бесполезны,
А, вот ещё, конфет, будьте любезны!»

Я пива взял и сухарей.
Жалей, судьба, меня, жалей.

Вот такие бабы:
Кабы…

Дождь, гроза –
Божья слеза.

Мать всё бродит, как лунатик,
Точно яростный фанатик:
Боится, соберусь
И с Ванькою напьюсь.

Чтоб сам себя не уволок –
Все двери дома на замок.


5 ИЮНЯ.
Купил ботинки с дырочками,
Белые, как ляжки девочки.
Рубашку бело-бежевую тоже взял,
Чтоб выглядел, как генерал.

В комнате тишина,
Надоела уж она.
Хочется скрип кроватей и храпа детей,
Всё одно: в суете – веселей!

Поел. И думать не хочу
Я ни о чём и ни о ком.
Но если надо – проглочу
Я жадным мозгом мыслей ком.

Суббота –
Блевота.
Солнца
Охота.
А его
Нет,
Как
Монет
На пиво.
Какое диво!

Какое диво:
На водку есть,
А на пиво жесть
Тратить.

Познакомился с женщиной за рулём.
Увы, женщина за рулём, мы с тобой не пьём.

Пошла на х...,
«просто девушка-pizdec».
Великий Бахус
Уже надрочивает конец.
Думал, девушка, думал, помять.
Оказалось: нечего мять.
903-529-60-10.
Чей это телефон?
Точно только: она или он.
Зачем давали?
Себя отдавали?

Напился: украли телефон.
Иль потерял?
Пришлось взять новый, смартфон.
Пьянь пьян!

Переписка с женой по sms:
– «И насколько ты нас разорил,
Ненасытный алкаш-крокодил?
Все мои интимные фото пропали,
Всё теперь ворюги обхохотали!»
– «Привет! Насколько!
Настолько!»
– «Вчера сама поймала 25 карасей
В озере у дома.
Ветер и прохлада по России всей.
Как ты-то, хома?»
– «Хрюшик, прости, телефон тебе
Понравится,
Можешь его забрать себе,
Красавица!»
– «Не пей! А на секс
Тебя не тянет?»
– «Молодец! Я завтракаю. Кекс.
Немного прихожу в себя, и нет –
Благо, впереди два выходных…
И какой-такой секс!?
Видимо, из-за телефонов этих грёбаных –
Били и будут бить по бокам,
Как когда-то коммунистам по кобурам!
Как будто там оружие,
Подонки верблюжии!»
– «Вот идиот! Мало тебя били, раз
Ты за старое берёшься, дикобраз!»

Sms от отца: «Твои-то не приехали, сын?»
Отцу: «Приедут 17-го. Там дед сразу и
С Варьяной в Иркутск на свадьбу Гули.
А мы в Москве до 10-го и к тебе в Июле!»



6 ИЮНЯ.
Дождь за окном.
День серый, скучный он.

Пушкин.
Пушкин!

Глазами Пушкина взгляни
На смысл и форму бытия!
Кальян веселия втяни,
Постигни смысл слова «я»!


Он за Пушкина не пил,
А смотрел футбол.
И ему забил я в рот
Эпиграммы гол!


Разошёлся хоровод
Плясками узорными!
В хороводе все поэты
Наши непритворные!
Расчеканивают землю
В душу да сапожками!
Рты распелись и поют
Русскими гармошками!
О, гляди-ко, Пушкин
Заплясал в присядку,
Вышел и пошёл –
Засверкала пятка!
А за ним Есенин,
Голова сорви!
Вышел – и распелся
О земной любви!
Николаи-братья –
Тёзки именами –
В стороны четыре
Дали казаками!
Пляшут на кинжалах
Без сапог-ботинок
Маяковский-Лермонтов,
Вот-те на картина!
В хоровод – и выплеснул
Венеровой воды
Мужичок архангельский –
Взвился до звезды!
Кузнецов Емеля,
Китеж где-то чая,
Свистнул Бога в пляс,
Чины не разбирая!
Крутит Устюжанин,
Бабок вспоминая,
То ли умный, то ли дурень,
Глазками сверкая!
Вот со стороны
На хоровод гляжу –
Всей душой со всеми,
Скоро запляшу!

Много читаю.
Не бухаю.


7 ИЮНЯ.
И снова: Дождь за окном.
День скучный, серый он.

Не хочется работать, страдать.
А хочется беззаботно умирать.

Скучаю по жене.
По её сальцам.
Она во мне.
Я её храм.

Встал в 2 ночи аж.
Это мандраж.
Ещё пару часиков посплю,
А там вперёд – к Новому дню.


8 ИЮНЯ.
Ничего не написал,
Ничего не напишу.
Никого не обо…ал,
Никого не обо…у.

Друг-коньяк
Лучший враг.

Любая работа
Это всё же забота.

Мысленно Нелли
В моей постели.
Мороженое
Хорошего.

Я хочу всех юбок-женщин в мире
Так, как если бы стрелял в них в тире.

День прошёл, как лучше бы не проходил:
Такое чувство – что кого-то убил.

Эта блядь
Всем блядям – мать.

А за окном: ветер и холодно;
И какому-то человеку голодно…
Бог, если ты есть,
Дай ему поесть!..
Я бы вышел и дал,
Да уже всё раздал…


9 ИЮНЯ.
Фильм «Два капитана» –
Великий и стрезву, и спьяну.

Сегодня целый день лежал,
И в потолок «плевал» и не-плевал.

Коньяк допил. Коньяк благое дело.
Вот только б рядом бабье тело.

Старые рукописи басен
Привёл в порядок; слог прекрасен.
Есть, конечно, галиматья,
Но это уже не я, не я.

Жена скучает по мне,
А я – по жене…

А так, по сути, день пустой:
Не взял и книжки золотой.

Ел – дышал, дышал – и ел;
Не вспомню только, что я ел.

А за окном осень, хотя и лето:
Реальность нереальна, читал где-то.

На Новость из «НОВОСТЕЙ»:
Попала под машину,
А нет, чтоб под мужчину!
Раскрой глаза пошире,
Увидишь счастье в мире!
Зачем, как глупый бобик,
Ты расшибаешь лобик?
Ведь тут возможен гробик,
Кутья и друг твой Толик.
Зачем же суетиться,
Когда все надоели?
Не лучше ли напиться
С любовником в постели!
А если благонравна –
То можно помолиться.
А если своенравна –
То в пору утопиться.
Давно всяк это знает.
О, будь настороже!
Давно проспект воняет
В Москве давно уже.
Попала под машинку,
А нет, чтоб под мужчинку!
Зачем не под меня,
Красавица ничья?
Зачем же суетиться,
Когда все надоели?
Не лучше ли напиться
С любовником в постели!


10 ИЮНЯ.
Опять полвторого ночи.
А я хочу чая, между прочим.

Однофамильцы. Григоровы.
Николай.
Перевод с вьетнамского и два стиха;
И умер как будто – страница тиха…

Григоров.
Нет ни имени, ни стихов, ни прозы,
Но до жути – позы, позы, позы.

Аллюня.
Был бы хрен, но ни хреня –
Одно: аллюня.

Татьяна.
Как и многие глупцы, жаждет смерти,
Прикоснувшись только к жизни круговерти.
Танька, умирать глупо –
Съешь супа!

Анфиса.
Стихи-шипение, коньяк-мужчина.
Я сам бы повесился, скотина.
Я, я, я, я – на:
Толку ни хрена.

Влада.
Женщина – сука, стихи – сучьи.
Но имя, имя – всего лучше!

Юлия.
Точно поэтесса. Одиночество
И всё такое. Про-ро-чица…

Игорь.
Детский глист –
Архаист.

Анна. Ирина. Алла.
Полностью нет ничего,
Кроме полного имени всего.
Возможно, читатель, возможно, поддержка,
Возможно, писательства зуд, а пустота – издержка.

Виталий. Не Александрович.
Сам и умер, сам и воскрес:
«Златая осень», точно бес.

Алекс.
Пишет с мобильного,
Нет ни запятых, ни точек.
Стихи – как на попе чирий,
Но просит к себе величия.

Ольга.
«Наркоман, не прочитавший Библию».
И ставит себе это в заслугу.
И пишет об этом пространную идиллию,
Рифмы пуская по кругу.

Наталия. Она же Натали Молко.
Лате и пачка сигарет –
Вот весь её секрет.
Но сигарета почему-то «толстая»,
Возможно, электрическая, постная.
Или фаллос, типа – подтекст?
Ну, пусть его жуёт и ест!

Анастасия.
Отвергнутая и Богом, и сатаной:
Идёт и не дойдёт никак домой.

Анна 2.
«Я пошёл!» – сказала Она маме.
Мама промолчала; ей по панаме.

Амирам.
Всё предсказуемо:
После подлежащего – сказуемое.
«К хорошему так и не привык»; чист:
Не демократ, не коммунист.
Не русский и не еврей.
Помесь стиля – таракано-вшей.


11 ИЮНЯ.
В Испании, показывают, наводнение.
У нас тоже пасмурно; осквернение.

В метро
Читают «metro».

[вербер]:
Цербер.

Неужели бабы
Бывают прорабы;
Все иринки –
Скотинки;
Все иришки –
Мартышки;
Все иры –
Задиры.

Гляди, какая птичка.
А управляет, как медведь.
Люблю за безграничность,
И петь – хоть каждый день.
Неужто, есть медведи-птички,
А с виду, глянешь, невелички:
– Анфиска-белка, ты винилась?
Щегол-иван, мети листву!
Елена-ёжик, ты умылась?
Утёнок-сашка, съел плотву?
Любовь-сова, блюди законы!
Овца-иришка, будь собой!
Вован-волчок, грызи батоны!
А я от вас – лечу домой!..

Болит ребро; и спать пора;
С тоской по жинке до утра…

«Романтика – это когда муж у сисячки…»

Что будет завтра, я не знаю,
Но точно знаю, что узнаю.


12 ИЮНЯ.
В День независимости страны –
День полной независимости от жены.

Вспомнил глазки Наташкины – и
Позвонил и заволок в кустики.

По старой памяти: эстет
Отшлёпал в подъезде Кэт;
Стара стала подруга,
Но попка так же упруга.

Ну, а взрослая Алла
По-детски стонала.

Во дворе; полдела;
Молоденькое тело
Взял смело.

Дёрнул туалет,
А там девка:
Не ожидая комплимент,
Попал метко;
Теперь краснеет-тает,
«Всё видел», знает;
И почти уже – сестра, жена;
В общем: попала она.

Полпопы видно –
Не стыдно.

Облизываю соски на работе у одной:
Ей это, кажется, не впервой.

Я не ангел, я не бес:
Я есть я; и Русский Лес.

Мой герой хоть назван мной,
Но наполовину мой.
Скажут: – «А, каков он, честен!»
– «Просто из другого теста!»

Сломался карбюратор.
Глаз жёлтый валидатор
Отбой дал, блин, некстати.
И денег нет как нет, «аксти!»,
Не хватит на такси.
С Кузнецкого домой
Поплёлся я, бухой.
Пройду довольно много
И попрошу у Бога:
Сегодня День Рождения у бывшей,
Её ну ни в какое дышло;
Хоть сын растёт; но всё ж имеем право
Поддать ей в баньку дыма-жара;
Дай силы, Боже, мне дойти
И рухнуть где-то до пяти,
Чтоб в шесть подняться вновь – и вновь
Поднять стакан и жахнуть за Любовь!..

Девчонку до пяти
Помял я по пути.
И звёзды так сверкали!
И слёзы так сияли,
Как звёздочки сверкали…

Голос из бездны:
«Хочешь чужую жену?»
Да ну!
«Гарем» и так большой;
Не официоз, но факт мой.

В России все любят всех.
Это и есть России успех.
Не везде, правда, и не во всём –
Иногда по темени и топором.

Гаспаров. Академик.
Я – неврастеник.
Хотя, читая его,
Читаю словно своё.

Я пью, и пою арию
Шимон Пересу, вот:
Только он за Красную Армию,
Только он за Русский народ.

В подъезде я соседку
Трахнул; за конфетку.

С консьержкой ночку переспал;
Ей пятьдесят, узнал, узнал;
А выглядит на тридцать,
Такая, мол, актриса…

(Нет, сегодня спал я целый день.
Мне снилась эта дребедень…

Но в снах есть тоже «правда жизни».
Я посвящаю сон Отчизне!..)


13 ИЮНЯ.
И опять начинается день:
Работа, женщины, водка,
И – как ни крути – селёдка.
Это тоже поэзия, тоже!..

Утро. Кругом пустая тара.
В траве – разбитая гитара.

Любое Время пропускай через себя,
Даже если оно
Высоковольтный разряд и не любит тебя.

В Москве снова грозы.
А в «ЦВЕТЫ» разноцветные розы.
По переходу метро, как хозяин,
Плывёт с чашкою армянин-барин,
Развернув по сторонам руки;
Ну, вылитый армянский долгорукий.

Жена писала:
Хочет ласки и сало.

Не знаю я, зачем ты льёшь
Елей на сердце мне,
Любовью дышишь и живёшь,
Любовью в каждом дне
Являешь милости свои…

Любовь моя
Любви
Подарит
Мне
И лавой
Польётся
Страсть!

Внешность и нутро –
Не одно ядро.

Я иногда забываю, как меня зовут;
Возможно, это уже вселенский уют;
Он тёплый, как одеяло, и горячий, как чай;
И космическими глазами как бы невзначай
Я безразлично наблюдаю, как людишки снуют:
Устраивают шоу на Красной площади,
Зарабатывают, катая детей на лошади,
Протягивают свои грязные руки к Прошлому,
И ржут, как хохлы, как михалковы;
Этот Дикий смех народ раздражает,
И про это, этот Смех, очень хорошо знает.
Одно утишает, что и демократия когда-то помрёт,
Этот настоящий евтушенковский живоглот.
Ну, а как же моё вселенское безразличие
Уткнулось в эту дрянь? Видимо, наличие
Дряни – вызывает у меня наличие небезразличия.

Вот тебе и Космос.
Вот тебе и Логос.

Фильм – оно же «Оно» же.
Шамсутдинова может.

Я – женщина. Я – умираю.
Дашь мне посмотреть, танкист,
На твой член?! Если дашь,
То «как зритель, всё тебе прощаю,
Шляпа!»

Исповедь.
Я родился в деревне,
В деревне Московка.
Это в Липецкой области,
Так далеко от Тверской.
У меня есть сад, картофель,
Лук и морковка,
И риторика – тоже.
Я не знаю чудесней земли,
Хотя Родина наша огромна.
Не боюсь я чертей
И дурного сглаза людского.
Всё во мне, я во всём –
Сказано, на удивление, просто.
Жизнь есть… Боже! Боже!
……………………………..
Я учился, как все,
Не блистая особым талантом.
Я гонял голубей,
Как смазливых девчонок в округе.
Я ходил на все праздники
С красным-прекрасным бантом
И кричал: «Уя-а-а!»
Это всё во мне живо,
Как для каждого первая ласка.
Под гармонь танцевала родня
И своё, и фокстрот, и буги.
Эта жизнь согревает меня,
Как народная верная сказка.
Вдохновляет меня!
……………………………..
И уж долго живу я в столице,
А туда – наезжаю.
И погибель деревни
Для меня –
Как удар кулаком по лицу.
Я горюю о ней,
Очень часто её вспоминаю;
Да и кладбище – там…
Там не только мой дед похоронен,
Но и прадед.
Да и мне под конец
Моей жизни
Туда лишь к лицу.
Я деревню люблю,
Как любил её мой прапрадед:
Он, горюшник, там, там…
………………………………….
Ну, а жизнь пока бьёт, как говорят,
По голове молотком.
Но живу я с надеждой
Постигнуть Великие тайны:
Что есть Бог?
Что есть Я?
Не ответит же нам партком,
Что есть Мір.
Может быть, я умру
Не ответив на эти вопросы.
Но родится иной человек,
С ним пребудут всё те же Тайны,
Как в подлунном мире
Пребывают великороссы:
Что есть Мір?


14 ИЮНЯ.
Ко мне домой
Пришёл Выходной.

Жизнь поэта нынче уникальна,
Не духовна, не материальна:
Без писем от читателей,
Без премий от издателей.
Один евтушенко премиален –
Случай просветителен и уникален.
Хотя толстый том «его 2009 года»
Достоин звания «народного урода».

Семья не вместе –
Душа не на месте.

Сходил за родниковой водой;
Голубые глаза Натальи; и домой.

Съел рожки с жареной курятиной;
Вкускно, хорошо; завтра за зарплатиной.

«Телефон за 16 тысяч –
Наглость!
За это надо б высечь.
Пакость!»

Но от судьбы не уйдёшь –
Она как нож.

День сегодня сияющий, пригожий:
Голубое небо и пьяные рожи.

К вечеру голова пустая.
Может быть, и хорошо.
Лучше уж пустая, чем злая.
Хочется чаю ещё.

Ночь
Не прочь.


15 ИЮНЯ.
В Москве всё пасмурно опять; не лето,
А так: холодная котлета.

На трассе не спорьте с дождём;
Вы словно бы под ножом.

Любить Свободу,
Быть ближе к народу –
Речь нелитературна;
Но изваять литературно –
Дело физкультурно.

А рёбра ещё болят; отбили, значит;
40% безработных – не иначе.

Хочу жену.
Хочу жену.
Хочу жену.
Хочу жену.

Мой Месяц за полвека сойдёт,
Когда будет написан и уйдёт…

Поупражняться решено в стопе,
Когда сама стопа не на стопе.

Подражание лермонтовскому периоду:

Когда лежу я при закате Солнца
Близ озера в немой траве,
И птицы над водою низко вьются,
И беглый месяц плещется в воде;

Когда не видно шумных городов
И далеко лежит моё село,
И добрый шум комбайнов, тракторов
С полей уходит, как с Земли тепло;

Когда Природу влага обнимает
И звёзды нарождаются во тьме, –
Тогда я всё на свете понимаю,
И верю, верю Солнцу, как Судьбе.

Тогда и песня льётся чудно, просто;
Но жаль одно: я, как всегда, забыл
Свой карандаш, блокнот и папиросы;
Я песню спел – и тут же позабыл.

*

Интернет «подключен», но не работает:
Всегда в России так человек «штопает».

Улицы. Улицы. Улицы.
Устрицы. Устрицы. Устрицы.

Получил зарплату –
Двинул «по этапу»:
Из ремонта ноутбук,
Жене четыре двести,
Зашёл в «бастер бук» –
Купил «Двести лет вместе».


16 ИЮНЯ.
7.45. Туман.
Я как будто пьян.
Лёг досыпать
На пол, не в кровать:
Так спина не болит,
Говорит айболит.

Сегодня в полночь приезжает жена;
Что ж, посмотрим на её загар и на…

Восторженный Витюк –
Страстный тюк-тюк.

Не хочу на работу, хочу писать стихи.
Ха-ха-ха! Хи-хи-хи!
Но кто ж кормить будет жену и детей,
Если не ты, дуралей!

Через силу в силе осилю.
Таково всё в России.

Всё когда-нибудь исчезнет без следа,
Но останется – чистейшая Вода.

«Зарифмованная мемуаристика», да.
Всё должно быть, господа.
Этот жанр не нов, но и не стар,
Самое время увар.
Георгий Иванов, Косцов и я –
Вот такая пока семья.

Сегодня мрачная погода,
Но всё светлей мне год от года.

Что ж, одеваться и айда
Прожигать свои года.

Опять волнуюсь, опять волнуюсь.
Опять дорога, опять тревога.

Жена приедет, но не дилемма –
Моя продолжится поэма:
Вторая часть уже с женой
Уже пойдёт сама собой;
Ведь заявил, что будет Месяц,
А вышел, братцы, полумесяц.

Жена не приехала; завтра;
Не собрались, говорит, правда.

Страшнее всех бед,
Когда не работает туалет.


17 ИЮНЯ.
В метро столько ножек румяных;
И глазки мои словно пьяные.

Говорят, выехали в 6 утра;
Давно уж пора, пора.
А в Москве всё пасмурно, холода,
Видно, навсегда, навсегда…

Вы точно морока,
«анна морока».
Знавал одну я анну,
За нрав её – к барану;
Тот без овцы постился –
И анной насладился.

«Путин. Итоги. 10 лет».
Экстремизм? Точно: 10 лет.

Но остальная «злоба дня»,
Пожалуйста, без меня.
Я поэзию люблю, я поэзию хочу,
Я по облаку лечу;
Так сказал бы «поэт-эстет»,
Но я не он, нет.

Природа много-много-многогранна.
Отстань от «монстра» ты, Канада.
Идёт своим ходом эволюция;
А может, в Природе – Революция?

«Где-то под Нижним!» –
Позвонила и сказала.
Я ж в белье нижнем
У окна, как у вокзала.

Постоянно на телефоне,
Как в деревне на ловле.

Всю жизнь, минуту каждую писать бы я готов,
Да стынет на тарелке плов…

Пока Земля даёт плоды,
Растит моря, деревья, травку;
И Человек хранит сады,
И на спину кладёт пиявку.
Из века в век так будет… Но
Порой и верится фантасту,
Что Солнце канет всё равно,
И Разума исчезнет паства;
И Человек уйдёт, и Всё –
Погаснет вмиг, не возвратится…
Вертись, о Жизни Карусель,
Не дай ты Смерти насладиться!
Пусть лих литературный муж,
Предначертавший сроки Солнцу.
Но сроки Духу – это чушь.
Ура – Вселенскому Оконцу!

Приедет: и сразу война;
Нормально; такая Она.

Марине.
Мы с тобою три года
Нога в ногу идём.
Мы с тобою три года
В этом мире живём:
В мире полном чудес
От взаимных объятий –
От любви до небес!
От небесных заклятий!
Грозы нам не страшны,
А бывают порою,
Что слова не слышны
И гордыня горою!
Я молю об одном:
Чтобы вместе пройти
Нам всю жизнь перед сном,
Перед сном немоты…
Ни о чём не жалеть,
Ни о чём не просить, –
Лишь друг другом болеть
И Плод Счастья вкусить!
Чтоб и в Рай, перед Ним,
Нога в ногу ступить,
Улыбнуться живым
И Дверь Жизни закрыть!..

… Хотя мы сшиблись раньше;
Тогда мы были пьяньше…

10 лет уже как вместе,
На ножах, без фальши-лести.

Делаю еду; и приготовил арбуза;
С дороги чтобы набили пузо.

2 часа ночи; нет; трубу не берут;
Едут, а стрелки часов бегут…


18 ИЮНЯ.
8.30. На МКАДе,
Как на параде.
Солнце и холод,
Июнь-молот.

Ра-ро-ру,
Ро-ры-ру,
Ра-ру-ро,
Ру-ры-ра;
Ры-ру-ро,
Ру-ра-ро,
Ро-ра-ры,
Ры-ру-ра, –
Ты чего-нибудь понял?

За окном никого,
Только три голубя всего:
На Солнышке сидят, –
На песке спят…

Границы ожидания всегда размыты,
Словно полотёром Господа помыты.

Приехали. Лифт.
Башспирт.

Иди, мать, на солнце,
Дам тебе червонцев.

Выглянул в окно: воздух водочный,
Противный, трупный, селёдочный.

В квартире лучше: жена и тепло,
Рита, фотографии, светло.

Медное? Золотое? Есть кольцо.
Всмятку? Крутое? Есть яйцо.

Е…ал
Вал.

Что всё читаешь «Достал»?
Достань и отсоси!
Вы, как Ты, меня достал;
Достань и – соси, соси!

Оппонент такой чудак,
Если б был он не дурак.


19 ИЮНЯ.
У двоюродного брата снова сын: трое детей
От разных женщин, «от разных бля…ей».

На озере. Жарко. Но вода холодная.
Не успела прогреться, до солнца голодная.

Мужик голый, но в пиджаке;
Счастливый и налегке.

Молодёжь на катамаранах чудачит:
Курит, пьёт, дерётся и плачет.

Ныряешь редко,
Детка?

Наконец-то в Москве жара.
Пора, давно уж пора.

Прилично.
Отлично.

Читаю старый Песенник,
Похожий на чудесенник.
«Партия – наш рулевой».
Стихи Сергея Михалкова.

Итак, на поляне «Смирнофф».
В руках – Михалков:

«Слава борцам, что за правду вставали,
Знамя свободы высоко несли:
Партию нашу они создавали,
К цели заветной вели.

Долгие, тяжкие годы царизма
Жил наш народ в кабале.
Ленинской правдой заря коммунизма
Нам засияла во мгле.

Под солнцем Родины мы крепнем год от года,
Мы беззаветно делу Ленина верны!
Зовёт на подвиги советские народы
Коммунистическая партия страны!

Партия наши народы сплотила
В братский, единый союз трудовой.
Партия – наша надежда и сила,
Партия – наш рулевой!

Думы народные в жизнь воплощая,
В бурях крепка, как скала,
В грозных сраженьях врагов сокрушая,
Партия наша росла.

Под солнцем Родины мы крепнем год от года,
Мы беззаветно делу Ленина верны!
Зовёт на подвиги советские народы
Коммунистическая партия страны!

Нас не страшат ни борьба, ни сраженья –
Ярко горит путеводный маяк!
И помешать нам в могучем движенье
Пусть не пытается враг!

С нами сегодня идут миллионы,
Наше единство растёт.
Мудростью Партии путь озарённый
Нас к коммунизму ведёт.

Под солнцем Родины мы крепнем год от года,
Мы беззаветно делу Ленина верны!
Зовёт на подвиги советские народы
Коммунистическая партия страны!»

Мы по персику с женой съели.
– Чья музыка?
– Музыка? Музыка В. Мурадели.

Бывает, сам себя подставил, и всякий это знает.
Бывает, что никто не помнит, но Время подставляет.

С. Михалков: никакой литературы не патриарх;
Он – жертва, впитавшая в себя весь Страх.
И он по жизни, как премудрый пескарь, «на всех парах»
Именно не мчался никуда. Фирма на часах.

Не хочу столько жить: страшно
Подставлять себя и наших.

Или не пиши,
Или не дыши.

А мы уже не ваши.
А мы уже не наши.
А мы уже ничьи.
А Мы – только – Свои.

Солнце село; выпил пива;
Не просохла моя грива.


20 ИЮНЯ.
Проводили деда и Варьяну в Иркутск.
Можно было б и в Якутск.

Мест в России много всяких;
Есть и «Алькаши» и «Маньяки»;
Помню даже «Марс» и «Венецию»;
Для жаркого тела любые специи…

Жарю курицу.
«Жарю» жену.
Смотрю на улицу.
Смотрю на луну.

Нет спасу
Без квасу.

Вот же хрень:
Час как день.

Лучше быть турком,
Чем придурком.

Около свадьбы: в фонтан нырнёшь –
За своих сойдёшь.

«Виталюсик, Виталюсечка!»
Пися, писячка.

Читаю творчество жены
И восхищаюсь до луны.

Эпиграмма на мышей.
«Мало вас топят и бьют, и сжигают,
Мало ловушек на вас расставляют;
Прочно меж грядок и кочек врос
Новый порядок – мыший хвост.
Мышки гадят, пока нет кота,
В печке мышей сожгут без следа.
Мир без мышей и добр, и прост:
Не напугает холодный хвост!»


21 ИЮНЯ.
Сидит дома
Детина Рома;
Второй уж год
На работу «нейдёт»!

В лампе атомный хрусталик;
В мире атомный Виталик.

Отче наш.
Иже еси на небесех!
Да святится имя Твое,
Да приидет Царствие Твое,
Да будет воля Твоя,
Яко на небеси и на земли.
Хлеб наш насущный
Даждь нам днесь;
И остави нам долги наша,
Якоже и мы оставляем
Должником нашим;
И не введи нас
Во искушение,
Но избави нас
От лукавого,
Яко Твое есть Царство
И сила и слава во веки
Веков.
Аминь.

А ты по жаре ходи в тибютейке,
Не дайся во власть жаре-злодейке.

Коран пред Библией есть словеса,
Как лысое пред волоса:
Поэзии мало, её почти нет;
Читал Коран и скучал поэт.

Как Идея, Аллах могуч,
Он зелен, твёрд и выше туч.

Я не гексос:
Люблю стрекоз,
А так же коз
И колкость роз.

Мёртвое мёртвым.
Живое живым.
Доброе добрым.
Злое злым.

«Мир, как шарик!»
«Мир, как семечка!»
Мир – хрусталик,
А мы в нём – темечко;
Попадут метко –
И здравствуй, детка!..

Муравьи мы, муравьи,
Сразу Всех, и Всех ничьи.

Бог Нун
Всех пнул;
Долго не спал,
Нынче устал.

Богиня Жара
Несётся с «Ура!»


22 ИЮНЯ.
В Твери взорвали дверь у синагоги;
– Здесь – суд и срам, но рассмеялись боги.

На фотографии: Да-с:
Я-с!

На фото: У берёзки
Я без слёзки!..

Я растворён в жене навечно:
Я сам есмь женщина предвечно!

Родился в Московке, проживаю в Москве:
Бе-бе-бе, ве-ве-ве!

Что за Счастье, что за Напасть:
В деревне Московка – Советская власть!

Летом надо веселиться:
Из пруда, из лужи взять и напиться!

Умный или идиот –
Враг не пройдёт!

И снова у берёзки!
Без слёзки!

Да или Нет,
А есть Портрет!

В далёкую даль мы уходим вдвоём –
И добрую песню о жизни поём!

Ну и ну!
Чествуем мою жену!

Ву!
В гостях хорошо, а дома лучше, – в Москву!

У памятника Вампилову А.
–Ура-а!

Рабочие под прессом:
Жена рулит процессом!

С Татьяной Никольской в институте:
"Таки прекрасны преподаватели у нас туте!"

В деревне у дедушки Саши
Поели мы манной каши!

Варя: "Н-но!
В кино-о!"

Варя: водомото –
Мотоводо!

Брат Роман и Варьяна в лесу
Ищут лису!

Вдвоём –
Поём!

Перед взлётом, как ни крути,
О Смерти да подумаешь ты!..

Станислав Куняев, я –
Очень мудрая статья!

Тётя Нина, я и Даша!
А на кухне манна каша!

Вульф и я.
Два Виталика сошлись –
Только чаем напились!..

Василий Устюжанин и я;
Кто третий – не помню, но нажрался он, как свинья!

Мама,
Моя мама.

Альбомы с фото, как урны с прахом,
Всё Птица Смерти развеет взмахом…


23 ИЮНЯ.
Не с Ваней –
Пей в ванне.

Вы когда-нибудь помрёте, старички?
Топтать уже тошно ваши половички…

На холсте есть коромысло:
В Третьяковке много смысла.

Цитата (из прозы в стих –
Я лих):
Когда 8-сложник вытеснил
Старый «роландов» 10-сложник
С позиций эпического стиха,
Тому пришлось отступить в лирический стих.
Здесь он постепенно осваивается
Сперва южнофранцузскими трубадурами
( с 1140-х годов, у Бернарта Вентадорнского и др.;
от них , как мы видим,
в XIII в. он перешёл в Италию
и породил итальянский 11-сложник),
Затем северофранцузскими труверами
( с 1180-х годов, у Конона Бетюнского и др.).
На время устанавливается, таким образом,
Не совсем обычное положение:
Короткий стих обслуживает эпос,
Длинный стих (наряду с коротким) –
Лирику;
Чаще,
Как мы видели и увидим,
Тяготение бывает обратным.
(М. Л. Гаспаров).

Стихи для слуха и
Стихи для глаза.
И много пуха и:
И много газа.

Понедельник – лёгкий день;
Я дышу – «в лесу как пень»!

Президенты не сторонники пролетариата.
Жаль, что у рабочих нет автомата.
Его бы «бах!», как бешеную собаку,
И Красное знамя – в сраку!


24 ИЮНЯ.
Жара полмесяца, жара,
Мозги сварились – есть пора.

Детей выбрасывают из окна.
Куда мы катимся, Страна?..

Не на русском, «на иврите
Лучше» вы, евреи, «врите».

Водки я давно не пил.
Водки пить уж нету сил.

Брат Вахид нырнул в пруду –
Шею вывернул в пи…ду.

У магазинов по двое, по трое
Валяются люди с перепоя.

Купаться не ходим: жарко, вялко,
Потно, зёвно, мялко.

Всё лежим да лежим:
В Книгу Жизни глядим.


25 ИЮНЯ.
День Рожденья Илюна.
Поздравляю балуна!

Когда Илюн совсем был мал,
Он носом простыню клевал!

Мы с бабулей по винцу –
Это видно по лицу!

Хоть сынуля далеко,
Он в душе и высоко.

Он не виноват, что мать
У него простая блядь.

Ну, я тоже не святой,
А блядун ещё какой!..

Снова жёнки, снова детки,
Хорошо ведь жить на светке…


26 ИЮНЯ.
Брык –
Шашлык.

Месяц как эпоха.
Опаньки и оха!

Искупались в этот раз
Поразительно за час.

До чего, как мухи, люди:
Всем и всё и всё на блюде.

Прочитал в одной я книжке
Только рифмы у мальчишки:
«Мама-кама», «дом-содом»,
«Аты-баты-шли солдаты»!

Ломоносов – сын Петра:
Это чуешь от пера!

Денег мало, денег много.
– Ну, рифмуй, рифмуй «дорога»!

Человек, не-Человек:
Всё отпущен краткий век.

Мне наинтересны не культурные люди:
«Дай пожрать!», «Идём поссать!», «О, какие сиськи!»
Мне неинтересны всё культурные люди:
«Дай поесть!», «Идём туда!», «О, какие груди!»

Проблема возникнет, слушайте, уши:
Достанем, поссым и потушим.


27 ИЮНЯ.
Слетел с маршрутки; вывих; боль;
И радость утра – в ноль.

Рентген. Я видел кость свою.
Как смерть близка. А я пою.

Оказалось: перелом.
Что ж, и во Вселенной: «тили-бом!»

Говорят, если засуха продлится,
То в июле будет удавиться.

Я человек в гипсе; «костяная нога»;
С работы уволят; га-га-га!

Теперь недели две иль три
На костылях; и нос утри.

Когда болеешь, странно, друг,
Вдруг волос вырастает вдруг:
Всё гуще, золотой и завитой,
Природа Тела говорит со мной.

А баба дура, баба сука;
«Тебя попросят!» – тоже мука!
Работодатель тот свереп:
Где твои яйца? Вот мой серп!

Смешно мне видеть во Вселенной,
Как человечек важен, бренный!

Поел котлет; сейчас кино;
Я должен всем – но всё равно.

А нерв натянут. В Мире – нерв.
Избыток стерв.

Смешно мне видеть во Вселенной,
Как человечек важен, бренный!
……………………………………
Смешно мне видеть во Вселенной,
Как человечек важен, бренный!



28 ИЮНЯ.
«Кто, скажите, с переломом
Хоть куда-нибудь ходил?»

Я, скажу вам, с переломом
Даже в магазин ходил.
Медленно, как черепаха,
Но ногой руководил.

Два часа до почты, было,
И обратно два часа,
А всего-то метров двести,
Вот такая вот краса.

Глядь, я с голоду не умер –
Молоко и колбаса.
И письмо отправил в Штаты,
Вот такие чудеса.

Время всё же пролетело,
И с ногой всё нормалёк.
И хожу я снова лётом,
Как по небу самолёт!

– Пока, конечно, я не лётом,
Но всё, что хочешь, бегемотом.

Скучаю, ем и целый день
Лежу в постели, словно лень.

Одни лишь облака мне в радость,
Да чувств и мыслей – малость.

За окном кусочек крыши
Виден; ветер словно дышит.

Надо мной Маринка плачет,
И судачит всё, судачит…

29 ИЮНЯ.
От друга из Америки
Письмо пришло в конвертике.

Нью-Йорк.
Бетон. Стекло. Асфальт. Всё в глазах. И такси.
И в ушах – нескончаемый шум.
Днём, как ночью, – в тени; и невыносимо;
Ты – свобода без чувств и без дум.

Вечер – шик планетарный, конференция, виски.
Ночью, в три, ледяная постель.
Я к «Свободе» сходил – там всё гладко и чисто.
Дикий Запад, – о ! – где твой бордель?!

Он в кино, ну конечно, остался навеки,
Да в какой-нибудь дикой душе,
Что буянит и рвёт – штрафы, выписки, чеки, –
И стреляет, как прежде, уже…

Письмо было прозой, но я же, брат, лих.
Поэтому быстро переложил в стих.

Жена, жена,
Люби меня!

Прости, мой милый друг,
Забыл твой Петербург.

Но если две недели мне лежать –
Поехали, в машине буду спать.

Моя нога хоть в гипсе, но гипс – в мире,
А в мире я играю же на лире!

«Лучше уж из Петербурга в Москву!
У Кремля настрелять кабанов на уху!
На истлевших костях Капуста вкусна,
А тебе всё равно, а тебе не хрена…»

Я изменил тебе в конце.
Ты изменила мне в начале.
И нашу страсть в Череповце
Поймут любовники едва ли.

Да что там этот город, – нет,
Нас не поймут и в Сан-Франциско,
Поскольку всюду твой поэт
Идёт вне рейтинга и списков!..


30 ИЮНЯ.
Ваш друг-приятель,
Любви искатель,
Алёша Гюнтер –
Хорош компьютер!
А я природный,
Мальчишка шкодный,
Процессор мой –
Весь Мир большой!

Вот домкрат, насосик,
Ключик, пылесосик,
Золотник, водичка,
Колпачки, наличка.

До свидания, Москва,
Через месяц жди меня!

До свиданья, враг и друг,
Уезжаем в Петербург!

До свиданья, до свиданья,
Расставанья, расстоянья…

Взял палатку, взял костыль,
За машиной только пыль…

И жена смеётся рядом,
Значит, так тому и надо –
Быть!..

--------

1 июля 2010




Читатели (168) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи