ОБЩЕЛИТ.РУ - СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Последняя Метафизика (Фрагменты 1-9)

Автор:
Жанр:
ФРАГМЕНТ ПЕРВЫЙ
КЛАУСТРОФОБИЯ

-1-

не лучше ли слепнуть от хаоса
нежели быть
одним из бесчисленных следствий
в бесконечной цепочке трагедий
переживаемых богом
имена которым
вера надежда и ложь

-2-

СЁСТРЫ

СТАРШАЯ

мыслится
буде немыслим.
присный и вечный
но есть.
старый поблекший и лысый
выбрал быть может он смерть?

соль отличить бы от пыли.
пыль отделить от земли.
будем ли
если мы были?
были мы
если ушли?
стоит ли жить и страшиться
в неповторимом "опять"?
если закрыты ресницы
где тебя боже искать?

где твоя девочка вера?
словно снегурка весной
тает и тает по мере
сути твоей внеземной.
вечность -
капкан или птичник?
время -
река или гать?
если вопросы трагичны
где тебя боже искать?

где твоя дурочка вера?
как саламандра в огне
только в неё не поверил
вспыхнула болью во сне.
сущее -
вспахано горем.
смерть -
обирает что тать.
я с тобой боже не спорю -
где тебя боже искать?

СРЕДНЯЯ

штиль в заливе.
желтеет олива на зеркальном подносе в буйках.
вдоль изгибов изломов извивов гаснут сполохи фар в мотыльках.
за горой где сознанье томится где хранится и тлеет зола
пан Георгий воюет зарницей неустанно исчадие зла.

любопытно -
архангелы плачут носовые платки теребя?
ты приходишь и к ним наудачу или знаешь что примут тебя?
им известно что падают птицы? с каланчи не возникнет калач?
и в деснице сжимает денницу безвозвратности старый палач?

расшифруй этот бриз над криницей с суахили отлива толмач -
исцелить чтоб самой исцелиться или пасть меж чумными как врач?
ходят слухи ты меркнешь последней (то ли сам то ли сын говорил) -
кто же дух извлекает в передней из заношенных жизнью бахил?

МЛАДШАЯ

не привечай транзитных горемык
они слабы и просятся к теплу
а между тем твой гибельный язык
хвалу легко меняет на хулу
к бортам времён он вяжет словно линь
их суетные мысли и сердца
они всего-то выбрались на жизнь
а ты бежишь от них из-под венца

греховных муз обманчивый оплот
миф ни о чём желаний оберег
но кто ещё себя переживёт
в беспамятстве и выдолбит ковчег
про конфитюр забыв и конфетти
сложив под холм хоругви да копьё
дабы однажды в бездне обрести
надмирное безмолвие своё

ЛЮБОЙ ИЗ ТРЁХ

колдунья лгунья пей с ладони
налей мне сладкий свой елей
и ливней пусть шальные кони
по гиблым линиям аллей
тогда несут свои ненастья
страшит шелками зверь ветвей
пусть одиночество в запястья
вонзает тысячи гвоздей
пусть даже в зябкие объятья
за выю втянет бог теней -
в колоде не достанет масти
чтоб сделать мир ещё темней

-3-

и была тьма
и тьмою был свет
и было всё из ничего сотворенного
и было всё хаосом
и был хаос никогда и завтра и некогда
и был он нигде и здесь и негде
и всё чем он не был было тьмой
а всё чем он был было светом

и был свет
и свет был тьмой
и одиночество было абсолютным
и абсолютна была свобода
и свобода была выбором
и имя выбору была трагедия
и был он между смертью и вечностью
и пал он на смерть
и обрела жизнь форму вещей
и возымела всякая вещь пространство и порядок следования
и всякий порядок был временем
и всякое время приближало всякую вещь к вечности
ибо нечто становилось ничем
а ничто становилось всем

и была тьма
и тьмой был свет
и всё было всегда ибо не было времени
и всё было во всём ибо не было пространства
и не было ни всегда ни во всём
и всякая сила была альфой и омегой всякой силы
и всякая причина была следствием
и всякое следствие было причиной
и не было ни сил ни причин ни следствий
ибо всё было нулём
а нуль был всем

и был свет
и свет был тьмой
и многое становилось понятным
и что нет будущего есть только мечты о нём
и что нет настоящего есть только взгляд из прошлого
и что всё уже было до того как произошло
и нет следа на том что покрылось поверх иным следом
и не в состоянии быть одно и то же в одном и том же
и что путь в былое пожирает путь былого
и потому ничто не должно возвращаться
и всё возвращалось на круги своя
ибо время и память несовместны
а всё что произойдёт есть

-4-

бьётся сердце. аквариум. милые рыбки
акватория наша не больше пылинки.
всем имеющим жабры конечно известно
что под лампой всегда недостаточно места.

отпуская свой дух во всевышнее ухо
где бы плоть ни всплывала за плотью вверх брюхом
над бульоном бурлят злые мухи мочала
что на чалке начал чалят души к причалам

по волокнам судьбы из кулька да в рогожу
у единства в себе нет ни рожи ни кожи
оно сердце своё по частям собирает
за любовью любовь
лишь бы не было края

где впадая в безумье абстракций и планов
одиночество в море пустот и кошмаров
разбивает опять его сердце на части
это вы мои рыбки
заложницы счастья

умереть от удушья упившись ненастьем
как любовью навзрыд и вином для причастья
то ли он
то ли вы
то ли я -
у матрёшки
ни числа ни лица
лишь обложки
обложки

-5-

что бы там ни осталось
не люблю я долги
ведь недолго на старость
копим мы пятаки

а потом стань ты ветром
или мхами на пнях
или солнечным светом
отзвучавшим в корнях

будет память из сердца
невзирая на смерть
будто зуб у младенца
прорастая болеть

-6-

папа, а я - это кто?
некто...

папа, а что такое смерть?
путь некто во всё...

а если я не хочу?
тогда - в ничто...

а это долго? путь?
пока есть те,
кого ты помнишь...

а если их нет?
тогда те,
кто помнит тебя...

папа, а мы умрём?
посмотрим...

а потом будет сад?
возможно...

папа, а сад это жизнь?
это мы...

а почему я лежу не со всеми?
потому что ты отказалась...
ото всех...
там...
на земле...
тридцать первого августа...

ФРАГМЕНТ ВТОРОЙ
РЕНЕССАНС

-1-

Сталь клинка,
что бесстыдная девка,
ищет плоти.

На теннисном корте
мячик жизни ударился в сетку,
рикошетом пришёлся на ветку -
мельпомену, цыганку, кокетку.

Юный батюшка, силясь по мере,
укрепляется, видимо, в вере,
над промёрзшей могилою стоя.
Снег идёт бесконечно и нервно,
воздавая по вере, наверно,
а за снегом охотятся ветки,
распушив ненасытную хвою,
как нимфетки в походной расцветке.

Я убил тебя, Непенелопа!
Зацепились, запутались стропы -
мы любили, парили недолго -
на скале две тряпицы из шёлка,
на ветру, словно хлопья, холопьи
наши сущности нечеловечьи,
что иные пространства отверзут,
уносимые в млечную бездну,
точно искры летящей картечи,
наши души-не души - увечья.

Подожди! Над планетой зависни -
может, не было, милая, жизни?..

-2-

как хлыстом по холсту
наст хрустит за версту
пустырям
по кресту
а кустам
по костру

ни жнивья
ни жилья
даже нет воронья
никому и ничья
только эта земля

эй ударь
не жалей
бей в свой бубен борей
бей насквозь
до костей
до души
чтоб больней

чтобы чувствовать страсть
чтобы плоть
чтобы всласть
чтобы страх
словно плеть
чтоб почувствовать смерть...

-3-

был снег в начале
позже снег с дождём
потом ветра раскачивали тушу
вселенной и казалось окоём
перетекал в одну большую лужу

набравшись сил вода взломала лёд
рельеф меняя вырвалась наружу
где словно время двинулась вперёд
своим величьем сотрясая сушу

и плоть земли не помнящая бед
звезде навстречу распахнула душу
чтоб часом позже впитывая свет
забыть о тех с кем умирала в стужу

-4-

и решил он что жизнь это хорошо
и решил он что есть счастье в выборе
но вне времени ничто не живёт
а во времени всё умирает
и обманулся он сам
и обманул творение своё
ибо каждый раз умирал в сотворённом
а сотворённое каждый раз умирало в нём


ФРАГМЕНТ ТРЕТИЙ
ИСХОД

-1-

Сократ,
что есть мироорганизующий принцип?
всё

но тогда и я - он!
если хочешь

а если нет?
значит, не хочешь

но если я не хочу, значит - его нет?
или тебя

учитель, я правильно тебя понял...
если мы хотим - то только вместе?
или не хотите

но тогда что есть он, если я ничего не хочу?
ничто

-2-

разбилось зеркало на тысячи миров
на тысячи пространств и одиночеств
где в каждом
он
лишь слово среди слов
где в каждом
я
лишь отчество из отчеств

-3-

разве не слогом
стал звук
разве не словом
стал слог
разве закончился круг
там где в начале был бог

-4-

завязка драмы
плач в ночи
кричи
мой маленький
кричи
завязка драмы
юны лица
отца и мамы
чай
душица
чернила
черновик
черника
соученик
за ликом лики
в чередованиях созвучий
причины
следствия
и случай
непонимание
друг друга
непобедимое
как скука
то чёт
то нечет
блик
на миг
младенец
юноша
старик
стук чёток
чаще
реже
чаще
звук капель
в чашу
чаше
чаще
уют печи
тепло груди
кричи
мой маленький
кричи
крик
вездесущий первый слог
после которого
был бог

-5-

Сократ,
а разве может существовать
какая-нибудь вселенная без света?
уже может...

почему?!
потому что ты о ней помыслил...

значит, если я не думаю о чём-либо, его и нет?
или нет тебя...

хорошо!
но если я во тьме и сомневаюсь в том, например, что любовь существует?
возможно, любовь сомневается в том, что существуешь ты...

разве любовь может сомневаться?
а разве она не подобна тебе?

как же тогда стать счастливым?..
а ты уверен, что хочешь этого?

конечно, учитель!
тогда - никак...

-6-

и вЕтров последний конвой
смоля на ветвях оперенье
влечёт листопады сквозь строй
стволов и на вечный постой
архангелы в облачной пене
ведут перспективы на явь
под ритмы вороньего грая
и пробуют сердце уняв
глядеть в синеву не моргая
глаза и смеркается лес
и ждёт облетевшую стаю
бессменный куинджи небес
бессмертное море ваяя
и страх опадающих в прах
и прошлых ошибок осадок
и разум в привычных словах
слагается в миропорядок
семь дней или первострока
в века проросла из недели
подняв над собой сорока
и тьма не всесильна пока
цикады цветут в цитадели

-7-

и всякая вера вела к надежде
ибо не было без надежды
смысла в вере
а без веры смысла вечности

и всякая надежда вела к свету
ибо не было без света
самой надежды
а без надежды смысла времени

и всякий свет был любовью
ибо вне любви
тьмою оборачивался свет
а пространство небытием


и всякая любовь была стремленьем к счастью
ибо вне счастья
любовь оборачивалась ненавистью
а ненависть разрушала общее отнимая подобное

и всякое счастье вело ко лжи
ибо вне лжи не выживало там
где дух страшился страдания
а страдание становилось отчаяньем

и всякая ложь вела к свободе
ибо освобождала от того
что сама защищала
а на месте рождалась боль

и всякая свобода становилась одиночеством
ибо только через одиночество
часть не зависела от целого
а свет не зависел от тьмы

и всякое одиночество становилось выбором
ибо вне выбора
одиночество суть пустота
а природа вещей не терпит пустоты

и всякий выбор был трагедией
ибо вне трагедии
нет гармонии
а добро и зло в сущем есть одно

и всякая трагедия была словом
и слово проявлялось в языке
ибо вне языка трагедия не разрешима
а бытие лишено жизни

и разрешаясь
трагедия становилась актом творения
и творение было подобно творцу
и творец был подобен творению
ибо иначе как из себя
ничто сотворено быть не может

и подобна часть единому и единое части
ибо оно есть они а они есть оно
и всё есть во всём подобно матрёшке
и молекула во вселенной
и вселенная в молекуле
и образуют они музыку сфер
или иначе
храм мира

где всякая вера ведёт к надежде
где всякая надежда ведёт к свету
где всякий свет...
и несть числа кругам этим
ибо иначе - НИЧТО
и это хуже ада

-8-

перевод с божественного на земной
жизнь -
музыкально организованная речь.
на булыжной
стенами замкнутой мостовой
проставлена аппликатура встреч.

похожая так на горсть
падающих монет
тянется тема лет:

картечь
молниеносных событий
тамтамы воинов-городов
глаза незрячих предтеч
в муке наитий

и всё в надежде прочесть
однажды первоисточник
как будто ошибочно смерть
закралась в земной подстрочник.

-9-

Сократ,
вчера ты сказал, что счастье невозможно -
но почему?
мы лишены лишь того, чего желаем

но учитель... мы желаем жизни и имеем её!
это чувство

мы живём - лишь в силу того, что чувствуем жизнь?!
если то, что мы чувствуем, - жизнь

а, если нет, что же тогда жизнь?
и то, что мыслится

ты хочешь сказать, что чувство - мыслимо,
а мысль - чувственна?
если нет третьего

а если третьего нет?
уже - есть

-10-

Клубок луны в рождественский лубок,
как колобок, по антрациту выси
скатился, прилунился возле ног,
где снег ожил и заблистал по-лисьи.

Из перстня ночи вынесли агат
волхвы воды, бразды ослабил возчик
тоски и страхов кукольных, назад
подалось время, замерло, как росчерк.

А сказочные волны, что слоны,
толпились в ожидании на пирсе,
и звук был смыслом -
звук с той стороны,
где Сын и сын, чтоб умереть, родился.


ФРАГМЕНТ ЧЕТВЁРТЫЙ
ТЕОГОНИЯ

-1-

Дождь.
Умерла Галатея.
Не оставляют в покое
запах воска,
сырой земли,
хвои.
Водостоки воют
сорванными бельканто.
Не хватило таланта.
Не хватило таланта.
Остановка.
Зябко-презябко.
Дождь.
Дождь -
тембр шагов.
Дождь
в стансах часов.
В глазницах канализационных колодцев
дождь.
Дождь -
это место,
где однажды основа
обрела парадигму
и стала Словом,
где бедный Пигмалион
сумел с душою жизнь соединить,
да время не сумел остановить.
Дождь.

-2-

Куда я?
Сумрак капель.
Хаос.
Прости, что смертна,
девочка,
я каюсь.
Я создал мир -
с погибелью зари
в развязке дождь
шлифует пустыри
и постранично
ветры рвут псалтырь
листвы, где я
всем пустырям пустырь.
Свет не струится -
еле-еле брезжит.
Ночь впереди.
Над бабочками крыш,
где смерти ты,
не мне,
принадлежишь,
сочится кровь,
стекая к водостокам.
Невыносимо
быть богом!

-3-

Силки домов.
Дождь -
пойманная птица,
раскинув крылья,
бьётся на асфальте,
сбивает сердце с ритма,
на пути
пожизненное путая прости
с посмертным
однокорневым
прощайте.
Стучится дождь.
Стучится клювом в дверь.
Вчера не возвращается в теперь.
Уходят судьбы
(души?)
за подмостки.
Дождь.
Остаются
замыслы и сноски.

-4-

Умерла.
Умерла Галатея.
Возвращаю земле
земное.
Небожительница листопада,
как мне выжить теперь со мною!?
Тьма со светом - скрещенье сабель:
Галатея...
искра...
фрагмент...
Смерть во всех криптограммах капель:
звук металла...
искра...
и нет...
Звук металла -
в груди
дожди
сотен осеней на пути,
бьются насмерть
закат с восходом...
Невыносимо
быть!
Богом.

-5-

От остановки
до
остановки,
мимо переполненных урн,
мимо оцарапанных стен,
в заплесневелый подъезд
изо дня в день,
изо дня в день.
Его вселенная
божьей коровкой
лежит на ладони.
Бесприютно
на опустевшем перроне.
И цвет теряют в сумерках цветы,
поскольку тьма
сильнее красоты.

-6-

Сырость.
Надо выпить.
Тоска.

Галатея,
не умею жить без тебя...

Опять почтовый ящик сломали.
Поймаю -
ноги...
Впрочем,
кроме рекламы...
Тоска.

Милая,
всё равно,
пусть замкнулись уста,
земля -
тобой не пуста!

Сырость.
Лампочка перегорела.
В слякотном этом мире
если рукописи и не горят,
то лишь потому, что сгнивают.
Сухо -
разве в потире.
Тоска.

Скорее надраться.
До одури.
До святотатства!
Даже хрип застревает в горле...
Надраться!
И выплюнуть -
что там в горле -
истокам:
Создатель,
невыносимо!
Невыносимо
быть богом!

Быть богом...

ФРАГМЕНТ ПЯТЫЙ
СУД (Марина)

-1-

Земная жизнь закончится.
Возможно,
прохожий вспомнит - был такой поэт,
да листья у оградки придорожной
в особенный завьются позумент.

Шаг в сторону, во мглу прыжок -
всё дальше
места прописок, ягодная мель
последнего пристанища на марше,
секрет любви - а ля Полишинель.

Пройдёт сквозь лес, и сумрачный, и скучный,
сквозь азбуку бессменного писца
разряд души,
как молния сквозь тучу
расплавленного вспышкою свинца.

И опадут события по-птичьи
в тоске конвойной по команде "пли!",
и дух от духа -
канет Беатриче,
и сад, и ад, и капище Земли.

-2-

тебе не хватило слова?
оно не защитило

почему так рано?
последний день лета

разве в осени нет смысла?
для женщины

а есть разница?
ты не был ею

и не нужен сад?
в нём холодно

в чём смысл тебя?
его нет

а в отчестве?
оно лгало мне

ты избираешь путь силы вне
гармонии?
да

знаешь ли ты, что лишённое подобия,
не имеет ни плоти, ни духа?
да

знаешь ли ты, что у лишённого плоти
и духа нет сущности?
да

знаешь ли ты, что утраченная сущность
не мыслится?
да

знаешь ли ты цену свободы?
остракизм

ты уверена в своём выборе?
да

изыди, страстотерпица!
изыди!

-3-

и явились семь ангелов
и были у них семь ключей и семь печатей
и открыли семь ангелов семь врат
дабы низринуть в те врата части как целое

и низринул идею её (первый)
ибо всякая идея живёт в нём
либо не рождается вовсе

и низринул форму её (второй)
ибо форма её в мире его
есть душа окаянная

и низринул сущность её (третий)
ибо всякая сущность во времени
есть сущее его

и низринул имя её (четвёртый)
ибо всякое имя в пространстве
явление промысла его

и низринул слово её (пятый)
ибо всякое слово в мире
лишь язык его

и низринул свободу духа и дух свободы её (шестой)
ибо полная свобода дана лишь ему
а иная разрушит музыку сфер его

и низринул память праха её (седьмой)
ибо всякая память в царствии его
есть он ныне и присно и вовеки веков

-4-

и закрыли врата забвения семь ангелов
и опечатали их семью печатями
и за вратами этими словно цвёл взрыв беспросветности
и выворачивал он гигантский чулок свой наизнанку
и в воронку его чёрную втягивался бульон хаоса
и были части низринутые и тьмой этой
и искрами бенгальским в тьмадышущем беспространстве
и была тьма их светом
и был свет их тьмой
и было всё из ничего сотворенного
и одиночество было абсолютным
и абсолютна была трагедия
и многое становилось понятным
и что нет будущего есть только мечты о нём
и что нет настоящего есть только взгляд из прошлого
и что всё уже было до того как произошло
и что несть числа матрёшкам вселенных
а имя каждой из них
ад

ФРАГМЕНТ ШЕСТОЙ
ЭСХАТОЛОГИЯ И АПОЛОГИЯ ПРИНЦИПА

ЭСХАТОЛОГИЯ

-1-

когда-нибудь мы умрём
понадобится всего-то около двухсот тысяч лет
чтобы окончательно стереть все
даже мельчайшие следы человеческого пребывания
отвоевав этот мир
и уничтожив последние метастазы цивилизации
природа залечит свои раны
и ничто уже не будет напоминать
о великой войне между бессмертным и смертным разумом

кто мы
куда мы
зачем мы

когда-нибудь природа умрёт
понадобится совсем небольшой срок
пока свет не закуклится в раковине тьмы
не вернётся в её влагу и превращаясь в точку
не имеющую ни времени ни пространства
не успокоится в колодце безначального хаоса
где нет не было и не может быть страниц
на которых бы сохранялись сведенья
о величайшей войне
между вечным забвением и бессмертной памятью

кто он
куда он
зачем он

-2-

листья в лечо заката закатав до зимы
заливное в заливе цвета прелой хурмы
кашеварят моллюски что средь млечных путей
разместили тотемы царства стрел и зверей

там где демон и муза образуют прилив
где рождаются грозы средь невиданных нив
пишут летопись волны среди волн схоронив
от былого былое от мотива мотив

из пространства в пространство из исхода в исход
вещий голос выводит за народом народ
бьётся с разумом вечность как самум-сарацин
и бессильная память гибнет в толще гардин

АПОЛОГИЯ ПРИНЦИПА

-1-

почему он выбрал цикуту?
- это был не его выбор...

а чей же?
- Афин...

разве не мог он бежать?
- без внутренней - внешняя свобода бессмысленна...

от чего же был он несвободен?
- от того, что сотворил...

-2-

постой...
ты говорил, что, если принцип справедлив,
он справедлив для всего.
- если это принцип...

допустим, некий демиург сотворил нас,
значит ли это, что и он несвободен?
- а разве отсутствие выбора не есть цена бессмертия?..

но ведь принявший цикуту умер!
- ты уверен?..

да... почему нет?
- а с кем ты тогда беседуешь?..

-3-

что же тогда бессмертие?
- возможно, наказание за сотворённое...

стремление к наказанию... зачем?
- иное грозит одиночеством...

но, если наказание превратилось в ад, что мешает демиургу
освободиться от нас?
- нравственная воля...

положим... а нам от него?
- нравственное повеление...

в чём же разница?
- первое порождает надежду... на смерть
второе - веру... в бессмертие

-4-

ты хочешь сказать, что наш мир - самоубийство бога?
- если у жизни нет другой цели...

с каждой смертью он умирает в нас, а мы, умирая,
каждой сущностью живём в нём?
- если не отказались...

мы действительно подобны... страдаем, желая лишь того,
чего лишены.
- если желаем...

но как тогда в одном примиряется противоположное -
бессмертье и смерть?
- возможно...через любовь...

но и она обречена на страдание.
- если не научиться иному...

какое хрупкое равновесие... это и есть основа гармонии?
- если устраивает...

а если нет?..
- значит, должно мыслиться и иное...

ФРАГМЕНТ СЕДЬМОЙ
РЕТРОСПЕКТИВА И ПЕРСПЕКТИВА

РЕТРОСПЕКТИВА

-1-

В мире теней и абстракций
реальность как пища сознанья
творится одним лишь словом
на месте усопших цивилизаций,
и сроки хранения этого яства,
подобно любви,
лишены постоянства.

-2-

"В течение девяти дней люди не различали
лиц друг друга...
Тени исчезли.
Солнце проглядывало сквозь черные облака
подобно луне"

пусть вулкан на каллисти взорвёт эту твердь
столб огня пусть подымет и пепел и смерть
пусть кошмарная тьма да отъемлет твой сон
десять казней на горе тебе фараон
путь поглотит в беспамятстве павшее ниц
камышовое море шестьсот колесниц
от алеф мне отмщенье до тав воздадим
мы из духа творящие плоть элохим
чтоб двенадцать камней в апельсиновый сад
превратили пустыню встречая закат
где иным суждено воевать племенам
где иным суждено кочевать временам

"В 29 год правления династии Шан
солнце померкло,
иней выступал по утрам.
Мороз ударил в шестом месяце года".
Вставала заря Исхода,
теснимая ветрами Египта и Вавилона,
сквозь пепел минойский, застивший время.
Творилась судьба народа -
в песке, где ничто не растёт,
Творец прорастал как семя.
Двенадцать колен под горою бога
уже открывали дверь,
не ведая толком ещё задачи,
к западной части Храма
в суетное "теперь"
к бесчисленным стенам плача.

-3-

Возлежа на корове, Светило
насылало на нас миражи
и над шилом Хеопса парило,
словно точка над аглицкой "и".

Миражи - их крестили любовью,
их ловили сердца налету,
и глаза прозревали по... совьи,
то есть слепли совсем на свету.

Их ценил кенигсбергский отшельник,
их афинский гимнаст постигал,
их охаживал франкфуртский веник,
им пожертвовал сына Дедал.

Если б только Дедал - если б только...
где маршруты волхвов пролегли,
тонет в стоге вселенной иголка -
луч родительский с точкой Земли.

ПЕРСПЕКТИВА

-1-

Семь язв, семь ангелов, семь чаш,
горят в проекции Египта.
Вне всех времён - камней коллаж,
где миф, как запах эвкалипта,
развеялся среди людей,
и путь свой начал Моисей.

Творят мистерию песка
ветра над храмами Изиды.
В века возносится тоска,
закованная в пирамиды.
И память множества могил
несёт окровавлЕнный Нил.

Останется язык камней,
где Слово стало Трисмегистом.
Средь птиц последних и зверей
самум сражается с Египтом.
Сожгут и жизнь, и ложь, и блажь -
семь язв, семь ангелов, семь чаш.

-2-

Вино разбавлено тоской
синайских танцев-суховеев,
морская бездна за спиной
двенадцати колен евреев.

Две эры длящийся исход,
неисчислимы дни и судьи:
пусть богоизбранный народ -
богоотверженные судьбы.

Две эры миф непобедим,
в песках две эры длится битва -
зачем ведёте, Элохим,
стезёю плачей и молитвы?!

Пути - клубок чугунных пут,
левиты мужествуют ветер,
но не кончается маршрут
ни у Фасги, ни в Назарете...

-3-

Здесь средоточие пророчеств -
мерцают в цитадели мрака,
оцепенев от одиночеств,
двенадцать низок Зодиака.

Не в силах бестии с тиары
стихий и бездн Владыки Света
покинуть звездный бестиарий
через стеклянный свод рассвета.

Но в час огня и власти Слова
двенадцать выпущенных джиннов
ворвутся вспышкою Сверхновой
в миры потомков красной глины.

И, вывернув чулок пространства,
по вечным правилам сатуры
Господь для нового мытарства
расставит на доске фигуры.

ФРАГМЕНТ ВОСЬМОЙ
ГНОСЕОЛОГИЯ "Я" И "ВНЕ Я"

1. Любой видимый объект - ложь - хотя бы в силу того, что за время, которое
проходит от брошенного взгляда до осмысления увиденного, реальность
многократно успевает пережить свою смерть и наступившие изменения
становятся необратимыми. Если быть точнее, всё случается ещё раньше - свет,
несущий информацию, не успевает достичь глаза, а безвозвратность уже царствует.
Ахиллесу не дано догнать черепаху. Невозможно одновременно описать частицу
и её координату. Материю и мимолётность. Мерцающую на морозе мысль
и входящее в пике событие. Чувство любви и обожжённую болью женщину,
к которой относилось это чувство ещё мгновение назад. Апория непреодолима.
Благодарю вас господа Зенон и Гейзенберг.

и не к чему былое в думах
агат расколот
тишина крадётся алчно словно пума
реальность смысла лишена
вид сверху - дым да валуны
не то что яда нет - слюны
мелькнёт на вдохе вдоль стены
в затмение летучей мышью
вслед за душой душа над крышей
на воронёный ствол луны
что в глаз нацелен кем-то свыше

и явь лишь быль и быль не новь
и кровь вчерашняя не кровь
и в горстке брошенных монет
не вспыхнет канувших комет
когда-то отражённый свет

2. Мысли, сердце, плоть откликаются на то, что давно кануло за горизонт,
придавая привкус горечи даже самым сладким чувствам. Сознанию открывается
пантеон усопших мгновений, место прописки которых - вечность, где нет ни
времени, ни пространства, где всё уже было, даже если ещё не случилось.
Только совокупность воспоминаний длит действие, называемое вселенной. Только
памятью прирастает жизнь. Только память - суть природа всякого "я" - наделяет
сущее неуничтожимым смыслом, делая допустимым пребывание мироздания "вне я",
вне Творца - или любого другого мироорганизующего принципа.

Раздвинешь шторы, выкушаешь водки,
раскуришь трубку, чтоб вишнёвый звон
кадил на все земные околотки
и в душу лез под плотный капюшон,
добавишь в чай душицу, бергамот ли -
неважно что, чтоб выйти в снегопад
на тракт любви, где вестовые вётлы
владимирскими вёрстами горят.

Гори-гори, звезда моих идиллий!..
Потом -
на круги, то есть на круги,
где, сам себе и странник, и Вергилий,
ты в бесприютном крошеве пурги,
где, помнится, метёт во все пределы,
и не хранимый родиной пиит
словесный скарб растратил, дабы тело
одеть однажды в дантовский гранит.

У Млечных врат (лет через икс) на марше,
поняв, быть может, "быть или не быть",
ты ангелов, что падших, что не падших,
от душ людских не сможешь отличить,
чтоб вечно ждать средь "наших" и "ненаших" -
там вечно всё:
земная бирюза,
душа...
душица...
дальше...
дольше...
дальше...
не смог забыть...
забыть...
забыть бы...
за...

3. Память - это поиск и ожидание себя в графстве видимых объектов,
в "дне вчерашнем". Поиск и ожидание в "дне завтрашнем" - лишь желание. Первое -
застывшая вспышка, образующая реальное пространство собственного "я". Второе -
мнимое, иллюзия "я" в иллюзии "вне я". Счастье - когда оба пространства совпадают.
Мозг погружается в эйфорию, душа захлёбывается чувством лёгкости и полёта, ликуя
от осознания полноты бытия. Но как обманчиво ощущение этой свободы и
безграничности собственной силы! Как мимолётно и вероломно!

Спрятал страус заката свою голову-солнце,
соловьи соловеют, на душе венценосно,
в пластилиновой лодке лепо следовать слепо
за ванильные травы под вишнёвое небо.

Между летом и Летой, где нага, как античность,
осень хлынет однажды за печалью привычной,
пишет вальс васильковый на лугу к оперетте
легкомысленный эльф в лепестковом берете.

Во хмелю ли, во сне ли, словно шмель над аллеей,
я лечу в облаках и ничуть не старею.
Ни нужды, ни надежды, ни людской круговерти.
Я не изгнан ещё. Мне ещё не до смерти.


4. Новый виток событий, новый виток души - и всё возвращается на круги своя.
Мнимое и реальное впадают в очередное противоречие, где первое ежесекундно
разрушает второе, сея вокруг себя суету и страдания. Лава болезненных эмоций
обжигает сердце чувством беспомощности и бесплодности выстраданной
во что-либо веры. Последней над человеком куражится надежда - то притягивая
на ниточках, то отпуская от себя воздушные шарики несовместимых пространств.
Реальность обретает контуры ада, и только инстинкт самосохранения
пытается воспротивиться полному её разрушению, побуждая разум искать
всё новые и новые резоны для продолжения "я" в мире, а, значит, и мира
"вне я".
Благодарю вас, господа Шакьямуни и Шопенгауэр.

Сжимают горло междометья - ни выкрикнуть, ни продохнуть.
Когда любовь сильнее смерти, то жизнь утрачивает суть.
Не продохнуть! Семипудовый стучится пульсу в унисон
надрывный Хронос в кокон Слова,
дробя на ямбы свой пеон.

Препон не знавшая, ярится и мрачный требник теребит
пурга станичная в столице, Невой зажатая в гранит.
Пиит, отсель грозивший шведу, почил. Печаль его мертва.
Так наши жертвы и победы - увы,
лишь вешние ветра.

Прошла пора. Печать былого мы в мыслях с мыслями храним,
где вечно память наша вдова и вероломна, словно дым.
От зим не вырваться. Засовы. Да жмутся к окнам сизари...
А ты вернись на миг и снова
всю жизнь за миг проговори!

Приговори судьбу к потерям и обреки на ту же явь -
вне мира нет другого мира, какого бога ни восславь.
И правь - не правь, что есть, то будет:
любовь, разлука и пурга... А нет -
бредут сквозь Питер будни,
страшнее всякого врага.

5. Ощущение собственной уникальности и устойчивости разумных начал бытия
посредством памяти превращает тварный мир в отдельную от индивидуума цепочку
видимых и узнаваемых объектов, сопоставляя и противопоставляя таким образом
"себя" и "из себя". При этом мера подобия субъекта и объекта становится основой
и гармонии, и трагедии. Гармония находит своё разрешение через любовь
(все виды притяжений) и как следствие отказ от выбора. Трагедия - через
свободу (все виды отторжения) и необходимость сделать выбор, вплоть до
ответа на сакраментальный вопрос - "быть или не быть?". Это две стороны
всё той же медали - два пространства, реальное и мнимое.

Штрихует опиум тумана с налётом хвойного дурмана
маяк далёкий на молу, спинной хребет катамарана,
созвездий меркнущих золу, распятья сосен на холме...
Пишу "люблю", "умру" - в уме, и всё иное в этом роде -
голгофы смысл по погоде.

Взбивает бриз морскую пену,
сирены тянут кантилену, преобразуя звукоряд.
Яд грусти льётся от наяд,
настоянный на лунной яшме с листвой в воде из млечной башни.
Она горчит. Горчит листва. И, падчерица тьмы, сова
глотает души, что слова: "иных любить..."

Чтоб деревянная отмычка, реки обугленной верста,
открыла скейские уста героям звёздного холста
и Трое погубили Трою, судьба смыкается с судьбою,
где Бог с тобой есть смерть с тобою.
К чему им падшая Елена?
Казнить неверную, наверно...

Чего же стоила лЛюбовь?
Чего б не стоила лЛюбовь!

6. Отношение мнимого к реальному, подобно энтропии, есть мера вероятности
дальнейшего существования системы - "себя в мире" и, стало быть, "мира из себя".
Мнимое, накапливаясь, всё больше разрушает реальное. Трагедия - гармонию.
Гармония замкнута в границах собственного мироустройства. Трагедия - безгранична.
Любая замкнутая система, не будучи в состоянии пережить ни своё время,
ни своё пространство, - обречена. Творец и творец, Мир и мир, Память и
память не в силах сохранить себя там, где речь заходит о настоящем, прошедшем
и будущем - только в неизменности, называемой вечностью, где всё уже было,
даже если не произошло... где одно не вытекает из другого... где свобода
(возможность, модальность, выбор) абсолютна, а, следовательно,
абсолютна и трагедия.
Благодарю вас, господа Эсхил и Больцман.

и был свет
и обернулся свет любовью
и творила любовь чада свои
и каждому из них давала отчество своё
а время отнимало их одного за другим

и возревновала любовь ко времени
и обернулась болью невиданной
и открыла боль врата ненависти
и вошло зло в те врата
а иначе как во плоти не может быть зла

и познали плоть вкусившие яблоко
и поняли что подобно всему они - он и она
и сказали они друг другу - мой и моя а между любовь одна
и познание плоти суть познанием времени стало
а знание времени суть знание смерти

и убил каин авеля
и воцарилась смерть среди человеков
и "рекоста бо брать брату: "се мое, а то мое же".
и начяша князи про малое "се великое" млъвити,
а сами на себъ крамолу ковати"

и был выбор между свободой и совестью
и был выбор между любовью и ненавистью
и был выбор между добром и злом
и поганые приходили за душами
а время смеялось над людьми

ибо свет становился тьмой

ФРАГМЕНТ ДЕВЯТЫЙ
СВОБОДА ВОЛИ И ОСНОВЫ МОРАЛИ

-1-
Любое преступление, будь то уголовное, нравственное или...
является преступлением только в той мере, в какой предаёт
память, разрушая охраняемую воспоминаниями действительность.
Утрачивая былые связи, мозг жертвы погружается за окоём
реальных намерений, превращая их в неосуществлённые
гештальты.

Разрушитель же, страшась и не осознавая вполне природы
собственных страхов, бежит чувства вины, вытесняя
из моральной части сознания - совесть. На смену ей
приходят различного рода суррогаты в виде лживых
умопостроений и лицемерных этических конструкций,
не имеющих ничего общего с действительностью.

Любое преступление, таким образом, свершается не в мире
видимых объектов, а в душе и помыслах. Именно там свобода
утрачивает нравственность, ибо противопоставляет себя гармонии.

Поэтому всякое наказание и бессмысленно, и порочно, если оно
не ведёт к раскаянью, когда вдруг потрясённая память возвращает
её владельца на круги своя и ежедневно длит страдания,
приносимые пробудившейся совестью.

нет, не могу!
забыть - равносильно убить,
без покаянья.
что мы здесь делаем, если
так холодно жить,
боже отчаянья?
не откреститься - безумье!-
от демонов плит.
как заклинание
твержу её имя... офелия... элия...
Дверь.

дверь
со следами ударов,
зола -
здесь в пограничье
что же мы делаем, если
так солона
пыль безразличия?
руны в руинах,
за чёрные выси кремля -
чьё это зодчество? -
с пеплом влечёт нас к началам
небытия
бог одиночества.

линия жизни -
столбиком ниже нуля.
в этой безбрежности
всё пожирает -
от шёпота до жилья -
смерч неизбежности.
память, как в дверь,
упирается в горизонт -
гаснут предместья.
что же мы сделали, если
разбились об лёд
бога возмездия?!

-2-
От совести можно укрыться. Но только до той поры, пока
душа не впадёт, подобно притоку, в сущность "Мы" - не впадёт
туда, где уже невозможно забыться, растворяясь в дыму иллюзий
и повседневности. Там - душа - мгновение за мгновением сгорает
в геенне воспоминаний, несовместимых с природой изначальной
нравственности, что самим демиургом была заложена в основание
бытия. Там, возвращая былые образы из "Мы", собственная память
творит Страшный Суд, на котором "Я" предстаёт пред каждым из
тех, с кем некогда встречалось в миру...

всех тех
кого не смог принять
среди рассветов и проталин
кого терял за пядью пядь
в тысячелетиях печали
всех
не услышанных в ночи
в беде
грехе
и покаянье
среди набегов саранчи
и бесконечных состязаний
кого ни хлебом ни вином
на обезлюдевших дорогах
не поддержал
и всех о ком
порой судил чрезмерно строго
всех
по кому не заказал
прочесть молебен расставанья
и всех
кому не подавал
к кому не ведал состраданья
кого не спас
не защитил
не показал пути в обитель
кого отверг хотя любил
в развёрстой пропасти событий

всех-всех
вернёт мне бумеранг
соединяя вместе доли
их плачей
просьб
их нужд и ран
костром неукротимой боли...

Однако за чертой - раскаянье становится бессмысленным,
ибо смерть забирает уникальную возможность, данную всякой
личности от рождения, - внутреннюю свободу, избавляя
тем самым "Я" от воли к нравственности, реализующей
себя через мучительное право на выбор.
(Не поэтому ли смертная казнь - преступна?..)

Человек не в силах изменить предначертанное - "чему быть,
того не миновать", но он волен - принимать или не принимать
внутри себя происходящее. Воля, определяемая внутренней
свободой, понуждает сознание творить жизнь через отношение
к событиям и поступкам, где душа раз за разом выбирает свои
предпочтения между космосом и хаосом, светом и тьмой,
добром и его противоположностью...

На воле к нравственности зиждется природа раскаянья как
единственного способа неприятия зла и оправдания мира от
смерти, то есть - единственного способа отторжения того, что
по сути своей враждебно разумным началам мироздания.
И если, пройдя свой путь, душа не справилась с этой миссией -
не пережила ни катарсиса, ни раскаянья - она обречена.
Ей нет места на светлой стороне луны.

___________________________________________________________
Продолжение следует




Читатели (786) Добавить отзыв
Прочитал с удовольствием. Не со всем согласен. Форма интересна. Сам уже пришел давненько к некоторым выводам относительно гносеологических, онтологических и аксилогических аспектов устройства мира. К сожалению, большая часть поэтов не понимает сути изложенного. Вам это будет вполне доступо. Разговоры с профессиональными философами утомляют. Метафизики.Впрочем. как и я сам. Если интересно и есть время: здесь: http://forum.staratel.com/viewtopic.php?t=1908 или здесь: http://forum.poets-club.ru/index.php?topic=310.0.

В поэтическом варианте - во многих моих стихах, например:

Цикута, всё-таки…

Текст – это мир! Мир – это Я!
Тогда и Я, в своих стремленьях –
Сцепленья букв, а вся Земля –
Пергамент для стихотворенья.
Ты – это текст! Мир – это Ты …
(Страница в мягком переплёте)
По Брейлю, ощупью, мечты
Я пальцем жму на развороте.

Я мыслю знаками, а знак…
Как незнакомки образ чудный,
Меняет краски Мира так,
Что «опыт, сын ошибок трудный»
В парадоксальности скорбит –
Не принимая результата,
И разбавляет скучный быт
Слог, в ожидании Сократа.

Быть может, разъяснит старик
Как в руны воплотить минуту…
Но тишину не тронет крик.
Цикута, всё-таки… цикута.

30/07/2008 00:51
Анри,
душевно благодарен и за стихи, и за отклик!
Простите, что с таким опохданием отвечаю - лето, разъезды и т.п.

Искренне,
МГ
07/09/2008 02:20
Читать вас сколь трудно,столь же интересно, за один раз охватить всё невозможно, приходится перечитывать, размышления интересные, иногда близкие, ваше мироощущение так же очень любопытно...Очень понравился
"Исход", часть7...
С уважением.Галина.
28/11/2007 01:31
Галина,
а не трудно - бывает интересным? :)
Спасибо!
Искренне Ваш,
МГ
07/02/2008 03:33
Гаййй, Иван Зеленцов, dimir-dimirov, Тамара Семёнова, многое у Эйтана и, даже, Банифатов, тоже, по своему завораживают и восхищают и читаются конечно легче...А вы, ко всему прочему, ещё и интересный мужчина, уж извините за несдержанность. И, ещё вы обещали продолжение...
С уважением.Галина.
07/02/2008 20:34
О душе, так о душе.
Но при чём тут автор, вера?
Кто она тебе вообще -
дама странного размера.

За какую ночь она
стала ангелом без крыльев?
Все поэты лишь шпана
с разным именем, фамильей!

Завтра Семененко день варенья!
С праздником поэтовым!!!
25/11/2007 20:11
Записала с ЖЖ Ваш именинный концерт поэтический.
Спасибо!
Вот встреча и состоялась!
28/01/2008 22:31
Доброй ночи!
Давно не был в и-нете - с ответами запоздал на несколько
тысячелетий. Прошу прощения! Концерт-то понравился?
07/02/2008 03:36
Понравился концерт, Михаил.
Но Вы знаете, очень сопереживала, когда услышала Ващу фразу о недостаточности света. По себе знаю эту ситуацию и меня тоже это очень бесит. Когда и где Ваще следующее выступление?

несколько тысячилетий
в кулёк конфетный
заверну
и без тормозов,
сев на первый встречный космос,
опрокину в подарок
друзьям:

и услышу с небес:

ням ням ням!

:)
Привет из Причудья!
05/03/2008 19:19
Понятия не имею - когда. Когда в очередной раз позовут
куда-нибудь:)
26/03/2008 14:06
Гениально!..

С восхищением,
Юля
18/11/2007 18:09
Юленька,
не захваливайте - зазнаюсь:)

Душевно благодарен,
МГ
19/11/2007 10:45
От Эйтан
Придётся возвращаться, Михаил... И не раз.
Концепция изложенная в "СВОБОДЕ ВОЛИ И ОСНОВАХ МОРАЛИ" не совпадает с моим мировоззрением ни на йоту, что совершенно не мешает её праву на существование. А что касается сестёр, то старшенькая мне симпатичней всех... :)))
С уважением.
Альберт.
16/11/2007 17:09
Альберт,
приятно Вас видеть!
Девятый фрагмент (надо же! дочитали:)) ещё сыроват... тема сложная - вот
убедительности пока и не хватает... Что же касается Старшей - она, видать, прозрачнее остальных... и поэмоциональней будет. Правда, не уверен, что эмоциональность, поэтичность и т.п. являются сильной стороной такого рода произведений - есть риск уйти в сторону от "размышления"...

Искренне,
МГ
19/11/2007 10:42
От FOG
jОт Фараона до Ийсуса
Построен новый Пантеон
И проползает Змей Искуса
Сквозь горло выскобленных слов

И Звук как Бог усыновлённый
Не свой по крови но родной
Его пестуешь ты влюблённо
Как на закорках за спиной

Но всё-ж разжав ума ладошку
Отдашь Вселенский пятачок
За грамм воды за хлеба крошку
Как деревенский простачок

С уважением к Слову и хочешь не хочешь к Вам.

Ждём продолжения. Люди.
16/11/2007 12:41
не подменить деньгами небо
и мысли с чувствами борщом
поскольку не единым хлебом
жив человек пока ещё

Спасибо за отклик,
МГ
19/11/2007 10:26
Об этом нужно говорить много, долго, серьёзно или не говорить вообще, помолчать и осмыслить.
То в жар, то в холод...
Всего доброго!
16/11/2007 05:50
Это понятно... факта самого интереса к написанному
более, чем достаточно...
Спасибо, Лина!
16/11/2007 11:06
Продолжай, Миша..... Давно не читал глобальных трудов...

======================== Спасибо.
15/11/2007 16:44
присоединясь к Майку))))
15/11/2007 17:03
Миш,
насколько "подъёмно" это всё для чтения?..
========================= жму оконечность :)
16/11/2007 11:10
Вов,
всякий может в оффтопик забраться и поддакнуть.
А где независимая творческая физиономия?
:)
16/11/2007 11:13
Миш... Для меня, вполне...

Ещё раз спасибо.
16/11/2007 12:08
<< < 1 > >>
 
Современная литература - стихи