ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

КОНКУРС СТИХОТВОРЕНИЙ, ПОСВЯЩЁННЫЙ 70-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ(голосование завершено, работает жюри).

Автор:
Жанр:
Приём работ завершён.
Уважаемые авторы! Приглашаем проголосовать за лучшие стихотворения в конкурсе, посвящённом 70-летию Победы.

Проголосовать можно за любое количество понравившихся произведений, указав в комментариях номера конкурсных работ. Также можно оставлять голоса на конкурсных страницах со своих аккаунтов в соцсетях. Голосование продлится до 7 мая.
***************************************
День Победы, как он был от нас далек,
Как в костре потухшем таял уголек.
Были версты, обгорелые, в пыли, -
Этот день мы приближали как могли.

Этот День Победы
Порохом пропах,
Это праздник
С сединою на висках.
Это радость
Со слезами на глазах.

День Победы!
День Победы!
День Победы!

Дни и ночи у мартеновских печей
Не смыкала наша Родина очей.
Дни и ночи битву трудную вели -
Этот день мы приближали как могли.

Здравствуй, мама, возвратились мы не все...
Босиком бы пробежаться по росе!
Пол-Европы прошагали, полземли, -
Этот день мы приближали как могли.

В.Харитонов.


Уважаемый авторы, дорогие друзья!
Мы рады объявить начало конкурса, посвящённого 70-летию победы в Великой Отечественной войне. До 16 апреля мы принимаем не более 2 стихотворений на данную тему от всех желающих. После чего начнётся читательское голосование и работа жюри.

В состав жюри вошли:
Алексей Бриллиантов - поэт, кадровый офицер (Санкт-Петербург);
Светлана Нестерова - ст.методист Управления образования и социальной политики, гл.редактор ряда юношеских изданий, рук. творческого объединения "Юный журналист", филолог (Уфа);
Павел Коряков - кандидат филологических наук, аспирант кафедры богословия Общецерковной аспирантуры и докторантуры (ОЦАД),поэт (Москва).


ВНИМАНИЕ! КОНКУРС АНОНИМНЫЙ. РАБОТЫ СЛЕДУЕТ ПРИСЫЛАТЬ В ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ НАШЕГО АККАУНТА (ПОЭТИЧЕСКИЕ КОНКУРСЫ).
Данный проект - это своеобразный поэтический мемориал. Все лучшие стихотворения будут опубликованы в редакторских анонсах.
Приглашаем всех к участию!
----------------------

КОНКУРСНАЯ РАБОТА 1

АЙК ЛАЛУНЦ


ЛЕНИНГРАДЕЦ

Я сижу на крыше вместе с кошкой,
Это нынче боевой наш пост.
Я привык и даже при бомбёжке
Я хожу по крыше в полный рост.

Мы фугаски сбрасываем с крыши,
Или же песком их поскорей.
Холодно до жути, ветер рыщет,
Пробирает прямо до костей.

Нынче я услышал мельком, вкратце,
Что в цехах людей наперечёт.
Мне вчера исполнилось тринадцать,
Может быть, и примут на завод.

Мама и отец на фронте с лета.
Где-то у родни в тылу сестра.
Бабушка слегла от диабета
И однажды ночью умерла.

Я делю паёк свой с кошкой Лёлей,
Весь до крошки, без остатка весь.
Уходя, беру её с собою,
Или прячу в подпол – могут съесть.

А вчера мы с кошкой, Петькой, Глебом
Съели пАйки на три дня вперёд.
Мне б сегодня хоть граммульку хлеба…
А ведь завтра будет Новый год…

Нам война закручивает гайки,
Переполнен напрочь местный морг.
О делах на фронте без утайки
Сообщает школьный наш комсорг.

Я давно, вообще-то, в школе не был.
Мы сидим на крыше день-деньской,
И когда летят фугаски с неба,
Мы песком их сразу и землёй.

Каждый день бомбят Дорогу жизни,
Сволочи, исчадья сатаны.
Но твердят друзья мне: «Ты не кисни,
Всё равно дотянем до весны.

А весною мы посадим редьку
И картошку прямо под окном…»
Но сегодня друг мой лучший Петька
Был убит осколочным дождём…

Мне недавно старший по подъезду,
Объявил, что отсылают в тыл
Всех сирот, и чтоб перед отъездом,
Метрику я взять не позабыл.

В тыл нельзя мне, потому что кошка
Без меня здесь точно пропадёт.
Мне б сегодня хлебушка немножко –
Завтра я устроюсь на завод.



КОНКУРСНАЯ РАБОТА 2

МАРИНА МЕЛЬНИКОВА

Комсорг

На эту тему не пишу –
слова – что мятая пилотка…
спасибо, что пока дышу,
что не убит прямой наводкой.
Почти что год – передовой:
комсорг, художник… и мальчишка,
а артобстрел с утра такой –
ивняк у берега подстрижен…
«Восточный Вал» – срезает всё –
а из плавсредств – рюкзак в навозе*,
и фриц позицию засёк…
полвзвода – враз… а он всё «косит».
Вернусь… а может быть – вернусь? –
устроюсь в мазанке надолго,
кто будет звать – не отзовусь,
и будет тихо… долго-долго…
«О чем ты? Так твою… Мансур!
Очнись! – тебе вести в атаку…»
…и всем хватило амбразур,
и каждому, к весне – по маку…


* так переправлялись те, кто плохо умел плавать
(по рассказу ветерана, форсировавшего Днепр
в районе «Острова смерти» – острова «Каска»)



КОНКУРСНАЯ РАБОТА 3

МАРИНА МЕЛЬНИКОВА

Девочка и война

Я девочка, упавшая в войну –
сама не знаю, как так приключилось,
на жизнь простую – первую – одну,
замкнуло клеммы – ток переключило…
Бомбят не здесь – накрыло Рузу,
но танки давят девичье – моё…
неотвратимо, вдавливая грузно
меня под снег, под спелое жнивьё…
Так каждый раз, как вижу кинокадры
из той, не мне доставшейся войны,
и платья моего горошек задран,
и мне в лицо – усмешка сатаны.
Я оживу – мне слёзы Бог оставил,
к подранкам милосердный, чуткий Бог…
и на траве у выжженной заставы
горю не я – травы душистой стог…
…а зори здесь тихи, но не глухи,
доносятся разрывы из Донбасса,
там будят по утрам не петухи,
а техника, ползущая по трассам.
Война, войны, войну, вой… не –
я не хочу, чтоб это снилось мне!
Ах, если б люди без войны могли…
куда ни глянь – на небе – журавли…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 4

МИХАИЛ ТУРАБОВ

День Победы!

К 70 летию Победы

Весна, вокруг сирень благоухает,
И воздух чист, такая благодать.
Сегодня праздник, мы о нем не забываем,
Он в сердце, навсегда, его, вам не отнять.

А там забыли, в ближнем зарубежье,
О той чуме, фашисты снова жгут.
Глупцы, они, истории страницы,
Переписали, вот теперь и жнут.
*
Пора понять им, но мешает гордость,
И глупость плещет там, уже со всех сторон.
Совбез молчит, ООН пока считает,
А в результате, беженцы кругом.

А мы, в России, помним наших дедов,
Когда они, погнали эту мразь.
Спасибо вам, за мирное то небо,
За то, что флаг чужой, втоптали прямо в грязь.

Иначе и нельзя, опомнись брат, послушай,
Мы вместе сможем мир восстановить.
И День Победы, праздник самый лучший,
Навеки, навсегда, его нам не забыть!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 5

КОТ МАНЧЕСТЕРСКИЙ

Дитя времен.

А любил он Серёги стихи,
На терраске читал "Хулигана".
И сирени весенней мечты,
Доверял гитарой цыгана.

А затем явился в колхоз,
Избежать пытаясь погрома.
Он ходил как все на покос,
Ребятишки чапаили дома.

То ли явь, а то ли сниться,
Грозой играя по степям.
Летят Перуна колесницы,
Приносят смерть родным полям.

Он не ушел от битвы той,
Он оказался в сече злой.
И там наел он свой покой,
Дитя времён теперь герой.

Его дети помнят стихи,
На террасе чтят "Хулигана".
И сирени весенней кусты,
Расцветают под песни цыгана.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 6

ВЛАДИМИР ГОРЕНШТЕЙН

Навсегда.

"Свинцовые,пороховые..."* -
Не стёрлись в памяти,живые :
И мама очень молодая,
И пайка чёрная скупая,
И ожиданий долгих сроки,
И треугольные осколки
(как ждали их!)на книжной полке
Печальной стайкою отдельной
С последним(сверху)из-под Ельни,
И ранние седые пряди,
И островки надежд во взгляде -
Так я запомнил те года.
Не надолго,а навсегда!

Неповторимые,родные -
"Сороковые,роковые..."!*


* - из Давида Самойлова.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 7

НИКОЛА ХОБЗЕНСКИЙ

Война сорок первого.

Война!
Запущен механизм!
Боек ударил в капсуль.
Порох-
Воспламенился!
И завис,
Звук выстрела...
Из дула всполох,
Сверкнул...
И вздрогнул, и обвис.
Солдат...
О как он еще молод!
Но этот ад...
Война,
где "цифра" сорок.
Не мыслимый кошмар...
И словно молот...
Бьет в колокол!
Войны пожар!
Лавиной катится,
По Родины просторам-
Ее угар!
И негде спрятаться!
И млад, и стар...
ДевИчьи платьица...
Но Бог не дал!
Некому свататься...
Обвис, упал-
Солдат...
На нас с укором, глаза глядят:
"Вам вашу память стереть хотят!"
Мы не позволим!
В честь ВАС парад!!!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 8

НИКОЛА ХОБЗЕНСКИЙ

Жена солдата.

"Уходя и меня забери" -
Она тихо ему прошептала.
В тех словах было столько любви...
Вся вселенная их повторяла:
"Уходя и меня забери!"

Уходя и меня забери!
Словно эхо в разрывах звучало.
Он лежал умирая... В крови...
И она ему в мыслях кричала:
"Уходя и меня забери!
Уходя-я! Ты меня-я забери-и!
Забери, милый мой, забери!
Я молю, и меня забери!"


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 9

АНАТОЛИЙ ПОТИЕНКО

Расстрелянное слово

Он ушёл на войну добровольцем,
Не успев получить аттестата.
Невпопад в день тот ярилось солнце,
И смотрел младший брат виновато,

В небе мирно пичуга кружила,
Старики разговор вели чинно.
Зарыдала толпа и завыла,
Когда клич прозвучал: «По машинам!»

Он ушёл на войну нецелован, –
Робость губы ему зажимала, –
А девчонка заветного слова
Так ждала, так ждала – не дождалась…

За минуту до первого боя,
Когда слышно вибрацию нервов,
На бумаге дрожащей рукою
Вывел имя её самым первым.

И в душе зазвенели аккорды,
Его страха изгнали остатки –
«Я люблю…» дописал уже твердо,
Но ворвалась команда к атаке.

Он в нагрудный карман лист тот спрятал
И винтовку схватил неумело,
А вскочив, прокричал всем: «Ребята!
Я люблю…» – и осело здесь тело…

Когда вынули лист из кармана,
В нем дыра, словно рана сквозила –
Смерть в полете своём злобно-рьяном
То заветное слово прошила.

Не нашло то письмо адресата,
Пуля-дура любовь расстреляла.
Не дождались домой сына, брата,
Жениха, земляка не дождались.

Сколько горя в неспящих оконцах!
Сколько их – не невесты, не вдовы!
Он ушёл на войну добровольцем,
Он ушёл на войну нецелован…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 10

СВЕТЛАНА САБАДАХ


Дедова правда
(маленькая поэма о большой войне)

Посвящается 70-ой годовщине со дня Великой Победы СССР над фашисткой Германией.
Основана на реальных событиях, по мотивам рассказов моего деда Гончара Федора Федоровича (1918-1996), ветерана ВОВ (1941-1945).

Часть 1. Кузнец

- Расскажи-ка мне, деда, как был на войне,
Как сражался со злыми врагами.
Ты стрелял из ружья? Ты скакал на коне?
Что ты прячешь в ноге под бинтами?

- Ты, родная, присядь на колени ко мне,
Обними мою шею руками.
Хочешь правду услышать об этой войне?
Да меняется правда с годами…

Не узнать стройный тополь в развалине-пне.
То сейчас мы зовемся дедами,
А на фронт всех подряд забирали парней –
Воевать уходили юнцами.

Я в деревне работал тогда кузнецом,
Наковальню лупил молотками.
Коробчонку носил с обручальным кольцом
В потаенном у сердца кармане.

Я приметил одну - всех девчонок бойчей
Утром – в поле, а вечером – в танцах,
А глядела, что жгла углем карих очей.
Я ж никак не решался признаться.

Знала девка, что парень робел перед ней,
И смеялась одними глазами.
Мне казалось, в запасе полно еще дней,
Я молчал да стучал молотками.

В сорок первом прислали повестку и мне.
Я надолго простился с мехами.
И пять лет в нескончаемом гибельном сне
Мне смертельным огнем полыхали.


Часть 2. В бою

Было страшно сперва, а потом попривык.
Мы матерыми стали бойцами,
И Великой Победы торжественный миг
Не хотелось встречать мертвецами.

Думать некогда было на этой войне.
Кровь лилась. Шли бои за боями.
Надо было «стрелять и скакать на коне,
И сражаться со злыми врагами».

Меня ранило в ногу в одном из боев.
Пустяковая рана – навылет.
Был бы дома, то б вылечил разом ее.
Но в ту ночь нашу роту накрыли.

Как сумели отбиться тогда – невдомек.
Стал могилою многим ребяткам
Вдосталь крови напившийся рыжий песок.
Немцу тоже досталось порядком.

Был приказ – покидать окруженье рекой.
А вода ледяная, зараза.
Ну, а я со своею дырявой ногой…
Стала рана трофической язвой.

Врач сказал - отнимать, но я резать не дал:
Не бывает кузнец одноногим.
Каждый день крепкой солью дыру промывал,
Бинтовал и шагал по дороге.

До победного дня незадолго совсем –
Мы в германские земли входили –
Всем отрядом попали во вражеский плен,
Но в живых нас оставить решили.

То ли все подустали от страшной войны,
От пролития крови и злобы,
Но мы в лагере пленном дождались весны,
И не зверствовал немец особо.

Был в охране у них молодой паренек
Незлобивый, улыбчивый даже.
На гармошке играл и порой втихорек
Папиросы подбрасывал нашим.

Для него я был русская сволочь и гад,
Я в нем видел фашиста и гада.
А ведь он, как и я, человек и солдат,
Но с другой стороны баррикады.

И ему, как и мне, тоже хочется жить,
И семью завести, и работать.
Но его я, иль он меня, должен убить –
Помирать никому неохота.

Все понятно тогда было в этой войне:
Я был правым, а враг – виноватым.
Этой правды упрямой хватало вполне
Защищавшим Отчизну солдатам.

Но я все же под ширмой высоких идей
Разглядел некрасивую правду:
Что война – это где за убийство людей
Представляют к почетным наградам.

Мы дождались весны и дожили до дня,
Когда в страшной войне победили.
А плененных солдат, в том числе и меня,
Восвояси, домой отпустили.

Часть 3. В тылу

Возвращаясь домой, я умом понимал –
Наша жизнь не похожа на сказку.
Только сердцем надеялся все же и ждал,
Что увижу свою кареглазку.

Эх, война, ты, война… И в глубоком тылу
Меня горе-беда поджидала.
Слава Богу! Жива! Но от боли в пылу
Моя милая еле дышала.

Накануне свезли с мукомольни мешки
И к амбару на землю свалили.
Привезти – привезли для колхоза муки,
А под крышу убрать временили.

Ну, а тут как назло, стал накрапывать дождь –
Подлость тоже имеет законы.
Мужиков в ту пору на селе не найдешь,
И рванула к амбару, дурёна.

Все мешки затащила - мучицу спасла,
И своих деревенских от мора,
Но себе от натуги нутро порвала.
Врач в отъезде и будет нескоро.

Я в охапку ее и в больницу привез,
Но врачи замахали руками:
Под завязку больных, каждый ранен всерьез.
- Ждите.
- Сколько?
- Не знаем и сами.

Я тогда одному прямо в ноги упал,
Я просил, угрожал и ругался,
На коленях стоял и его умолял,
И в конце даже чуть не подрался.

Он не выдержал, рявкнул сердито: «На стол!»
Ох, и слез я тогда наглотался.
Много раз за войну мимо смерти прошел,
Но вот так – никогда не боялся.

Часть 4. Памятка

Отпустило. Ослабились клещи судьбы,
И того нам для счастья хватило.
Видно, смерть, уморившись от жирной косьбы,
Новой жизни черед уступила.

Наконец, заржавела от крови коса,
Затупилась о доблесть героев.
Опустели спасенной Отчизны глаза
От потерь и безмерного горя.

Небывалый война собрала урожай:
Миллионы - ни в чем неповинных,
Миллионы - посмертная слава нашла,
Миллионы - в безвестных могилах.

Не дождались любимых, мужей и отцов,
Сестры, матери, жены и дети,
Потеряла страна самых лучших сынов,
И за это никто не ответит.



Память каждого чтит Неизвестный Солдат,
Что взирает на Вечное Пламя:
Тех, на ком ордена и медали блестят,
И кто сгинул костьми безымянно.

Посчастливилось мне возвратиться домой,
Стать отцом твоей тете и маме.
Ну, а кто-то, уже навсегда молодой,
Стал гранитной плитой с именами.

Я уж старый, как пень, голова в седине,
Но порой не стихающей болью
Под бинтом отзывается памятка мне,
Что лечу только солнцем и солью,

Ведь с тех пор не люблю я врачей-докторов.
И ноябрьскую стылую воду…
Что, устала, поди? А давай мы блинов
У бабули потребуем с медом.

Слышишь, мамочка, хватит стоять у печи,
Подавай-ка нам чаю с блинами!

…А она, кареглазая, только молчит
И смеется одними глазами.

Март, 2015

КОНКУРСНАЯ РАБОТА 11

РЫСЬКА

Страшной и скорбной дате 22 июня 1941 года,
а так же моему деду Молоткову Ивану Сергеевичу, пережившиму оккупацию немецко-фашистских войск на Смоленщине, бедствия детдома и тяжелые послевоенные годы, посвящается...
* * *
Июньским днем на прогретой кухне
Пузатый чайник пыхтеть устал.
Мы за обедом, я рядом с дедом,
Сижу над чашкой. Его - пуста.
Вздыхает бабушка: "Свиристелка!
Как есть посадишь, тот час каприз!
Ты деду, вон, погляди в тарелку,
Всегда блестящая, хоть смотрись!..."
Дед со стола собирает крошки,
Несет в ладони, как горсть овса.
И кормит голубя за окошком,
А солнце щурит ему глаза.
Сквозь семь десятков житского терна
Пронес он слепки Добра и Зла -
Война! -
Немецкой овчаркой черной
На части детство разорвала.
Влетела в двери смоленской хаты,
Как распыляющий горе смерч.
И в грудь уставились автоматы.
И в уши - роем - чужая речь.
И на земле от сапожьих ссадин
Спеклась кровавым пятном беда.
И в море желтой пшеничной глади
Зарылись минные города.
Застыло небо в стократном стоне.
Воззвать бы к Богу!... да Бога ж нет...
Дед в старом кресле и, как в детдоме,
Марает ручкой поля газет.
- Дед, фрицы злые?
- Они ж солдаты.
А в человеке - душа жива...
Я не припомню, чтоб он когда-то
Окрасил ненавистью слова.
Ни разу в жизни - чтоб он напрасно
Ругал Германию или Русь...
У деда школы четыре класса.
Я до сих пор у него учусь!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 12

ANATOLIY 17

Над водой, в полёте низком,
Чайки белые кружат...
Под гранитным обелиском
"Неизвестные" лежат.

Здесь, в земле, зарыта рота.
Тут покой и им, и нам...
Их давно, когда-то, кто-то
Называл по именам.

"Неизвестные солдаты",
Чьи-то павшие сынки.
Нет ни имени, ни даты --
Только ленты да веки

И крутой красивый берег --
Над извилистой рекой...
Нет ни шума, ни истерик,
Лишь -- покой, покой, покой...


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 13

ОЛЬГА ЮННИК

Я не первый уж раз замечаю,
Хоть и нету подобных примет:
Что ни год, то девятого мая
Дождь идет, начинаясь в обед.

Только утром, во время парада,
Светит солнце - в торжественный час -
И сверкают под солнцем награды
Тех, кто жив, воевавших за нас.

А потом, по-военному точно
Начинаясь в двенадцать часов,
Льет безудержно ливень до ночи,
Загоняя наш праздник под кров.

Слишком много в той радости горя,
Слишком мало, кому ликовать.
Плачет дождь, с ясным солнцем не споря,
Заменяя погибшему мать.

Вспомнит бабушка, как спозаранку,
Как прабабки ее в старину,
За вагоном шагала славянка,
Провожая своих на войну.

Не осталось у многих потомков,
Стало некому их вспоминать,
Плачет русское небо негромко
Над забытой могилой опять.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 14

ШАРГОРОДСКИЙ А.В.

Я не был в сорок первом в Минске


Я не был в сорок первом в Минске,
Но помню всё через прошедшие года,
И Брест, и зверства на Хотыне,
И запах гари в сёлах, городах.

В сорок втором я не был под Москвою,
Но помню – отступать назад нельзя,
Чтоб не топтал фашист свое ногою
Родные сердцу долы и поля.

И в сорок третьем голод в Ленинграде,
И Курск, и Киев тоже помню я,
Мечтали только об одной награде –
Прогнать врага, чтоб жили ты и я.

И гнали, не забыл я, до Берлина,
Сорок четвёртый, сорок пятый год,
Любая мать благословляла сына
Спасать своей отвагой свой народ.

И дай нам бог не видеть больше это,
И дай нам силы, чтобы помнить всё,
Угрозы не оставим без ответа
И Родину свою всегда спасем.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 15

ПАВЕЛ БОЙЧЕВСКИЙ

Кража
Памяти матери

За окном – осенняя ночь.
Дом почти что на курьих ножках…
Просит есть у матери дочь,
А еды – овсянки две ложки!

«Заморив червячка» до утра,
Встала дочка с зорькою ранней.
И мамаша её со двора
Снаряжает
за пропитаньем.

«Ты сходи, мой свет, к окаянным,
К тем солдатам пойди не нашим,
Снизойдут к сироте, может, каины, –
Накладут в миску рисовой каши».

И девчонка пошла, словно щит,
Чашку ту держа пред собою.
А на ветках сидели грачи,
Как цыгане, шумной гурьбою.

Им лететь уже скоро на юг.
От того, знать, и радостно птицам,
Что вот так они смогут все вдруг
В небо взмыв,
улететь от фрицев.

…Не орали девчонке «хальт!»,
Когда к немцам она притопала
В автобазу,
где весь асфальт
Занял транспорт хозяев Европы.

А у стенки накрыт был стол, –
Там фашисты недавно
трапезничали.
Дурно славен был «папа Ростов», –
Со стола вдруг все ложки исчезли!..

Прибежавший повар не знал
На кого обрушить свой псих.
Он глазами глупо вращал
И визжал: «Их ферштее нихьт!»*

Ту девчонку совесть не жгла,
Просто голод довёл до ручки…
А «трофеи» она продала
В тот же день
на ростовской толкучке.
___________________________
* Ничего не понимаю! (нем.)


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 16

ПАВЕЛ БОЙЧЕВСКИЙ

Пленные

По мартовскому солнце припекло.
Торчат в руинах стебли арматуры.
Кругом кирпич и битое стекло,
И фрицевских бумаг макулатура.

Бредёт старушка, сгорбившись, с клюкой,
Мальчишки что-то в хламе битом роют.
Вот показался жиденький конвой,
И пленные прошли – в ряду по трое.

Их шаг тяжёл и взгляд косой уныл
Из-под пилоток лягушачьей масти...
Совсем недавно враг здесь проходил
С оружием, нахальный и горластый.

Он был тогда ещё непобедим –
Чудовище в стальном рогатом шлеме.
Топтал он Польшу, Украину, Крым
И вот в Ростов ворвался рыжий немец.

И, осадив машину у воды,
Он пил из Дона, каской зачерпнувши.
Белели на броне литой кресты.
И в такт глоткам кадык ходил и уши.

И, криком заглушив собачий лай,
Враги купаться в реку нашу лезли...
Чадил вверху на улице трамвай,
Лизало пламя рваное железо.

И с треском мимо мчался мотоцикл,
Там полицай продавшийся – в коляске,
С винтовкой.
Как собака на цепи.
Готическая надпись на повязке...

В реке найдут его поганый труп
С увесистым булыжником на шее...
Ведут фашистов пойманных, ведут
Закапывать воронки и траншеи.

Им в спину смотрят бабки, осердясь,
И проклинают их уста солдаток,
И пацаны, вскарабкавшись на вяз,
Расстреливают пленных из рогаток.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 17

NICOLAIT

Севастопольский укрепрайон("Самая неприступная крепость в мире")

Маленькая и смешная птичка
у индейцев бог войны - колибри,
травит байки нам бывалый мичман...
Бог войны - серьёзные калибры!
Говорил же сам товарищ Сталин:
"В артиллерию, как в бога верю!"
Вот и фрицы нас бояться стали...
То же мне, непобедимый вермахт.

Это вам не жидкая Европа,
ты, фашист, напрасно планы строишь -
это русский город Севастополь,
и поверь, он много крепче Трои.

Степь, дубравы, горы - всё едино,
ветер, ковылём играя вольно,
светлопенные его седины
переносит на морские волны.
Над Сапун-Горой раскаты звона.
Поминальным гулким перебором
колокол окличет поимённо
каждого из тех, которым...


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 18

NICOLAIT

Сверхлюди одеты стальной бронёй

Сверхлюди одеты стальной бронёй,
их миссия - Вечный Рейх...
У крайнего справа огненный гной,
сочится из всех щелей...
- Я крайнему слева снаряд вгоню,
смотри-ка, горят, не дрейфь,
сверхлюди, одевшие ту броню,
чья миссия - Вечный Рейх.
Помолимся богу. Хоть бога нет,
архангелы нам трубят.
На крыльях кресты.
_____ТТ,_________________________
______партбилет,_________________
______________"Москва,___________
___________________ни шагу назад".
Визжит и хохочет над нами смерть,
грохочет, лязгает танк:
- Попробуй, собою меня измерь,
зачем пропадать за-так?
Кричит политрук, заглушая бой:
- Оборвано, дайте связь!
Бойца медсестра накрыла собой
и тихо упала в грязь...
Никто не отступит - ступают вслед
могилы и чёрный дым.
Расскажет кино через бездну лет
"Кому умирать молодым..."


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 19

НАТАЛИ ДАВЫДОВА

ТОЛЬКО СЕРДЦЕ ПОКА БЬЁТСЯ

Ордена и медали... Кружка...
Боевые 100 грамм на столе...
Нет, не плачет - сидит старушка,
С той войны столько минуло лет.

Припев:
Из груди сердце к ним рвется,
Оторваться б за облака...
Только светит пока солнце...
Только сердце бьётся пока...

Помянула сына и мужа,
Что остались в земле сырой...
Ей и тот и другой нужен -
Только их не вернуть домой.

Муж в Берлине - прошел пол мира...
А пристанище сыну - Брест.
Только шепот усталый: "Милый",
Как же резала эта весть...

Как же резала, по живому,
Не забыть... И сейчас болит...
А казалось: чуть-чуть и дома...
Под Берлином пол века спит...

Мама, мама... -Её за руку...
От войны ей осталась дочь.
Помогла пережить разлуку...
Вся в отца - красива...Точь в точь...

Посидят, помолчат... Победа
Им досталась такой ценой...
Ордена на груди светят,
Отражаясь от боли той.

Ордена и медали... Кружка...
На столе боевые 100 грамм...
Нет, не плачет - сидит старушка,
Не сломить и сейчас врагам.

***
Мне рассказывал дед о войне,
На врага как ходили, в атаку.
Ордена он показывал мне,
И на фото Варшаву и Прагу.

Припев:
В день победы потом с моим сыном,
Как мы с дедом вместе когда-то,
Наберем васильков синих
И положим к ногам солдата.


Мне показывал дед мой, Берлин,
Побежденный, с цветущим садом.
Со снарядом в груди до седин,
Он дожил. А снаряд - с сердцем рядом.

Самый ценный трофей той войны,
И трофеям таким нет счета.
Дед теперь уже - часть тишины,
И храню теперь я его фото.

Помню я, как рассказывал мне,
И потом расскажу своим детям,
Об отечественной той войне,
О великой и славной победе.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 20

СТЕФИ

Коньяк и слезы..все вперемешку
А мы трезвели от этого больше
И запах крови стоит как прежде
И взрыв в ушах оглохнуть можно
Оркестр шагал маршируя такт и
Ты среди первых был как всегда
Они играли победы марш и с ним
Упали в последний раз....


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 21

КАЧЕМЦЕВ ВИКТОР

Бомбардировка Дрездена. Пентон 1

Рушатся исторические дома.
Скрывшиеся в подвалах обречены.
Полнятся занебесные закрома
Жертвами искупительными войны.

Улицы задымляются и вдали
Бомбами зажигательными цветут.
Огненный ураган непреодолим.
Прячущиеся ночь не переживут.

Огненного торнадо не побороть –
В пламени из «Летающих крепостей»
Заживо испаряются кровь и плоть,
Клочьями облезающая с костей.

Души освобождаются каждый миг –
Детские поднимаются высоко.
С пеплом из всех Освенцимов и Треблинк
Смешивается пепел из облаков…

………… ……………… …………….. ………

Страшное сообщение в новостях –
Дрезденцев на сожжение обрекли…
Ангелы на «Летающих крепостях»
Ценности демократии принесли!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 22


КАЧЕМЦЕВ ВИКТОР

Несломленные предательством. Пентон второй


Торжественностью сердца одухотворяя,
Едиными ощущениями полны
Девятого развевающегося мая
Мы вместе с освободителями страны.

Пусть слышатся поджигательские акценты,
Но, помня противоправностей череду,
Несломленные предательством монументы
Возносят над победителями звезду!

КОНКУРСНАЯ РАБОТА 23

ВЛАДИМИР КОСТЕНКО

СТРУНЫ

Я ждал тебя... надеясь не найдёшь,
Я презирал... Четыре долгих года!
На всё судьба... Минуешь, иль убьёшь?
И ты нашла… Бесстрастная порода.

Тебе плевать, что нынче месяц май,
Что всюду цвет черёмухи душистой,
Плевать, что я в бреду… и вижу рай,
И отсылаю танк… к его нечистой.

Теперь я знаю, что тебе плевать…
На всё плевать. Шальная фурнитура…
А ты, – тут не прибавить, не отнять –
Ты возразила: «Просто… пуля-дура;

Я – их гонец, ведь я резвей в сто крат.
Гонец вон тех, увязнувших в болоте.
Ведь ты и я… Прости за слог, солдат…
Мы, как и все, на дьявольской работе»

Простить? За что? За что её прощать?
Она… как ни крути, но… на работе.
Вот только жаль, что не могу послать…
Вернуть её оставшимся в болоте.

И как вернуть… когда пробита грудь;
Война – не перебранка на базаре…
Мне б весточку домой, когда-нибудь…
Но медальон хранил я в портсигаре.

А портсигар... Мой портсигар на дне, –
Остался на днепровской переправе;
Не суждено ему расплавиться в огне…
Сегодня, в этой дьявольской забаве…

Всё ближе зверь, и всё страшнее лязг,
И всё чернее дым над преисподней.
Он, видно, спятил, коль в игре погряз,
Он весь в забаве, он – судьба сегодня,

Моя судьба… Уж виден белый крест;
Для зверя я ничто… Рубеж передний.
Я для него… – что хищнику насест,
И тут я понял: этот день – последний…

Над ухом зов: «Солдатик, ты живой?»
Душа очнулась, радостью объята:
Знакомый голос с лёгкой хрипотцой –
Сестричка… рядовой из медсанбата.

Кровь на руках, и горький запах трав,
Фуфайка, каска… Вид чудаковатый.
«Ну, с Богом" – молит, грудь перевязав,
И полон боли взгляд подслеповатый.

Я с Богом?.. Что ж, спасибо за посул,
И за надежду… Не бросай, сестричка!..
Но всё страшнее… рядом адский гул,
И спряталась в слезе её ресничка.

«Оставь меня, – хриплю, – и уходи!
Не жди увещеваний, – я не поп!
Приказы… я прошу тебя… Иди!»
Но зверь настиг и сбросил нас в окоп.

Вершит судьба… прислав её ко мне.
Закрыв всем телом, жертвуя собой,
Она… как Божий лик в ночном окне…
Последний вдох под солнцем и луной.

Зверь беспощаден, – час его настал, –
Он сеет смерть… Бездушная машина.
Вот дьявол подал знак, – и он сплясал,
Соединив две плоти воедино…

Мы вознеслись; и рай теперь наш дом,
Здесь агнцев луг – небесные лагуны…
Но ангелы скорбели пред Судом!
Поведав, как рвались земные струны.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 24

ИВАН КАБУКИ


Пой мне гитара, пой...

Из лазарета в бой нам...
Отдых положен, но
спой мне гитара, спой мне,
если ты знаешь нот
чистые переливы -
ты разгони мне сон.
Тихий, неторопливый
выдай бойцу вальсок -
чтобы в "Амурских волнах"
выкупался босяк...
Полно гитара, полно...
Будет и Киев взят,
дальше пойдём - на запад,
ты мне родная снись,
Родина - это запах,
это - покой границ,
это - земля и ветер,
что заплутал в кустах,
Родина - это ветви,
что отразит вода
в чистой зеркальной глади...
Пой мне гитара, пой -
ноты свои растратив.
Из лазарета в бой..


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 25

ИГОРЬ АЛЕКСЕЕВ

ДЕДОВА САРАЙКА

Признаюсь честно, без кокетства,
На свой оглядываясь путь,
Что помню многое из детства,
Но вот в деталях лишь чуть-чуть.
Как раз одним из самых ярких
Воспоминаний детских лет
И стала дедова сарайка,
В которой тот держал мопед.
Зачем он только сдался деду,
Я до сих пор не догоню,
Ведь, как положено мопеду,
Ломался десять раз на дню.
Но дед упорно и ударно
Чинил свой мощный драндулет...
Такой он был, мой легендарный
И удивительнейший дед!
Что мне, однако, не мешало
В ответ на слишком строгий вид
Приопускать своё забрало,
Алкая горький хмель обид.
Бывало чуточку вспылит дед —
Тот час насуплюсь, дурачок,
А сам всё жду, когда он кликнет:
— Эй, подсоби-ка мне, внучок!
Уж так механиком заправским
Себя хотелось ощутить,
Что даже зов лишённый ласки
Не мог умерить пыл и прыть.
И перестав мгновенно дуться,
В порыве мчался я святом...
А дед:
— Надень-ка шланг на штуцер
И зафиксируй хомутом.
О, да — сомнительной опорой
Была, когда не влазил шланг,
Та кисть у деда, на которой
Недоставало двух фаланг.
Увечье это, что в ремонте
Служить подспорьем не могло,
Он получил в войну, на фронте,
Где прочим меньше повезло.
Сегодня с точностью уже вам
Я констатировать могу —
Дед ранен был в бою под Ржевом,
Сражён шрапнелью на бегу.
Сначала сутки в медсанбате
Усердно утку орошал,
Потом три месяца в палате
Медикаментами дышал.
Пройдя неполный курс леченья,
Как мне рассказывала мать,
Просил врачей, чтоб в заключенье
Вписали: «Годен воевать»...
Но апеллировать к начмеду,
Что бить подушкой о скалу...
И стал мой дед ковать Победу
С бригадой тракторной в тылу.
Пусть не в шинели, а в фуфайке,
Но встретил праздничный рассвет...
И вот сидим мы с ним в сарайке,
И ремонтируем мопед.
Я знаю, он не любит трёпа,
Особо под руку когда...
Молчу, как совесть эфиопа,
В себе убившего раба.
Но чуть отвлёкся от мопеда,
Стал что-то шарить в стороне,
Я тут как тут:
— Послушай, деда,
А страшно было на войне?
И призадумался «вояка»,
Припоминая что-то, знать...
Потом сказал:
— Бывало всяко...
И страшно было, что скрывать.
Но даже в жуткой рукопашной,
Где жизнь подвешена на нить,
Я шёл вперёд, чтобы не страшно
Тебе на свете было жить!
...............................................
И так запомнились мне эти
Проникновенные слова,
Что я поклялся быть в ответе
За то, чтоб подлая молва
Не опорочила с годами
Имён поборников добра!
Чтоб все гордились мы дедами,
Лишь добавляя пра, пра, пра...
Я ж, своего дождавшись часа,
Скажу — не хуже был иных
Мой славный дед — сержант запаса
Андрей Лаврентьич Кузьминых.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 26

ВИКТОР МАШКОВ

День победы

Встречаем этот день не год, не два –
Великий юбилей великой Славы!
Живём мы в годы мира и труда,
Судьбы страницы – жизни нашей главы!

Что испытали деды и отцы,
Какие муки, горе, лихолетье,
Чтоб праздник этот детям подарить?
Желаем им здоровья, долголетья!

Спасибо вам – и мёртвым и живым –
За день, объединяющий, цветущий!
Весна звонит во все колокола
С минутой памяти, печальной и гнетущей!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 27

ВАСИЛИЙ ФЕДОРЧЕНКО

О ГЕРОЯХ-ЗЕМЛЯКАХ
Я буду говорить о земляках,
О тех, бесстрашных и ушедших рано,
Чьи голоса звучат издалека,
Сжимая сердце матери, как раны.

О тех, кто в дверь не постучит уже,
Чьи имена теснятся в длинных списках.
Слились, как в песне, как в одной душе,
Их души молодые в обелисках.

Мне не привыкнуть, я и не привык,
К тому, что имена их – только тени.
Я видел, как седой больной старик
Пред сыном становился на колени.

А тот, гранитный, молчалив и строг,
Прошедший пол-Европы и усталый,
Взошёл, как на отеческий порог,
По мраморным ступеням пьедестала


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 28

ВАСИЛИЙ ФЕДОРЧЕНКО

ОДУВАНЧИКОВЫЙ ЛУГ

Гляжу – вовек не наглядеться
На эту рощу, тихий пруд.
Рассвет мне сладким ветром детства
Дохнул в расправленную грудь.

И босиком бегу, как прежде,
На одуванчиковый луг, –
Туда, где солнечные краски
В траве расплёсканы. Но вдруг…

Вдруг что-то спереди сверкнуло.
Гляжу: под ивою из пня
Торчит, как клык потёртый, пуля
И снизу целится в меня.

И никуда, увы, не деться.
Сейчас бы выстрел – и упал.
Но вбит пронзивший чьё-то сердце
Навечно в дерево металл.

И я, склонившись к иве, замер.
И показалось сразу вдруг,
Что я солдатскими глазами
В последний раз гляжу на луг.

Гляжу – вовек не наглядеться:
Земля вокруг цветёт, поёт.
А под ладонью бьётся сердце –
Моё и вроде не моё…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 29

VLAR

Хор исполняет песни о войне.
Второй этаж.
Всех вроде пригласили.
Внизу старик в медалях при луне
Сидит.
Но снова танк его в огне.
Он взял Берлин...
А лестницу не в силах.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 30

VLAR

Ненастье давит на педали,
Рассвет в осенней кожуре.
Наш дворник, женщина седая
Сгребает листья во дворе.
В кофтёнке, латанной стократно,
Лопатит жёлтое гнильё.
А был же принц, который как-то
Заночевал у ног её!
В движеньях горечи избыток,
В словах глаголов злых запас.
Тот принц на той войне убитый
Давно.
И где-то возле нас
С лопатой рядом и метёлкой,
Печально вдетый на крючок,
В полуподвальной комнатёнке
Висит хрустальный башмачок.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 31

ZS 1525

На бульваре притихли берёзы,
Скорбно ветви к земле приклонив.
Громыхают военные грозы
Лишь в рассказах солдат седых,

Что приходят сюда в майский вечер,
В майский день, как на пост, идут...
Здесь с друзьями они ищут встречи,
На бульваре Героев их ждут.

Но всё меньше солдат остаётся,
Разговор их короче вдвойне,
Болью в сердце печаль отзовётся -
Ветераны всегда на войне!

Залп орудий Девятого мая
Прогремел, как военный набат.
Ветераны, друзей поминая,
У Огня молчаливо стоят.

На бульваре притихли берёзы,
Скорбно ветви к земле приклонив.
А в глазах ветеранов слёзы,
Эти слёзы святые у них…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 32

ZS 1525

Жил мальчишка…

Жил мальчишка смешной, озорной и влюблённый,
С небом он был повенчан давно.
Был влюблён в самолёты, мечтой окрылённый.
Стать пилотом ему суждено.


Эх, крылатая чудо машина, озорного мальчишки мечта!
Настоящие водят мужчины самолёт под названьем «У-2»!

Фронтовая юность штормом
Ворвалась сквозь разрывы гранат,
На мальчишке военная форма,
Лётной школы теперь он курсант.


Эх, крылатая чудо машина, озорного мальчишки мечта!
Настоящие водят мужчины самолёт под названьем «У-2»!

Смотрит лётчик в небо ночное
Из окна самолёта «У-2»,
Настроение боевое:
«Разбомблю я сейчас врага!»


Эх, крылатая чудо машина, озорного мальчишки мечта!
Настоящие водят мужчины самолёт под названьем «У-2»!

Жил мальчишка смешной, в самолёты влюблённый,
Настоящим товарищем был.
Бил фашистов, любовью к стране вдохновлённый,
С самолёта их ночью бомбил!


Эх, крылатая чудо машина, озорного мальчишки мечта!
Настоящие водят мужчины самолёт под названьем «У-2»!

Бойся, враг, озорного мальчишки,
Он, не ведая страха, бомбит.
И за родину этот парнишка
В небе подвиг любой совершит!

Эх, крылатая чудо машина, озорного мальчишки мечта!
Настоящие водят мужчины самолёт под названьем «У-2»!



КОНКУРСНАЯ РАБОТА 33

ЛЕВ ЗАРИПОВ

Эх, хлебай до дна...
Эх, хлебай до дна, а кругом война
В черном рубище – да ведь жив еще,
Да ведь маленький.
Нелюдимый край – всё собачий лай,
Разболелась грудь, только б не уснуть
Одному, навек.
Слышишь, человек? Скажешь человек
Близким да родным, в путь неблизкий сын
Уходил, ушел.
Грусть моя в степях, затаилась в пнях –
Тут уж не до сна, а кругом весна,
Округлился день.
Синевой небес, где лохматый лес;
«Друг мой, друг, прости!» - душу отпустил,
Одинешенек.
Слышишь, человек? Скажешь человек
Матерям его да отцам его,
Всем родным его и земле его,
Как хлестала кровь.
Как вгрызалась ночь в сапоги его,
Как жила тоска в сердце пламенном!
В тот, последний бой, шел ваш сын – Герой
С Красным знаменем!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 34

ЕЛЕНА ОВЧИННИКОВА

Освенцим,август,сорок третий,
Писатель правду напиши,
Я был сожжён,мой прах развеян,
В прохладной огненной тиши.
И я душою отстранённой,
Взвился в полночной тишине,
Чтоб рассказать всем сохранённым,
Через столетья о войне.
Жестокость ту что нет предела,
Нацизма помните всегда,
О нас, о жертвах Холокоста,
Не забывайте никогда.
Мы до последнего боролись,
Ведь шансов не было почти...
Ты знаешь страшно быть сожжённым.
Когда тебе нет двадцати...
Освенцим,Треблинк...и другие
Концлагеря,как всё забыть...
Вы жизнь должны прожить, живые,
За нас и за себя прожить!
Нас сотни тысяч,миллион уж,
Следящих и просящих глаз,
Вам заповедь даём живые
О жизнестойкости,за нас!
Как вам помочь,мы вам лишь верим,
Чтобы нацизм не повторить,
Мы научили вас всему бы,
Но просто нам не дали жить....
Освенцим,август,сорок третий..


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 35

ВАЛЕРИЯ НАУМОВА

А завтра была война


А иногда им снится по ночам
Последняя та мирная тропа,
Когда назавтра – юности обман,
Случилась та священная война...

И вальса выпускного белый стих –
Несбывшийся и небывалый сон,
И одноклассниц голос вдруг затих,
Растаял он на век, как вальс-бостон...

А век тот был – весь путь Большой войны,
Где сон урывками, бомбежка, стужа, зной...
И это все не страшно!.. Тишины
Страшнее нет, когда нa утро – в бой.

И друг твой погибает на глазах,
А в голове контузия звенит...
В кровавых Родина потоплена слезах,
Ее душа за каждого болит.

Прошли дорог немерено... Огни
И всполохи, и грозный звук "Катюш"...
Как невозможно молоды они!
Победа наполняет раны душ!..

А иногда им снится по ночам
Последняя та мирная тропа,
Когда назавтра – юности обман,
Случилась та далекая война...


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 36

ВЛАДИМИР СЕЛЕЦКИЙ


Не верьте

Не верьте тем, кто умно говорит
О той войне по книгам узнавая,
Не верьте, что железо не горит -
Оно пылает, танками сгорая.

Не верьте тем, кто мудро говорит,
Что Ад бывает только на том свете,
И эту правду дед мой подтвердит,
Когда-то он воочью видел это.

Не верьте, что секунда это миг,
Она порой длиною в бесконечность,
Когда ты тайну гибели постиг,
Но не ушёл ещё в пустую вечность.

Не верьте мне, что скрытый темнотой,
Погибший дед мой - под землёй. Не верьте.
Он в обелиске до сих пор живой
И выше всех, назло презренной смерти.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 37

ЕВГЕНИЯ КОЛБАС


В этот праздник сердце ноет болью,
И глаза не сдерживают слез,
Чтим и помним всех, кто своей кровью
В наше с вами детство мир принес!
Этот день нам очень дорог, очень важен!
В сердце память свою вечную храним
Обо всех, кто на войне был так отважен.
Слава всем!И павшим и живым!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 38

БАБУШКА

Тем - с передовой

А я осталась в стороне
от боевых горячих дней.
Узнала я о ТОЙ войне
из книг и кинофильмов.
Но обжигает сердце боль
ТЕХ, кто ушли из жизни в бой,
для тощей странницы с косой
став жатвою обильной;
ТЕХ, кто сражались не за страх,
собрав всю ненависть в кулак,
крича отчаянно:»Ур-ра!» -
мишенью пулям метким.
Не знаю, я смогла бы так –
встать из окопа, сделать шаг
в ту сторону, откуда враг...
Взяла б себя в разведку?
Я полагаю, неспроста
мне чудится азарт атак,
кровь на траве и кровь с креста...
Сгибаются колени
и я, поникнув головой,
молюсь о ТЕХ с передовой.
Меня прикрывшие собой,
они идут сквозь время.
Я слышу, как безмолвный рот
повелевает:»Твой черёд!»
Меня преследует наказ
во взгляде их незрячих глаз:
«Сумей понять, кто – друг, где враг.
Встань из окопа, сделай шаг
и так, как мы в былые дни
ТЫ защити и сохрани!»


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 39

LITCON

ПАМЯТЬ

Постою у Вечного огня,
помолчу, погибших вспоминая.
Три дружка, что были у меня,
не узнали о победном мае.

Виктор в древнем Киеве убит.
Там теперь навечно он прописан.
Под Одессою в земле лежит
тело обгоревшего Бориса.

Срезала свинцовая струя
Феликса в Башмачках на пригорке.
...Три моих товарища и я -
первый экипаж тридцатьчетвёрки.

Тихо догорают краски дня.
Угасает суета дневная.
Я стою у Вечного огня
и друзей ушедших вспоминаю.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 40

LITCON

Вот он идет – больной и старый,
почти слепой – Герой войны,
Планету спасший от кошмара.
Теперь он – пасынок страны.

А в покоренной им державе,
забывший боль тех давних дат,
живет безбедно, может, в славе,
фашистской армии солдат.

И по бессмысленной орбите,
идет, судьбы изведав плеть,
стране не нужный Победитель -
старик, забывший умереть.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 41

KONVENRUS

Не тот мужествен, кто лезет на опасность, не чувствуя
страха, а тот, кто может подавить сильный страх
и думать об опасности, не подчиняясь страху.
К. УШИНСКИЙ

ДЕСАНТ, ПОГИБШИЙ ПОД АНАПОЙ

Был год военный - сорок третий
День летний: тихо, море, зной,
Дозор ловушки не заметил,
Десант был с ходу брошен в бой.

Огнём дышали амбразуры,
И час пробил морских бойцов.
Летели тучей пули - дуры
И не вернуть дедов, отцов…

Война ошибок не прощала,
Цена была - жизнь или смерть,
И без разведки, как попало,
Приказ был, но была ли честь?

Десант, погибший под Анапой,
Три тысячи морских солдат,
Так не дошли в штыки с гранатой…
В земле и в море вечно спят.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 42

KONVENRUS

ПОГРАНИЧНАЯ ТИШИНА

На границе все спокойно.
Тишина …
Филины поют нестройно.
Ночь. Луна.
Рядом сытый и довольный
Старшина.
Встретим мы врага достойно,
Спи, страна.

Да, в дозоре ночь опасна,
Нелегко.
А подруга - очи ясны,
Далеко.
Дом, сестренку, мать родную
Сбереги.
На границе точно знаешь,
Где враги.

Вновь изранена земля -
Горюшко.
Пропитались там поля
Кровушкой.
Их слезами оросили
Вдовушки.
Боль, страдания - России
Долюшка.

На границе все спокойно.
Тишина …
Филины поют нестройно.
Ночь. Луна.
Рядом сытый и довольный
Старшина.
На границе все спокойно,
Спи, страна.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 43

ЕГОР ДЕЕВ

Гармонист

Герою - танкисту, лейтенанту Александру Новиченкову
лауреату Всесоюзного конкурса "Одолевший судьбу",
в честь дня Победы над фашистской Германией

Вот я вспомнил опять
этот зал, где рыдала гармошка…
За людьми не видать
виртуоза чудесной игры…
Трели он рассыпал,
наддавая басами немножко,
Словно сердце держал
он в ладонях своих до поры…

Из мехов извлекал
Невозможные всхлипы и стоны,
Посвист ветра в листве
И журчанье в траве ручейка…
Кнопки перебирал
По каким-то особым законам,
По каким- я не знал,
И его я не видел пока…

Вот играть перестал,
Тишина чутко в зале повисла,
Будто не было в нём
Сотен взрослых людей и детей...
Гармонист снова взял
И в ладонях сердца наши стиснул…
Затопив этот зал
Морем чувств , океаном страстей…

Отыграв, тихо встал,
Поклонился притихшему залу…
В чёрных стёклах очков
Отразились настенные бра…
-Он слепой и… без рук…,-
Вдруг по задним рядам пробежало,
Прокатилось волной,
как последней атаки ур-ра-а…

Он на сцене стоял,
головою седой, но не старый…
И к трёхрядке культя
Прижималась, как к мамке пострел...
Лейтенант вспоминал
Той войны грозовые пожары,
Как тогда, в сорок первом,
Он под Оршею в танке горел…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 44

ЕГОР ДЕЕВ

По площади идут фронтовики...

По площади идут фронтовики!
И поступь ветеранов не чеканна.
Нечёток взмах контуженой руки…
Осколки бередят былые раны…

Как снег на горных пиках, седина…
Лицо морщин траншеями изрыто…
Сияют на мундирах ордена.
Их имена не стёрты, не забыты!

В такт их шагам медалей чёткий звон.
И гимн звучит «Прощание славянки».
К Кремлю десятки брошены знамён-
Фашистских полчищ жалкие останки…

Идут, идут, все те, кто победил!
Освобождал Смоленск, Варшаву, Прагу…
Кто знамя над рейхстагом водрузил,
В сердцах сплавляя верность и отвагу…

Мир от фашистской нечисти спасал
И не щадил ради победы жизни…
Мы помним всех, кто смертью храбрых пал,
Сыновней грудью заслонив Отчизну!!!

Идут, идут по площади бойцы,
Они покрепче самой крепкой стали.
Шагают наши деды и отцы,
Пока живые,- не на пьедестале…

Пускай давно закончилась война,
Нам не дано забыть то лихолетье…
Но есть и наша общая вина,
Что мало их уже на этом свете…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 45

ГУЛЯКА СЕРГЕЙ

Вечные огни
светят по стране…
Нам
напоминают
о былой войне
и о трудных годах,
что давно прошли,
что на головы отцов сединой легли.

Вечные огни…
Надпись на плите…
Слава
тем героям, что лежат в земле!
Слава тем,
кто смело
на врага вставал,
за родную землю
жизнь свою
отдал.

Вечные огни
светят по стране…
Горе материнское…
Слёзы на плите,
пламя отражая, как огнём горят,
ведь в могилах этих
сыновья лежат.

Вечные огни.
Караул застыл.
Фронтовое лихо и голодный тыл –
вместе все ковали
для врага заслон –
павшие,
живые –
Вам
земной поклон.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 46

ПЕТРОЛЯ

Я помню всё...

Я помню всё. Такое не забыть.
И памяти моей не тянет ноша.
Мы жить хотели! Так хотели жить...
И ты всё помнишь...Знаю, помнишь тоже.

Как будто дьявол распахнул врата,
Стерев апрель с лица земли и неба,
Раскрасив в черно-красные цвета
Остатки нерастаявшего снега...
Я помню всё - остекленевший взгляд
Солдатика, мольбой пронзавший душу,
И рядом разорвавшийся снаряд,
И страх, невольно рвущийся наружу.
Я помню этот бесконечный бой,
Где пулями сраженные ребята,
Лежать остались. И как сам не свой
На нас кричал хирург из медсанбата.
И я сквозь ад наперекор судьбе,
Вдруг став в одно мгновенье очень смелой,
Тебя в окоп тащила на себе,
И Боженьке молилась неумело...
А ты хрипел, выплёвывая кровь,
От боли, видно, трогаясь рассудком,
Твердил одну лишь фразу вновь и вновь:
"Оставь меня...не надо, Незабудка!"

Я не забыла... Доверху стакан...
Краюшку хлеба сверху положили...
И с фото я гляжу на старика
С букетом незабудок у могилы...


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 47

РУСТАМ ГАФУРОВ

Слава России



За Отчизну вольную от рабства,
Встали грудью ратные сыны,
И крепчало боевое братство
Патриотов доблестной страны.

Помним мы блокаду Ленинграда,
Помним осаждённый Сталинград,
Как герои вырвались из ада -
Братские могилы говорят.

Истекая кровью, вновь вставали,
Шли герои, шли на смертный бой.
Подвиг ради жизни совершали,
Защищая Родину собой.

В пламени за Родину сгорая,
Поднимались в бой они не зря.
Поднялась страна моя родная,
В этот красный день календаря.

День Победы - слава для бесстрашных,
Так сердца нам наши говорят.
Помним дочерей, сынов отважных,
Что как звёзды яркие горят.

Пролетело время лихолетий,
И Россия стала сильной вновь.
День Победы - Слава на столетья,
Жизнь, надежда, вера и любовь!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 48

АРУНОВ АЛЕКСАНДР

Сон реально-невозможный

Солнце в клочья, небо сжато,
Запах гари над рекой.
В пойме, где трава примята
Взвод ведёт неравный бой.

Раскалились автоматы,
Пулемёт заглох давно.
– Поживём ещё, ребята! –
Прохрипел грузин Вано. –

Сколько нас со всех окраин
В бой послал родной Союз:
Русский есть и молдаванин,
Украинец, гагауз.

Неужель Советским миром
Не задавим мы врага?
Неужели честь мундира
Нам теперь не дорога?

Да, фашист силён, отважен,
Снаряжён, обут, одет,
Разве всё нам это важно –
Натворил немало бед:

Разгромил он всю Европу,
Разорил уж полстраны!
Кто проучит остолопа?
Да, солдаты, - это мы!

Всех повёл в контратаку
Боевой сержант Вано…
Чем закончилось, однако,
Мне узнать уж не дано.

Генетическая память,
Показав свой эпизод,
Перестала мозг буравить
И захлопнула проход

Между нынешним и прошлым.
Жаль! Возможно это дед
Сном реально-невозможным
Передать хотел привет!

Воины, своей отвагой
Вы приблизили тот факт,
Что в Берлине в 45-м
Развевался красный флаг!

Неизвестные герои,
Нашей Родины сыны,
Вы идёте строй за строем
В жарком пламени войны!

Ваша доблесть не забыта –
Памятник воздвигли свой!
Не из камня иль гранита –
В вечной памяти людской!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 49

АРУНОВ АЛЕКСАНДР

На военном параде 9 мая

– А кто эти старые дяди и тёти
С высокой трибуны глядят на солдат?
Они так красивы, в великом почёте –
Вон сколько им дали различных наград!

– Запомни, сынок, эти люди в медалях,
Что с гордостью смотрят военный парад,
Спасли свой народ и фашистам не дали
Весь мир переделать на собственный лад!

– Папуля, скажи, что за звери такие,
Которых фашистами ты обозвал?
– Не звери, сынуля, а люди лихие:
Себя возвели на такой пьедестал,

Что, мол, все народности, кроме германской
И пары жестоких и дерзких друзей,
Жить будут без веры, в покорности рабской,
Трясясь за свой дом и за жизни детей!

И эти герои – тогда молодые,
Сквозь ужас войны и страданья прошли,
Врага победили в дни мая святые
И мир принесли всем народам Земли!

Теперь каждый год отмечаем Победу,
Скорбим по умершим и славим живых,
И верим, что прадеды наши и деды
Навеки спасли от фашизма родных!» .


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 50

KUPEC

ПОБЕДА

Я возвращаюсь домой, неся Победу в руках,
Война простилась со мной, оставив след на висках.
Вагон по рельсам стучит, поёт надрывно гармонь,
Комвзвода пьяно кричит – зовёт в атаку, в огонь.

Да, мы повергли врага, победа сердце пьянит,
Болит от раны нога, в ушах от шума звенит:
Не отпускает война, зубами душу грызёт,
Перед глазами друзья – для них окончен поход.

А сколько их полегло, любви не знавших ребят,
Сумевших смерти назло увековечить себя.
Я, как и все, воевал и до Берлина дошёл,
Берлин к ногам моим пал, последний бой был тяжёл.

Четыре года войны – осталась в прошлом печаль,
Нас ждут объятья жены и бесконечная даль…
– Ну, что, ещё по одной, – зовёт хмельной старшина,
– За дым Отчизны родной, то, чем душа так сильна!

Наш поезд мчится вперёд, на полустанках народ
Танцует, песни поёт, солдат зовёт в хоровод.
Встречает солнцем Весна, сады от цвета белы.
Как ты прекрасна, страна, как мне просторы милы!

Я возвращаюсь домой, неся Победу в руках,
Всё ближе Край мой родной, глаза от счастья в слезах!
А сердцу тесно в груди, душа о чём-то поёт,
Вся жизнь ещё впереди, приходит новый отсчёт!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 51

АНАСТАСИЯ ВОЛКОВА

Курсанты шли на Сталинградский фронт

Курсанты шли на Сталинградский фронт,
Экспромтом сдав последний свой экзамен.
Их силуэты скрыл уж горизонт, -
Распорядился так товарищ Сталин.
Не смея нарушать его приказ,
Шли по степям в жару, мороз и грозы,
Чтоб жизнь отдать за Родину, за нас,
Страданья материнские и слезы.
Крестьянин, что встречался на пути,
Старался накормить, как мог, солдата.
Бог знает, сколько им еще идти,
Быть может, не увидят и заката.
Курсанты шли на Сталинградский фронт,
Экспромтом сдав последний свой экзамен.
Их навсегда укрыл тот горизонт…
И новых направлял товарищ Сталин…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 52

АНАСТАСИЯ ВОЛКОВА

Картина

Моя бабушка однажды
Мне поведала рассказ,
О котором знает каждый,
Его помню, как сейчас:
На стене висит картина -
Вся она из янтаря,
Не покрылась паутиной,
Пролежав среди старья.
Мне ее знакомый парень
Подарил в пятнадцать лет,
И светился этот камень,
Словно солнечный букет.
А потом исчез куда-то
Этот славный паренек, -
Он пошел служить солдатом,
И угас мой огонек.
На войне его убили,
Как и остальных солдат.
Слишком близко в поле были,
Брат, отец, и злостный враг.
В тот момент, когда мой парень
Умирал под гул машин -
Перестал светить и камень
На одной из всех картин.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 53

МОЛЧАНОВ ВИТАЛИЙ МИТРОФАНОВИЧ

Послепобедное

Камни точит вода – ну, а время
Точит слабые наши тела.
Бьёт война по людским поколеньям,
Как прибойная злая волна
Увлекает с разгона песчинки
Человеческих судеб на дно.
Хроник старых скупые картинки
Не увидишь сегодня в кино,
Не услышишь военные песни
На пластинках и лентах кассет.
Только в мае, девятого, «Вести»
Сообщат про Парады Побед
На осколках Великой державы –
Самой лучшей разбитой страны.
Троекратно солдатское: «Слава!»
Прогремит и закроются рты.
А потом всё пойдёт как по нотам:
Фронтовые нальются сто грамм,
Котелки с кашей вынесет кто-то
(От щедрот своих спонсор украл
На пайки ветеранам копейки
И торжественно в дар преподнёс).
Дифирамбы с трибун, как из лейки,
Потекут на остатки волос,
Дальше спустятся к сморщенным шеям
И по спинам – в брусчатку, на пыль.
Кто б поверил сейчас лиходеям,
Сотворившим ужасную быль,
Разбазарившим недра и воды,
Все богатства родимой земли,
За которую эти уроды
Никогда б воевать не пошли?
Камни точит вода – ну, а душу
Червоточиной гложет вина:
«Старики, перед вами я трушу,
Мной проиграна ваша война...».


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 54

МОЛЧАНОВ ВИТАЛИЙ МИТРОФАНОВИЧ

Доктор Йозеф

- Доктор Йозеф, залейте, пожалуйста, солнце…
Солнце черное, злое в глаза мои бьется,
Спрыгнув с кончика Вашей блестящей иглы.
Вы сказали: «Укол – и ты станешь арийцем,
Называть тебя будут по-новому – Фрицем,
Ты уедешь отсюда, из лагерной мглы,
В чудный город, как в сказке, где небо в алмазах,
И детишки упитанны, голубоглазы -
В мир, где море, и люди не знают войны...»
В правом... В левом... - Поймайте страданье пинцетом,
За буйки его, прочь... Этот город - не гетто?
В этом городе – МАМА? Мы встретимся с ней?..
«Пляж» бетонный: бордюры, решетки, бараки.
В детской, мертвой ладошке – обрывок бумаги,
Фантик, - Менгеле добрый, он дал шоколад.
«Морфология рас» - жертва новой науки
Будет брошена в печь...
- Фройлен, вымойте руки,
Картотеку сюда – мне в Берлин на доклад!
За окошком фонарь тихо плачет в тумане,
Тени немо застыли, как йоги в нирване -
С именами листок: кто еще, кто уже...
.........................................
Доктор Йозеф успеет сбежать, затаиться,
Но утонет на пляже в бразильской водице.
Слезы жертв вечно пить его страшной душе...


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 55

НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ - ТАМБОВСКИЙ

Что ВЕТЕРАНЫ НЕ ДОЖДАЛИСЬ ОТ НАШЕЙ СТРАНЫ?

Минуло лет семьдесят с гордых тех пор,
когда Вы низвергли фашистский террор.
Я от ветеранов рассказ свой веду
как Вы превратили в победу беду.


Слова мои будут как горечь горьки:
сквозь строй неудач всем смертям вопреки
за честь и свободу Советской страны
отчаянно шли Вы по горю войны


Всё было: пожары и смерти, и кровь,
но силы давала к Отчизне любовь!
И Вы победили Европе назло,
Победа – верх правды и мира пролог.


Торжественно-памятный наш юбилей
мы встретим на Родине милой своей.
Пусть память о Вас в умном Мире живёт,
судьбы несмотря на конфуз-поворот:


нам СМИ повторяли, себя не журя,
ошибочны, дескать, дела Октября…
Распался Союз средь валютных облав, –
богатство у власти, а честность без прав…


Америка ересь фашизма спасла,
зомбировала пол-Европы со зла,
недавно с ума Украину свела,
террором её пол-Донбасса сожгла.


Погибшие люди, нет нашей вины
за зло украинской гражданской войны.
Не мы, а Верхи Украины плохи…
Ничто не забыть нам, об этом стихи!

Нам Ваши заветы победой даны:
Россию не ввергнуть в пучину войны,
но если враги, ошибясь, нападут, –
ошибки в аду почти сразу поймут.


Сейчас форпост мира – геройский Донбасс,
в поэзии роль ту играет Пегас.
Да здравствует правда, победой щедра,
от Вас ополченцам мы скажем: ура!


Излечится пусть Украина сама –
у братских стран будут полны закрома!
Под флагами дружбы сердца пусть поют,
и радует миром семейный уют…


Но в обществе судьи – на улице танк!
Преступность у власти играет ва-банк,
ведь флагман её неподсуден теперь.
От общества нет воли – символ потерь


в надежде защиты от колкости зла…
Зачем Конституция власти сдалась?
И вроде бы суд не подвластен властям,
но факт круговых поручительств упрям:


кто честен – ограблен, кто подл – тот богат,
народ наш пассивен, подачкам он рад!
И в области каждой командует вор
под крышей, что образовал прокурор.


Верховный Суд – мафии главный король
отказывает потерпевшим как тролль.
Судилища эти обходит контроль,
«Коррупция свята» – у судей пароль.


Коррупции суд – мафиозный отец,
халатность у власти – то правды конец,
Госдумы власть – дискриминации мать,
Плутует для них прокурорская рать…


Конституционный Суд честности враг,
во всём беззаконности друг и очаг.
И судьи не пишут в суд-актах закон, –
не выбросить, чтоб, их решения вон.


Безвыходность вновь торжествует во всём, –
приветствуют власти прав наших отъём
отписками с ложью не по существу,
как будто живём в беспредельности рву.

Как страус власть головы прячет в песок,
то главный в России преступный порок.
Для этого американский фашизм
по Даллесу стал педагогом большим.


Погибшие люди к Победе вели,
теперь же в объятьях огромной земли
лежите спокойно, надеясь на нас…
Лишь патриотизм наш ещё не угас.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 56

ВАРЛИКА

Закипает слово

Боль и раны сердцем не забыты,
Слезы снова тронули глаза.
Закипает слово от обиды,
Задержать в душе его нельзя…

Велико и горе, и утраты
Каждого пришедшего с войны...
Плачет мать о сыне, и солдаты -
О друзьях оставленных вдали.

Даль продлится под плитой сырою,
Навсегда осталась там война…
Памятью навеки их укроют
Дочери, невесты, сыновья.

Боль и раны сердцем не забыты,
Привкус горя до сих пор горчит!
Праведная кара от фемиды
В ножны не запрятала мечи.

Закипает слово, и отмщенье
Непременно варваров найдет.
Нет, Солдат, за смерть твою прощенья!
И за твой невосполнимый род!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 57

СОФЬЯ

ПИСЬМО НА ФРОНТ

"Прошу – не ругайся, но я теперь тоже курю. Сама не заметила – как-то легко научилась... Наташенька встала – поди, помогла божья милость, а Мишка, по-прежнему, пальцем дырявит ноздрю.
За нас не волнуйся – картошки мешка полтора. Немного муки. С ней труднее, но я экономлю. А немцы, я слышала, вроде б, уже под Коломной. Не знаю куда, но с детьми подаваться пора.
А впрочем, всё это, наверно, не больше, чем слух. О страшных потерях, о зверствах проклятых фашистов… Но колют под сердце слова новобранцев ершистых: «в два счёта повыбьем из гадов заносчивый дух»…

За то, что рожали их, матери чуют вину. И плачут, и крестят сутулые спины подростков.
Отдать на погибель кровиночку, ох, как непросто. Они ж понимают, что дети идут на войну…
Прошу тебя, милый, хороший мой – только вернись.
Мне Валька-соседка на картах вчера нагадала, что вместе бубновый король и червовая дама. А с ними детишки. И все веселятся, кажись.
Где строчки корявые - так оттого, что реву. Ты, милый, такой молодой. Да и я молодая.
В косички вопросов ответы свои заплетая, я слышу надрывной сирены убийственный звук…"

Истрёпаны судьбы на старом тетрадном листке,
истлевшие линии жизни – потёртые сгибы.
Могли ещё жить эти люди... Конечно, могли бы...
Но смерти плевать, сколько зёрен в её колоске…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 58

ЕЛИЗАРОВ ГЕОРГИЙ НИКОЛАЕВИЧ

ВОЙНА

1
Страшное слово - «война»,
Дикое слово – «война».
Это – глазам стена,
Это – слёз пелена.
Это – хищное «На!»
Это – горе до дна.

Это – судьбы в клубок,
А клубок – под нож.
Это – раненый Бог,
Это – жизни дрожь.

Это – жизни испуг –
Как ребёнка плач.
Это – замкнутый круг,
А в кругу палач.

Этот круг – ноль.
Это – слёз соль,
Это – вдов боль.

И дарует война
Это мерзкое – «На!»
На – плач,
На – стон,
На – вой,
Над разорванной
В клочья
Страной.

Зверем вымучена она,
В кровь жестоко иссечена,
И ознобом дрожит спина
От предложенного – «Вой – на!»


2
Это сейчас дышать легко,
В небе носится судьбою беспечной,
Пепси пить и не думать о Ком
В память горит Огонь Вечный.

Что известно вам, сегодняшним, тем,
Для кого ещё долго «Пепси» идолом будет,
О той короткой роковой черте
Меж двумя датами в Книге Судеб,

Что двадцать миллионов рукой войне
В пыль смахнуть ничего не стоит,
Что четверть века надо стране,
Чтобы вновь возродить своих героев.

В Братской могиле – и дед и отец.
И так тяжело жить под памяти властью
О тех двадцати миллионах сердец
Не достучавшихся до счастья!

Это колокол в небе звучит по ним!
Их несбывшейся радостью мы дышим!
Им спасибо за твердое – «Не отдадим!»,
За весну, за светлое небо над крышей.

4
Мальчик, осторожно обнимающий за плечи
Юную спутницу,
Смотрит на Огонь Вечный,
Что ему чудится?

Дед в окруженье под Калачём?
Гарь и пепел на поле брани,
Где на хрупкое бабушкино плечо
Как на костыль опирается раненый?

Хатынь, Освенцим?
Дрожь зимы Ленинграда?
Раздавленные молодогвардейцы?
Девять кругов ада?

Или, может быть, мальчик, такой же юный как он?
Ему бы жить и любить.
Розовой пеной рта его последний стон –
Пить, пить?

Мальчики юные – одно лицо –
Несущие жизни пламя
В Вечный Огонь – наших отцов
Зеркало памяти.

Вечности искру несущее,
В пляску огня,
Как в прошлое вглядывается будущее
Нашего дня.

4
Спасибо нашим отцам и де́дам –
Мы с ними навеки едины!
И мы говорим – это НАША победа!
Это МЫ дошли до Берлина!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 59

НАТАЛЬЯ СПАСИНА

Какою ты была, Победа…


Какою ты была, Победа?
Желанной? – Да!
Жестокой? – Да!
Четыре года шла по следу
Беда, беда, беда, беда…

Четыре года смерть старуха
Снимала страшный урожай….
Победа – Да!
Страна – разруха…
Бесценный неоплатный май.

В ужасном месиве кровавом
Остались миллионы душ,
Война, прицениваясь к славе,
Сполна свой получила куш…

Какою ты была Победа?
Какой ты видишься сейчас?
За что сражались наши деды?
Какими воспитали нас?

Что заслужили? Жизнь, какую?
Страны поруганную честь...
И, доживая, салютуют,
И верят в то, что правда есть!

Опомнитесь! Мы – РОССИЯНЕ!
Мы - ПОБЕДИТЕЛЕЙ сыны!
Давайте же всем миром встанем,
Чтоб больше не было ВОЙНЫ!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 60

РЮТИНА

ПИСЬМО ДЕДУШКЕ

На притоптанную траву
пожелтевший листок упал.
Я под киевским небом живу,
за которое ты воевал.

Здесь деревья шумят, и поют
соловьи на ветвях густых.
Милый дедушка, там, наверху,
хорошо тебе слышно их?

Здесь по-старому все живут,
не меняются времена...
Милый дедушка, а в Раю
хоть когда-то бывает зима?

Чтоб сугроб под ногой хрустел,
и слепила его белизна,
чтобы воздух в мороз звенел,
как задетая скрипки струна...

Но о главном пора сказать.
Грустный век наш, и весть грустна:
ведь у нас здесь стрельба опять,
потому что опять война.

Разобраться уже нельзя,
всё неправильно, всё не так:
говорят, теперь немцы - друзья,
а Россия - мол, злейший враг.

Мы на грани беды, на краю,
и сегодня нам важно знать:
те, кто с прошлой войны в Раю,
что хотели бы нам сказать?

У качелей земных, в тени,
подрастает, растёт детвора.
Милый дедушка, здесь, среди них,
много правнуков есть у тебя.

Десять заповедей стерегут
совесть правнуков молодых.
Милый дедушка, там, наверху,
хорошо тебе видно их?

Ветерком пару слов шепни
и слезу с детских щек утри,
а в наследство кому-то из них
ты улыбку свою подари.

Подари им цвет своих глаз,
а ещё доброту подари -
очень мало её сейчас,
не хватает для всей земли.

Мы забыли, что было вчера,
и не знаем, что завтра нас ждёт,
но сегодня большая родня
вся привет тебе передаёт.

Если встретишь в Раю ты тех,
кто под Мурманском воевал,
деду Стёпе огромный привет
от внучат его передавай...

Да, у нас здесь опять стрельба
и у нас здесь опять война,
но другая придёт судьба,
поменяются времена...

Скоро осень в нашем краю
гордо вступит в свои права,
неслучайно сегодня в траву
первый жёлтый листок упал.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 61

ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВ

"А мы из Пензы" - на стене Рейхстага.

Четыре слова на стене Рейхстага,
Из прошлого четыре слова, словно крик души,
Сквозь копоть, гарь, кровавый дым войны пожарищ,
Напоминание о тех годах суровых в наши годы донесли.
Четыре слова на стене Рейхстага:
«А мы из Пензы», мы Российские сыны,
И в тех словах и удаль, и отвага,
И неразгаданное мужество несломленной души.
И связь времён, и память поколений,
И время не сотрёт тот росчерк на стене,
И пусть не будет у истории грядущего сомнений,
И отпадёт желание поработить и уничтожить Русь в войне.
Ведь сколько раз, и сколько разных «гадов»,
С мечами приходили к нам извне,
И сколько горечи пришлось испить им из бокалов,
Бокалов поражения бесславного в войне.
Всего четыре слова на стене Рейхстага,
Обычные негромкие слова,
Написанные юношей, безусым лейтенантом,
Как будто золотом сияют сквозь года.

Поистине легендарной стала одна из фраз, написанная на стене Рейхстага: «А мы из Пензы». И по сей день, она остаётся символом мужества, доблести и славы. Символом Победы в Великой Отечественной Войне и символом памяти, которую мы обязаны донести до наших грядущих потомков.

Название родного города на стенах Рейхстага написали несколько уроженцев Пензы и Пензенской области:
• Василий Григорьевич МОРОЗОВ (1921 – 1953) - старший лейтенант, уроженец города Кузнецка (Пензенской области) написал на стене Рейхстага: «А мы из Пензы. Гвардии лейтенант Морозов».
• Сергей Павлович СЕМЁНОВ написал на стене Рейхстага: «Я из Пензы. Семёнов».
• Лидия КОТЕЛЬНИКОВА — одна из авторов коллективной надписи на стене Рейхстага: «Мы из Пензы».


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 62

ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВ

Про вечно молодых.


И очень хочется верить, что настанут такие времена, когда матери, по чьей-то прихоти, не будут разлучаться со своими детьми, и будут бесконечно счастливы этим …!

Им было всего восемнадцать
В тот памятный бедами год,
Когда от разрыва гранаты
Кленовый листок упадёт.
И многого в жизни не знали,
И им бы на свете жить,
Но, записавшись, в солдаты,
Врага они стали крушить.
И парень, совсем ещё юный,
На землю сырую упал.
И слово последнее – Мама,
От боли, кривясь, прошептал.
Войны отгремели раскаты,
Окопы травой заросли,
Седая старушка у хаты,
Сажает на грядках цветы.
А вечером тихим, летним
Она на дорогу идёт
И зная, что он не вернётся,
Сыночка с войны она ждёт.
Седые волосы вьются
На тёплом, летнем ветру,
А слёзы так и льются
По старческому лицу.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 63

ДЕНИС СЕРЁГИН

История одного леса

однажды лес расскажет тебе свою историю
про то, как он живет веками,
про эволюционную теорию
и долгую дружбу с лесниками.
но сейчас на повестке дня
рассказ о самом плохом -
как занималась заря
над ним в сорок втором.
как были пролиты реки,
а может озера крови.
как тяжко смыкались веки
и легко рассекались брови,
как не стихала в глуши
жадная трель автоматов.
как хрустнуть боялся в тиши
сучок под пятой солдата,
как разрывались в клочья
земля и людская плоть
от мин, заложенных ночью.
не приведи господь
увидеть весь этот ужас!
весь этот страх и мрак!
что выворачивает наружу
похлеще трактирных драк.
нынешним дуракам не понять!
ветеранам только грубим...
погибшим вечная память!
любим, помним, скорбим...


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 64

А.А.НОСОВ

Солдат войны
Солдат войны, солдат всех поколений
Мы пред тобою пали на колени
Солдат весны, солдат освободитель
В великой бойне стал ты победитель
Как тяжело и трудно было драться
Но смог солдат живым в боях остаться.

И день, и ночь в любую непогоду
Ты приближал желанную свободу
По крохам, сантиметрам земли пяди
Освобождал проулки в Сталинграде
Уничтожал врагов, по праву злился
Идя на смерть, ты про себя молился.

Как дОроги твои воспоминания
В любви к отечеству душевные признания
Как дОроги последние все встречи
И про Победу истинные речи
До глубины нас трогает молчанье
Минута памяти и музыки звучание.

И от берёзки до кустов прибрежных
Не позабудут песен твоих нежных
Туманы не забудут что с утра
Ты шёл в атаку с криками: «Ура!!!»
Ты так хотел и день за днём в недели
Настойчиво ты добивался цели.

Москву, Одессу, Тулу, город Керчь
Ты отстоял, как будто был там смерч
А Севастополь, Киев, Ленинград
Освобождал под адский водопад
Снарядов, пуль – где белый свет не мил
Но всё ж таки солдат – ты победил.

Новороссийск и Мурманск, Волгоград
Осыпаны бомбёжкой словно град
Смоленск и Минск, геройствовала крепость
И в Бресте показала свою смелость
Оставил города солдат в покое
И звание присвоил им героя.

В Европе шёл и там не подводил
Европу наш солдат освободил
Он брал Белград, Варшаву, город Прагу
Там получил медаль он за отвагу.
Встречали его лица лучезарные
Цветы дарили люди благодарные.

Дошёл солдат и взял-таки Берлин
Дошёл солдат к Берлину не один
Там вражеская армия сложилась
Восьмого мая всё и завершилось
Победу вспоминал солдат - крестился
И в месте с нами он – солдат – слезился.

Солдат войны, солдат всех поколений
Мы пред тобою пали на колени
Солдат весны, солдат освободитель
В великой бойне стал ты победитель
Как тяжело и трудно было драться
Но смог солдат живым в боях остаться.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 65

NIKMAN

Осколок


…Истинно вам говорю:
война - сестра печали…
Вадим Шефнер


Во мне осколок той войны
Из лет уже почти забытых:
Мной неискупленной вины
За всех пропавших и убитых.

За пепелища деревень,
За вкус мороженой картошки,
И крошки высохшей кремень,
Сметённой в детские ладошки.

Он знак беды из той войны,
Но не снаряда или мины –
Народов,
не согнувших спины,
Моей несломленной страны!


В нём отраженья горьких слов
И причитаний, как ведётся,
От горя почерневших вдов
О тех, кто больше не вернётся;

Спасительных лампадок свет,
Коленей, стёртых у иконок
Тех, кто и после похоронок
Не верил в то, что сына нет;

Людей надёжных, как гранит!
И кто не вынес боль допросов -
Как много непростых вопросов
Осколок мой в себе хранит...


Он не даёт спокойно жить,
Бередит память,
как некстати
И нестерпимо хочет пить
Тот - раненный в живот, солдатик.

На сколах рваных, как сквозь сон -
Сквозь зубы стон из медсанбата,
А жить так хочется, ребята,
Жить! -
словно в первый раз влюблён.

Так странно: нет на гранях дня
Победы -
праздничных салютов,
Лишь скорбь молчания минуты
И отблеск Вечного огня.


Пропитан горькой тишиной
Осколок мой, в нём только беды:
Должно быть, слишком дорогой
Ценой досталась нам Победа;

Нет фальши в горести немой
И бравурных не слышно маршей -
Пожалуй, я сегодня старше
Их, не вернувшихся домой…


Осколок – часть моей вины
И общей, оттого, что сами
Мы все осколки той войны:
Былой,
но не забытой нами.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 66

NIKMAN

Не убитый


В краю немых свидетелей былых
Боёв, где смертью дол и мох пропитан,
Я не из тех, оставшихся в живых:
Не уцелевший, просто –
не убитый.

Я не сумел вернуться из войны:
Она живёт в счетах не мной открытых
Тем чувством неосознанной вины
За то, что мы по-прежнему не квиты.

Забудется весна, когда она
Сменилась звоном радостным капели,
И кто-то, всуе, скажет -
старина,
Но пусть стволы орудий проржавели -
Я не прощу!
в любые времена
Не знающих и кто к забвенью склонны
Героев, чьи в граните имена
Поротно и повзводно,
поимённо.

Когда придёт черёд –
земли сырой
Коснусь рукой и, памятные плиты
раздвинув -
Догоню и встану в строй:
Нет, не герой,
так вышло –
не убитый.

Я прорасту травою в полный рост
Над каждой пядью, политою кровью,
И глыбою замшелой на погост
Прилягу и навечно брешь закрою
В шеренге тех, кто в яростном бою,
Сгибаясь пополам - ловили пули,
Кто, защищая жизнь твою, мою -
Себя не сберегли и не вернулись…

До той поры во сне и наяву,
Тревожа память раною открытой,
Они со мной, покуда я живу,
А это значит:
тоже –
Не убиты!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 67

SHERIF

ЗА НАМИ НАВЕК - ПОБЕДА


Мы, конечно же, люди мирные,
И войны
Не хотим -
Ни со стаей - загривки львиные,
Ни один
На один.
Любим дали свои заветные,
Любим жизнь,
И дела.
Мы, конечно, душою светлые -
Но рука
Тяжела.

Но если враги посмеют -
То песня их будет спета!
Из сердца сомнения вырвем
В суровый, тревожный час…
Мы всё одолеть сумеем,
За нами, навек - Победа!
И «мёртвые, как часовые»
На небе стоят за нас!

Мы хотим, чтоб цвела смородина,
Колосились
Хлеба
Мы хотим, чтоб была над Родиной -
Синева,
Синева.
Чтобы звёзды сияли, видные,
Приходила
Весна.
Мы, конечно же, люди мирные -
Ни к чему
Нам война!

Но если враги посмеют -
То песня их будет спета!
Из сердца сомнения вырвем
В суровый, тревожный час…
Мы всё одолеть сумеем,
За нами, навек - Победа!
И «мёртвые, как часовые»
На небе всегда за нас!



КОНКУРСНАЯ РАБОТА 68

SHERIF

ГАРМОШКА


Директива «двести двадцать» наркомата обороны:
«Чтоб на складах не лежали, чтоб сражались за страну -
Срочно тысячи гармоний погрузить на эшелоны,
Погрузить на эшелоны, и отправить на войну!»

Давай гармошка - про разлуку
Под Москвой!
Под Белой Церковью -
Как мать сыночка ждёт…
Про тихий детский сон
За Вислою седой,
И про любовь
У Бранденбургских у ворот!

Где окоп, а где землянка - где трёхрядка, где тальянка:
Зачехлённые «катюши» под мелодию грустят…
А бывает - плясовая… А бывает - оживают
Расчехлённые «катюши», и аккордами разят.

Давай гармошка - про разлуку
Под Москвой!
Под Белой Церковью -
Как мать сыночка ждёт…
Про тихий детский сон
За Вислою седой,
И про любовь
У Бранденбургских у ворот!

Пой, гармоника-гармошка, про берёзы и про клёны,
Про платочки-огонёчки, про тропиночку во ржи,
По секретной директиве Наркомата обороны -
Ничего о ней не зная - песней души вороши!

Давай гармошка - про разлуку
Под Москвой!
Под Белой Церковью -
Как мать сыночка ждёт…
Про тихий детский сон
За Вислою седой,
И про любовь
У Бранденбургских у ворот!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 69

ДИАНА

ВОЙНА НЕ ЗАКОНЧИЛАСЬ...

Война не закончилась там, где не слышно
Ни грохота бомб, ни разрывов гранат-
Война притаилась и злобою дышит
И случая ждёт, чтоб вернуться... назад...

Вот вижу я руки прабабушки в шрамах,
Вот снова за сердце схватилась она...
Война!-объясняет мне грустная мама,
Во всём виновата, сыночек, война!

Война!-ну что сделаешь с нею проклятой,
И всем позабыть это время пора!-
Мы знаем: давно это было.... когда-то!
А дедушке кажется только... вчера...

Я слышу: он стонет ночами от боли...
В том танке он запросто мог бы сгореть...
Вся жизнь для него-это минное поле...
Война! И он должен её одолеть!



Я в школу иду: о войне там ни слова,
Наверное, думают мы не поймём.
Войну знают все по...роману Толстого...
И мир! -мы в Германии всё же живём.

Зову я на помощь немецкого папу-
Мне снятся какие-то жуткие сны...
А папа смеётся:-Не должен ты плакать!
Не должен!-ведь больше не будет войны!

Разрывов снарядов и вправду не слышно
И мирную ночь освещает луна.
-Война-а-а!-умирает прадедушка Миша
И шепчет последнее слово:-Война....


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 70

ДИАНА

«9 МАЯ»
(Песня)
1
9-го мая, 9-го мая
Сидим за столом мы
Войну вспоминая...
Не знавшие войн
Говорим мы упрямо
О той, что свидетель
Единственный
Мама....

ПРИПЕВ:

Поднимем бокалы, друзья,
За Победу!
За наших родителей,
Бабушек, дедов!
Чтоб мы не забыли
В любых испытаньях,
Что мы-их наследники!
Мы- россияне!


2
Мы –дети отцов,
Отстоявших Россию!
И мам, что пожар той войны
Погасили!
И нам обеспечив счастливое детство,
Оставили праздник Победы
В наследство!

ПРИПЕВ:

3
Нам праздника этого
Нету дороже!
Как жаль,
Что отец до него наш
Не дожил!
Но смотрит на нас
Он с надеждой
С портрета,
Чтоб мы от войны
Защитили планету.

ПРИПЕВ:
4

Целуем мы с нежностью
Мамины руки!
Пусть в мире растут
наши дети и внуки!
И пьём мы за папу
С любовью и грустью,
Поклявшись, что войн
Никогда не допустим!

ПРИПЕВ:


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 71

ЮРИЙ МЕДВЕДЕВ

ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ

И гром среди ясного неба раздался,
И черною тучей покрылась страна,
И вестью недоброй ветер ворвался
В обитель покоя: война!

Настали кровавые, адские годы,
Лихая година для каждой семьи,
Но крепло сознанье во имя свободы
Родимой российской земли.

Год сорок первый – войну начинали,
Год сорок пятый – с победой пришли –
У всех на груди ордена и медали,
В памяти, как до Берлина дошли.

Помнятся радость и слезы скупые,
Желание новой жизнью зажить!
И за победу сто грамм фронтовые
Как поднимали – нам не забыть!

И не забыть всех страданий народу,
И в сердце хранится будет всегда
Память о тех, кто за мир и свободу
Жизнь отдавал в боевые года!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 72

ЧЕСТНЫЙ ЛИС

Дед

На скамейке дед, перед дедом внуки
По колени в песке - на дворе аврал!
К нему рыжий подсел - покажи мне руки!
А гранат ты кушал? С ружья стрелял?
Расскажи про войну! У тя был компьютер?
С самолёта прыгал? А танки рвал?

Дед сухой ладонью погладил внука,
Будто ветер в поле траву примял.
Как ему объяснить, что вот эти руки
Убивали людей, чтобы он играл?


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 73

ЧЕСТНЫЙ ЛИС

Я, увы, не герой...

Я, увы, не герой, не участник войны
Второй, мировой, отечественной...
Я битвы не видел, когда дымы
Под небом трассером вычерчены.

Не знал я лишений, в плену не бывал
И не страдал под пытками.
И не бежал без оглядки в подвал,
Сирену услышав, с пожитками.

Не мог я, рождённый в миру юнец,
Патроны таскать окопами.
И ликовать, когда объявили конец
Бойне между народами.

Не знал и не мог, но в памяти след,
Другой отпечаток вычерчен:
Дом на пригорке, на лавочке дед
Солнцем закатным высвечен.

Леса и поля Брянской земли,
В шрамах окопов задворки.
И ржавый снаряд, который нашли
С дядей под маленькой горкой.

Нет, всё в порядке, никто не погиб,
Просто мне в память врезались
В миг побледневший дядюшки лик
И в голосе дрожь прорезалась.

Дедушки нет... но я навсегда
Запомнил коробочку с гвоздиком
Медали... и планка - в четыре ряда
И еще четыре - с хвостиком.

КОНКУРСНАЯ РАБОТА 74

ИГОРЬ КОВАЛЬЧУК

Пуля стукнула в грудь


Пуля стукнула в грудь
и застряла в броне:
ни кричать, ни вдохнуть,
словно молотом мне,
от плеча, да с размаха,
Вакула-кузнец…
Всё, наверно – пипец

Окровавлена плаха
после казни стрельца,
да промокла тельняха,
отрывая с кольца,
выпускаю жар-птицу –
ловите свинец…
Там кому-то пипец.

Поднимаю Калаш,
перекинул рожок,
кто чужой, а кто наш,
чтоб не спутать должок…
кровью харкая в пыль
подливаю огня.
Жизнь любила меня.

А вокруг грохотало,
и кипела земля.
Истиралось шептало*
от приказов Кремля.
Философия мира –
готовься к войне…
Только нужно ли мне?

Рассыпаются камни,
да крошатся в песок.
Тридцать лет под ногами,
сцуко память - висок
всё буравит и долбит
теперь по ночам…
Это нужно ли нам?


Шептало — это деталь в ударно-спусковом механизме

***********************

Боевые награды
полученных ран,
да коробкой парады.
Седой ветеран
Снова станет в шеренгу:
равнение, строй…
Он сегодня герой.

Расцветают салюты,
ночная гроза.
Будет радость кому-то,
кому-то слеза.
Кто-то вспомнит о сыне,
а кто-то отца…
Память в наших сердцах.

Кто поднимет погибших,
вернёт по домам?
На могилах затишье.
Вливаю сто грамм,
ломтик хлеба на рюмку.
Гвоздичный букет…
Ну, бачата, привет.

На поля белый саван
постелет февраль.
Он сегодня тот самый.
Эх, времени жаль.
Это молодость снова
вернулась ко мне…
Не хочу о войне.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 75

АЛЕКС 68

Земля, изрытая снарядом
Вокруг траншеи как рубцы.
Везде, куда не кинешь взглядом,
В атаку поднялись бойцы.

Кто-то кричит, кто матерится,
Кто-то идет, молча вперёд.
Повсюду взрывы, дым клубится,
Но вдруг остановил всех дзот.

Свинцовый дождь над головою,
Подняться страшно, нету сил.
И взводный, жертвуя собою,
Своею грудью дзот закрыл.

Войны безжалостные будни
Не всем в ней выжить суждено.
Но не забудем мы сегодня
Тех, кто смотрел смерти в лицо.

Кто жизнь отдал во имя счастья
Своей страны, своих детей.
Кто от коричневой напасти
Спас нашу Родину, людей.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 76

АЛЕКС 68

Победный помню сорок пятый,
Последний бой, Рейхстаг в дыму.
Разгромлен супостат проклятый,
Всё вижу, будто наяву.

Уже и нет в руках той силы,
Когда сжимал я автомат.
Подать рукой уж до могилы,
И жизни близится закат.

Но в день Победы соберусь,
Надену китель, ордена.
Салюта вечером дождусь
И чарку пригублю до дна.

Тех помяну, с кем воевал,
Кого уж нету на земле.
С кем я фашистов добивал,
Чтоб воцарился мир в стране.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 77

НАТАЛЬЯ АБАКУМОВА

Я ПОМНЮ

Я помню… Это было как вчера…
Фронт отступил! Близки победа, счастье!
Мы как семья собрались у костра
В забытой канонадой медсанчасти.

Белели в бликах жаркого огня
Повязки с проступившей кровью медной,
И смех сквозь боль, над соснами звеня,
В вечернем небе исчезал бесследно.

А я ловила глаз знакомых взгляд,
И чувствовала, как пылают щёки,
А сердце грел сквозь сестринский наряд,
Листок… И левой писаные строки…

Обняв культёй трофейный патефон,
С улыбкой ярче, чем огня сиянье,
Сержант, что всюду пел про дом и Дон,
Ворвался в круг и завладел вниманьем.

Я бросилась к усталому врачу,
Хранившему заветную пластинку,
И мне казалось, в танце я лечу,
Касаясь нежно правой на косынке.

Она в бинтах висела на груди,
И я сквозь слёзы видела провалы:
На белом – кровь под старенький мотив,
Мотив войны, той, что почти не стало!

Мы шли вдвоём по берегу реки,
Вдаль провожая марево заката.
Букет цветов, сомкнувших лепестки,
Пьянил нас счастья нежным ароматом.

А нам казалось, в мире нет преград,
Способных разлучить нас в ту минуту…
Но, выстрел! Снова! Дюжина подряд!
И автоматной очереди смута…

И мы бежим и рвёмся из ветвей,
Что будто не пускают нас обратно.
А мы к костру…
В истоптанной траве
Поёт пластинка, вторя многократно…

И ни движенья: тихо и тепло,
Как будто все в согласии уснули,
Глаза открыты, только как стекло,
И струйки крови от следов от пули…

И шорох сзади, как за ворот лёд…
Мы оглянулись: немцы полукругом –
Десятком дул ощерившийся взвод…
Мы лишь плотней придвинулись друг к другу…

И ты толкнул меня легонько в бок,
Зажав кулак с единственной гранатой.
И этот взгляд, и мысленный кивок
Позвал туда, откуда нет возврата.

Я сорвала блестящее кольцо,
И, как невеста, на руку надела,
В последний раз взглянув тебе в лицо,
Из жизни в смерть с тобой шагнула смело…

Мелькнули лица, чёрная земля,
Огонь, осколки, крови вкус солёный,
И я сквозь дым увидела себя
Там, далеко внизу, в траве зелёной…

Я помню – это было как вчера…
На мне как прежде белые одежды,
И крылья из легчайшего пера,
И ты со мной, и счастье, и надежда!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 78

НАТАЛЬЯ АБАКУМОВА


Год 45-ЫЙ.

Год 45-ый. Ранняя весна.
Германия. На подступах к Берлину…
И гимнастёрка, кажется, тесна –
Так воздух свеж! Лишь робкие седины
В рябом осколке зеркала видны.
Душа устала, просит тишины.

Ослеплена заря огнём орудий,
Ежеминутно рядом гибнут люди:
Друзья, враги! Будь проклята война,
Когда для жизни мирной жизнь – цена!

Письмо из дома. Опалён конверт.
Машину с почтой бросило в кювет –
Был авиа-налёт у самой части…
Спасли не всё… Какое это счастье
Увидеть букв знакомый завиток!
Всё хорошо… Но сердце между строк
Читает больше: голод и усталость!
Родная мама! На больную старость
Десяток душ, и меньше мал мала!
Отец погиб – мольба не сберегла.
Платок чернее ночи повязала,
Состарила и плакать обязала,
И всё она, война! Да только вот
Вкусить победу наш пришёл черёд!
В четыре круга ада дни сомкнулись!
Игра в рулетку: мина или пуля!
Как ни скупа солдатская слеза,
Она не раз туманила глаза!
Туманит и сейчас… Но то от счастья!
К тому твоё отважное участье
В рядах бесстрашных тысяч привело!
Отвоевать полмира помогло!

Последний бой. Земля горит огнём,
Рассвет багрянцем окровавил стены.
Мы мир любимой Родине вернём,
Такой желанный, несмотря на цену!

Год 45-ый. Ранняя весна.
Германия. На подступах к Берлину…
И гимнастёрка, что была тесна,
Красна, как стяг. В небесные долины
Застывшие глаза устремлены…
Дошёл… Но не вернулся он с войны…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 79

SVETOZAR

Я улететь хочу на Марс
Быть может там цветут сады.
В стране фашизм, шабаш и фарс
Ведут к разрухе , не избежать беды.

Я сын сержанта во плоти
Как день Победы отменить ?
Отцу пришлось в Берлин ползком ползти,
Я не могу бандеровцам служить.

Хочу быть в гуще всех событий
И дух истории вдыхать.
Парад смотреть не из укрытий,
А день Победы стихами прославлять.

Хочу быть Родины частицей
И на параде слышать троекратное Ура!
Москвой и Севастополем гордиться
Державой света , справедливости, добра.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 80

SVETOZAR

Ко дню Победы

Девятый день конца весны – торжественная дата.
Мы отмечаем прошлых поколений героизм.
Пять лет рекою лилась кровь солдата.
Ценою миллионов остановлен был фашизм.

В огонь летели молодые души.
Страна стонала - «мы за ценой не постоим!».
И кровью окропили километры суши.
Поэтому, склоняем головы, молчим.

В костры войны правители толкают поколенья.
Ради свободы, лучшей жизни на земле.
Но каждый раз живые рвутся звенья.
И снова бродим мы в кромешной мгле.

Опять пугают нас кровавым терроризмом.
Толкает в НАТО главный кукловод.
Страну захлёстывает ярым национализмом.
Мечтают скрыть от нас прозрачный небосвод.

Так просто жить на белом свете.
Растить детей, весною сеять хлеб.
За мир и счастье быть в ответе.
Любой агрессии – твёрдо жёстко НЕТ !

Да будем мы достойны памяти солдатской.
Легли на плаху лучшие сыны.
В сердцах горит огонь могилы братской.
Хранит его девятый день конца весны.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 81

ВЯЧЕСЛАВ ДЕРБИШЕР

9 мая…

Наклоните знамена над героями павшими
Им не встать, не подняться, не выпрямить грудь,
Над могилами их обелисками вставшими
На дорогах войны очертившей их путь.

Вы склонитесь на миг, преклоните колени
И у глаз пусть блеснет горькой каплей весна
Положите к ногам их букетик сирени,
Пробудите чуть-чуть их от вечного сна.

Ваши дети пускай постоят молчаливо -
Пусть согреется памятью вечный огонь,
Пусть их жизнь навсегда будет только счастливой
И поет не в землянке им тихо гармонь.

Пусть живущий народ на земле сталинградской
В День Победы в парадный построится строй,
Землю нашу умытую кровью солдатской
Навсегда сбережет от непрошенных войн.

И девчонка с косичкой из прошлого века
Пусть зайдет к ветерану, развеет печаль,
Пусть он будет уверен - мы его не забыли
И его нам нужна фронтовая медаль…

Наклоните знамена над героями павшими
Им не встать, не подняться, не выпить вина,
Над могилами их обелисками вставшими
По законам природы бушует весна!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 82

ВЯЧЕСЛАВ ДЕРБИШЕР

Все меньше ветеранов я встречаю...

Все меньше ветеранов я встречаю,
Не выразить смятенья на словах,
Скромнее почести и чаще замечаю,
Что грудь все реже, реже в орденах...

Атаки страсть и пушек канонады
Все отдаленнее во времени звучат,
И поздно запоздалые награды
Находят отличившихся солдат.

Не все разысканы безвестные могилы
И безымянных ликов не узреть:
Кто провод сжал, от ран теряя силы,
Кто пулемет закрыл, презревши смерть!

И от девчонки нет никак покоя,
Которая в грязи, в крови, в слезах,
Прикрыв собой бойца на поле боя,
Бинтует жизнь у смерти на глазах...

Воспоминанья оголенным нервом:
Тепло землянок, быт войны простой...
И на границе, как и в сорок первом,
По-прежнему дежурит часовой!..

Мы День Победы отмечаем с болью,
Колотит в сердце памяти набат,
Означенный в веках горячей кровью
Известных и без имени солдат!

И всем живым священная награда,
И День Победы жив не на словах,
Когда на улицах героя-Сталинграда
Увидишь ветерана в орденах!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 83

ДОЖДИМИР ЛИВНЕВ

Победившие тьму

Воинам Великой Отечественной войны посвящается

Их везут и везут поезда,
И мальчишку, и хмурого деда.
Они едут домой навсегда,
Чтобы встретить с родными победу.

За неё умирали бойцы.
За неё кровь горячую лили.
Сыновья, братья, сёстры, отцы,
Все на фронте героями были.

Замерзали в окопах зимой,
В мокро ступах боролись с болотом.
Лейтенант молодой, но седой,
Шёл на танки с неопытным взводом.

Выживали в немецком плену,
Совершали побеги на крыльях.
В субмаринах живьём шли ко дну.
Переправа. Бомбили. Но плыли.

Получил враг от них Сталинград,
Лебединую песню под Курском.
Отправляйтесь захватчики в ад,
Только этим вам следовать курсом.

Словом русским расписан Рейхстаг-
Почерневшее сердце Берлина.
И над куполом плещется флаг,
Победителей красное имя.

Их везут и везут поезда,
И мальчишку, и хмурого деда.
Они едут домой навсегда,
Чтобы встретить с родными победу.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 84

ГАЛИНА БЕСПАЛОВА

Он жил один...

Он жил один. Был тощ и нездоров,
надсадно кашлял дымом самокрутки,
но на деревне, в сотни две дворов,
был первый балагур и прибаутник.
И с нами, "конопатыми", шутил.
Меня забавно называл пацанкой,
а если выпадало по пути –
подсаживал верхом на Атаманку.
И с высоты пастушьего седла
смотрела я, счастливая малявка,
как покататься очередь росла –
бежали рядом Колька, Мишка, Славка...
Он был один у нас – наш общий дед –
у сельской ребятни шестидесятых,
чьи деды из военных давних лет
смотрели с рамок под божницей в хатах.
Свистульки вырезал нам из ольхи,
сбивал ходули каждому по росту,
воробушка, что выпал со стрехи,
он возвращал в гнездо – легко и просто.
Запомнилась шершавая ладонь –
он гладил нас по встрёпанным макушкам,
и тяжкий вздох, как приглушённый стон:
"Бездедовщина... Эх, едрит на мушку!"
Но раз в году, когда фронтовики
победным майским днём при всём параде
шли в сельский клуб, сидел он у реки,
потом надолго запирался в хате.
Все знали: на войне он был в плену,
а после "искупал вину" в ГУЛаге.
Вернулся – не застал в живых жену,
лишь дом пустой тулился у оврага.
И умер он в одну из годовщин
им так и не заслуженной Победы.
Не дотянул всего лишь год один
до весточки, мотавшейся по следу,
что орден боевой ещё с войны
Героя поджидал в архивах где-то.
И нет ничьей, как водится, вины...
и человека...
Человека – нету.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 85

АНАТОЛИЙ БЕРЛИН

Самоварный… Валаам
Стих-монумент
Тревожит, тревожит бессонница века...
Владимир Шумилин
…инвалиды, войною разрезанные пополам
Евгений Евтушенко

На севере Ладоги, где монастырь*,
Распятый народною властью,
Тюрьма без ограды – страшней, чем Сибирь,
Зияла зловещею пастью.

Настал звёздный час – захлебнулась война,
В траншеях не меряно павших,
В кумач одевалась родная страна,
Звучали победные марши.

Мальчишки в той бойне с гранатой в руке
На дзоты кидались, под танки!
По минным полям выходили к реке...
Там ныне лежат их останки.

И небо вздымалось, и грунт уходил,
Вскипая бессмысленным адом,
Когда под ногами взрывался тротил
И падали кореши рядом,
Не зная ещё, как был милостив Бог
Над их наступающим флангом,
Им смерть подарив... Коль ни рук нет, ни ног,
То горе – остаться подранком!
___________________________________
«Никто не забыт, и ничто не забыто»!
Кто выжил, медали надели на грудь,
Стаканом вина поминают убитых...
Калеки?! Ну что ж, проживём как-нибудь...

И вот, сотни тысяч, они на тележках
Катились, несчастные, по городам,
Без женщин, семьи, в поездах и ночлежках...
Мальчишки – калеки... Я видел их сам.

Суровые лица, слепые глазницы,
Как будто виновные в горе своём,
Просили на водку, чтоб хмелем забыться...
Мы с ними делились последним рублём.

Постыдно стране, к светлой цели идущей,
Встречать, как упрёк, в подворотнях дворов
Увечных сынов, к милосердью зовущих,
И видеть назойливый блеск орденов.

Немало забытых судьбой богаделен,
Куда прямо с улиц больших городов
Везли самовары** – был срок им отмерен
К безвестным могилам без звёзд и крестов.

Такому концу не придумать названья
И слов не найти – так ничтожны слова:
Героев своих отдала на закланье
Земля их родная... Их мать предала!

Больны, одиноки, тоскуя по ласке,
Чтоб душу друг другу излить, матерясь,
Они проклинали вождей без опаски,
И немцев, и нашу советскую власть!

В мешках и корзинах в тоске безысходной,
Отчизне отдавшие всё до конца,
Они понимали утробой голодной,
Что подвиги их не сыскали венца,
Что заживо гнить им, подвешенным тяжко
На крючьях железных калёной судьбы –
Танкистам в ожогах, матросам в тельняшках,
Пехоте... – им даже не ладят гробы...

И нет монументов несчастным обрубкам,
Безусым юнцам, не познавшим любви...
Пишу эти строки... Мне больно, мне жутко,
И сердце моё – это память в крови.

Что скажем мы внукам? Что скажем мы детям?

«Никто не забыт, и никто не в ответе...»


* Монастырь на острове Валаам, куда в одночасье «переместили» безногих воинов-победителей.
** Самоварами или чемоданами называли безногих и безруких калек.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 86

АНАТОЛИЙ БЕРЛИН


Расстрел

Памяти Симы Штайнер, погибшей в октябре 1942 г.
в единоборстве с офицером СС у расстрельного рва

Голые люди - расстрел на Подоле…
Дети с глазами, как синее море,
Карие очи красавиц еврейских,
Старые люди со скорбью библейской…

Криками смерти и голосом пули
Воздух наполнен, как зноем в июле.
Только морозно, и страшно, и жутко…
Мамы, едва не лишившись рассудка,
Прячут детишек за спинами старших.
Взвод полицаев, безжалостных, страшных,
Смертью багровой, как спелый бурак,
Переполняет бездонный овраг.
Обувь, одежда, тела под ногами
Зверски истоптаны их сапогами.
Жизнь замирает у грязной земли
С каждой охрипшей командою: «Пли!»

Немец эсэсовским блещет мундиром,
Видно, недавно он стал командиром,
Здесь он хозяин, судья, властелин,
Этот надменный холёный блондин.
“Jüdischen Schweine” пред ним, а не люди,
Девушки прячут стыдливые груди,
Белые, словно испачканы мелом…
В новом ряду под нещадным прицелом
Видит он образ красавицы статной,
И ухмыльнулся фашист плотоядно.
Думает он: «Эти скорбные лица
Мерзки и жалки, но эта девица
Так хороша, молода и невинна…
Даром, что младшая дочка раввина,
Смерть ей отсрочу я временным пиром»…
И подошёл к ней, упёршись мундиром:
«Эта Wir werden nicht надо стрелять,
Рейху послужишь, еврейская бл&дь».

Злость на восставших губах закипела,
Страшно зубами она заскрипела,
В глотку фашисту, взметнувшись всем телом,
Мёртвою хваткой вцепиться успела,
Рвала зубами артерию, жилы,
Плоть напрягая, пока были силы.
Брызнула кровь, как вскипевшая брага,
Их увлекая в безумье оврага…

Свадьбы кровавой не видел слепец –
Дочери юной несчастный отец,
Старый раввин, он твердил, как присягу,
Древней Кол-Нидре короткую сагу,
Мерно качаясь, просил он у Бога…
Только сгорела его синагога.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 87

СБ

Памяти Духового Госоркестра СССР

Ушёл оркестр на войну
Госдуховой…
Чтоб защитить свою страну
Любой ценой.

Никто идти на фронт оркестр
Не заставлял
И если б только захотел
Он вновь играл.

Но не могли они играть
Когда война.
И надо было воевать,
Как вся страна.

Сменил трубач свою трубу
На автомат
И поменял свою судьбу
На труд солдат.

Молчат валторна и гобой,
И барабан -
С бригадой танков под Москвой
Гудериан.

Они надеялись сыграть
Победный марш,
Но лезет вражеская рать
На город наш!

И отстояли жизнь в огне
Своей Москве,
Своим родным, своей стране,
Но не себе.

Под Вязьмой в битвах фронтовых
Всё полегли.
И даже память мы о них
Не сберегли.

За всех, чей подвиг позабыт
Прости, страна!
Людская память возродит
Их имена!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 88

ГАЛИНА ЛАПАЕВА

Возвращение
(Быль)

Светлой памяти деда моего, Матвея Буторина,
И всем, пропавшим без вести
Посвящается…


Июль.Жарища до седьмого пота.
Не дрейфь, Матвей, не здесь твоя судьба!
Ах, чёрт возьми, как жрать… как жить охота,
И квасу… с погреба… до ломоты в зубах!

...Из окруженья шли по одиночке.
Так легче уцелеть. Дойти б… Дойти!
Казалось, лес – твой враг. И только ночью
С мольбой - к луне: «Голубушка, свети!»

Редеет лес. Берёзы, словно свечки.
Тропа в низину, кажется к реке.
Дворы! Деревня… нет, опять – осечка –
Всё сожжено. Дотла, а в вещмешке

Четыре сухаря, щепоть махорки,
Письмишка неотправленный клочок…
И здесь, на торжестве немецких оргий,
Ты так ничтожен, жалок, одинок!

Дойти! Любой, немыслимой ценою,
Чтоб кровь – за кровь – как говорил комбат,
Когда с «коктейлем» * жалким за спиною
На танки поднимал своих ребят.

…Рассвет кровил. Наверно, будет ветер,
Он скроет в колыхании ветвей
Твой путь, Матвей, твой тяжкий путь к победе,
Ты должен выжить, должен и, скорей,

Вперёд, таща себя по пепелищу,
Глотая с гарью соль напополам,
Ползёт солдат. И только ветер рыщет
Гоняя смрад по выжженным дворам.

Моторов шум. За просекой - дорога.
В пылище придорожная трава.
У…сволочи! Достану вас, ей Богу!
Темно в глазах и … «Братцы! А! Братваааа!»

Колонна встала. «Э-ге-гей, пехота!
Откуда ты? Да ты, брат, чуть живой!»
- Братва, испить… воды испить охота…
И -фляжки, хлеб, махра – наперебой.

Остановилась эмка. Не помешкав,
Вскочил и встал навытяжку солдат,
А на него, с любовью и усмешкой
Глаза родные: «Ты, Матвей?», - глядят.

Бывают и в войну метаморфозы!
- Егорыч, я… Да ты, брат, генерал!
А генерал, не сдерживая слёзы,
Солдата и… соседа обнимал!

Курили. И, сказав, «Невероятно!, -
Встал генерал, - ну, что же, мне пора!
Дождись меня. Я на пути обратном
Тебя возьму… Война, друг, – не игра!»

Ушла колонна. Солнце – только встало!
Я перейду болото напрямки!
К своим. А там… Будь проклята усталость!
Не ждать, солдат! …Как ночи коротки

В июле! Как пахучи травы.
Стрижи над речкой носятся стремглав.
Без почестей, без выстрелов и славы
Болотина тебя подстерегла.
……………………………………….

…Таясь, зажгла лампаду у иконы.
Молилась, только сон сморил детей.
Легла сама - напротив глаз оконных.
Ей снился сон: в окно стучит Матвей.

А за стеной, над чёрной кромкой леса,
Вставала, словно в трауре, заря.
…Он улыбнулся ей, открыто, честно.
И протянул… четыре сухаря.

КОНКУРСНАЯ РАБОТА 89

КОНСТАНТИН ФЕДИН

У картины Александра Шилова "В День Победы пулемётчик Шорин"

В День Победы пулемётчик Шорин
Ордена, медали достаёт.
“Славься, славься наш великий воин”, —
Радио торжественно поёт.
А великий воин — в маленькой тележке:
ноги потерял в бою…
Сколько полегло в боях их и в бомбёжках
в той войне за Родину свою…
А ему — гвардейцу, трижды кавалеру
орденов Солдатской Славы — повезло:
Вышел он из ада,
жизнь ему награда;
только жизнь не в радость,
если правит Зло.
Если ты зависишь от людей бездушных,
от глухих к страданьям,
от слепых к беде…
Дали инвалиду ордер на квартиру —
дали в дом без лифта,
в пятом этаже…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 90

РОСТОВСКИЙ

Бессмертный фронт

Победы праздник с радостью безмерной
И со слезами в чьём-нибудь окне…
Бессмертный полк? Скорее, фронт бессмертный
Девятого пройдёт по всей стране.

От Дальнего Востока и до Бреста
Пройдёт тот фронт без огненных боёв,
Но с внуками и правнуками вместе
Российских деревень и городов.

И в тех колоннах внучка-невеличка
Поднимет транспарант над головой,
Где фото моей мамы-фронтовички,
Военврача, медички молодой.

Пусть в дальнем, да и в ближнем зарубежье
Историю корёжат и кроят
Совсем не дураки и не невежды –
Пройдохи знают, что они творят.

Но правду не запачкать, не изгадить.
Всем бредням будет в будущем капут.
И марши наших завтрашних парадов
В столицах мира эхом громыхнут.

В любой возможной мрачной круговерти
Не подведут Отечества сыны.
Ведь он для нас действительно не смертен-
Бессмертный фронт героев той войны!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 91

ВАЛЕРИЙ МОРОЗОВ

Здесь деревья растут

Здесь никто не живет,
Только ветер колышет березы.
Год за годом идет,
Помнят все лишь дожди и морозы.

Здесь когда-то лежал,
Зацепившись за склон, до рассвета
Батальон, а потом,
Стал бессмертным на все наши лета.

Здесь отец мой писал
Моей маме письмо перед боем.
И тогда он не знал,
Что письмо это долго не вскроем.

Здесь деревья растут.
А траншеи, остатками боя,
Словно праведный суд,
Память нам берегут от покоя...


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 92

ВАЛЕРИЙ МОРОЗОВ

Память

Я сегодня молчу, и не пишутся строки.
Только память со мной и сто грамм на столе.
Ваши лица всплывают, как жизни упреки,
И тоскливо становится жить на земле.

День за днем, месяца, ничего не прибудет.
Вновь заштопаем чувствами ран наших швы.
Знаю, рядом сейчас... пусть всегда так и будет.
Пока живы и помним, что помнили вы.

В этот памяти день, мы не чокаясь, выпьем
Вновь за тех, кто уже не придет никогда.
Вы сейчас вдалеке, как в бою за укрытием
Но уверены в тех, кто вас помнит всегда...

В день Победы, особо, увижусь я с каждым.
Будем мы вспоминать про ушедшие дни.
И в надежде на то, что нас вспомнят однажды
Наши правнуки, внуки, среди беготни.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 93

KOMETA

ПАМЯТЬ

Я помню все:
Как вспыхнул страшный свет,
Как женщина упала - и застыла.
Мне не исполнилось тогда трех лет,
Но я прекрасно помню все, как было.

Кругом чернели мертвые дома,
А небо было красным над Ростовом.
Зачем всю жизнь, не ведаю сама,
Картину эту вспоминаю снова?

Порою лишь взгляну на небосвод -
Вдруг, как щелчок,
И вновь передо мною
Огонь на крышах,
Низко - самолет
И женщина, убитая войною.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 94

ТАТЬЯНА СЫЧЁВА

День Победы

А за окном не просто майский день,
И трели соловья повсюду слышны,
Вот-вот опять распустится сирень,
Ну а за нею – яблони и вишни.

А за окном салюта яркий свет –
Сегодня День Победы отмечаем…
Уже минуло семь десятков лет,
Как мирные рассветы мы встречаем.

Нам не забыть священную войну –
Страшнее невозможно и представить,
Поднявшую на битву всю страну,
Фашизму не позволив ею править.

И вот за то, чтоб вновь цвела сирень,
Сражались братья, и отцы, и деды,
И верили – наступит этот день,
Который называется Победой.

До дня Победы дожили не все.
Для многих наступил он слишком поздно.
На их могилах в утренней росе
Гранатовые вспыхивают звёзды.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 95

YAKOV

ИЮЛЬ СОРОК ВТОРОГО

В память, как в песчаную дорогу,
Лишь один из множества следов
Так впечатан глубоко и строго,
Что сквозь время проступает кровь...

Крутую пыль свирепый суховей
Гонял обочиной дороги.
Уже к полудню стали тяжелей
Ходьбой измученные ноги.

Литые залпы гневных батарей
Катились эхом, не смолкая.
Вдали деревня высилась. За ней
Шла полоса прифронтовая.

Траву клонило зноем до земли.
Я продолжал путь с мамой. Вскоре
До нас порывы ветра донесли
Чужой надрывный гул мотора.

И распластав тяжёлых два крыла,
Немецкий самолёт надменно
Летел с повадкой хищного орла
На жертву броситься мгновенно.

И ни одной живой души окрест.
Лишь степь, как серый цвет гуаши,
И чёрной тени искривлённый крест
На жизни двигается наши.

Куда бежать, когда курок взведён
И контуры в прицел вписались?
Мы, не скрывая страх, к земле вдвоём
Телами, как могли, прижались.

В зловещем рёве закипела пыль,
И до сих пор в висках клокочет.
Перед глазами в пламени ковыль
И сталь осколков вдоль обочин.

Когда у нас на сердце отлегло,
Мы видели, как хищник грозно
В упрямом вираже лёг на крыло,
Чтоб улизнуть пока не поздно.

На небе появились облака
Белей, чем птичье оперенье.
Шли истребители издалека
Врагу отрезать отступленье.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 96

НИКОЛАЙ ФИЛОН

НЕИЗВЕСТНЫЙ СОЛДАТ

Он кровь проливал,
Без сознания падал.
Потом поднимался
И снова вперёд!
Он словно опять
Выбирался из ада,
И с криком «УРА»!!!
Вновь упавши, встаёт!

Ни шагу назад,
Лишь вперёд
продвижение!
Нельзя отступать,
оставляя ребят.
В последнем бою
Он погиб, к сожалению!
Лишь в памяти он,
Неизвестный солдат!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 97

ГАЛЮСЯ

Штрафная рота

Не стройте вы, ребята, в облаках
воздушных замков для мечты крылатой,
носите лучше вечность на руках,
чтоб на суде была вам адвокатом.

Порою смерть чеканит шаг не в такт,
ведь нет у многих воинской сноровки.
Мы пушечное мясо для атак,
а иногда для рекогносцировки.

Чеканит смертью шаг штрафная рота,
ей выдал визу в небо трибунал,
и коль в живых оставит Бог кого-то,
то лишь за то, что Бога вспоминал.

«За мной! В атаку!» - крикнул капитан,
он с нами в бой ходил уже два раза,
и первым умер от смертельных ран.
На поле брани выжить нет приказа.

Нам не дадут посмертно ордена
и не присвоят звание Героя.
Нас вне закона ставит не страна,
а те, которых в трибунале трое.

Враг побеждён, по дУшам недочёт,
и кто-то написал, в том смерть повинна.
Но у того, кто выжил свой расчёт,
за каждого убитого безвинно.

За каждого убитого в боях
мы отживём, отслужим и отлюбим
Судьба нам жизнь давала на паях,
и мы всегда про это помнить будем.

Чеканит смертью шаг штрафная рота,
ей выдал визу в небо трибунал,
и коль в живых оставит Бог кого-то,
то лишь за то, что Бога вспоминал.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 98

ГАЛЮСЯ

Солдатская душа

Выпала кровавая роса
на траве, обнявшей стан берёзы,
то ли неба плакали глаза,
то ли сердца раненого слёзы.

Умирают птицы на лету,
а солдат,
как будто бы споткнувшись,
падает за времени черту,
от земли ногами оттолкнувшись.

И летит солдатская душа
в небо, где тоскуют души птичьи,
и на кровь, что капает с ножа,
смотрит павший воин с безразличьем.

Умирают птицы на лету,
а солдат,
как будто бы споткнувшись,
падает за времени черту,
от земли ногами оттолкнувшись.

Посмотри на небо ясным днём
и увидишь в радужном сиянье,
как душа солдатская огнём
пишет: "Будем живы россияне!"


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 99

ИВАН КАБУКИ

Товарищ - верь!

Вот-вот затрещат нам цикады в густой траве,
жизнь, ночь превращая в рассвет, Солнце колыхая
в своей колыбели, нам скажет: «Товарищ, верь –
по всей Украине запахнет Девятым Мая!»

Так мало окажется нужно для счастья слов:
дыханье, салют, знаменосцы вперёд, победа…
их перечисленье поэту не ремесло –
паренье на крыльях весенних Стрибожьих Ветров.

Мир создан, сварганен по схеме таких лекал,
что свыше даны нам, истории слышен говор:
- Вот - Днепр рассекающий Рюриковый драккар,
вот - поле сраженья, с названием Куликово…

Дажьбожии внуки, вас небо родами длит,
проводит сквозь тьму и печаль Чернобога суток,
чтоб знали, что Крови Священной для тела литр,
вам даден из столь же Священных Небес Посудин.

Вы – поступь веков, Гром и Молнии естество,
Божественный Символ, впечатанный в Плоть Землицы,
чтоб тьму, что сгустилась, мечами отбросить вон,
за Светлое Коло – в ей даденные границы.

Чтоб Звонницам Правого Слова границ не знать,
из Чаши испить, но напившись не видеть донца -
вперёд продвигается Хорса златая рать,
Девятое Мая неся по восходу Солнца.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 100

ВАЛЕРИЙ СЕВЕР

Они погибли, и поэтому никогда не узнают,
что черная тень предательства Власова
пала на всю армию, что выжившие однополчане
вынуждены были скрывать, что сражались под Мясным Бором

* * *

Веселиться здесь, не смейте,
Кровью здесь пропитан грунт.
Павшие в долине смерти
С вами разговор ведут.

Мы ни в чём не виноваты…
Ни на пядь родной земли
От солдата до комбата
В том бою не отошли.

Полк наш из второй ударной
Не искал пути назад.
Знали мы: в кольце блокадном
Задыхался Ленинград.

Мы ни в чём не виноваты,
Так за что же нас тогда
Оболгали воровато,
Словно нас и никогда

Не было на этом свете.
Но скажи нам, Ленинград,
Разве ты без нас бы встретил
В сорок пятом свой парад?

Мы не просим обелисков,
Одного хотим от вас:
Чтоб вернули нашим близким,
Память светлую о нас.

А пока, как на чужбине,
Под дождями, на ветрах
В Волховских лесах и ныне
Неприкаян павших прах.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 101

ВАЛЕРИЙ СЕВЕР

А жили, вроде, незаметно,
Не обижались на судьбу…
Война была бедой несметной
Четыре года на горбу.

Но под слепой, свинцовой вьюгой
В бой поднимались в полный рост,
Надеясь лишь на локоть друга
Да на исконное «Авось».

Могли под злющим артобстрелом
Вы спать, но вмиг лишались сна,
Когда пугающе звенела
Над полем битвы тишина.

Да, у войны свои законы:
Вокзал, перрон и с гарью дым…
Для многих стали эшелоны,
Как нить последняя к живым.

Мужик Архангельский иль Вятский,
Узбек…неважно, кто был он,
Но их союз в могилах братских
На веки вечные скреплён.

Уходят тихо, незаметно,
Не обижаясь на судьбу,
Кто истину, что люди смертны,
Познали на своём горбу.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 102

ВАЛЕРИЙ СЕВЕР

Родина… Ты слышишь, слышишь
Свято выполнив свой долг.
Мёртвым, но из боя вышел
С честью наш стрелковый полк.

Измерялась жизнь шагами,
Хоть Россия велика –
Отступить нельзя, за нами
Волга – матушка – река.

Задохнулся враг в атаке,
Мы сражались, как могли.
Потому так буйно маки
Над окопами взошли.

В гордо-скорбный плач органа
Вслушайся и помолчи…
Над Мамаевым курганом
В память павших он звучит.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 103

НАТАЛИЯ ХРОНИКЕР

К СЕМИДЕСЯТИЛЕТИЮ ПОБЕДЫ. ФАШИЗМ ВОЗРОЖДАЕТСЯ

Мы мало помнили войну,
Свой подвиг мало почитали,
Пока великую страну
Дискредитировать не стали
И обвинять во всех грехах
Освободителя народов,
Чей подвиг должен жить в веках
И прославляться год из года.

Мы, победившие фашизм
Ценой великих испытаний,
Пожали злобу и цинизм,
Объектом ненависти стали
Больших и малых государств,
Фашистам сдавшихся, примкнувших.

Они простить не могут нас
За то, что мы их были лучше,
За то, что лучше их теперь
И благородней, и богаче,
За то, что им открыли дверь,
Не лжем, чтоб всё переиначить,
Как это делают они,
Нас превращая в оккупантов,
Фашизм пытаясь возродить,
За поступающие гранты
Под гегемонией одной
Неприкасаемой державы,
Как мы, не жившей под войной
И не стяжавшей нашей славы,
Но претендующей теперь
На роль хозяина планеты…

Фашизм опять стучится в дверь.
Нужны на вызовы ответы.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 104

ГЕННАДИЙ РАССОХА

Одесский фронт

На войне, как на войне
Жизнь со смертью рядом дышат.
Те, кто жив, родной семье
Перед боем письма пишут.

В них рассказы о боях
В обороне многодневной.
О бесчисленных врагах
И о жизни повседневной.

«Ярой ненависти в дар
Каждый все отдать поклялся,
Чтоб могучий наш удар
Вражьим крахом отозвался.

Нам под силу отстоять.
И живет в сердцах надежда:
Не придется город сдать.
Защитим, как было прежде.

Пусть, где чуждая нога
Не одну версту топтала,
Не останется следа
От коричневого ада.

Был приказ и мы ушли
Из Одессы в крымский город
Севастопольской земли.
Он историей нам дорог.

Все, что отдали врагу:
За поля и за высоты,
На враждебном берегу.
Мы сполна предъявим счеты».

В день апрельский и святой
Я душой земли коснулся,
Вновь, в одесский дом родной:
«Здравствуй, мама, я вернулся!»


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 105

ГЕННАДИЙ РАССОХА

Память

С нашей памятью война
С прошлых лет не расстается.
И, порой лишая сна,
Грозным эхом отзовется.

И, как будто, наяву
Вновь предстанут, как живые,
Лица тех, кто был в строю,
И дороги фронтовые.

Трудным был к победе путь.
За ценой не постояли.
Павших к жизни не вернуть,
Лишь бы их не забывали.

И пока лежат в земле,
Без фамилий и без даты,
Не найдут покой в душе
Неизвестные солдаты.

Ратный подвиг навсегда
Будет в памяти народа.
Сохранят его века.
И бессмертная свобода.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 106

ИГОРЬ АЛЕКСЕЕВ

РУССКАЯ ДУША

70-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне посвящается…
(Основано на реальных событиях)

Бой отшумел... Пылают танки.
Синь неба застит чёрный дым.
Вот медсестричка тащит санки,
Стремясь успеть к ещё живым.
Рубеж недавней обороны
Перешерстить обречена,
Ориентируясь на стоны,
Шукает раненых она.
От взрывов бомб кругом воронки.
И целых тел наперечёт.
На хрупкой психике девчонки
Сам Сатана чечётку бьёт!
Но всё ж идёт, ругая люто
Вслух ненавистного врага,
Простая девушка Анюта,
Не замечая смерти будто,
Лишь зная: каждая минута
На поле боя дорога!
Вот рядом слышится:
– Сестричка...
– Сейчас, сейчас... Терпи, солдат...
В трёх метрах танк горит, как спичка...
«Кто ж знал, что танки так горят!»
От дыма едкого не ропщет,
Подтёки слёз стерев с лица,
В кромешной мгле, почти на ощупь,
Находит девушка бойца.
– Ух, как тебя! Вот паразиты!
Ну, ничего... Как звать?
– Владлен.*
У Влада ноги перебиты
Как раз на уровне колен.
В медчасти смогут починить их!
Беда в другом: у мужика
Висит, буквально как на нитях,
На сухожилиях рука…
И кровь из раны так и хлещет!
Но прежде чем перевязать,
Хоть что-нибудь, хоть нож, хоть клещи
Нужны… Да только где ж их взять?
Три дня назад последний скальпель
Нашёл в протёртой сумке брешь
И проскочил в неё, предатель!
Теперь чем хочешь, тем и режь…
Вокруг пошарила глазами,
Не утолив свою корысть:
«Да что, в конце концов, зубами
Мне эту руку что ли грызть?!»
Но на вопрос не ждя ответа,
Всю волю вмиг сгребла в горсти,
Вдруг осознав, что только это
И может их сейчас спасти.
– Что, папа с мамой – коммунисты,
Раз имя дали в честь вождя?
А про себя: «Да отвернись ты!
Как при тебе мне грызть тебя?»
И сноп огня глотнув из фляги
До ощущения костра,
Тотчас в живую плоть бедняги
Вонзила зубы медсестра.
Не без труда обставив дело,
Бойцу сказала:
– Что там, глянь!
Не видел он, как полетела
В окоп оторванная длань.
Потом, полив из фляги той же
На раны спирта чуть не штоф,
Спустила ленту ей самой же
Намедни стираных бинтов.
И вот уже собрались было
Они с бойцом в обратный путь,
Как ухо Ани уловило
Тяжёлый стон, пронзивший грудь.
Ещё один без «воли свыше»
От ран оправиться невмочь...
Пусть без сознания, но дышит!
«Как мне двоих-то вас волочь?»
Но медсестре сам чёрт не страшен!
«Раз так, – решает Аня, – пусть!
Вот одного доставлю к нашим,
Тогда и за вторым вернусь...»
И погрузив бойца на санки,
Берёт их словно под уздцы.
Да так, что на руках от лямки
Вмиг образуются рубцы.
Но тянет, тянет Аня ношу,
Приободряя «груз» порой:
– Держись, родной! Держись, хороший!
И помнит: «Там ещё второй!»
Ну, вот и всё!
– Вишь, как министра,
Тебя домчала в аккурат!
Ты полежи-ка здесь, я быстро...
И вот уже бежит назад.
Оставив Влада у дубравы,
Вмиг обернулась, стрекоза…
Глядь, а её солдатик бравый
Пришёл в себя! Открыл глаза!
И сразу как-то сил у девки
Вдруг стало больше во сто крат!
Аж потянуло на припевки:
– Эх, прокачу сейчас, солдат!
Переложив его на сани,
Забинтовала крепко таз
И потащила с поля брани,
Продолжив свой игривый сказ:
– Вон видишь, паря, ту дубраву –
Там нас с тобою ждёт крюшон!
Вдруг слышит Аня:
– Danke, frau...
Ich heise Günter... Danke schon!**
От этих слов девчонку будто
Взрывной отбросило волной...
– Так ты фашист?! – сестра Анюта
Аж не узнала голос свой.
«Он – враг! Он – враг! Подумать только,
Жестокий, страшный, подлый враг!
Не Гришка, Ванька или Колька,
А Гюнтер! Мать его растак!»
Да, не смогла к своей стыдобе
Анюта вычислить его:
Он, как назло, в танкистской робе,
Где знака нет ни одного...
Ей присмотреться бы построже
К отливу вражеской щеки –
Ну никогда так чисто рожи
Не бреют наши мужики!
К тому ж, болтаясь на цепочке,
Торчит (начищенный при том!)
Из-под лоснящейся сорочки
С чужой символикой жетон.
И вот уже за автоматом
Ручонка тянется её...
К суду над вражеским солдатом
Долг пред убитыми зовёт!
Ни тени страха иль сомненья:
За свой народ! За край за свой!
Ещё, казалось бы, мгновенье –
И грянет выстрел роковой…
Но груз привычного приклада
Вдруг стал неслыханно велик,
Как только два горящих взгляда
Случайно встретились на миг....
«Мы оба с ним сейчас в беде ведь...
К тому же, как учила мать:
Нельзя одной рукою клеить,
Другою тут же разбивать!»
И потащила дальше, дальше,
За шагом шаг, за пядью пядь,
Того, кого минутой раньше
Была готова расстрелять.
И расступилось Мирозданье,
Дав коридорчик небольшой
Такому хрупкому созданью
С такой громадною душой!
Шла медсестра, ещё не зная,
Что рушит времени брега,
От верной гибели спасая
Врага…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 107

ИГОРЬ АЛЕКСЕЕВ

ДЕДОВА САРАЙКА

Признаюсь честно, без кокетства,
На свой оглядываясь путь,
Что помню многое из детства,
Но вот в деталях лишь чуть-чуть.
Как раз одним из самых ярких
Воспоминаний детских лет
И стала дедова сарайка,
В которой тот держал мопед.
Зачем он только сдался деду,
Я до сих пор не догоню,
Ведь, как положено мопеду,
Ломался десять раз на дню.
Но дед упорно и ударно
Чинил свой мощный драндулет...
Такой он был, мой легендарный
И удивительнейший дед!
Что мне, однако, не мешало
В ответ на слишком строгий вид
Приопускать своё забрало,
Алкая горький хмель обид.
Бывало чуточку вспылит дед —
Тот час насуплюсь, дурачок,
А сам всё жду, когда он кликнет:
— Эй, подсоби-ка мне, внучок!
Уж так механиком заправским
Себя хотелось ощутить,
Что даже зов лишённый ласки
Не мог умерить пыл и прыть.
И перестав мгновенно дуться,
В порыве мчался я святом...
А дед:
— Надень-ка шланг на штуцер
И зафиксируй хомутом.
О, да — сомнительной опорой
Была, когда не влазил шланг,
Та кисть у деда, на которой
Недоставало двух фаланг.
Увечье это, что в ремонте
Служить подспорьем не могло,
Он получил в войну, на фронте,
Где прочим меньше повезло.
Сегодня с точностью уже вам
Я констатировать могу —
Дед ранен был в бою под Ржевом,
Сражён шрапнелью на бегу.
Сначала сутки в медсанбате
Усердно утку орошал,
Потом три месяца в палате
Медикаментами дышал.
Пройдя неполный курс леченья,
Как мне рассказывала мать,
Просил врачей, чтоб в заключенье
Вписали: «Годен воевать»...
Но апеллировать к начмеду,
Что бить подушкой о скалу...
И стал мой дед ковать Победу
С бригадой тракторной в тылу.
Пусть не в шинели, а в фуфайке,
Но встретил праздничный рассвет...
И вот сидим мы с ним в сарайке,
И ремонтируем мопед.
Я знаю, он не любит трёпа,
Особо под руку когда...
Молчу, как совесть эфиопа,
В себе убившего раба.
Но чуть отвлёкся от мопеда,
Стал что-то шарить в стороне,
Я тут как тут:
— Послушай, деда,
А страшно было на войне?
И призадумался «вояка»,
Припоминая что-то, знать...
Потом сказал:
— Бывало всяко...
И страшно было, что скрывать.
Но даже в жуткой рукопашной,
Где жизнь подвешена на нить,
Я шёл вперёд, чтобы не страшно
Тебе на свете было жить!
...............................................
И так запомнились мне эти
Проникновенные слова,
Что я поклялся быть в ответе
За то, чтоб подлая молва
Не опорочила с годами
Имён поборников добра!
Чтоб все гордились мы дедами,
Лишь добавляя пра, пра, пра...
Я ж, своего дождавшись часа,
Скажу — не хуже был иных
Мой славный дед — сержант запаса
Андрей Лаврентьич Кузьминых.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 108

FANDOR

ГЛАЗА АНГЕЛА

Я не помню, как это случилось,
Видно пуля меня вдруг задела,
В грудь мою, как оса она впилась,
Сквозь прошла и гулять полетела.
Я не помню, что было со мною.
На мою ли беду или счастье,
Я без памяти был и не помню,
Очутился, как я, в медсанчасти.
Видно долго я был без сознанья,
Душа с ангелами улетела,
И начали в моём состояньи
Без наркоза кромсать моё тело.
Но сознанье ко мне вдруг вернулось.
Херувимы взлетели на крыльях.
На кровавом столе я очнулся
И внезапно глаза вдруг открыл я.
Тяжело земным духом подуло.
Наблюдал я с холодной клеёнки,
Как врачи надо мною колдуют,
И смотрел я в глаза медсестрёнке.
Знать не все ангелы улетели,
Упорхнули на крылышках птичьих,
И стоит надо мной у постели
Один ангел в девичьем обличьи.
И ласкает мой слух его пенье,
Тихий голос её меня молит,
Чтоб набрался я малость терпенья
И не умер от шока и боли.
И, косынку на лбу поправляя,
Мне шептала она едва слышно:
"Мы на свадьбе твоей погуляем.
Потерпи только малость, братишка."
Я терпел и зализывал раны.
Видно Бог мою душу пометил -
Был в боях не один раз я ранен,
Но сестрёнки той больше не встретил.
Много в жизни я видел глаз нежных,
Но храню в своей памяти вечно
Красный крест на платке белоснежном
И взгляд девичьих глазок беспечный.
Как глаза эти святы, о Боже!
Я в молитвах слова повторяю:
"Потерпи, братик, сколько ты сможешь.
Мы на свадьбе твоей погуляем."


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 109

FANDOR

ТИШИНА

Последние выстрелы первых дней мая
Затихли. Повержен чадящий рейстаг.
Настал день, который народы так ждали.
"Победа!" - звучало у всех на устах.
И вот отгремели последние залпы,
Стволы орудийные зачехлены.
Пришло наконец долгожданное "завтра",
Которое ждали все годы войны.
Вчера рвались бомбы и "Юнкерсы" выли,
Вчера шла война и гремели бои.
Везде смерть кружила и всё ясно было,
Где были враги и где были свои.
С надеждой на мир погибали и жили -
Скорее бы кончилась эта война.
Внезапно бывалых бойцов оглушила,
Как с неба свалившаяся, тишина.
Никто не стреляет, не рвутся гранаты,
Стрекочут кузнечики где-то в траве.
И в недоумении были солдаты,
Отвыкнув от жизни в такой тишине.
И вот мир настал. В каждой роте и взводе
Потерь больше нет и состав личный цел.
И всё же стоят автоматы на взводе.
Как прежде, бойцам всюду видится цель.
Прошли боевыми дорогами, чтобы
Суд мести людской пронести на штыках,
Но нет в опалённых войной душах злобы.
Печаль только видится в бывших врагах.
Вздохнул от войны мир, чертовски уставший.
Познала Германия "кузькину мать".
И кормят немецкий народ русской кашей,
Готовы врагу хлеб последний отдать.
Вчера только с яростью лезли все в драку,
Но злобы уж нет и бушует весна.
Но будут ещё подниматься в атаку
И долгие годы сражаться во снах.
Смотрели солдаты на мирное небо
И каждый скучал по родной стороне,
По русским берёзам, по запаху хлеба,
По смеху детишек и... по тишине.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 110

RIMIDAL

День ПАМЯТИ и ПРИМИРЕНИЯ


Пусть,
День Победы
будет
ПРИМИРЕНИЕМ !
Днём ПАМЯТИ,
пусть,
будет
этот День!
Но, пусть, не будет
только
злобы,
мщения, -
Достойны
будем
звания
ЛЮДЕЙ!

История
простит
солдата
каждого,
Народ
своих
героев
свято
чтит.
Но, чтоб
не повторилось
`ада
`адова,
Пусть,
каждый
каждого
сейчас
простит!

Да,
этот День
не станет
ВСЕПРОЩЕНИЕМ,
Хотя,
перед войною
все
равны,
Пусть,
День ПОБЕДЫ
будет
ПРИМИРЕНИЕМ!
И это
каждый,
все
понять
должны!!!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 111

RIMIDAL

Отец

А мой отец, он был в плену,
В концлагере 4-ре года.
Он не сражался за страну
Во дни военного похода.

Он не сражался, не успел,-
Состав под Н`евелем бомбили,
Потом в сознаньи был пробел,
И тряска на автомобиле.

Когда в глазах забрезжит свет,
Когда мороз скуёт всё тело,
Придёт бессмысленный ответ
С вопросом: вся жизнь пролетела?

Не строил дом, и сына нет,
И дерева не посадил...А это?
А это мерклый в клетку свет.
...Шёл 41-ый, август, лето.

Из всех из бед познав одну,
В плену он русским был солдатом.
Он выиграл свою войну,
Домой вернувшись в 45-том!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 112

МИХАИЛ СОРОКИН

Монолог победителя

"Что-то с памятью моей стало,
Всё, что было не со мной, помню"... ( Р. Рождественский.)



Да, у войны - лицо не женское.
Но на плечах несла меня
Простая баба деревенская,
По самой линии огня,
В той деревеньке на Смоленщине,
Где обстреляли «фрицы» нас.
Да, благодарность русской женщине
Я после прохрипел не раз,
Когда израненный, контуженный
Валялся в матерном бреду,
А голос медсестры, простуженный,
Шептал: «Да, миленький, иду».
Она смотрела строго вроде, но
Вздыхала и прощала мат.
Она была тогда мне Родиной.
Я до сих пор - её солдат,
Её и той, что за станиною
Жевала свой блокадный хлеб.
Как звали то её? Полиною?
А может Ниною?.. Семь неб
Теперь ей вечно: к солнцу горлицей
Она взлетела. Двадцать три
В тот год могло бы ей исполниться.
В кровавых отблесках зари,
Когда Берлин в руинах плавился,
Предчувствуя конец войны,
Я знал, что я — навек прославился,
Как доблестный солдат страны.
Я в землю врос, стоял и выстоял,
Я в рукопашную ходил.
Я каждый день войны той выстрадал
И, наконец-то, победил.
И у побед лицо не женское,
Но, все ж, медалями звеня,
Я помню: баба деревенская
Из смерти вынесла меня.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 113

МИХАИЛ СОРОКИН

Блокада.

На окраинах где-то звучит канонада.
Двор похожий на узкую яму колодца.
В стенах, эхо подстреленной птицею бьётся,
Повторяя тревожно: «Блокада, блокада»…
Город славный, красивый - войною загублен.
Под горою тряпья, на кровати железной,
Тень ребёнка – девчушки почти бестелесной.
Стул последний, ещё на дрова не изрублен,
Сиротливо стоит, прислонившись к кровати.
А на стуле – помятая старая кружка,
Рядом с кружкою – чёрствая хлеба краюшка.
Дотянуться, наверное, сил уж не хватит.
Смотрит девочка вдаль сквозь промёрзшие стены.
Где-то там её папа с фашистами бьётся.
Он их всех победит, он с победой вернётся
И с подарком для дочки, для девочки Лены.
Ветер носит по городу страшные слухи:
Папу осенью немцы в плену расстреляли.
Только Лене о том ничего не сказали.
Дотянуться б рукою до чёрной краюхи.
Жалко нету бабуси: она заболела,
Мама утром на санки её положила,
Мама молча в больницу её потащила.
Жалко нету бабуси - она бы согрела.
Ничего, ничего, скоро мама вернётся
И расскажет, что бабушке легче в больнице.
Над домами – железные чёрные птицы,
Вой сирены с простуженным ветром сольётся...
В драной шубке, в поношенной шапке-ушанке,
Труп холодный по городу женщина тянет.
Кроме Лены, она никого не обманет,
Не один точно также тащил в город санки.
Не вернётся бабуля домой из больницы.
Лене скажут, когда-нибудь, правду, конечно.
Разбегаются люди в тревоге, поспешно –
Распластались над улицей страшные птицы.
Вой сирены под взрывами бомб захлебнётся...
В драной шубке, в поношенной шапке-ушанке,
На коленях в снегу, опираясь на санки,
Истерически женщина в небо смеётся...
Смолкнут взрывы и гул, птицы прочь унесутся.
Люди выползут в мёрзлые улиц тоннели
И,в изъеденной взрывами мертвенной бели,
Молчаливо, зловеще в кружок соберутся.
Кто-то скажет: «Гляди-ка, как будто уснула.
Вон, чему-то во сне улыбается даже».
Шапка наземь скатилась и к страшной поклаже
Бездыханная женщина нежно прильнула.
Словно спит: улыбается в ворот шубейки,
Будто что-то хорошее вправду ей снится.
Русый волос с сединкой по снегу струится...
Лишь под прядью засохли кровавые змейки...
На окраинах смолкла давно канонада.
В старом доме старушка всё смотрит сквозь стены.
В ней лишь память от выжившей девочки Лены.
Память бьётся в висках страшным словом – блокада.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 114

НИНА ШЕМЕНКОВА

ПИСЬМА С ФРОНТА

Я держу пожухлые листочки.
С желтизны исписанных страниц
Выплывает вереница лиц,
Судьбы чьи запечатлелись в строчках!..

Время не смогло стереть их мысли
И предать забвению слова.
Отголоски выстраданной жизни –
Бог бессмертье предкам даровал!..
……………………………………………
На перроне тьма народу – давка!
На вокзале нет свободной ниши.
Чёрный день, июньский месяц жаркий.
Шум и гам, и вопли женщин слышно…
Что их ожидает? Вдовья участь?
Потемнел внезапно горизонт:
Набежали грозовые тучи –
Собрались невесть как и откуда,
Сумрачно нависли над толпой,
Заслонили солнце, сбились в груду…
Музыка. Часов тревожный бой
Призывает воинов на фронт.

Мальчик на руках отцовских – крепких –
Несмышлёныш. Рядом – дед седой.
И вокруг полынью пахнет терпко…
Так июнь ворвался в мир с бедой.

Муж жене:
– Вернусь я, только ждите, –
Промелькнул в глазах надежды свет. –
Письма мне почаще вы пишите. –
И, вздохнув, смял пачку сигарет.

Женщина в ответ:
– Возьми в платочке
Горсть земли – от пули сбережёт!
В вещмешке отыщешь уголочек. –
Смерть тебя, я верю, не найдёт.
Буду я молиться днём и ночью…

И повисла на плече, как ветка...
Выстояв в работе и в бою,
Выжили, по счастью, наши предки!
Я теперь от их лица пою!..


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 115

НИНА ШЕМЕНКОВА

КОЛЕСО ВОЗМЕЗДИЯ

Я кланяюсь под Прохоровкой павшим.
Врывался в небо гусеничный лязг,
Земля металась в судорогах страшных,
От огненного смерча пеплом становясь.

Невиданное, ярое сраженье:
Тела людей вдоль пашен разнесло…
Фашист не знал такого пораженья –
Раскручено возмездья колесо!..
…………………………………………………
Дань уважения, грядущие потомки,
Отдайте, не скупясь, героям грозной битвы:
Пусть поминальный звон не будет громким,
Но будут трепетны за них молитвы…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 116

ДРОСТ

Победа славится не желчью,
Она рождается как боль
В ручьях из слёз и мёртвых клеток
И душ горячих на кострах.
Душить и бить, калечит брата –
Война безумства сапогов,
Зверьём набитые поленья,
Без прав и слов и безголов,
Каналья свинства и позора,
В осколках рушится Земля:
Хатынь и Брест, и Сталинград,
И Севастополь, и Рейхстаг….
И отдаётся кровь солдата,
Чтоб не погибнуть никогда!
Мы вырастали из берёзок,
Из трав душицы и любви,
Чтоб не пылать и не валяться
В огне пожар чумной войны,
Не шла лошадка Виолетта
Во фраке зла и темноты,
Кусаясь челюстями страха
И сеять мусор для беды,
А Артемидою надеждой
Гореть на веточках судьбы,
Плодить и множить гроздья вишни
Любви, добра и красоты.
Победа славится не желчью,
Она рождается как боль:
В сердцах задышит кругосветка!
Услышав плач и мольб беды.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 117

АХТАМАР

ИВАНЫ

В июне сорок певого
От пота стала серою
Одежда отступающих солдат.

На привокзальной площади
Ещё лежали лошади –
Убил их разорвавшийся снаряд.

Мы шли из окружения,
Бросая снаряжение,
Но раненых никто не оставлял.

Мы были все Иванами
(не русскими, армянами...) –
Фашист нас так презрительно назвал.

И, если даже раненый
Высказывал желание:
«Иван, оставь меня во рву!» --

Иван (Юран, Кантария...)
Не обращал внимания
И друга нёс на собственном горбу.

Лишь дружба меж Иванами
(евреями, татарами...)
Смогла врага-фашиста победить.

С тех пор мы вместе празднуем
Победу. И да здравствует
Желанный мир, чтоб жить, творить, любить!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 118

АРКАДИЙ БЕЛЬМАН

ДЕНЬ ПОБЕДЫ – ПРАЗДНИК ВСЕНАРОДНЫЙ

Трухлявый (с заржавевшими замками) чемодан
Стоит на антресолях, рядом с сапогами.
Отец – Войны Великой и Священной ветеран –
Хранил в нём ордена, медали и бумаги.

А в День Победы старый чемодан он открывал
И вспоминал друзей, и что на фронте было.
А мама, соблюдая многолетний ритуал,
Солдатские сто грамм и ломтик хлеба подносила.

Потом с наградами парадный китель надевал
И капитанскую фуражку с ярким крабом,
Шёл на парад, с товарищами пиво выпивал
И вспоминал про День Победы у Рейхстага.

...Прошли года. Я бережно храню тот чемодан
И сапоги, в которых он вернулся с фронта.
Я в День Победы выпиваю папины сто грамм,
Иду смотреть Парад – наш праздник всенародный.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 119

АРКАДИЙ БЕЛЬМАН

ПАРАД ПОБЕДЫ

Я с детства помню (из кино)
Парад Победы сорок пятого года.
Пусть это было так давно –
Я видел ликование народа.

По Красной площади Москвы
Отважные советские солдаты
Фашистские регалии несли:
Знамёна, бронзовых орлов, штандарты.

Под барабанный громкий стук,
Чеканя шаг, подошвы не жалея,
Направо поворачивая вдруг,
Швыряли их к подножью мавзолея.

Среди солдат я отыскал
Отца, погибшего под Ленинградом,
И громко-громко закричал:
«Я вижу папу! В каске он! С наградой!»

В кинотеатре – тишина.
Лишь мама тихо плакала в платочек:
«Пусть будет проклята война.
Ты похоронку получил, сыночек.»

...Разрывы слушая петард,
Смотрю по телеку Парад Победы.
И вновь, как много лет назад,
С отцом о прожитом веду беседу.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 120

МИША ВОЛК



Землянка. Банка тушёнки,
Витает мясца аромат.
Взрывы мои перепонки
Эхом своим теребят.

Вроде привыкнуть полдела,
Ясно ведь - время война.
Как же она надоела,
Сколько уж съела она.

Мессеры стайной кучей
Без остановок бомбят.
Море огней за кручей,
В танго скользит сущий ад.

Несколько раз с перерывом
Брёвна волной задрожали,
В воздухе лёдном стылом
Будто землянку сжали.

А по утру в окопы.
Тигры, паля, поползут,
В вечность ушло полроты,
Земля черна, как мазут.

Что мы могилы копали?
Снег прокалился в сталь.
Синеют рассвета дали,
Родины милой даль.

Холод. Спирта изжога.
Нервно сжал автомат
Жди меня недотрога
Может вернусь назад.

Может, дойду до Берлина,
Курской дуги солдат,
Дома остыла перина,
Здесь мужской перемат.

-Трубка тринадцать девять,-
Громко кричу в поту.
Гладенько наши стелют
Снарядами высоту.

Вот завертелся подбитый,
Так тебе, в пятнах гад!
Башню железом пробитый
Крутит компасом танк.

Эх, через месяцев пять
Тут могла вырасти рожь!
Что же ты делаешь, враг?
Траком пашешь, как нож.

Ага, ястребки подлетели.
В небе трассы горят.
Долго мы бомбы терпели,
Досыта, так говорят.

Ну загорелся. Вниз камнем
Падает Мессершмитт.
За златоглавым зданием
Хлопнул в ладоши взрыв.

Немцы сожгли деревушку,
Божий оплот не горит.
И средь углей церквушка
В копоти боя стоит.

Перекрестился. Мимо
Посвист щелчок бича,
Вжать необходимо
Приклад в синеву плеча.

Ранен - смотри, прикрою,
Лицо как обожжено,
Смертью старой каргою
Достать его не суждено.

- Ну потерпи, солдатик,
Вытащат с поля тебя.
- Как ты? Живой, касатик?
Да уж, глотнул полымя.

Отвоевал. Скоро встреча.
Госпиталь. Поезд. Слеза.
Солнце в дыму. Вечер.
Странное время - война.

Будто часы без стрелок.
Будто песок бесконечный.
Война стирает умело,
Жизнь превращая в бой вечный.

-Как там живём, пехота?
Несколько голосов.
- Да. Поредела рота
За несколько боя часов.

Ночь и землянки наледь,
Что-то звенит в ушах.
- Трубка тринадцать девять,-
Вертится на устах.

- Где Григорян, наш повар?
- Танк раздавил. Погиб.
Снова сто граммов горя.
Снова за стенами взрыв.

Кто-то другой готовит,
Желудок присох к спине.
Нос силком запах ловит
-Можно добавки? И мне.

Лошади снились. Пасутся.
Вдруг голоса сквозь сон:
В разведку идти найдутся?
Нужен радист и он.

Быстрые тихие сборы.
Гранаты. Штык-нож. Автомат.
Рация. Разведчиков споры.
Каждый в разведку рад.

Ползём по обрывку чащи.
Режут колючку. Тишь.
Вот языка уже тащат.
Обер какой-то лишь.

-Ну молодцы, успели.
Будет вам доп паёк.
-Что мы тушёнку не ели?
Нам бы махорки кулёк.

Куришь. Считаешь затяги.
Дым - пуделиный клубок.
В топку обратной тяги
Льётся колец дымок.

Снова огненный мячик
Выскочил из-под земли.
Солнечный жёлтый зайчик
Танков объял корабли.

Снег поглощает утробой
Нового дня глоток.
Пороховые сугробы.
Чёрного снега сугроб.

В яму шагаю окопа,
Днище от гильз хрустит.
Новая рядом рота
Роет. Мёрзнет. Кряхтит.

Боже, совсем молодые,
Это же, право, юнцы.
Смеются, пока живые.
Держатся как! Молодцы!

Выдали им трехлинейки -
На танки штыком не попрёшь.
Ватные телогрейки.
Господи, может, спасёшь?

Клином летят. Листовки -
Сдавайся, мол, русский солдат.
Начало артподготовки.
Идите к дьяволу в ад.

Каскады роют высоты.
Страшно, аж голову в плечи.
Воронки изрыли соты,
Землю нашу калечат.

Смолкли на миг миномёты.
Это ещё не конец.
Вот прилетят самолёты,
Что я боюсь, как юнец?

Круг к ППШ приставил,
Нас так не перебьют.
Ствол снег свечой оплавил,
Пули иглой узор шьют.

Прут. Цепочкой каски.
Не переставая строчат.
Крови венозной краски
В висках у юнцов стучат.

Шапку смахнув рукою,
Жгу их чёрную рать.
Очередью злою
Буду свинцом обливать.

Глухо трещат пулемёты,
На мотоциклах свора.
Вижу остатки роты -
Щёлкают нервно затворы.

Пули свистят, как косы,
Россыпи льда - стекло.
Шмыгнув от холода носом,
Руками натираю тепло.

Вдруг оглянулся устало.
Глядь - вокруг ни души.
Ротою меньше стало.
Приплыли. Вёсла суши.

Выстрел раздался в спину,
Пуля навылет прошла.
Я телогрейку скинул,
Боль незаметно пришла.

Что ж вы так подло, твари?
Чувствую, кровью плюю.
- Вот и причалили, старый,-
Сам себе говорю.

Что-то в глазах помутнело,
Трогаю рану рукой.
Сердце затихло несмело.
Всё мой окончен бой.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 121

ЛЮ

Баллада о чужом сыне

Колосок под щекой… щекочется…
Боль горячая, отпусти…
Мама, как умирать не хочется…
Только я не вернусь… Прости…

…Отдаляются взрывы и стоны…
Гаснет бой… Наконец, тишина…
Он споткнулся… упал , и не понял,
Что отныне война не слышна…
Переломаны крылья в полёте,
И кровавый овал на спине…
Невзлетевший Икар мой, ну кто ты –
Тот, в моём неприкаянном сне?

Ты в веках заблудился, скитаясь
Средь чужих недосмотренных снов…
Я не мама твоя… Я не знаю
Ни войны, ни атак, ни боёв;
Где-то там, среди пуль и воронок –
Мой отец – как и ты – молодой…
Что ж ты снишься мне? Чей ты ребёнок?
Для кого ты остался бедой?

Колосок под щекой… щекочется…
Боль горячая, отпусти……
Мама, как умирать не хочется…
Только я не вернусь… Прости…

Далеко той войны отголоски –
Фильмы…книги… тревога и страх…
Но тоскуют и плачут берёзки
На погостах - и где-то в полях…
И зачем-то дана эта кара -
Боль и память далёких боёв…
Не взлетевшего к солнцу Икара
Принимаю в объятия снов…

Колосок под щекой… щекочется…
Боль горячая, отпусти……
Мама, как... умирать... не хочется…
Только я... не вернусь…

Ты прости меня, мальчик далёкий,
Что не я ожидала тебя,
Материнские тёплые строки
Посылая на фронт…
И любя
Треугольный… последний… листочек…
И молясь – наяву и во сне……
Как болит моё сердце, СЫНОЧЕК,
В странных снах, что являются мне…


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 122

ЛЮ

Весна, 45-й

..............................Памяти отца моего

...И было небо синее, густое...
Мир отогретый, краски расплескав,
Делился светлой, щедрой красотою
Своих оживших, выстраданных трав...

В пурпурный шепот макового шёлка
Был луг весенний празднично одет...
И незаметно было – странно только -
Что у ромашек
Тоже алый цвет...

... А он, раскинув руки, словно крылья,
Лежал в цветах – как будто охватить
Пытался мир – в единственном усильи
Спасти мгновенья тающую нить...

Не удержать серебряную птицу
Людской Судьбы на лезвии меча...
И вытекала жизнь из-под ключицы-
Чуть-чуть пониже левого плеча...

Игрался ветер русыми кудрями...
Внутри зрачков тонула тишина –
Её костра невидимое пламя,
Замкнув кольцо, истаяло до дна...

И становилась кожа восковою,
Уже вернув тепло в земную стынь...
Нет, он не стал...
И не был он героем...
Мальчишка просто. В форме.
Чей-то с ы н . . .


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 123

KOMETA

Мама

Опять приснилась ей
Война,
Чужие самолеты в небе
И неотступные - о хлебе
Насущном
Думы дотемна.

Прижав меня тесней к груди,
Бежала мама по Садовой.
А под бомбежкой из Ростова
Состав последний
Уходил.

Бойцы кричали: - Берегись!
Свистели пули вдоль бульвара.

Мы добежали
И спаслись.

Я стала взрослой,
Мама - старой,
Уж вырос сын.
И мы живем.
В далеком прошлом миг суровый.
Тепла и света полон дом,
И вроде, все пока здоровы.

Но в час полночный,
Поздний самый,
Когда родные мирно спят,
Я часто слышу -
Стонет мама.
Все снится ей:
Летят!
Бомбят.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 124

НОВИКОВА - СТАНКЕВИЧ

«Не выплакалась я, не накричалась
О камни я не билась головой.
О, девочка — я думала сначала,
Что ты вернешься прежней и живой».

Ольга Бергольц.

Я в комнате холодной плачу,
В тиши качаю головой.
Одна сижу, а это значит,
В аду осталась я живой.

Война — безумье обнажила!
Навек, мне боли не забыть.
И память напрягает жилы.
С проклятой , как мне с нею быть?

Окошки вымою устало,
Натру полы, сварю обед.
Худой, нескладной, жалкой стала
Налью стакан – спасусь от бед.

Продолжу жить, ходить на Невский.
На радио стихи читать.
А ночью плакать не по детски,
Блокадные деньки считать.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 125

НОВИКОВА - СТАНКЕВИЧ

«У нас с тобой с три короба разлуки...»
Ольга Бергольц

***

У нас с тобой с три короба разлуки,
Нас до Рейхстага сплачивает боль.
Нас ждут домой, сквозь все огни и муки,
Считая дни, как мелкую фасоль.

В чужих краях полынь покрыта пылью.
С пехотой танки едут на пролом.
Лишь в памяти волною изобилья
Приходишь ты в мой светлый, отчий дом.

Но мы, мой друг, напоены печалью
Идем туда, где есть Победы свет.
И фронтовой испытанной любовью.
Докажем всем — верней дороги нет.

Нам повезло за Родину сражаться
Великий подвиг мужества нести
Разлуки нам с тобой не убояться
Не в силах мы Отчизну подвести.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 126

RUD ALTAY

Страшное утро тяжелого года,
Взрывы, бомбежки, орудий огонь.
Смерть там бродила по маленьким взводам,
Вихрем привычную скрыла гармонь.

Небо над ними стелилось туманами,
Землю покрыли багровые реки.
В бой уходили с тяжелыми ранами,
Даже на бой вылетали калеки.

В Ленинском граде ненастное время
С честью, геройством, упорством прошли.
В скорую нашу победу все веря,
Светлые силы в себе все ж нашли.

Планы врага потерпели провал –
Путь преградил боевой Сталинград.
В городе ветер лихой бушевал;
Серый наш враг повернулся назад.

Курское поле – последнее место,
Техника там задержалась на бой.
Линии фронта сложились все вместе,
Двинулись разом в Берлин под конвой.

Май сорок пятого… Сломан наш враг!
Немцев загнали в безвыходный угол,
Красный над ними повесили флаг.
Наши солдаты вернулись с заслугой!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 127

RUD ALTAY

За светлое небо над нами, за мир
На всех континентах, за радость,
За жизнь нашу, стойкость и храбрость,
Спокойствие наших уютных квартир,

За боль, пережитую вами, невзгоды,
Страдания ваши, тяжелые раны
Мы вам благодарны! Ведь вы, ветераны,
Не дали фашистам наш остров свободы.

И в этот великий и памятный День
Мы все вспоминаем о подвиге вашем.
Он будет храниться в памяти нашей,
Всегда и везде будет с нами, как тень.


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 128

ОЛЕГ КИРЮШИН

МАЙСКИЙ ДЕНЬ

Все меньше вас, бойцы далеких лет,
Чей век, увы, закончился досрочно...
Иное время нравственных калек
Плодит в угоду практике порочной.

Тот майский день ужель дано забыть?
Пожалуй, нет светлее этой даты...
Кровавый счет – несметные гробы.
Ценою тех, что в бой ушли когда-то.

Пускай года проходят чередой,
Щадя бойцов победы над фашизмом.
Навеки в памяти страны моей родной
Тот майский день, во имя светлой жизни!


КОНКУРСНАЯ РАБОТА 129

ОЛЕГ КИРЮШИН

Когда уйдет последний ветеран
В другие дали, согбенной походкой…
Наступит утро. Траурный дурман
Зальет глаза отравленною водкой.

Взорвется небо, кликая грозу!
Пройдут века, вперед, неторопливо.
Уронит дождик добрую слезу
Над воинскою доблестной могилой.

Бросая вызов сумрачным мирам,
Стареешь ты, накапливая годы…
Не уходи, последний ветеран!
Во имя жизни, счастья и свободы!




Читатели (19674) Добавить отзыв
От kirsanov99
Много интересных работ. Мне как читателю очень понравилась 117 - лёгкостью и глубиной одновременно. Спасибо, Ахтамар!
09/05/2015 13:47
№ 117, 119
07/05/2015 06:28
№3,6,10
08/05/2015 20:43
11,12,13,65
18,36,73,123
29,81
Все стихотворения замечательные, очень тронули
С наступающим праздником!
06/05/2015 21:57
№5,6,117
06/05/2015 01:15
Любовь во время Великой Отечественной Войны...

Я был советским лейтенантом
Весною в сорок первый год
Любил тебя,девицу с бантом
Не зная будущих невзгод.
Тогда ещё училась в школе
Уже последние ты дни
И мы не знали,что доколе
Не убежать из западни
Любовной нам-а ты смеялась
Нежно на бале выпускном
Не чувствовала,что менялась
И вскоре оказалась сном
Моим блаженным о победе
Хоть в Ленинграде умерла
От голода и в ночном бреде
Своё спасенье не нашла...
Я вспоминал тебя три года
А на четвертый умер сам
От взрыва бомбы-о свобода
Взлететь к любовным небесам...
05/05/2015 19:28
Красивое стихотворение. Только я не понимаю, зачем ради славы, накручивать балы, как это делает на сервере Стихи.ру Валентин Валевский, или поливать грязью всех подряд, как в своё время на Я.ру это делал Иван Шульгинов. Константин, Вы человек умный. Вы должны понимать, что дело не в сайте, а в личности.
Если это стихотворение, Вы опубликуете на многих сайтах интернета, то к Вам потянутся люди.
Опубликуйте, эту работу на Одноклассниках. Что Вы тут как мышь в норе сидите, да злобой на всех пыхтите. Чего Вы боитесь. Рядовых читателей? Конечно, там за бред Вас пошлют подальше.
Но если Вы честный, то искренне желаю Вам удачи на Одноклассниках, и буду рад Вам и там.
06/05/2015 15:02
Кот Манчестерский,я никогда не накручивал никакие баллы ради славы,в отличие от Вашего друга Опилкина,никогда и никого не поливал ложной грязью клеветы,в отличие от Вашего друга Солодилова,злобы во мне также никогда не было,в отличие от Вашего друга Аркадий Бельман,а уж про самого главного бредоманьяка сайта-Вашего лучшего друга ЦВИ-вообще лучше скромно промолчу...
Уже второй раз убедительно прошу Вас прекратить наконец выдавать желаемое за действительное и сверхактивно распространять про меня ложную подлую клевету...
Успехов!...
06/05/2015 18:18
10,19,29.40,43,53,61,77,88,95,103,106,112,122
30/04/2015 14:31
Голосую в конкурсе стихов к 70-летию Победы за стихотворения 10, 12, 25, 27, 29, 30, 36, 39, 40, 46, 53
27/04/2015 13:10
Совсем не хочется быть очень строгим, а потому прошу обратить внимание на стихи под № 101, 46, 43. 66, 39, 28, 129.
23/04/2015 22:59
Все работы, написанные на тему Памяти и Победы - достойны. От себя отмечу следующие: 8, 10, 12, 19, 25, 27, 36, 40,41, 44, 46, 49, 69, 77, 82,84, 88, 97, 103, 107, 111, 112, 122. Это то, что больше задело, и то, что при поверхностном осмыслении техники на слух, показалось более читабельным. Всем спасибо!
23/04/2015 14:16
№1,28,29,30,36,43,48,85,88,93,97,101,106,107,112.
22/04/2015 14:45
40
21/04/2015 16:10
1,13,23,36,84,88,106,112,117
21/04/2015 05:59
Мне понравились 120 и 129. Мое тоже нравится, но пусть за него другие читатели голосуют)))))
20/04/2015 14:03
работа №12 мне понравилась.
20/04/2015 12:39
Мне понравились такие работы - 122, 121, 112, 106, 56, 40 и 36.
Я не хочу вникать в подробности, скажу одно, эти работы цепляют. Да в этих цифрах моей работы нет, как нет ее и в конкурсе.
20/04/2015 10:45
От Дрост
Пожалуйста, замените текст на вариант, отредактированный 15 апреля.
16/04/2015 06:09
От Админ
Не публикуйте произведения в комментариях. Заявки подаются в личных сообщениях координатору конкурса
http://www.obshelit.ru/users/konkurspoems/
06/04/2015 17:26
для тех, кто не понял как опубликовать стиш в конкурсе - заходите http://www.obshelit.ru/users/konkurspoems/ , справа вверху, под заголовком страницы, ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ, открываете страничку, и там форма для стиша, перенеси или впечатай и усё...))
06/04/2015 19:15
От oval-bis
Сергей! Зашла я по Вашей ссылке. Но нет у меня почему-то этого заголовка "Личные сообщения" - ни справа, ни слева. И что делать?
07/04/2015 23:09
От Админ
Ссылка на личные сообщения появляется только в авторизации - вот после написания отзыва она уже там будет.
09/04/2015 13:52
Послала стих в личном сообщении 8 апреля, стих не опубликован, что-то не так?
09/04/2015 14:23
Добрый день. Я тоже отправила стихотворение на участие в конкурсе 7 апреля. Бывает такое, что стихи не принимаются?

Спасибо.
09/04/2015 14:41
Стихи будут опубликованы в ближайшее время. Немного терпения, уважаемые авторы.
09/04/2015 21:25
<< < 1 > >>
 
Современная литература - стихи