ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Внутренний конфликт

Автор:
Жанр:
Это произведение является экспериментом с использованием липограмм.
1. Акростихи.
2. Кое-что из правил венка сонетов.
3. В каждом из абзацев отсутствуют по две буквы алфавита (в алфавитном порядке: "А-Б"; "Б-В"; "В-Г" и т. д.).
4. Написано гекзаметром.
5. Из заглавных букв, что вплетены в текст, сложены буквы, которые отсутствуют в абзаце, а в них, в свою очередь, содержится ещё одно стихотворение ( всё, что вплетено в текст вы найдёте в конце основного произведения).

1

Чувство - что вышитый тонкою нитью цветочный ковёр,
Тихо ложился под ноги седою дорогою вечности...
Осень вПЛЕЛи в поцелуИ ЗЕМЛЮ поившие исты;
ЖизнИ созрелИ плоды, Чистым светом истоков упившись;
Евы Ночных чУвств рекИ,- нежность хрупких творений,- коснулись
Увя. ДЛЯ РОЗ пело пеСнь ОПЬЯНЯя музу восходов
ЗелиЕ звёзд, чтО одели в Тепло ночи Лунной - дороги.
РуДой осели пеРвые росЫ, где семя Историй
ЕГреней млечнЫх покоЕв в ИСТОКИ природы укрыло.
Юнил свет утренний лоно земли и вселенными лился,-
Теплый и мягкий, где поцелуи легки и чисты.


2



Тёплый и мягкий, где поцелуи легки и чисты,
Едемский дождь пел дорогам о радостях жизни когда-то.
Раем ПРИРОДА дышалА и НОЧИ Грёз ждали дитя.
Яйно Открылось мирам Криком утРа, прозрачной росою.
Юзы Для крошки сплетАлись из жЁлтого корня смирений.
ЩирАя ЖИЗНЬ - Етто луЧ ЕЁ НАиЗдох для покаяний.
Игры Реальности К тайнАм дороги Храм сердца откроют,
ЕжелИ смогут реШения Лечь между Адом и раем.
Эго- юЛА МАЛЫша кружИт РАДУГой чистых начал.
Где-то для сна малышу стелют мягкий пушистый ковёр,-
Очень колючий, как роза с шипами,- жжёт тело и душу.


3


Очень колючий,- как роза с шипами,- жжёт тело и душу;
Как измельчённое страхом терпение -- пепел открытий...
ОбнакИ ЗНАНИем роЗы ПИТАЛИсь, но сыпались страхи
МаннОю шатиЯ крашЕнной серости на плечи юности.
Тьму Крылья кнИжек Ребёнку растущему истой раскроют,
Если Ему ИСТИН толКи понятными знаками станут.
Но стАнут камнИ мирАм колыбелью, а знаки лишь пеплом
И знаНий серой МораЛи не скроют от ищущих истину.
МаннЫ СТИХАют атАмой заката, дитя лишь не дремлет.
Езеро знаний иной мир скрывает и манит ребёнка,
Жизненных мук паутину сплетая, - тянется к небу.

4

Жизненных мук паутину сплетая, тянется к небу
Асыть естественных чувств и желаний питающих лесть.
ЛестИ МАЛЫШ слушал, к храМУ Пытаясь пути отыскать,
Яму Похвал спутав с истиной лЬяка Отлившему солнце.
ЩавАя жизнь крыс тянущая Тенью иЛлюзий к печалям
Исту В ловушках желаний и Омутах Жалости топит.
ХилиНой общества вяжет неВеж из нИчеицы страхов
Суть Отражения осени в луЖЕ СКОЛЬЗящих миров,
Еже Юнец не стремился вкУс к жизни Яшелом познать.
Боль повторений на слабых, на сильных же страсть изменений,-
Я познавал это чувство во всём, что правило миром.


5



Я познавал это чувство во всём, что правило миром
Знаков и, я узнал эту силу, но знания мало.
Воля и нраВ ИлИ хриП СКВОЗЬ молитвы в гробах выбирать стал.
Агрубь Отваги Сухой Раной в книгах забытых открылась,
Мною Раскрыв Тайну Игнищ в потрёпанных строчками мифах.
Извон Икон с кИрзой ЗНАНИЙ ступил за границы познаний я
И вой Маразма Нутра Раскопал страхи сгинувших навьи.
Злаки ПОЗНАНИя слАбым сиянием утра проснулись.
Росы Качнулись. ЮнаК БЫТИЯ стал искать в строчках колоса
Ясного утра, но тьма паранойи искала в них ложь.
Силой старалась мораль мрака волю свою навязать.


6


Силой старалась мораль мрака волю свою навязать,
Образ с икон фанатично ЗА истинный лик выдавая.
ЗвукИ ЖИВОЙ розы оТ ДОРОГого вина распухая,
НорМой в строю глумА стали под фальшь сапогов увядать.
АрфЫ замолкли и краЙ дивных сказок остался во снах.
Навы СВОИХ жрут, тиуНы ИДТИ стали с навьями в ногу.
ИдоЛы игнищ в погонАх под гимны катались на псах.
ЯвидЬ уныния страхоМ питавшись, ползла по дорогам.
СаблЮ ОТЦОВ позабылИ, ГОТОВя охоту на бога.
Ифика шрамом горбы украшала кнутом ритуала,
Лишь бы дорога моя паутиною лжи обрастала.

7

Лишь бы дорога моя паутиною лжи обрастала
И скрин ОНавы с утра и до ночи наполнен был пьянством.
Киша СТУПАЕТ за зраКами Силы, Где полз я за старостью
И с тьМой в бутылке я раНы ТоскОй посыпал ранним утром.
В горУ сомнений я влез, сОхРаНив лишь осколки мечты,
Боль иЗ ПОДвала морали ВдАлИ волчьей песней разлив.
ОмутЫ бара хранят золотОй ХлаМ в прокуренных сплетнях,
Лоно, Кормившее тени Мои, ОткрЫвая для страсти.
ОтрокУ НОЧИ, чтоб Утро за МаскоЙ иллюзий увидеть,
Тень из подвалов запрятать бы надо, но ночь не давала,
Если в душе, вдруг, покой воцарялся и легче дышать стало.

8


Если в душе, вдруг, покой воцарялся и легче дышать стало,
Ряса болтливою старость кормила на дряхлых скамейках.
Если Глас СаванОм скрыл в тАЙНОй келье страдания грешников,
С прахОм сТолеТия встретиТ унылуЮ песню о будущем
Идол игРы РтоВ голодных и пахнущИх стоками мести,
Дабы ночЬ АнЕвой вшила в креСТЫ под ветра перемен
Аспида КаСти Для вечных предательсТв теряющих эго.
Корни ИмеТь в лАмбе пьяноЙ оравы - От исты уйти.
ЛучшЕ тащИть, наВо, дух суетЫ МИМо слухов и сплетен.
Я, выбивая ремнём покаяния дурь, уяснял это.
Помню, как в детстве любая проблема решалась ремнём.

9

Помню, как в детстве любая проблема решалась ремнём.
Ересью слово моё для всех было, когда сердцем чувствовал я.
Песней ДУША укрывала Печаль у Сожжённых надежд тогда.
Ламба Алыры СобравшегО люд, ЕсТество в барах скрыла,
А мою сущносТь толпою Гнала СупОсть сея во мне...
Вногу шагаАЮт вакутой НарыВы пРогрешного трона,
Жадность укрыВ в храме АртОса брОшенной в чашу монетой.
Есень Во снах Отравляла ЛеВаду паНсуры сомненьем,
Рясою пОНОР в стакане Асоты открЫв для меня.
Ласа проступков осела поодаль в углу, наблюдая,
Еже мужское начало окрепло в подобных уроках.



10

Еже мужское начало окрепло в подобных уроках,
Доверху льют мою злость в ЗАпотевшую рюмку юродства;
Еже оГонь от Воспетых Колосьев Томился в душе,
Мне РомонЬ Права над РаспреЮ Язв стал удавкою пьянства.
Аже Едма пЛОть усталУю снОва На дно тянуть будет,
ДовеЕку мЕлКого беса Жех Веры Енохами свергнет,
В сыТом МогУществе оКолО ряс Тунеядства став кровью.
Орд С Хоров Тенью за сОлНцем оСлабшего колоса храмов,
РёхаЯ в едме Елымана, Юркнул в Ярем новых правил.
Еле я выбрался к свету, но едма на дно снова тянет,
Цель-то одна: превращать мою сущность в дешёвое мясо.


11


Цель-то одна: превращать мою сущность в дешёвое мясо.
А мне о НОвых вершинах поют поседевшие листья!
Роза Едема поГлохла во Мне и Поющих не слышу я.
Я чаЩе с дУмОю ночи тЕряюсЬ в чужих отражениях,
Где лЁд в ГмаРных посеЛеньЯх свободы теплее чем сердце.
Дни ЛегЕнд сЕрою массОю Новых памфлетов задавлены.
ЕресЬю НизоСти душат ДолИны разорванной веры
То-сЁ. Везде сТрах и нечИсть Цвиль рухнувших грёз след оставил.
РаюТ цепями Исдохшие ИдолЫ в играх глупцов.
О, мои страхи растут на добре эгоизма и это,
Ночью и днём, разбиваясь о стены познания, вижу я.

12

Ночью и днём, разбиваясь о стены познания, вижу я:
Аредов мир, подавившийся верой в своё превосходство,
Думы Под ряСой из игриЩА сТрахов пытаются выйти,
Едма АтамОю ночи по рИзам Адеи течёт,
Жерц УпиВается в гнусНости Нынешних норм грабежом,
Дабы ТрЕвогу и ужас оГнём грЕшных дел унимать.
Даже Из Снов отраженИя похоТи душат сознание,
А песНи сыТого форса Зорятся С небес скудоумием.
Воды Атамы Иссохнут И исты Я в небе увижу вновь.
Но под седыми ветрами ещё не цветёт роза истин, и
Образы нашего быта рисуются тенью разврата.



13

Образы нашего быта рисуются тенью разврата.
Троны в крови воздвигая, войною идёт брат на брата.
Явидью гоРЕ Течёт из кИЧащихся ТРунотью быта.
Держит ОтравА с попоеК УсинкОю Ада забытых.
Оргии Тварей Неряжих Нёс ЖаХ из Жудевших видений.
Вижу, Изгои в Цепях прАцы чИстят Ердань провидений.
ПурпуР небес гУной вьёТся над тризНою сытых скотов.
Око заПугов поЮщих веСною оставИт в грязи городов.
Роет оВыденносТь к старОсти знаниЙ дороги вранья.
Озеро гаснущих звёзд в пустоте отражений себя,
Скрывшего двери рассветов за сытою правдой жестокости.


14

Скрывшего двери рассветов за сытою правдой жестокости,
Лязг предрассудков в пустых головах, убивает сердца.
Ересь В Златой вЯХе слов тЮхряка отПевает рассветы.
ПлаваЯ с АсытЬю Зверя во лЬяке пустОй суеты,
Овцы АюкЛа В седЕющих оБразах зерКала видят.
Твари Под сЫтую пРавду жгУт ДУШИ Разлитою кровью,
Охи с Остывшею ваКостью гРусти отрЫв из под ряс.
Юду сТихают в садАх ветры Грёз и косТры ждут рассвета,
Голка Успехов под Лестью пАяца застЫли в крестах.
Держит рассудок желчь стереотипов и хочется спрятаться.
Есть и другие пути к свету, — я в зеркалах стал искать их.


15

Есть и другие пути к свету, — я в зеркалах стал искать их.
Разум искал встреч со светлыми чувствами в этих пустынях,
Грёзы Глупца пРевращая в сКАЛистую серую глушь.
А, где Дурак вшАми бисерА в тихИх приютах бахвалится,
Есть чЕрви в риЗах у приШлых с кРестами губящих иллюзий.
ТчивыЕ ИСТЫ Лучами уХлебили лУжи печали,
Суть уДручающИх харь зА пустымИ бутылками вскрыв.
Я ж усМирял в сТарых, гряЗью укуТавших мысли, грехах
Ресы бАлбесищ Аркающих кУРВ в зеркалах сытых правил.
Агрубь застила глаза и лишь зависть людскую стал видеть я,
Бредил величием, к злату стремился и в славе купался.



16

Бредил величием, к злату стремился и в славе купался
Узник растущей стены из железа и камня презрений.
Лица теряюТСЯ, в хламах УЖ ЗНЕЕТ лишь их привидение.
Гизы клЮют на уТылую сМуту украВшую свет
И мщенЬе разума тЕни крУжится в сБлаживших умах.
Сердце Велит мне Наяна уЗреть в жеРлах мирных деяний и
Шрамы Излуками Истин зА рунами Ереси вскрылись мне.
И зеркалаМи я реЗал мир гРёз, где сеДые страницы
Все выставлЯЕМ на суд жИзни в алчУщих славы сердцах .
Асытью зависти к судьбам великих стремилась душа.
Я не нашёл в них себя, а лишь видел чужие желания.

17

Я не нашёл в них себя, а лишь видел чужие желания.
Светлые чувства угасли, оставив в душе только злобу.
А за иконАМИ СВЕТА тень БЛАЗНОв ведущих к закату
Кинули сКлыками гаЛманы, Ядом киВоты насытив;
Аггел гуЛяет в скуделЬне болЬных ниВ, кося мглою вечность...
Мысли гОнял сединоЮ я в лоЖе УДАЧи обманщицы
И стал исКать уже не ТишинЫ на засеянных нивах,
Каждую Сволочь из аСыти сЛавы своей ублажая,
Лжицу хОлодную, клЯтвой оБлитую я стал искать.
Аспид желаний моих дна иллюзии славы достиг.
Не было там ничего, только злоба, деньги и тени.


18

Не было там ничего, только злоба, деньги и тени...
Адали падшего ангела тень на иконы легла.
До тупиКА В ВЕЧных лужах нЕДУгоцелителных пьянок
Едмою Иго на кухНи в залиВшее око Тащил я.
Енным Наивным лОвцам зНика иноков долго внимая,
ВзложиТ ИуДАМ печаль Океана великие тайны
И мои мУзы утонут на полКах в забытых эпохах.
За этой Пабидой вновь над Иолом подЛиз и шутов
Аггел вИяет ехидной в тени диИКИх гонок.
Длинный путь вяжет шагами закаты и мифы о вечном.
Ангел покоя, возьми мою душу из ада познаний.



19

Ангел покоя, возьми мою душу из ада познаний.
Юную душу под белою кожей душил я желаньями.
Квелили грЕХОвидения, да УВЯЗАЛИ в моём эго...
Лязгом Рагоз в голоВе зазвучал Вырей идолов фальши,
Облик Героев времён размывая Капризом эпохи.
Верой Изгоев заполнили флаги Разрозненных войнами,
Шмаки Гербами клеймя для залОжников денежных блох.
Алую жгОду возилА мораль по Вакутам обнаков,
Балуя ночи пРОДажного жезла Изнанкою мира.
Агрубью мелких обид и унынием я,набив шишки,
Шёл, продавая здоровье и в пепле начал видел небо.

20

Шёл, продавая здоровье и в пепле начал видел небо
Новый век сонных иллюзий и золота лёгкого хлеба.
И шлИ ГЫРЧЕИ безликих Сердец Схизмой сея раздоры,
Где я разодРанным воплем Цивер Рою ямы позора.
Долгие годЫ искал я в запоЕ следЫ зазеркалий,
Ересью выЧадков греясь на ПИре Высоких моралей.
Навидью бАчег религий наполнилАсь песня зоила,
Аредским Лязгом неся болЬ в изЛившихся кровью чернилах.
Взоры понИкших сердец в СИрых агнецах пламя зажгли,
Серого неба венец с кровью солнца смешав в шизогонии.
Ёкало сердце безликого «я» на цепях беззакония.

21

Ёкало сердце безликого «я» на цепях беззакония,
Рача мир сделать светлее и в нём справедливость найти.
Но воля Варвы Стихами порОК ОЗАборила в книгах,
Истины Терен лЕзготою раШа аХахе сКлоняя.
Кровью Едема оБлитые стЕни кРивых Отражений
Армию тлеНИЯ ночи канаЛЬей АрбАНным встречали.
Обледеневший Твет жизни под Наровом серых одежд
СтелитсЯ знаниЕм горести в дрЯхлых слепых отражениях.
Крик цвета ЯРости влился багрЯным закатом во тьму,
А в клетках старых соблазнов под тяжестью нового быта
Лица под яркими масками скрыли разбитые души.




22

Лица под яркими масками скрыли разбитые души,
Яньками став в бесконечной погоне за собственным счастьем.
Заном отлУПа Ко ВЗдорам уПавший огУданный разум
Гаится Тщиво, ЗапретЫ под стЕнами Зависти руша.
Открик НемирА в кроВавом басСейНе туманом раздавшись,
Мары о знИКе КоЛАнцами в бреНИе ереси втаптывал.
Нево я что-то зАбыл, глядя в грЯзь сКользкой тени зеркал?
Если б узнал в Той грязи все иМпеты Ослепшего эго,
Были б другие Уроки для прИшлого из Вечной тьмы?
Еже найти пути к свету, скрывался под серой одеждой, но
Свет отрезвляющей истины в слове толпы растворился.

23

Свет отрезвляющей истины в слове толпы растворился,
Отблеском красной звезды освещая дорогу домой.
Крик мИра сгинУл в бесплотНом фанТоме глубин зазеркалья,
Ружи паСкуд в Замке блазна ОранжевОй мглы отражая.
Ужасы в сТодЕ растления веЧности сеЛьзею стелятся,
Шоблу испОРченной крови пЬянчуг заПустив в поле роз.
Игры, где Я оКровавленным Южиком сЫтого быта
Лускал сЛова нАстроений у БЛУЗНИКОв прошлого века,
ПаргалИ семя взЛыганий во чрево уснуВшего разума.
И, просыпаясь от крика разбитого зеркала, слышал, как
Руят собаки слепого закона в взбесившейся темени.

24

Руят собаки слепого закона в взбесившейся темени.
Аводь из пасти слюною невежества в землю стекает.
Будки Из серых Осколков Стены Эгоизма стоят,
Адали Бавы из сКвары на Тени от Грязного быта.
ВторглИсь в огрОмную кнИгу истОрии шавки безродные,
Сглася Летящей Вбеле атву РАЯ, Творя беспредел.
Крики Из празднЫх голов поглупЕвших от собственный знаний,
Ледь в ОТРАЖЕНИи сущности шНи превратились в оружие,
Облаком пыльноЙ иллюзии лезут И падают пеплом
К мокрой от слёз и сухой от бессмысленных гонок земле,
Едкой слюной эгоизма забрызгав святые останки.




25

Едкой слюной эгоизма забрызгав святые останки,
Лижут людские пороки старательно задницу славы и
Образ АлырстВа растёт на Утуге Рацеей Комфорта,
Пекло Набид оЗлащая для ЗноровА дна яРой местью.
О, я стАрался Летать, а в кРивых ЗеркалАх за комфортом
Видел я ДНО Естества, гдЕ под лУнами Свет истин скрылся.
И стал искать Тогда зеркаЛо, где Может Утро быть утром, но
Сыпались в гнЕве на дно МИРОЗДАНИЯ камни суждений, а
Лукас во мне рВал когтями кровавые флаги утопий,
Едму зеркал рассекая познанием боли заката, где
Долго на дне я искал отражение собственных мыслей.


26

Долго на дне я искал отражение собственных мыслей,
Огонь слов мудрых пытаясь из книги веков откопать.
Разум оБсеял иКрою Солёных Слёз беЗдны сВобод,
Орды сЛов браНных Толкая с Трибун В тень Осколков зеркал.
Где же Искать Енту сАмую слАсть грЁз, что Знает путь к вечному
И, полоЖив каМень Ляких беД в лоно Забот, Гресть к рассветам?..
Видел сЕдую лУну нАд простОрами еДмы плЕтей тогда.
Да, моя ИСТА МИРОВ озарит И В МОЛЧАНИи слов мудрых,
А пепел лун с головы одиночества к небу взлетИт.
Лица, что видел в осколках зеркал, станут мудростью в книгах,
Иклы пороков вонзая в столетия вечных гробов.


27

Иклы пороков вонзая в столетия вечных гробов,
Звягали псы старых звычаев в кухонных будках застолий
Песней ГероеВ посЛеднего дНя, что расписан был кровью.
Если стОлетиЕ стрОчками в Аспидских шутках утонет
После гРозы, Что сЖигала в Пабирках людей веру в светлое
Лывой ЯрыжНых сЕдин, я мИр В ОКнах зеркал изменю.
А на пуТи к мОей сМерти по Рекам дУшевных рассветов
Сразу я В ЭДМЕ ВЕКОв обсАваню сВою пустоту лучше,
Нежели чёрное знамя В глазаХ У ПАнтуев сверкнёт...
Образы нашего грешного мира в знамёна впечатаны
Варварством совести нашей — избитою стадом душою.


28

Варварством совести нашей — избитою стадом душою
Езеро знаний во власти красивых иллюзий иссушено.
Часто Познание бредом оТравленой Плоти полнеет,
Но стрАхи детства меня тЯнут чаще От знаний ко дну.
ОтхонУ старого зеркала зНамя слов сКётся в петлю,
Еже диТя ОГОлченного вЕка ИМАл Разумение.
Страх Из стекЛа создал соТни язв ТрУпами воспоминаний,
Лавой На греШное знамя Свиней ЕрГочизмом* стекая.
О, грелА ПРОзою дна менЯ сТЕНи Убогая бездна.
Видел в ней бога с рогами и чёртиков видел до чёртиков.
О, если б токмо на миг я увидел своё отражение!

* Ергочизм (авт.) - Производное слово от "эрготизм"(см. Большой Медицинский Словарь) и "ергочить"(см. толковый словарь живаго великорусскаго языка В. И. Даля).

29

О, если б токмо на миг я увидел своё отражение,
Блеск идеала с псише любований сошёл б окончательно.
Оже и сВет уже слОнцем в СЕДом отраженьи слепил меня.
Где же Пороки своБод я увижУ ослепнув от блеска,
Если и Ложь ещё сМеет с гниЮщих трибун лезть в сознание,
Сея стрЕкАЛА в нАвозе из леСти ВОНяющей пошлости?
О просТоте заКалёНного дна Мшелью Аспида знаний
Тифус Аюкла РазнОсит по свЕту всю Мерзость с трибун,
КастнаЯ В ЗЕлени Взгод смеРТЬ ТУманом осела на зеркале..,
А я хотел лишь на миг очутиться, где нет этой гадости.
Лишь только миг, что бы выйти за грань понимания сущности!

30

Лишь только миг, что бы выйти за грань понимания сущности.
Образы истины светлой, надеюсь, открыть я успею.
Нет путИ НА небеса чрез прОВИСший живот искушений, -
Оминзры в Соплях своих Плыли к бЛазнам пороков уже.
Лишь один Путь мне дарован в исторИи пьяных иллюзий -
Жить ярко И сИНЕй птицею все ДНИ Восходы встречать.
Если есть хРамы в Молитве уставшегО старого сердца, то
Нёжид из рАн на анЕве крИчащих исТорий исчезнет.
А где в поЛЯХ ВРанов к бойНЕ МЕж братьями ирод готовит,
Утром я вижу не росы, а слёзы разбитой свободы...
Клетка захлопнулась в мире зеркал искажением истин.
31

Клетка захлопнулась в мире зеркал искажением истин,
Ордами ряс окружённая в жёлтой от серости тьме.
Распри сЕДЫХ тунеядцев С шалавОЙ-законом резвясь,
Мясом Свобод Грязных вШей в Клетке Совести разум кормили, а
Я не могу есть пОмои из мИсОк и падать Ниц перед подонками...
Щирости НИТЬ Растянул ВоПль мой по стЕпи горизонтом,
Из тесной клеткИ уныния АспИдской злоБой извергнув
Холод Великих Закатов и Едму МолчащЕго мира.
Обапол пОТНОго быдла сТекались АСытные толпы,
Кланяясь собственной глупости, крысам орущим с трибун, а
Общество, - тени извечных гонений, душило невежеством.


32

Общество, - тени извечных гонений, душило невежеством
Тихое мирное существование в тайнах вселенной:
ХаркалА под ноГИ сдавленным лАЕм Система учений,
Олово ПришЛых поХматок в насТойчиВых гнидах бурлило...
Но с прАвдОй чистой Столкнуло Ерыг Естество горизонтов,
А душаМ сДавленным Криком тоЛПы СКалуны пели песни.
Между ЖуЙглотами шИги трибуны ОрАли без удержу
И под нЕверИем в браТство на праХе сМиренных сдыхали.
РайскиЙ покой дНА разлили по Эдме бИкуши пузатые.
Оргией сытого бреда делили они в битом зеркале
Вечность, убив враньём эго в болоте покорных миров.

33

Вечность, убив враньём эго в болоте покорных миров,
Знеет зловеще в груди моей смогом седеющих листьев.
В мире прОСТИлось и сгинУЛО Множество хрупких мгновений...
Езером гРусти Солёной черНеет лЁд злобы бессильной,
Нигвы в Душе Тенью дикИх костРов мои мысли душили.
Истин шУМ - ВоЛка клыК ТЕЛО Теперь рвёт с неистовой силой,
Еже згой пО нЕбу плылО унылое Взвение туч.
Мир уже сГниЛ и весь Путь мой кОроткий к концу подошёл тоже.
Тенью в Эдем Открик Истин послЕдует вместе со мною.
Узником времени встречусь с истоком глубинным нырнув, где мне
Чувство, что вышитый тонкою нитью цветочный ковёр.



МАГИСТРАЛ


1 Чувство, что вышитый тонкою нитью цветочный ковёр,
2 Тёплый и мягкий, где поцелуи легки и чисты;
3 Очень колючий, как роза с шипами,- жжёт тело и душу,
4 Жизненных мук паутину сплетая, - тянется к небу.
5 Я узнавал это чувство во всём, что правило миром...
6 Силой старалась мораль мрака волю свою навязать,
7 Лишь бы дорога моя паутиною лжи обрастала,
8 Если в душе, вдруг, покой воцарялся и легче дышать стало...
9 Помню, как в детстве любая проблема решалась ремнём,
10 Еже мужское начало окрепло в подобных уроках.
11 Цель-то одна: превращать мою сущность в дешёвое мясо.

1 Ночью и днём, разбиваясь о стены познания, вижу я
2 Образы нашего быта рисуются тенью разврата,
3 Скрывшего двери рассветов за сытою правдой жестокости.
4 Есть и другие пути к свету,- я в зеркалах стал искать их.
5 Бредил величием, к злату стремился и в славе купался.
6 Я не нашёл в них себя, а лишь видел чужие желания.
7 Не было там ничего, только злоба, деньги и тени...
8 Ангел покоя, возьми мою душу из ада познаний!
9 Шёл, продавая здоровье и в пепле начал видел небо.
10 Ёкало сердце безликого «я» на цепях беззакония,
11 Ласом ошибок себя разбивая на сотни осколков.

1 Свет отрезвляющей истины в слове толпы растворился.
2 Руяли псы на слепые законы в взбесившейся темени,
3 Едкой слюной эгоизма забрызгав останки святого...
4 Долго на дне я искал отражение собственных мыслей,
5 Иклы пороков вонзая в столетия вечных гробов
6 Варварством совести нашей — избитою стадом душою.
7 О, если б токмо на миг я увидел своё отражение!
8 Лишь только миг, что бы выйти за грань понимания сущности!..
9 Клетка захлопнулась в мире зеркал искажением истин...
10 Общество, - тени извечных гонений, душило невежеством
11 Вечность, убив ложью эго в болоте покорных миров.

ЧТО Ж, Я СЛЕПЕЦ, НО СЕБЯ НАШЁЛ СРЕДИ ВОЛКОВ.

Где дни для роз плели узоры
И чистые истоки землю опьяняли,
Природа жизнь малышке подарила,
А ночи грёз её на радугах качали
И океаны знания и истин
Стихами зеркала питали.

И павною малыш уже
Во тьму,- по лжи скользя,
К познанию миров и истин
Сквозь призрак знаний бытия.
И мыслью живой своих отцов
За тайнами дорог идти готов.

Он ступает под музыку ночи
К новому, страхом гонимый,
Горькие страсти отведав,
Тайною исты томимый.
А душа стаю воронов
Погнала во все стороны.

Греется хмель в покуте,
За кружкою новой тянется,
Но уже льёт в негу горести
мелодии пьяницы.
Паутина совести
Из игнища тянется.

В приторе танцуют
Останки чужих отражений,
Утопая в залывьях зеркал;
Агрубью души покрыты,
Где едма исты разлита
И рует в рузах шакал.


Тени змеями вьются
И разум уж знеет в бреду;
Осколками света льются
Блыжья блазнов в чаду.
И путника в вечном аду
Лики икон ведут.

А дороги грехов
Увязали в крови
И гырчеи рычали,
Срывались с цепи,
В тени себя теряя,
Кошель закона охраняя.

Путник к закату взывал
Песнями узников
И стояли у зеркал
Ночью толпы блузников.
И били оковы отражений,
Стирая эго тени.

И на дно взлетев,
Узрел разум красу мироздания,
Ближе к нему стала иста миров.
Стадо звёзд во зге и в молчании
Горят вечно ложем в эдме веков
На пирах у павуков.

Паутина прошлого
Тянется тенетами по кругу,
Вплетая в зеркала обманов
Седую смерть туманов.
И на спиралях времени
Повисли дни во темени.

Нить седых горизонтов
Сшивает покой с небесами,
А памжей долгих скитаний
Сплетает эхо с веками.
Эго в мудрости истлело
И покинуло мёртвое тело.


Что же узреют
Теряющие эго
Оком тени меж
Жалящих себя
Язвами из ряс
Сознания сил?
Лики в болоте
Ереси, да кляп
Пепла в жерле
Едема, дворец
Царя, где трон
Надежд давно
От ядов порос
Слепотою, где
Ергается раб
Булги, сшивая
Ясаками клан
Надеев из ада;
Аюклов шабаш;
Шни, где на всё
Ёрника оскал
Лязгом небес
Сокрушил пир
Раба в склоке
Елопов и след
Дороги в дали
Из пепла снов
Вечное слово
О боге соткал;
Лоно лженаук
Кормящих око
Отхона миров
ВЗвением туч?







Читатели (245) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи