ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

ИТОГИ КОНКУРСА, ПОСВЯЩЁННОГО 70-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

Автор:
Жанр:
Уважаемые авторы! Дорогие друзья! Завершился конкурс стихотворений, посвящённый 70-летию Великой Победы. Позвольте поздравить всех вас с праздником и огласить результаты.
Для участия в конкурсе было принято 129 поэтических произведений авторов из России, Израиля, Украины, Белоруссии, Германии, Казахстана, США, Канады и других стран. Победители определялись по двум номинациям:
-по решению жюри;
-в соответствии с голосованием читателей.

Жюри распределило места следующим образом:

1 МЕСТО - ЛЮ (КОНКУРСНАЯ РАБОТА 121) И ГАЛИНА БЕСПАЛОВА (КОНКУРСНАЯ РАБОТА 84).

2 МЕСТО - АЙК ЛАЛУНЦ (КОНКУРСНАЯ РАБОТА 1), МОЛЧАНОВ ВИТАЛИЙ МИТРОФАНОВИЧ (КОНКУРСНАЯ РАБОТА 54), МИХАИЛ СОРОКИН (КОНКУРСНАЯ РАБОТА 113).


Теперь пришло время назвать победителей в борьбе за приз читательских симпатий. В данной номинации сразу три работы набрали наибольшее количество голосов - их мы и назвали победителями.

МИХАИЛ СОРОКИН (КОНКУРСНАЯ РАБОТА 112)
LITCON (КОНКУРСНАЯ РАБОТА 40)
ВЛАДИМИР СЕЛЕЦКИЙ (КОНКУРСНАЯ РАБОТА 36).

Мы поздравляем победителей, благодарим читателей и всех участников. Позвольте предложить вашему вниманию лучшие стихотворения конкурса.

1-ое место по версии жюри

ЛЮ

Баллада о чужом сыне


Колосок под щекой… щекочется…
Боль горячая, отпусти…
Мама, как умирать не хочется…
Только я не вернусь… Прости…

…Отдаляются взрывы и стоны…
Гаснет бой… Наконец, тишина…
Он споткнулся… упал , и не понял,
Что отныне война не слышна…
Переломаны крылья в полёте,
И кровавый овал на спине…
Невзлетевший Икар мой, ну кто ты –
Тот, в моём неприкаянном сне?

Ты в веках заблудился, скитаясь
Средь чужих недосмотренных снов…
Я не мама твоя… Я не знаю
Ни войны, ни атак, ни боёв;
Где-то там, среди пуль и воронок –
Мой отец – как и ты – молодой…
Что ж ты снишься мне? Чей ты ребёнок?
Для кого ты остался бедой?

Колосок под щекой… щекочется…
Боль горячая, отпусти……
Мама, как умирать не хочется…
Только я не вернусь… Прости…

Далеко той войны отголоски –
Фильмы…книги… тревога и страх…
Но тоскуют и плачут берёзки
На погостах - и где-то в полях…
И зачем-то дана эта кара -
Боль и память далёких боёв…
Не взлетевшего к солнцу Икара
Принимаю в объятия снов…

Колосок под щекой… щекочется…
Боль горячая, отпусти……
Мама, как... умирать... не хочется…
Только я... не вернусь…

Ты прости меня, мальчик далёкий,
Что не я ожидала тебя,
Материнские тёплые строки
Посылая на фронт…
И любя
Треугольный… последний… листочек…
И молясь – наяву и во сне……
Как болит моё сердце, СЫНОЧЕК,
В странных снах, что являются мне…



1-ое место по версии жюри

ГАЛИНА БЕСПАЛОВА

Он жил один...

Он жил один. Был тощ и нездоров,
надсадно кашлял дымом самокрутки,
но на деревне, в сотни две дворов,
был первый балагур и прибаутник.
И с нами, "конопатыми", шутил.
Меня забавно называл пацанкой,
а если выпадало по пути –
подсаживал верхом на Атаманку.
И с высоты пастушьего седла
смотрела я, счастливая малявка,
как покататься очередь росла –
бежали рядом Колька, Мишка, Славка...
Он был один у нас – наш общий дед –
у сельской ребятни шестидесятых,
чьи деды из военных давних лет
смотрели с рамок под божницей в хатах.
Свистульки вырезал нам из ольхи,
сбивал ходули каждому по росту,
воробушка, что выпал со стрехи,
он возвращал в гнездо – легко и просто.
Запомнилась шершавая ладонь –
он гладил нас по встрёпанным макушкам,
и тяжкий вздох, как приглушённый стон:
"Бездедовщина... Эх, едрит на мушку!"
Но раз в году, когда фронтовики
победным майским днём при всём параде
шли в сельский клуб, сидел он у реки,
потом надолго запирался в хате.
Все знали: на войне он был в плену,
а после "искупал вину" в ГУЛаге.
Вернулся – не застал в живых жену,
лишь дом пустой тулился у оврага.
И умер он в одну из годовщин
им так и не заслуженной Победы.
Не дотянул всего лишь год один
до весточки, мотавшейся по следу,
что орден боевой ещё с войны
Героя поджидал в архивах где-то.
И нет ничьей, как водится, вины...
и человека...
Человека – нету.



2-ое место по версии жюри

АЙК ЛАЛУНЦ


ЛЕНИНГРАДЕЦ

Я сижу на крыше вместе с кошкой,
Это нынче боевой наш пост.
Я привык и даже при бомбёжке
Я хожу по крыше в полный рост.

Мы фугаски сбрасываем с крыши,
Или же песком их поскорей.
Холодно до жути, ветер рыщет,
Пробирает прямо до костей.

Нынче я услышал мельком, вкратце,
Что в цехах людей наперечёт.
Мне вчера исполнилось тринадцать,
Может быть, и примут на завод.

Мама и отец на фронте с лета.
Где-то у родни в тылу сестра.
Бабушка слегла от диабета
И однажды ночью умерла.

Я делю паёк свой с кошкой Лёлей,
Весь до крошки, без остатка весь.
Уходя, беру её с собою,
Или прячу в подпол – могут съесть.

А вчера мы с кошкой, Петькой, Глебом
Съели пАйки на три дня вперёд.
Мне б сегодня хоть граммульку хлеба…
А ведь завтра будет Новый год…

Нам война закручивает гайки,
Переполнен напрочь местный морг.
О делах на фронте без утайки
Сообщает школьный наш комсорг.

Я давно, вообще-то, в школе не был.
Мы сидим на крыше день-деньской,
И когда летят фугаски с неба,
Мы песком их сразу и землёй.

Каждый день бомбят Дорогу жизни,
Сволочи, исчадья сатаны.
Но твердят друзья мне: «Ты не кисни,
Всё равно дотянем до весны.

А весною мы посадим редьку
И картошку прямо под окном…»
Но сегодня друг мой лучший Петька
Был убит осколочным дождём…

Мне недавно старший по подъезду,
Объявил, что отсылают в тыл
Всех сирот, и чтоб перед отъездом,
Метрику я взять не позабыл.

В тыл нельзя мне, потому что кошка
Без меня здесь точно пропадёт.
Мне б сегодня хлебушка немножко –
Завтра я устроюсь на завод.


2-ое место по версии жюри

МОЛЧАНОВ ВИТАЛИЙ МИТРОФАНОВИЧ

Доктор Йозеф

- Доктор Йозеф, залейте, пожалуйста, солнце…
Солнце черное, злое в глаза мои бьется,
Спрыгнув с кончика Вашей блестящей иглы.
Вы сказали: «Укол – и ты станешь арийцем,
Называть тебя будут по-новому – Фрицем,
Ты уедешь отсюда, из лагерной мглы,
В чудный город, как в сказке, где небо в алмазах,
И детишки упитанны, голубоглазы -
В мир, где море, и люди не знают войны...»
В правом... В левом... - Поймайте страданье пинцетом,
За буйки его, прочь... Этот город - не гетто?
В этом городе – МАМА? Мы встретимся с ней?..
«Пляж» бетонный: бордюры, решетки, бараки.
В детской, мертвой ладошке – обрывок бумаги,
Фантик, - Менгеле добрый, он дал шоколад.
«Морфология рас» - жертва новой науки
Будет брошена в печь...
- Фройлен, вымойте руки,
Картотеку сюда – мне в Берлин на доклад!
За окошком фонарь тихо плачет в тумане,
Тени немо застыли, как йоги в нирване -
С именами листок: кто еще, кто уже...
.........................................
Доктор Йозеф успеет сбежать, затаиться,
Но утонет на пляже в бразильской водице.
Слезы жертв вечно пить его страшной душе...


2-ое место по версии жюри

МИХАИЛ СОРОКИН

Блокада.

На окраинах где-то звучит канонада.
Двор похожий на узкую яму колодца.
В стенах, эхо подстреленной птицею бьётся,
Повторяя тревожно: «Блокада, блокада»…
Город славный, красивый - войною загублен.
Под горою тряпья, на кровати железной,
Тень ребёнка – девчушки почти бестелесной.
Стул последний, ещё на дрова не изрублен,
Сиротливо стоит, прислонившись к кровати.
А на стуле – помятая старая кружка,
Рядом с кружкою – чёрствая хлеба краюшка.
Дотянуться, наверное, сил уж не хватит.
Смотрит девочка вдаль сквозь промёрзшие стены.
Где-то там её папа с фашистами бьётся.
Он их всех победит, он с победой вернётся
И с подарком для дочки, для девочки Лены.
Ветер носит по городу страшные слухи:
Папу осенью немцы в плену расстреляли.
Только Лене о том ничего не сказали.
Дотянуться б рукою до чёрной краюхи.
Жалко нету бабуси: она заболела,
Мама утром на санки её положила,
Мама молча в больницу её потащила.
Жалко нету бабуси - она бы согрела.
Ничего, ничего, скоро мама вернётся
И расскажет, что бабушке легче в больнице.
Над домами – железные чёрные птицы,
Вой сирены с простуженным ветром сольётся...
В драной шубке, в поношенной шапке-ушанке,
Труп холодный по городу женщина тянет.
Кроме Лены, она никого не обманет,
Не один точно также тащил в город санки.
Не вернётся бабуля домой из больницы.
Лене скажут, когда-нибудь, правду, конечно.
Разбегаются люди в тревоге, поспешно –
Распластались над улицей страшные птицы.
Вой сирены под взрывами бомб захлебнётся...
В драной шубке, в поношенной шапке-ушанке,
На коленях в снегу, опираясь на санки,
Истерически женщина в небо смеётся...
Смолкнут взрывы и гул, птицы прочь унесутся.
Люди выползут в мёрзлые улиц тоннели
И,в изъеденной взрывами мертвенной бели,
Молчаливо, зловеще в кружок соберутся.
Кто-то скажет: «Гляди-ка, как будто уснула.
Вон, чему-то во сне улыбается даже».
Шапка наземь скатилась и к страшной поклаже
Бездыханная женщина нежно прильнула.
Словно спит: улыбается в ворот шубейки,
Будто что-то хорошее вправду ей снится.
Русый волос с сединкой по снегу струится...
Лишь под прядью засохли кровавые змейки...
На окраинах смолкла давно канонада.
В старом доме старушка всё смотрит сквозь стены.
В ней лишь память от выжившей девочки Лены.
Память бьётся в висках страшным словом – блокада.



1-ое место по версии читателей

МИХАИЛ СОРОКИН

Монолог победителя

"Что-то с памятью моей стало,
Всё, что было не со мной, помню"... ( Р. Рождественский.)



Да, у войны - лицо не женское.
Но на плечах несла меня
Простая баба деревенская,
По самой линии огня,
В той деревеньке на Смоленщине,
Где обстреляли «фрицы» нас.
Да, благодарность русской женщине
Я после прохрипел не раз,
Когда израненный, контуженный
Валялся в матерном бреду,
А голос медсестры, простуженный,
Шептал: «Да, миленький, иду».
Она смотрела строго вроде, но
Вздыхала и прощала мат.
Она была тогда мне Родиной.
Я до сих пор - её солдат,
Её и той, что за станиною
Жевала свой блокадный хлеб.
Как звали то её? Полиною?
А может Ниною?.. Семь неб
Теперь ей вечно: к солнцу горлицей
Она взлетела. Двадцать три
В тот год могло бы ей исполниться.
В кровавых отблесках зари,
Когда Берлин в руинах плавился,
Предчувствуя конец войны,
Я знал, что я — навек прославился,
Как доблестный солдат страны.
Я в землю врос, стоял и выстоял,
Я в рукопашную ходил.
Я каждый день войны той выстрадал
И, наконец-то, победил.
И у побед лицо не женское,
Но, все ж, медалями звеня,
Я помню: баба деревенская
Из смерти вынесла меня.


1-ое место по версии читателей

LITCON

Вот он идет – больной и старый,
почти слепой – Герой войны,
Планету спасший от кошмара.
Теперь он – пасынок страны.

А в покоренной им державе,
забывший боль тех давних дат,
живет безбедно, может, в славе,
фашистской армии солдат.

И по бессмысленной орбите,
идет, судьбы изведав плеть,
стране не нужный Победитель -
старик, забывший умереть.


1-ое место по версии читателей

ВЛАДИМИР СЕЛЕЦКИЙ


Не верьте

Не верьте тем, кто умно говорит
О той войне по книгам узнавая,
Не верьте, что железо не горит -
Оно пылает, танками сгорая.

Не верьте тем, кто мудро говорит,
Что Ад бывает только на том свете,
И эту правду дед мой подтвердит,
Когда-то он воочью видел это.

Не верьте, что секунда это миг,
Она порой длиною в бесконечность,
Когда ты тайну гибели постиг,
Но не ушёл ещё в пустую вечность.

Не верьте мне, что скрытый темнотой,
Погибший дед мой - под землёй. Не верьте.
Он в обелиске до сих пор живой
И выше всех, назло презренной смерти.




Читатели (1501) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи