ОБЩЕЛИТ.РУ - СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

"ЛИБЕРАЛ"

Автор:
Жанр:

РОМАН В СТИХАХ.
-----------------

К столетию Февральской революции 1917 года.
-----------------


ГЛАВНЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ФРАНСУА ВОЛЬТЕР - философ и просветитель,
беспощадный враг клерикализма, масон. На основе
его учений в России зародилось движение под
названием Вольтерьянство.
НИКОЛАЙ ВТОРОЙ - казнён революционным народом.
ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ - присоединила к России Крым и
Польшу.
ФРИДРИХ ВТОРОЙ - король Пруссии, кумир немецкого
национал-социализма и неонацизма.
СТАНИСЛАВ АВГУСТ - отрёкся от польской короны в
пользу Екатерины Второй, загадочно умер в
Мраморном дворце Петербурга.
СЕЛИМ ТРЕТЬИЙ ГИРЕЙ - отважный крымский хан,
проиграл все свои важные сражения русским.
ГРИГОРИЙ ОРЛОВ - светлейший князь, фаворит
Екатерины Второй.
КНЯГИНЯ ДАШКОВА - подруга Екатерины Второй,
образованнейшая женщина своего времени.
ГОЛУБЧИК - Степан Иванович Шешковский,
заведовал тайной канцелярией, умел наводить страх,
сам любил пытать.
ПРИЗРАК БАШНИ - генуэзский консул Эмирио Мондини,
по словам очевидцев им руководил сам Христос.
РОБЕРТ ВИРЕН - русский адмирал, заколот штыками
революционных матросов.
ДОМЬОН - известен как Робер-Франсуа Дамьен, слуга и
плебей, совершивший неудачное покушение на Людовика
Пятнадцатого, короля Франции, четвертован.
МАЙОР - начальник арсенала Кафы, будущий участник
Великой Французской революции, закончил жизнь на
гильотине.
ИВАН КУПАЛОВ - унтер-офицер второй русской армии
под командованием генерал- аншефа В.М.Долгорукова,
публично обезглавлен иноверцами.
КУПЕЦ МОРОЗ - прототип всех крупных
промышленников инвестировавших в революцию.
----------------


Отпечатки Тарот Оксаны Зайцевой.
-------------------------

пролог "На Дно"

1917 год
--------------------------

Андреевский флаг

VFL.RU - ваш фотохостинг


Семнадцатый. Начало марта.
Фитиль кровавого азарта
Затлел, а порохом - Кронштадт.
С крестом Андреевским штандарт

С флагштока сорван под порыв.
Матросский путч похож на взрыв,
Кипит вонючею смолой,
Всё поглощая с головой.

Пред волей Божией смирен
Контр-адмирал Роберт Вирен:
«За Веру, Честь и за Царя!» -
Идёт, судьбу благодаря,

Удары сыпятся, как град.
И рухнул ниц седой солдат.
Над бесноватою толпой
Презрел удел судьбы мирской.

- Раздеть и за ноги волочь!
Костры буравят взглядом ночь.
На разводной замерзший плац.
И здесь штыками разом - клац!

Но тут над мачтами завыло,
А флаг рукою подхватило,
Подняло сброшенный штандарт.
Ответил штормом ранний март

За казнь героя Порт-Артура!
И потянуло стыло, смуро -
Гиперборейский исполин
От неба встал, как Господин.

Обрушился и наскочил,
А, разметавши, поспешил
За Лисий Нос. Вновь по губе.
Уже гудит в печной трубе.

А стяг трепещет на плечах.
Вдогонку смерть. В России страх!
Васильевский, туда, а там..
Тенями, схожими скотам,

Крушат и жгут. И Он их смёл!
И по Фонтанке вдоль помёл
По крышам, вверх. Здесь пулемёты
Устали ждать своей работы.

Вниз, по Шпалерной до суда.
Здесь пепелище, здесь беда.
Ликует пьяный хоровод -
С Литовского исходит сброд.

Восстало скопище из Ада.
Через Литейный баррикада.
Загромыхал, посыпал бочки
И льдинок острые кусочки

Помял. Его не зацепить.
И, продолжая низко выть,
С разгона двинул наступать
Свою невидимую рать.

У баррикад глаза горят.
И гноем плюнул серый ряд.
- Я бомбер! - Кинулся фанат,
Обвешан связками гранат,

В безумьи Бурю пересечь!
Флаг полетел у Ветра с плеч.
Лишь Богу знать сие дано:
Через разбитое окно

Штандарт на стол потёртый лёг.
Так Ветер Знамя уберёг.

------------------------


Колыбельная императору

Pika 4


Морзянкой строчит телеграф.
Плетётся литерный состав.
В четвертом свита, слуги в третьем.
- Ну почему так тихо едем?

Милейший, пусть прибавят пар.
В восьмом почует Государь..
В седьмом царевич, вслед за дамским.
В десятом устрицы с шампанским.

Вагон девятый - кабинет.
В последнем церковь. Божий Свет.
Качает у икон свечу
Под стук колес: чу-чу, чу-чу.

В Тьмутаракань с названьем Дно.
Так направленье задано.
Ночь. Ненадолго остановка.
Охрана выскочила ловко,

У тамбуров штыками встала.
Луна скользнула и пропала.
Постук, за ним ещё разок.
- Сюды вот бей резчей, дружок.

И слухай, как оно звенить.
То ось цела. Коль дребезжить,
Там стреснула. Тогды менять.
Гляди, балбес, куды тыкать. -

И каждым шагом, разгоняет,
Закончить дело, наставляет.
Обходчик, рядом ученик.
И молоточек: тик да тик…

- Опять не так к буксе подлез.
То императорский экспресс!
За жизнь гляжу в четвёртый раз!
- А слышал, дядька, новый сказ

Про революции умы?
- Спаси, Господь, от сей чумы.
- А зря… От наших знаю тут:
Царя на казнь на Дно везут.

А можно колесо разбить,
Коль с мочи полной залудить?
- Не пробывал, хотя хотел.
- Поднялись массы. Трон просел.

И власти прежней нет на нас.
Давай испробуем сейчас!
И с полной мочи засадили.
Царь вздрогнул, резко разбудили.

Открыл глаза. Один вопрос:
- Ну, что так медлит паровоз?
И тишина. - А кто гремит?
Вдруг Он на Знаменской стоит.

Там гильотину мастерят
Суровых стражников отряд.
- И для кого здесь сей предмет?
Царю тот час кричат ответ:

- Для непослушного народа,
Что жаждет Вашего исхода!
- Не надо. Свой народ люблю.
И Бога за него молю.

Готов престола отказаться.
И жизни тихой предаваться,
В Ливадии цветы растить,
И карпов в заводях кормить.

По шпалам снова мерный звук:
Чук-чук, чук-чук, чук-чук, чук-чук.

Опять стучат. Кругом народ.
И Царь идёт на эшафот.
Палач в просмоленной кожанке,
Звезда на заячьей ушанке:

- Скорее, русские, смотрите!
И спины боле не клоните!
- Знать, исповедь при всех держать, -
Царь на колено смог привстать.

Челом до плахи дотянулся.
На небо глянул и очнулся.
Атлас обил дубовый гроб.
Покрыли капли пота лоб.

А в пальцах скомканный листок:
«Не верь им, Никки! Это Рок!»
Не ожидал, оторопел.
Лист скомкал и скорее съел.

Тут засвистели вразнобой:
- Его Величество - Герой!
Сдержал, отрекся, Волю дал.
Дань конституции воздал!

Царь - Ангел Мира и Добра!
Галдят. Толпой вопят: “Ура!”
Батрак, пропойца и босяк.
Под мерный стук колес: чак-чак.

Чак-чак, чак-чак, ...чак-чак.
- Ну, что же поезд медлит так?

------------------------------


Штыковая

Pika 10


Простёрта Божия десница.
По небу мчится колесница
И четверых несёт на Суд.
А по земле тела везут.

Телега скорбная скрипит.
Солдат в руках с вожжами спит.
Грязь утопила колею.
И кляча тянет по дождю.

Глазами в небо - генерал.
В сраженьях многих побывал.
С окопов вырос в высший чин.
Слуга царю! России сын!

Вся жизнь в строю, и не женился,
Но случай сам к нему явился.
Взял сироту, растил замену,
Готовя для державы смену.

Атака, что решит исход.
Кинжально садит пулемет.
Поднял бойцов для штыковой.
Под злобный шёпот за спиной:

- Навоевались за господ.
Хорош за зря ложить народ.
Домой пора, устроим мир!
В затылок выстрел - дезертир.

Отчизны верный генерал
Последний долг Царю отдал.
За ним в строю солдат-студент,
Потомственный интеллигент.

На фронт прошенье подавал,
Хоть взгляды разные питал.
Считал себя народовольцем,
Но записался добровольцем.

А виновата в том девица.
Ну, надо ж так в неё влюбиться!
Кружки. Свобода. Либерал...
А Кайзер у болот зажал.

Вся демагогия слетела,
Когда в душе захолодело.
И, чтобы умирать не зря,
Пошёл: - За Бога! За Царя!

- В штыки! - Все ринулись за ним.
Поверив. Выжмем! Победим!
Колючка, бруствер впереди.
Он с криком: - Господи, прости!

Заткнул бойницу животом.
И закипело всё кругом.
Вой. Вопли. Стоны. Рукопашка.
В крови у офицера шашка...

Поодаль - бывший половой.
Лишь день прибыл к передовой.
Чуть плутовал, всего пугался.
Да, было дело, раз нарвался:

Майора с дуру обсчитал.
Тот уши чуть не оборвал
За две копеечки всего.
Какая мелочь! Каково?

Стыдливо вспоминать позор.
А на него летит в упор
С винтовкою, наперевес,
Немчина лютый, точно бес!

Такого б ярый испугался.
И в половом страх заметался.
Зажмурился, штыком сразил,
В ответку в сердце получил.

Едва потом их разорвали,
Когда убитых собирали.
Он на телеге за студентом
Накрыт до пояса брезентом.

Последний. Рядовой. Приказчик.
Стелился к важным, плюс рассказчик.
Был по родителям еврей,
Чей дед и прадед брадобрей.

Ослушался отца, поддался.
За славой в войско записался.
Мечту заветную хранил,
На службе проявляя пыл.

Воображая о чинах!
Прибыть в местечко в орденах,
В сиянье унтерских погон.
Пускай завидуют, кто он!

Средь первых строй врага прорвал.
И флаг германский оборвал.
Шальною пулей наповал -
Прошит, когда трубят привал.

И удивление застыло
В губах. Сильней заморосило.
Слезой по лицам побежало.
И Небо обняло, приняло.

Остановилась колесница.
Плеснула в горизонт зарница
Столбом. То Божие Знаменье!
А над телегою Виденье

Коснулось белым и… пропало!
Лошадка вздрогнула, устала.
Возница шапку уронил
И, онемев, стеклом застыл.

Творит рука по телу крест.
Лишь тишина одна окрест.
--------------------------


Добрый Дядя

Pika 3


Гулял махорочный король.
Остался справа “Метрополь”.
Ролс-ройс на Невский повернул.
Цыган про «ночку» затянул.

Кокотка нежно обнимает.
С таким, как Он, Она порхает.
Деньгами жжёт, спешит в разнос,
Сам за рулём - Купец Мороз.

По Лиговке до фонарей,
Что красят в красный цвет дверей,
Свернул, а перед ним - разбой.
Вопит в крови городовой.

Знать, на него-то и напали,
И беспощадно растерзали.
Разрезал голову кистень.
К стене прилипла чья-то тень.

За смертью очередь живая.
И, безысходность принимая,
Покорно тень ждёт свой черёд.
Мороз на полный газ даёт.

Успел до тени. Зашвырнул.
И вновь до пола даванул.
Примолк безудержный шабаш,
Затих веселья эпатаж.

Сюртук побитый, доходяга,
Дрожит, как лист, у ног бедняга,
Целуя с Дамой медальон.
Отсюда ясно, что влюблён.

Глаз, как у лиса. Умный нос
Слегка с горбинкой остро врос.
Но подбородочек надменный,
А в остальном вполне смиренный.

Весь осенило экипаж.
Такой, как он, не наш типаж!
-Знакомы будем. Добрый Дядя. -
И, на спасенного не глядя,

С ухмылкой выронил Мороз.
Ответа ждал хмельной обоз.
- Вольтер. - Едва пролепетал.
- Немчину спас! Ну, так и знал!

- Германец? Нон, же сви француз.
- Ну, каково свободы вкус?
- Вдохнул. То первая искра
Зарделась пламенем костра.

Поднялся смутою народ,
Но время даст и новый всход.
- А, ты, похоже, либерал.
Счастливчик, коль не пострадал!

Мир рухнул! Катимся ко дну.
Нас черти тянут в глубину.
Ну-с, в капернаум... Да, в «Медведь»!
Здесь больше не о чем жалеть.

Не знает счёт Мороз банкнот.
Цыган ушел, срубив на год.
Кокотка выскребла на век.
Такой вот Дядя человек.

Приюты, церкви, меценат.
Наш Добрый Дядя - Демократ.
В Европе учит сыновей.
И строит школы для детей.

Избран - “Почётный гражданин”.
Наш Добрый Дядя - Властелин.
По стенам бронза, зеркала.
Для Дяди мигом три стола

По центру в ряд соорудили.
А, накрывая, шестерили.
Нет доброте его предела,
Шурша купюра полетела.

Изыска полон бельведер.
Гуляет с Барином Вольтер.
Отдельный справа кабинет.
Там в глубине грустит кадет.

Над ухом сгорбился посол.
Мороз даёт им знак за стол.
И Бьюкенен, и Милюков
Проворно кинулись на зов,

Слюну глотая в вожделенье.
Приехал спонсор! Наслажденье!
- Присядь, вредитель и шпион.
- Британской Королевы трон

Я представляю. Такт имейте.
И оскорблять меня не смейте.
Ведь мы изволим вас учить.
- Так ты ещё дерзнул хамить?

Кто Карлу голову срубил?
Посол от этого остыл.
- А ты, что скажешь, Милюков?
Наобещал и был таков.

Где Дарданеллы, где Босфор?
Али напомнить уговор?
Трон - королю, народу - власть.
И из казны в карман не класть.

- Мы скоро выберем Царя!
- Видать платил тебе за зря.
И опрокинувши глотком,
И закусивши омульком,

Кваском холодным угостясь,
Да в мягком кресле развалясь:
- Поизбивали постовых,
Чинов сгубили и простых…

А как же нам без них прикажешь?
Ты, Милюков, под спудом ляжешь.
Бескровно, тихо обещал.
Поверил! И на том попал...

- То самый важный из шажков.
Он из глубинных родников.
Сметает ветхого барьер. -
Протараторил им Вольтер.

Посол Вольтера поддержал
И пылко долго руку жал.
- А ты ученая башка!
Но на меня тонка кишка.

Люэс - французская зараза.
Все революции - проказа.
Грех заражения от вас.
Грядёт предсмертья тяжкий час!

И залпом водки опрокинул,
И кулаком о скатерть двинул.
Со льда, бегом, ещё бутыль,
Так, под задорную кадриль.

Заставил приглашенных пить:
- За то, чтобы России быть!!!
Чутьем сквозь время прорицая,
Застыл над рюмкою у края:

- Придется здесь со всеми сгинуть.
Отчизну не могу покинуть!
Рубли, как птенчики, кружатся.
Наш Дядя любит утешаться.

Наскучило. Видать пора.
- Вольтер! Заждались номера.
До девок в двадцать пять рублей!
На посошок плеснул халдей.

Мчит. Фары. Пьяный в драбадан.
А над Невой клубит туман.
Костры чадят у мостовой.
Притормозил. Взмахнул рукой.

К себе чумазых подозвал.
- Большевики? И этим дал...
В подарок от щедрот авто.
А на душе опять не то.

Вольтер порядком надоел.
Он с Дядей явно не у дел.
А Барин палит сгоряча,
Снимает шубу со плеча:

- Бери, француз! Тебе подарок.
А дальше, лучше без ремарок..
Коты за окнами орали,
Когда на Крюковом канале

Очнулся барин. Без часов.
Всё раздарил за будь здоров!
В одном исподнем потащился
И на Английском очутился.

К Никольскому направил взгляд.
На том кресты огнём горят.
Тут нищий перед ним - калека,
Слепой с рождения до века:

- Дай денег, милый, помоги.
- А где они… мои рубли?
Не смог. Креститься тут же стал.
С калекой сел и зарыдал

-----------------------



I часть "Милый друг"

1770 год
-------------------------

Тайны Старого Фрица

Pentacl 1


Какая липкая жара.
Задворки! Пруссия! Дыра!
Цикад до звона хор орёт.
Копытом конь лениво бьет.

Ночь. Крик встревоженной совы.
Да душный запах от травы.
Там на уступе, на скале.
Едва виднеется во мгле

Каменьев острых длинный гряд.
Стена, а перед ней солдат.
Ну, наконец-то! Шпорой дал,
За двое суток доскакал.

У рва - с седла. Остановился.
Солдат из темени явился.
- Вольтер, мой милый друг, изволь.
Солдат из темени - Король.

- Вы Сами! Тут!!? Не в Сан-Суси?
- Да! Чтобы думы отвести.
Нарочно создан тот дворец.
Я заманил в него овец.

В нём Фридрих правит для толпы.
Они наивны и тупы…
Лишь здесь могу быть сам-собой.
Взгляни - вот замок родовой.

Я удивлен был и смущен.
Великий Фридрих - это Он.
Под башней с язвами бойниц.
- Зови, как равный, - Старый Фриц.

С тобою будем без чинов.
Он перевел за мост, за ров.
Там факел в руку подобрал
И, подсветив, повлёк на вал

До крепости и в коридор.
Искра затлела. Мушкетер
Приник, прицелился, хлопок!
Дым аж под самый потолок.

И загремела канонада.
Который день уже осада.
Знамена плещут, горн трубит.
Бой за воротами кипит.

Я растерялся, сделал шаг.
Видение сгинуло во мрак,
В пучину бесконечных лет.
Мушкет прижав, белел скелет.

Луною выхвачен оскал.
Тут Старый Фриц меня обнял.
Скользил по галерее свет.
- Скажи мне. Правда, Бога нет?

- Сир, нет Его! Но видеть то,
Избранным разумом дано.
Коль челядь мелкая прознает,
Ножи достанет, покромсает.

Нас спящих слуги станут резать.
Нельзя народу это ведать.
И Женам то излишне знать.
Зачем же космосом пугать?

- Всё верно.- молвил Старый Фриц
Подвалом ветхим, вдоль темниц -
Вглубь. Лестницею винтовой,
Касаясь свода головой.

Ступенями наверх поднялись.
На небе звезды расплескались.
- Где Ваша свита? - Мы одни.
Мерцали млечные огни.

Поближе - знак плащом подал.
- Двух полковых флейтистов взял.
Умеют делать тру-ля-ля
На нижней дудке Короля.

Я молча следом поспешил.
- Тебе довериться решил.
И отпер. Зала без окон.
Рядами банки с трёх сторон.

Дощатый стол, такой же стул.
Мне Фридрих на него кивнул.
Присел, ослушаться не смел,
И то, что в склянках разглядел.

Уродцы в спирт погружены.
Черты стеклом искажены.
- Мой Старый Фриц… Я - поражён!
Над полкой наклонился Он:

- На днях известье поутру
Случайно про мою сестру.
В Руси, которая теперь.
Тут он толкнул за полкой дверь.

И банку с органом достал,
К свече придвинул, подозвал.
- Вот сердце мужа той Особы.
К Ней лично не питаю злобы.

Убийца мне его продал
Я смог постичь - тем доказал!
Не быть гомункулу Царём.
Смотри, Оно стучало в нём.

Принц сердце карлика носил,
И этим подданных бесил.
Примкни к устройству Левенгука.
- У глаза резво вьется штука!

- Антерозоид пред трубой.
Я был благословлён судьбой,
Увидел: сбросил живчик кожу!
В нём страха нет, его умножу.

Под кожей обличился Зверь.
- Я понимаю Вас теперь.
Солдат способны наплодить.
И мир из замка покорить.

- В истории хочу остаться,
Как Справедливый величаться.
Великий - имя заслужил.
Свой Дух в Империю вложил.

Мой Дух разросся, окрепчал.
Я - Трон! Начало от Начал!
Мы фавориты средь других.
Падут державы, сломим их.

Бегом рванулся через залу -
И с черепами к покрывалу.
Отдернул, чёрный гроб открылся,
А Сам на крышку повалился.

- Со мной отец - Король солдат.
Для чужеродных - Супостат.
Родная кровь - судьбы урок!
Он был ко мне всегда жесток.

О юность... Поиски. Мечтал...
Я - бессомненный либерал.
Вкусил свободы аромат
От корня греческих услад

С высоким статным лейтенантом.
Он был красавцем и талантом.
Блондинчик-друг, любовник мой.
За то расстался с головой.

Отец дерзнул двоих казнить.
Но Королей не мог дразнить.
Европы гнева побоялся.
И примирился, отказался.

Кронпринцу это жизнь спасло.
Я не храню к Вильгельму зло.
Когда твои труды читал,
Былую младость вспоминал.

Неси по миру - просвещай.
Или в Россию поезжай.
В страну дикарского соседа.
Подали кофе, шла беседа…

- Шпионы есть и в предостатке,
Ты для меня в ином порядке.
Всех принимает Русский Трон.
Там будешь златом окружен.

Большое сердце у Царицы.
Ты должен в нем душой внедриться,
И пожирать вокруг пространство,
Посеяв жажду Вольтерьянства.

-----------------------------


Королевская охота

13 smert


- Что с Речью Посполитой станет?
Узнать велю Её судьбу.
Чертовка знаком в топи тянет,
Творя губами ворожбу.

Без счета лет, в дугу согнуло,
Беззубый рот, колючий взгляд.
Звезда таинственно мигнула.
Лягушки, квакая, галдят.

- Король Станислав ищет чудо?
Шум крыльев, ворон на клюке.
- Он - вещий, проводник оттуда.
Луна колышется в реке.

- Прочту из-за черты послание.
Дурман накрыл, ожили пни.
- Нагнись и ворону желание
Тихонько на ухо шепни.

Король исполнил. Ворон взвился,
Растаял в воздухе, пропал,
В тяжелых тучах появился
И на плечо к нему упал.

Прокаркал, темечка коснулся
Смолёным взмахнутым крылом.
Владыка Польский встрепенулся.
До горла подобрался ком.

- Остатний Ты. Речь Посполиту -
Разделят Запад и Восток.
Но еж ли Дама будет бита,
То переменится и Рок.

- Проклятие. Она преграда?
- Царицу можно превозвочь.
- А какова тебе награда?
- Сумей безбожника сволочь

В нору на гать, а там... - смеётся.
- А Ворон что в подачу ждёт?
- Он за тобою понесётся,
Что приглянётся, заберёт.


Каретный поезд громыхает.
- Хай! - понукают кучера.
Октябрь листвою полыхает
В закате хладного костра.

По Польше в Питер и к Самаре,
На Волгу земли заселять.
Струна притихла на гитаре.
Дитя укладывает мать.

Коробки, скарб. Скрипят, трясутся.
Эх, столбовой разбитый тракт!
К зиме возможно доберутся.
Возможно... Но совсем не факт.

В купе по люксу пассажиры
До Петербурга по делам.
На них богатые мундиры.
Владелец банка лично сам:

- Призвала Русская Царица.
Считает прибыль, щурит глаз.
Всего один, и тот косится,
А во втором торчит алмаз.

Его попутчик сладко дремлет.
Так это ж я! - миссионер.
Осенний вечер ветром теплит.
Инкогнито - Же сви Вольтер.

Исчезла нега, дрём прервался.
В оконце шторку приподнял.
В карету солнца луч ворвался.
Бриллиант в глазнице засиял.

И подытожив, что умножит,
Банкир качнулся чуть вперед.
- Мой Милый Друг, Вас не тревожит
Лихой народ, а вдруг налёт?

- Тьфу-тьфу! С обозом охранение,
Хотя отряд досадно мал.
Не уповая на везение,
С собой пистолей пару взял.

Вдруг рог ревёт, спешит охота.
- Ату! - под топот, свист и лай.
Пропала сонная зевота.
Я передвинулся на край.

- Мой, Милый Друг, Вы не боитесь?
- А Вы охотник? - Что, Вы, нет.
- Тогда покуда затаитесь.
Банкир примолк, приняв совет.

Камзолы, перья и плюмажи.
Во всю загонщики трещат.
Остановили экипажи.
И стали всех рубить подряд.

От залпа стража первой пала.
Резня, безжалостный разбой.
Жена над мужем зарыдала.
Тут я скомандовал: - За мной!

Пинком с размаха дверцу вышиб.
Теперь до чащи, напролом.
Банкир надсадно в спину дышит,
Хватая жадно воздух ртом.

Палаш, и череп раскроился.
Глаз покатился по траве.
Пистоль по роже разрядился -
В косматой грязной голове.

Второй курок взведён. Прицелил,
Но благородство уловил.
Тут палец дрогнул.., я промедлил…
И рукоятью в лоб схватил.

Тускнеет рыжая природа.
Прохладой стелет пелена.
Слетает ворон с небосвода,
Где леса мрачная стена.

Где на земле багряно-красной
Убитых тел густой завал.
В траве блистает глаз алмазный.
Добычу ворон увидал,

Схватил и тут же ввысь поднялся.
Растаял вечер, тишь да гладь.
Из облак дождик мелкий взялся.
И по листве давай стучать...

--------------------------------


Ценный трофей

5 Uchitel


Студёной дымкой вьюга стелет
Под одинокою луной.
Метель в торосах каруселит
Над замороженной рекой.

И кто я? Как здесь очутился?
Когтистый ветер о гранит.
Дворец из мрамора явился.
Камзол для осени пошит.

Бегом под кров, отогреваться.
Английским чаем отойти.
В ворота принялся стучаться.
Не слышат, глухо, не войти...

Свеча в окошке замерцала
Под цокот, въехавших карет.
Щеколда звякнула, упала.
В проеме показался свет.

- Где Август? - Почивать изволит.
- Час пробил. Тиун пропустил.
Ножом по рёбрам холод колет.
Я тенью следом проскочил.

Меня никто не замечает.
Не отражают зеркала.
Камин уютно полыхает
У кабинетного стола.

До спальни. Двери отворили.
Мужчина в ложе - старших лет,
В сединах. Годы изменили,
В кого я целил пистолет,

Плутая в зарослях дороги.
- Не будем медлить. Приступай.
Дрожат у камергера ноги.
- Что ждёшь? Души Его. Давай.

- Вельможны паны, не сумею…
- Сумеешь, коли хочешь жить.
Решился. Сжал захватом шею,
Подушкой силясь удавить.

И задавил. Затихло тело.
Поднялся бледный камергер.
- Изменник получил за дело, -
С презрением хмыкнул офицер.

- Речь Посполиту растранжирил.
Пёс, неудачный реваншист, -
Второй во гневе дерзко кинул.
Я трясся в ужасе, как лист,

И отшатнулся. Половица
Стон издала под каблуком.
В упор таращится убийца.
Ткнул штору офицер клинком.

- Нет никого. И в ножны шашка.
Считает деньги камергер.
В поту умокшая, рубашка.
Узнал себя - Же сви Вольтер.

Всё вспомнил, вскрикнул и очнулся.
Шёлк, бархат, кожа, вензеля.
И Тот. Ко мне слегка нагнулся:
- Чуть не убили Короля!

- Король!? Почуял превосходство,
Не надавить в пылу курок!
Пальнуть с трёх метров в благородство…?
Сберёг Господь и тем жесток!

Но Вы падёте, Сир, не скрою,
От рук наёмников, убийц.
Так предначертано судьбою.
Не разглядел в видении лиц.

- Так ты, Святоша, - предсказатель…
- Ну что Вы, Сир? Не буду врать.
Коль не царил б в умах Создатель,
То нам б Его пришлось создать.

Тут Он спросил: - Кто есть, мечтатель?
Что случай прямо в лапы дал?
- В пути инкогнито, писатель.
Для Вас Вольтер. - Я чуть привстал.

- Дошла молва - ты знаменитый.
Не всяк властитель так велик.
Сей картой Дама будет битой! -
Король в забвенье впал на миг.

- Мои попутчики и слуги?
- Мертвы. Лишь ты один живой.
Я съежился, и лик старухи
Возник с кровавою косой.

- Ужель причина от страданья?
Король несчастен…? Угадал?
- Охота - шляхтское гулянье!
И Он поник, запричитал:

- Тревожит часто сновиденье
О том, что лепшие друзья
Корону пилят в иступленьи.
И то, как призрак, зрею я.

- Увы, житьё Царей печально…
Вся середина ерунда.
Смешно начало, смерть фатальна.
А старость просто в никуда.

Где батальоны проиграют,
Способен справиться стрелок.
- Такие мысли искушают.
Наступит время, будет срок.

Щажу за ум и за отвагу.
Верней иначе поступить.
Вложить в твои идеи шпагу,
И тем отмщение совершить!

Зашёлся в хохоте Владыка.
Захлопал, гикнул, пир воззвал:
- Подать вина. Звени музыка.
Устрою в честь Вольтера бал.

-------------------------------


Дуэль

Pika 5


Гнедой по сумеркам петляет.
Английский, кровный, на рысях.
Последний лист ноябрь роняет.
Да в лужах утопает шлях.

В подсумках золото. Награда!
Король Станислав проводил:
- Теперь успей до снегопада,
Мой милый друг... Я поспешил.

Пришпорил - пару миль осталось.
До русской межи доскакать.
С гербом карета показалась.
Нужду справляет рядом Знать.

Скакун летит, зубами скалясь.
Как вихрь, мимо проскочил.
Заржал и, словно издеваясь,
Копытом в лыву угодил.

Я, извиняясь за невежу,
В оглядку шляпу приподнял.
Загваздал барину одежу,
Когда тот чуть штаны приснял.

Вот столб кордона показался.
Поручик, рядышком денщик.
От горизонта холод крался.
Скользнул, прощаясь, солнца блик.

Поручик - желторотый малый,
Дымя для важности трубой:
- Я вижу, сударь, Вы - бывалый.
Один в седле. Такой порой!

Начальство в отпуск отправляет.
Решился тут у Вас спросить.
В Париж невеста умоляет.
Что в нём нам стоит посетить?

- С утра ни крошки, утомился.
Совет за ужин. - Пригласил.
Парок над чугунком клубился
И аппетитом щекотил.

- Кастраты модны в опереттах
Средь прочих сумасбродных пьес.
В чулках, подвязках и корсетах
Возбудят женский интерес.

Невесте Вашей приглянутся.
Я по секрету так слыхал:
Любви, как Боги, предаются.
Для Адюльтера - идеал.

Денщик к иконе, закрестился.
Поручик вишней запылал.
В какой глуши я очутился!
Россия - то и ожидал...

- У женщин, как дурман, влеченье.
Бояться дня, им всё кровать,
С закатом только пробужденье.
Я продолжал повествовать.

Вот как-то раз домой явился:
В манжетах, голый, пред женой
Любовник с розою стелился
А та шептала: “ Дорогой.”

И в пене царственно лежала.
Наглец исполнил менуэт.
Она его поцеловала.
- Убили?! - Ах, поручик… Нет!

Свобода! Даже подружился,
Оставив ревность для глупцов.
Поручик нервно разразился:
- Нет! Решено! Мы едем в Псков!

Денщик кивнул согласно с чином,
Мне даже шляпу не подал.
В сенях столкнулся с господином,
И вновь карету увидал.

Сам граф Орлов. Я поклонился.
Он пьян, глазами грозный Зверь.
- Нагнали! Вот ты где! - Взбесился. -
Дуэль немедленно. Теперь!

Я попытался оправдаться:
- Ретивый конь. Не обуздал.
Но он, сгорая жаждой драться,
Непереводно обозвал.

С ним Дама. Маслица подлила.
Потехи ждал шальной дуэт.
Звезда на небе подсветила.
Граф протянул мне пистолет.

- Ну, что вы, сударь? Так не модно.
И развернувшись на носке.
- Коль драться Вам со мной угодно,
У Вашей Спутнице в руке

Блестит рубином с жемчугами
Резьбой расписанная кость.
И, тронув пальчика губами,
Я у Красотки вынул трость

Обескуражилась особа.
Но краем зрения поймал:
За любопытством сникла злоба,
Ей интересен стал финал.

Граф вспыхнул гневом, будто спичка.
Я сделал взмах, и трость свистит.
- Она есть маленькая птичка.
Коль слабо схватишь, улетит.

- На палках? Биться, как холопу?
Ну что ж, получишь! Будь готов!
Покину мерзкую Европу,
Французу всыпав шомполов.

Имею большего размера!
Сильней длинна и ширина. -
Сломил берёзу у барьера.
Я попросил подать вина:

- Большие маленьких съедают.
Так было из покон веков.
И те в отместку их кусают.
А я кусаюсь будь здоров!

Граф выпил водки для запала.
- Вперед любимый! Сильву пле!
Григорий накажи нахала!
Ан гард! По линии! Алле! -

Махнула кружевным платочком.
Граф сделал выпад, заскользил.
Схватил его над бугорочком,
Чтоб в лужу Тот не угодил.

Черт! Сам по глине.Покатились.
Граф навалился, как медведь.
И в яму рытую свалились.
Он тут же сладко стал храпеть.

- Альт! - Дама хлопая вскричала. -
Довольно, остудите пыл.
Ведь Вы Вольтер? Я угадала!?
То я, конечно, подтвердил.

Мой милый друг, Вы так забавны .
Вставайте, вот моя рука.
Со мною будете желанны.
Царицу смех возьмет в бока,

Когда услышит приключенье.
Представлю лично на предмет.
- Опять со мной в пути везенье!
- Вас примет Самый Высший Свет!

В карете веселее вместе
Извольте с нами, милый друг.
Я согласился этой чести.
И тут снежок посыпал вдруг.

--------------------


II часть "Львица и Лис"

1770-1771 год
----------------------

Донос

Pika dama


Почти полудень. Коридоры.
Вдруг что-то сделалось не так.
Затихли в залах разговоры.
В испуге кто-то кинул знак.

Застыли Бабочки в полете,
На полуслове обомлев.
Окаменел барон в зевоте.
За спины шмыгнул Светский Лев!

Неспешна поступь, бант примятый,
Парик касается пупа.
Шрам через лоб слегка горбатый,
От оспы на щеках крупа.

Взгляд хищный и подобострастный.
По старой моде шит камзол.
Почти без рода, но всевластный.
Скользя шагами, мерит пол.

В палату, к Ней , лакей в поклоне:
- Немедля, велено принять.
Величество на польском троне,
Извольте там Её занять.

Проплыл сквозь дверь, встал на колено,
Покорно голову склонил.
В камине треснуло полено,
И взор на ширму уронил.

По шелку вышиты картины.
Сюжет из вышивки восстал.
Восход Великой Катерины.
И кто Её короновал.

Ликует полк, Сама при свите,
Провозглашают на престол.
- Ну, что, голубчик, Вы молчите?
Присядьте, есть за шырмой стол.

- Я Ваша тень, а Вы мой Гений.
И не стараясь угодить,
Всё изливаю без стеснений.
Сберечь, от смуты упредить.

Умею расставлять приманки
Имею страсть до певчих птиц.
Ловлю петлею, на обманки
Клестов еловых и синиц.

В саду посыпал им рябинки.
Тут налетели снегири.
Захлопнул вовремя корзинки,
Дождавшись в холоде зори.

- Поближе к делу. Всех поймали?
- Всего лишь двух, взахлёб свистят!
Мол, из Европы к нам заслали...
Злодея. В клюве тащит яд.

Перехватил его посланье.
Из почты выхватил тайком.
- Ценю, голубчик, за старанье.
Так прочитайте же о том?

- “Мой Сир, вот выдалась минутка,
Вам доложиться о делах
Для просвещенного рассудка
От Хомо, сбросившего страх.

Россия - лень и прозябанье.
Дремучий люд и простота.
Но с Ней обещано свиданье.
Всё остальное суета.

В дороге фарт ко мне явился.
Зажал добычу, стиснул ртом.
Дашкова - Ангел! Задружился,
Но Фавориту стал врагом.

Шикарно снял апартаменты.
Чичерина роскошен дом.
В нём начались аудиенты
Из любопытства, а потом…

Кружок из молодых собрался.
К свободе тянутся умы.
Я к детям Важных подобрался.
Учу любви, влеку из тьмы.

Сквозь тучи промелькнуло солнце.
Декабрь, под сердцем пустота,
Что тут же выглянул в оконце:
У Полицейского моста

Кареты сгрудились. Помеха.
Просыпалась телега дров,
Внезапно вызвав приступ смеха.
Так мне мешает граф Орлов.

Возницу плетью проучили.
В миг отодвинули завал.
Кареты дальше заспешили.
Уж скоро Новогодний бал!

Письмо на этом завершаю.
Европы преподам пример.
Как познакомлюсь, обыграю.
Ну вот и всё. Адьё. Вольтер.”

- Любезный, Я Вам доверяю.
Не стали б петь по пустяку.
Как поступлю, пока не знаю.
- Царица, будьте на чеку.

- Мы просвещенная Держава.
Сечь не позволю без вины.
Открылась в зависи застава.
Она сошла из глубины.

Трон древний, с дыркою в сиденье.
- Трофей с Варшавы привезён,
На нём справляюсь в наслажденье.
На сим закончился приём.

---------------------

Лис

6 vibor


На мне одни лишь панталоны.
Они из легкого виссона
Редчайших земноморских пин,
Добытых с греческих глубин.

В голландской печи треск поленьев.
Но холодок течёт с коленьев.
Окно на дюйм обледенело.
Мурашки покрывают тело.

Стараясь, вертятся портняжки.
С Парижа прибыли близняшки
И учредили ателье.
Проворней нету кутюрье!

Как пики меткие иголки.
Остры, прицельны, точны, колки.
На “поле брани” их следы.
Наперстки - медные щиты.

И нитки всех сортов в катушках -
Не будет недостатка в пушках!
Каре - английские булавки.
Короткий взмах - прихватом стяжки.

Порхает мейстер, словно пташка
- О, Светлый Сударь, вот рубашка.
Дозвольте Вас одеть помочь.
Я тороплю, ведь скоро ночь.

- Заметьте Сир, простейший крой.
Носили именно такой
В Египте древнем Фараоны.
С манжет к плечам цветут бутоны.

На планке драмы апогей:
В гнезде средь лотосных полей,
Птенцов малых вскормить желая,
Грудь мощным клювом раздирая,

Застыл в сарказме пеликан.
Кровь хлещет золотом из ран.
- Надеюсь, сей фрагмент один?
- Не сомневайтесь, господин.

Савойский принц мечтал купить,
Щедрее Вы смогли платить.
Пришел черёд - теперь жилет.
Подобных в целом мире нет.

Оби аля Версаль – кафтан.
В нём моды писк последний дан.
Прилег по талии фасон.
Атласа ярко красный тон.

Рукав короткий в канители.
Застежки жемчугом вспотели.
Петлицы - платиновый шнур.
По швам пять фал, каймой ажур.

Узор растения Лемарка
Короной пышной пышет жарко.
Я утомлен. Позыв зевоты.
Мне подают штаны-килоты

И черные чулки под них.
Воздушный шарф - последний штрих.
Повязан на боку бантом.
Колышет дивным серебром.

Жабо крахмалом заскрипело.
Бриллиантов гроздь к нему взлетела.
Что ж, время в зеркало взглянуть:
- Ба! В нём старик, и в этом суть.

Завернут в роскоши одежды,
Лишая призрачной надежды
На красоту. Лицо в морщинах.
Усталый лоб. Виски в белинах.

У рта обвисший полукруг.
Старик промолвил: - Милый друг!
Я тронул пальцем подбородка.
- А мне бы подошла бородка -

Он с хитрецою подмигнул.
Я удивленно сел на стул.
И тот присел, в губах смешок:
- Вольтер, ты истинный игрок.

В интригах превзошел стократ.
Вот раз меня аристократ
Прилюдно тростью отлупил
За каверзу, что с ним крутил.

Запомни далее совет:
Ты будешь публикой воспет
Уменьем вовремя смолчать
И этим ближних покорять.

И осторожным быть изволь.
Где потерял перо король,
А герцог пряжку обронил,
Вольтер себя похоронил.

А также мальчик берегись,
В Императрицу не влюбись.
Мы с Ней общались в переписке.
Сведи до минимума риски.

Когда философ дряхл и стар,
Иссохший конь - плохой товар.
К дороге дальней не годится,
Ведь из неё не воротится.

Останусь, ну а ты езжай.
Коль зрел и смел, бери, дерзай.
Вдруг ухмыльнулся и затих.
- Так я не стар, красив и лих?

- Ну, что Вы, сударь, Вы юны,
Как Ангел пламенной весны. -
Под боком пискнул звонко Душка,
Двойняшка брата - побегушка.

Я в отраженье бросил взгляд.
В нём франт рассматривал наряд.
Холеный, статная фигура.
Лет двадцати осьми натура.

Франт повернулся невзначай,
Полушку кинувши на чай.
Дзень - колокольчик трелькнул звонко.
В наряде, с луком - Амазонка!

- Мой милый друг, уже пора.
Сегодня праздник у Двора!
А Вы покуда не скучали,
Теченье модное создали.

Молва гудит. Боготворят.
Об этом в Свете все твердят.
- Княгиня, странника Хранитель,
Для Вас слуга, иным учитель.

Сапфир в сиянье млечных друз…
Продолжить помешал конфуз.
Портной неловкость проявил
И кожу шпилькой зацепил.

Я шикнул, но себя сдержал.
Дублоном дань тому воздал.
Он вновь булавкой ущипнул.
Растяпу я едва ль не пнул.

Стерпел, подавши луидор,
Поймав Дашковой пылкий взор.
- В богатстве Вашем убедилась.
Великим свойственная милость.

Имеет в Вас начало быть:
Творить, сражаться и любить.
Нет в бедноте такого дара.
Философ, мы такая пара!

Взгляните в зеркало, о друг.
Меня до пят прошиб испуг.
Ведь там покоится секрет
В сединах отгоревших лет.

Дрожу, испарина покрыла.
- Что сталось, Милый? Я шутила!
Вот Вам подарок, маска Лиса!
- Я в предвкушенье бенефиса!

- В ней подведу, вдвоем оставлю.
Рекомендую и представлю.
На новогодний маскирад
Я принял маску, как расклад.

- Готовьтесь Руку Целовать.
- Судьбе такой рукоплескать!..
…В карете мчался, сожалел,
Что тумаком портных не взгрел!

---------------------------

Карусель веселья

7 pobeda


Мы в совершенной темноте -
По коридорной тесноте.
Дашкова на плечо прильнула,
Духами чудными пахнуло.

- Доверьтесь, милый друг, сполна. -
Шепнула с трепетом Она. -
Смелее, здесь ступеней нет.
- Стараюсь следовать во след.

Я указанию отдался
И над сюжетом рассмеялся:
- Ваш ребус красками поблек.
Как просвещенный человек,

Условье это принимаю,
Что ждёт в конце туннеля, знаю!
В душе осталось лишь мечтать,
Как поцелуй цветком сорвать

От Амазонки победившей
И Лиса красотой пленившей.
- Потише, Лис, у стен есть уши.
Я сделал шаг, как можно глуше.

Вдруг вспыхнуло, остолбенел.
А сиплый голос прошипел:
- Снимите маску, сударь, с глаз.
Что означало, как приказ.

Попытку сделал возразить:
- Хочу инкогнито таить,
Сие из маскирадных правил.
В упор тот факелом уставил.

Конфликт Охотница решила:
- Голубчик, не предупредила,
Не гоже с гостем так сурово.
Помягче будьте. Я - Дашкова.

Философ, нужно подчиниться.
За Вас готова поручиться.
Инкогнито в России вздор.
Держава требует надзор.

- Секрет не выдаст канцелярья. -
Бесстрастно выдавил каналья.
Я скинул харю и открылся.
Тот взглядом пристальным вцепился.

И уж, конечно, различил,
Кто так в лицо меня палил.
Изъеден молию парик.
Из тех людей, кто не велик.

От оспы шрамы по щекам.
Не время ссор по пустякам.
- Мосье Вольтер, мы Вас заждались…
Вот случай выпал, повидались.

Гласит дворцовый этикет:
Не опоздать на миновет.
Княгиня под локоть взяла
И тихо мимо провела.

Открылась дверь, миллионы свеч
Огнями брызнули навстреч.
И в преломлении зеркал
Я бесконечность разгадал.

Как шум дождя, как плеск реки,
Порхают, словно мотыльки,
Лаская царственные долы,
Разноязыкие глаголы.

Да, это ж Новый Вавилон,
А в центре сердцем Русский Трон!
Он по планиде гонит токи,
Я попадаю в эти соки.

Нас тысячи, в личинах все.
Веселье кружит в колесе.
В рубинах с выправкою кот
Заводит шуткой до икот.

С ним ужасающий вампир…
Зрачком во лбу горит сапфир
На шлеме бархатном Циклопа.
В жемчужных вязях Пенелопа.

Палитра вся перемешалась,
И Амазонка потерялась.
А трубы дунули призыв.
Тут – «Ах!» - бабахнуло, как взрыв.

Мгновение остановилось
И кувырками раскатилось.
В одном исподнем, наизнанку,
Приняв распутную осанку,

Шуты повозки повезли,
Огни потешные зажгли.
В убранстве кони возлежат.
Свистки заливисто дрожат.

Чередкой длинной кобылицы.
Осла опутали блудницы,
Гуляют свадьбу на ковре,
Забыв про стыд в своей игре.

На паланкине обезьяна
В обличьи грозного султана.
Ей скоморохов служит рать.
Зал принялся рукоплескать!

Дорогу устилают лавры.
Плывут по ним нагие мавры,
На головах резной помост.
В пурпуре Ирод там во рост.

А, корчась, за его спиной
Зеленым флагом над толпой
Трясет предательный Иуда.
Из под полов, из ниоткуда

Махает крыльями, галдит,
За отвороты теребит
Всех, на сословья невзирая,
С хвостами и рогами стая.

Чечеткой цоканье копыт.
И Ирод крикнул: «Бал Открыт!»
Я ощутил сердечный стук.
А у затылка, - Милый друг!

В надежде плавно развернулся
И, ослепленный, отшатнулся.
Всевластного Величья Львица.
Я на колено пал: - Царица!

Любимый лик за Ней скользнул
И Амазонкой подмигнул!

--------------------


Танец плута

21 Univers


- Не кривляйся, мой дружок.
Этот танец не вертёж.
Грациозней ставь шажок.
Или к девкам невтерпёж?

Фу, не корчи рожу, шут.
Подбородок, локоток.
Берегись, берусь за кнут.
Получи прутом, щенок.

Слезы катятся, обидно.
Шибко жгуче хлестанул.
- Где старания? Невидно!
Ментор розгу облизнул.

- Потянулся, распрямился.
В экзерсисе - айн, цвай, драй.
Не спеша переместился.
На носок не западай.

Добродетелей букет
Лепым жестом раздари.
То придворный минувет.
И манерам не презри.

Арабеск унд меню па.
Виртуозней пируэт.
Выдох, вдох, ровней стопа.
И послушай мой совет:

Не боясь, испей природы.
Не робей, ступи за край.
Вкусишь истинной свободы.
В этом есть при жизни Рай.

Прорицаю без подвоха,
Знаменитым можешь стать.
С Королевою, пройдоха,
Приготовься танцевать.

Взял за пальцы, лишь коснулся.
На глаза направил взор.
Ивой в талии прогнулся
И раскрыл цветка узор.

- Такт держи, прямее ногу.
Грудь вперёд, добавь эффект.
Помогла лозга итогу.
Получается. - Перфект!


...Львица в маске рассмеялась
И склонилася слегка.
Кровь румянцем заигралась.
Потянулася рука,

Чуть коснулся, еле-еле.
Ментор так тому учил.
- Мы так близко. Неужели?
Право то не заслужил.

- Милый друг, меня смешите.
Разрешаю с пола встать.
- Так за дерзость же казните!
- Кто же будет просвещать?

Знаю всё о Вас, поверьте.
Остриём воткнулся стыд.
В рукава вцепились черти.
Пронеслось в уме - Раскрыт.

На плечо упала лапа.
- Львица, перед Вами плут.
Фаворита и сатрапа
Я узрел в медведе тут.

- Граф, Вы, шанс уже имели
Гостя нашего убить.
Все советы надоели,
Я должна Сама решить.

Ноги ватные, сближенье.
Зверю бурому поклон.
В то мгновение движенья
Я отдал себя на кон.

- Милый друг, а Вы проворны
В минувете королей,
Но влияете тлетворно,
Так доносят из щелей.

- Не люблю Ваш танец бальный.
Зрю, как истый прогматист.
Через чур уж он жеманный.
Только разум светл и чист.

Дрожь берет, как в паутине.
Паучок танцует мух.
В этой простенькой картине
Драматизма полон дух.

- Зряшно видеть Мне жестокость.
Вы и сами мотылёк.
Я почувствовал неловкость.
Градом в маске пот потёк.

Вновь колено на паркете.
- Львица, дайте Вам служить...
На бриллиантовом корсете
Из когтей свисает нить.

- Верность Мне? Нужно доверье.
Как же с Вами поступить?..
Загребло гурьбой веселье.
Так сумели оттеснить.

Отвели, сомкнулись кругом.
Завернули хоровод.
Кто-то выкрикнул под ухом:
- Дай свободы! Мой черёд!

К полу черные халаты.
Маски - копия Вольтер.
Я рванулся из палаты,
Удирая от химер.

Щелкот ножниц за спиною
Догоняют раскромсать.
Улюлюкают и воют.
Прочь из Зимнего! Бежать.

Злой морозец, сотрясаюсь.
Над каретою дымок.
Распахнул и внутрь кидаюсь,
И валюсь, как мертвый, с ног.

- Сударь, под арестом с ныне!
- Что? - Да я здесь не один…
В неприметном с виду чине
Коридорный властелин.

--------------------

Казнь

12 mission


Захлопнув с лязгом каземат,
Ключ провернул в замке солдат.
- Я заточён в глухой тюрьме! -
Нещадно стрельнуло в уме.

Повязку с глаз долой сорвал.
Остолбенел, хоть ожидал…
Фитиль чахоточный затлел.
С трудом притёмок разглядел.

Нужник с текущею дырой,
Да камень хладный и сырой.
Солома сгнившая в углу -
Постель с блохами исполу.

Под низким потолком окно,
Но замуровано оно...
- Не сдаться, случай превозмочь,
Перетерпеть хотя бы ночь.

Похоже утром всё решиться.
Негоже недругам кориться.
Валюсь, как мёрлый, в ту кровать.
Напали кровососы жрать.

В любви вампир тогда клянется,
Когда, прицелившись, вопьется
Под ноготь бахура словил.
Щелчок! И в брызги раздавил.

- Париж ласкающий, приснись!
Толчок и оклик: - Встать! Очнись!
Со стражем рядом капеллан,
За ним солидный светский сан.

Церковный чин мне крест подал
И к покаянию воззвал.
Ожгло, как будто от огня.
- Не верю в Бога с детства я.

- Казнь состоится через час.
Четвертовать - таков указ.
На крюк оденем потроха.
Облегчи душу от греха.

К стене от ужаса шатнуло.
К полудню пушка громыхнула.
Я онемел и растерялся,
В телеге грязной оказался.

В рубашке лишь, свеча в руках.
И впереди снуёт монах.
Всё исповедать покликает.
А клювом башня завывает.

Консьержери - тюрьму узнал.
Короткий путь за мост Менял
До Гревской, там где эшафот.
Мещане ждут, открывши рот.

Сейчас я их развеселю.
Козу состроил: - Улю-лю-лю!
Заверещали, засвистели.
В ответ каменья полетели.

Зевак швейцарцы усмирили,
Сомкнули древки, оттеснили.
Два палача, по центру плаха,
Вновь рядом уловил монаха.

Ему в лицо захохотал.
И тот попятился, сбежал.
Мотают ножницы к запястью:
- Ты поднял их над Высшей Властью.

Сих доказательств тот предмет.
Я отрицаю: - Вовсе нет!
По коже сера закипела.
Толпа, ликующе, взревела.

С щипцами фута в два длинной
Склонилась маска надо мной
И на ноге дерёт икру.
От безысходности ору.

Бедро садист крамснул клешнёй.
Над мостовой довольный вой.
Кусками мясо отдирает.
Не чую боли, кровь плескает.

В шесть ливров раны шириной.
Второй палач в них льет смолой.
Ба! То знакомец - Ле Бретон:
- Вы покусилися на трон.

- Я не виновен, господа.
Теперь он секретарь суда
И палачей стал торопить:
- Что медлите? Быстрей мертвить.

Тросами к сбруям, застегнули.
Коней хлестнули, потянули.
Собрал всё мужество в кулак.
Не могут разнести никак.

Храпят животные, заржали
И от потуг на землю пали.
Нет сил кобылам расчленить.
Палач суставы стал рубить.

Толпа взревела хором: - Дьявол!
Судейский далее возглавил:
- Умрите, наконец, Домьон.
- Но я Вольтер, совсем не он!

- Узнал. Вы честный покупатель. -
В ответ мне мелкий обыватель,
Соприкасаясь головой.-
За фрукты платите с лихвой.

Трясу лотошника нещадно,
А он за спину смотрит жадно.
Я обернулся, там Домьон
Кровавой пеной давит стон,

Лобзает крест, вовсю хрипит
И на меня в упор глядит:
- Месьё Вольтер, Ваш дух впитал.
Когда идеями пылал.

И, чтобы чернь освободить,
Дерзнул злодейство совершить,
Сумел учение принять.
Прошу в уста поцеловать.

Плебеи стихли, замолчали.
Напряглись лошади, порвали.
Дверной засов загромыхал.
Я второпях с соломы встал.

- Ея Величество прощает
И вашу просьбу исполняет.
Служить начнете рядовым,
В пехотный полк, с походом в Крым.


----------------------


III - часть "Некружевной Крым"

1771 год
----------------------------------

Полковой барабанщик


trefa 5

Поймав в ладонь кисет в кармане,
Присел на старом барабане,
По службе данном, полковой.
Сплошной ковыль, типчак, покой…

Тишь и жара, собачьи дни.
Над ухом вертятся слепни.
Нет, это просто пекло Ада!
И прищемил с размаху гада.

На небе тучки ни намёка.
Лишь змееяд парит далёко,
Добычу шарит, выжидает
И камнем высоту роняет.

Марш изнурил, валюся с ног.
Но всё же сдюжил и возмог.
По строю унтер передал:
Солдату счастие - привал!

- Отставить плотью мух кормить.-
Команда. - Сбор к обеду бить!
Фельдфебель вырос и пропал.
Я по приказу дал сигнал.

Пошла той степью дробь гулять.
- Да будет тя живьё пугать. -
Ворчал весь в шрамах ветеран. -
С горшка ведь сгонишь басурман.

- Идем куды? Обоз отстал. -
Забритый паря простонал. –
В ком не дрестун, так малярия.
Дождётся ль матушка Россия?

И где ж глубокий океян,
Что в плен проклятым турком взян?
- Жри кашу. Сабелька не спросит,
Где повстречает, там и скосит.

Матросу в море смерть по воле,
Ну, а солдату в бранном поле. -
Уча, наставничал старшой.
Он унтер, я же рядовой.

- Ведь так Вольтер? Умом реши.
- Так точно! - гаркнул от души, -
В наш просвещенный век без правил
Нельзя. Затихли. Я добавил:

- И на войне закон один.
И он для всех не изменим.
Вот впереди допустим строй.
Кого разить? Ответ простой.

Конечно, лучше офицера!
Но для понятия примера,
Нам командир - отец и мать.
Не стоит это забывать.

Осмысли, разумом пойми
И прежде нижний чин ломи.
- То мудро! - Унтер подбодрил,
Ус крутанул и в лоб спросил. -

А вот те главную «дилему»:
Чей первый залп? Раскрой проблему.
- Кто ловче, тот и молодец! -
Зеленый выпалил юнец.

Поддакивать повсюду стали,
Аж пол полка на спор сбежали.
- Ага, стреляешь в попыхах!
Пищаль дрожащая в руках.

И заряжай потом “подружку”.
А те возьмут тебя на мушку.
И бах! Снесут тебе...пардон.
- Так как же быть? - Со всех сторон.

От трутня трубку раскурил.
Все ждут. Я вновь заговорил:
- Не в быстроте дилеммы соль.
Достойно честь держать изволь.

Строй не наруш, чеканя шаг.
Держи равнение на флаг.
Мне чарку. Осушил до дна:
- Вот помню под Фонтенуа.

Видоком стал тому сраженью.
Мы с англичанами мишенью
Застыли перед мясорубкой,
На шутку отвечая шуткой.

С поклонов вышел лорд Чарльз Грей:
- Мы ждём, француз, стреляй быстрей!
За нас поднял с вином бокал.
Но граф д”Отрош завозражал:

- О нет, милорд, лишь после Вас!
Весь полк увлёк такой рассказ.
- Граф де Шабан то подтвердил.
Но Грей сумел, уговорил.

Пальнули в спешке. В молоко.
И те отделались легко.
Вот их черёд, раздалось: - Пли!
Шестьсот солдат за раз снесли.

Сомкнулся плотною стеной,
Как на параде, вражий строй.
Шёл и выкашивал ряды.
Не ожидали мы беды.

Что ж плачьте, вдовы, над гробами!
Не рассказать о том словами...
Но к ставке рядом на меже
Поспел отважный де Аше.

- Нельзя с позором отступать!
Величесто, молю послать,
В атаку свиту на редут!
Но жахнуло картечью тут.

Враз шевалье ноги лишился,
Упал, поднялся, разразился:
- За Францию и Короля!
Повсюду кровь, сыра земля.

Соперник рано ликовал.
Мы надвигалися, как вал.
Во фронт, не дрогнув, подступили
И в лица ружья разрядили.

А мушкетеры фланг согнули.
И англичане драпанули,
Оставив с пушками редут.
Штурм длился несколько минут.

Семь тысяч наших в битве пало.
Но по сравненью с ними мало.
Четырнадцать потери тех.
Такая плата за успех.

А перед свитой убиенной,
Король коленнопреклоненный.
Его глава обнажена.
Над полем боя тишина.

Запомнил это и постиг:
К нам приближается тот миг,
Когда вершину ум возьмет
И ход исторьи развернёт.

Готов ручаться головой -
При схватке даже мировой
Погибнут только единицы.
И это вам не небылицы.

А благородства пьедестал!
И полк сему возликовал.
А позже унтер подозвал:
- Гордись француз, тебя избрал.

В разведку, в ночь, до басурман.
Вдвоём ползём, сдай барабан.

----------------------

Побирушки

9 strannik


У карты замер генерал.
Мой унтер отрапортовал:
- Готовы головы сложить
И ратну славу заслужить!

Тянусь от этого в струну.
Раз на войну - то на войну.
Мы оба в рубищах. Стоим.
Он впереди, а я за ним.

До бровей грязью изваляли,
В таких солдат узрят едва-ли.
- Успех разведки - полвойны.
Проникнуть в жило сатаны. -

И генерал своим перстом.
Благословил Святым крестом.
...Всю ночь плелись и день крались.
О камни ноги раздрались.

Нещадно солнце опалило.
Пенял на жаркое Ярило.
Разъезд татарский подлетел.
Испуг душою завладел.

Свирепство буйствует в глазах
Раскосых, спрятанных в космах.
На шеях бусы из ушей.
Почуял смрад от тех зверей.

За побирушек нас признали,
Камчой по спинам отстегали.
Умчались, дико гогоча.
Заката тлилася свеча.

- Ну буде. До зари привал.
Чтоб не родился канибал,
На харч прусей спеши словить.
Старшой продолжил говорить:

- Сам за медком до диких пчёл.
Я за причуду это счёл.
- Цела останется трутовка,
Но для сего нужна сноровка.

Ужалит сдуру, ведь помрёт.
Чрез сих козявок Бог даёт,
Уча меньших не обижать,
С молитвой толику забрать.

Бесстыдство сильных - вот позор!
Он впёр в меня глубокий взор.
Я по привычке вскрикнул - Есть.
Не смог вскочить, пришлось присесть.

Его коснулася ладонь.
С Неё теплом потёк огонь.
- Кличи по имени Иван.
Купалой - ближними прозван.

Накрыла темень, как мешок.
Пахнул прохладный ветерок.
Так разогнал, что задышалось.
И мне не в шутку показалось,

На небо чудом воспарил.
И отрешившися спросил:
- А в чём же смысл бытия?
- Стезя нелегкая сия.

Но коль ступил, благодари.
Шагай смелей, добро твори.
Вольтер, ты веруешь? Ответь.
- То невозможно разуметь.

Молить, речей не нахожу.
- Тогда послушай, что скажу.
Избави душу от лукавства
И отвори Иное Царство.

- Но боязливость гонит в бездну.
Да неужели в ней исчезну?
- Взвопи к Всевышнему без слов.
Созвездья выстлали покров.

Стрелец и Лебедя Чертог.
Где бесконечности поток.
Вдруг крест на норде засверкал.
И немо дух к Нему воззвал!

Прибиты трое над горой,
И я - избитый и босой.
Лохмотья жалкие на теле.
Да где же то на самом деле?

Упал, ожгло по голове,
Рыдал на выцветшей траве.
Рвалась бессмыслица мирская.
А Он, с Вершины наблюдая,

Престол Имперский сохранял.
И я судьбе покорно внял.
Здесь плоть та и закончит век.
И Он исчез, как тает снег…


Забрезжил алым горизонт
И озарился блеклой дымкой.
Захлопнул купол млечный зонт.
Серп растворился тонкой льдинкой.

Бредём... Светило занялось.
Степь зазвенела голосами.
За краем море разлилось.
Галера всплыла пред глазами.

На веслах. Слышится поют,
Гребцы, колодники-христиане.
Их беспощадно плетью жгут
И понукают басурмане.

- Ох, судьба-судьбинушка,
Тяжкая кручинушка.
Во кандальном звоне
У турчан в полоне.

Кровию измаялся,
Обо всём покаялся.
Не остави Боже.
Сердцу, что дороже.

Подрастает сынушка,
Где цветет рябинушка .
Не сведет тропинушка
Больше нас, кровинушка.

Ах ты, доля-долюшка ,
Забрала неволюшка.
Мне могила морюшко,
Ох, то горе-горюшко.

----------------

Башня Христа

17 basnya


Бултых пернатая бесовка,
Вода вскипела, где плотва.
Мальков склевала крачка ловко.
Взметнулась в высь и такова.

Благославенно чёрно море.
Казистый плодородный Крым.
Окаменел маяк в дозоре,
Лишь горизонта синий дым.

Здесь прорастет любое семя,
Озирис целину вспахал.
Поймало бриз крылами племя,
И чайки кинулись за вал.

Что стены для таких созданий?
Свободной твари нет преград,
Неведом стыд и состраданье.
Качнулось солнце на закат.

От стаи клуша отделилась.
Когтями рыбу порвала,
В мерлон насиженный вцепилась.
Заклокотала: - Гла! Гла! Гла!

Прозрачный призрак проявился:
- Эй, птица-дура, не смолчать?
Я, тут за главного! Молился!
Посмела Божьему мешать?

В былое время, дня осьмого,
Услышал милость в месяц май.
Прославил Господа Святого,
Стяжав благословенный Рай.

Я башню с именем Христовым
Воздвигнул к гибели врагов.
Теперь служу твердыне словом,
Не жду в награду жемчугов.

Маёвка снова прогалдела.
Сверкнул глазищами в неё.
- Ишь, прямо сверху, углядела?
Сгублю, коль слушаю враньё!

Грядёт зазывящу кончина.
Суд над антихристом пришел.
Великая Екатерина
Вгоняет в горло рабства кол.

Набиб, татарская зараза!
Куда опять он с глаз пропал?
На полусогнутых из лаза.
Чумазый малый закивал:

- Часы промазывал, эфенди.
За маслом бегал, вновь идут.
Хороший рус, дал много деньги.
Под башней порох. Бах! Взорвут!

Отпрянул призрак, закрестился,
На камень пал, остекленел,
Завыл, взревел, под купол взвился
И на прислужника насел.

- Да, как же ты посмел, мерзавый,
Рубли серебряные взять.
Пусть сгинет люд в резне кровавой.
Святыне должно устоять.

Не допущу в броне изъяна.
Я рыцарь стрельни, вечный страж.
Набибка! Псина окаянна!
До ночи русских туркам сдашь...

Сплошной поток с зарёю льется.
Повозки мулы волокут.
Ишак нагруженный плетётся.
Солдаты мзду за то берут.

Фасоль, икра, арбузы, слива.
С мехами въехала арба.
Жадна, прожорлива, спесива,
О, Кафа - Крымская Орда!

Язык повсюду тарабарский.
Врата распахнутые вширь.
Купалов с тёмною повязкой -
Слепец. Я - будто поводырь.

Крупинки мы в кипящей каше.
Вот-вот её проглотит рот.
Судьба качается на чаше.
Итог фатален - эшафот.

Секира воздух разрубила,
Закрыв дорогу на базар.
Толпа давила и теснила.
В шальварах красных янычар:

- Куда собачие отродье!?
- С незрячим ищем птицу Рух.
Просить до дома на гнездовье.
Хлебнули всяких заварух.

Тысячилетия в скитаньи.
От Мариаба нить легла.
Дано с намазом приказанье
Вернуть Арабского Орла.

- Геройский подвиг восхищает,
Но если в сказках верна суть,
Слон между нами обитает.
Задача только не вспугнуть.

- Вода прозрачная в сосуде,
А вылью в море - затемнит.
Когда молва гласит о чуде,
Аллах, как истина, молчит.

- Всё верно, мудрые сабеи.
Добро пожаловать, хаджа!
Мы растворились поскорее,
Скользнув по лезвию ножа.

Купалов пальцами вцепился,
Повлек по тайным закуткам.
Обильный улей изломился -
Помои, грязь, болезни, срам.

У подземелья арсенала
Раздался посвист и затих.
Пароль - преддверие финала:
- Отторженная возвратих.

Возникла тень, спешим вприпрыжку.
До цели тонкий волосок.
Купалов рвёт с бочонка крышку,
Фитиль просмоленный зажёг.

Вдруг разом тень удесятерилась.
Ударом крепким сбило с ног.
В секунду всё переменилось.
А у виска взвели курок.

Захлопнулся капкан подвала.
Я громко крикнул: - Атансьон!
Коснулась горла сталь кинжала.
Нас предал купленный шпион.

Тут Нечто за спиной Ивана
Захохотало, затряслось.
От страха взвизгнула охрана.
Я это видел! Довелось!

---------------------


Игра со счастьем

8 sud


- Не зря познаний набирался.
Все Ваши книжицы прочёл.
Крамольных дум не убоялся,
Сии в величие возвёл. -

Майор цедил меж губ мадеру,
Наполнив до верху бокал. -
Спасти и другом стать Вольтеру,
Такого счастья не искал!

Сижу в халате на подушке,
На тканом дорогом ковре,
Случайно уцелев в ловушке.
Клинком саднеет боль в ребре.

Пишу пером письмо Дашковой:
“Мой дивный Ангел, свет очей.
Влача удел судьбы суровой.
Красивых не ищу речей.

В разведке нахлебался страха.
Мы отбивались, как могли.
Под вопли с именем Аллаха
Главу товарищу снесли.

Бр-р-р, не забуду, как пилили .
Сгубили мудрое чело.
Коль Вы читая загрустили,
Забудем про мирское зло

И понадеемся на чудо.
Пленил французский офицер.
Цел, невредим, держусь покуда.
И сообщаю то, мон шер.

Примите пылкое признанье
Любовь в разлуке испытал.
Дышу надеждой на свиданье...”
Майор послание прервал:

- Для Вас специально, угощайтесь.
Сладчайший сахарный щербет.
И даме сердца обещайтесь.
Клянусь, увидит Ваш портрет!

Не первый год при арсенале.
В такой дыре, эх брат, служу.
Но всё же хочется в финале
Вернуться в милое Анжу.

Рабыни - к чёрту! Надоели!
В мечтах к француженке парю.
Селянку. Властную. При теле.
Такую бабу в грёзах зрю.

Татары низменный народец.
Средь этой глины нет людей.
К войне единственный подходец -
Угнать без чести лошадей.

Жадны, ленивы и лукавы.
Идут прогрессу вперекор.
Такие не приносят славы.
Зачем Царице этот сор?

“..Как перед Львицей оправдаться?
Приказ не выполнил. Провал!
Склады должны были взорваться
И наступленью дать сигнал.

Подвалы порохом забиты.
И ядер пушечных запас
Для беспощадной жаркой битвы.
При штурме наши сгинут в раз.”

Рукой к чернилам потянулся.
Самодовольный взгляд поймал.
Я от щербета поперхнулся
И в окончанье дописал:

“Земляк попался очень душный.
Глупец залился соловьем.
Примите поцелуй воздушный.”
И лист притиснул сургучом.

- Мой милый друг, не оскорбляйтесь.
Для басурман - Вы мой трофей.
Визит намечен, снаряжайтесь.
Нас хочет видеть сам Гирей.

А по секрету, между нами
Готовлю дерзостный побег.
Угоним бриг. Под парусами
До дома, где изменим век.

Нет в Свете большего изъяна.
Держать в неведеньи людей.
Казним версальского тирана.
Мир расцветет без королей!..

Фонтана струйки распустились.
Раскрылись влаги лепестки.
И в брызги мелкие разбились
На щеки хана и виски.

В глаза мои проник с участьем.
Злодей сумел в них различить,
Как я играю своим счастьем,
Пытаюсь сызмальства ловчить.

- Всего три вещи существует:
Огонь, вселенная, вода.
Душа свободная ликует.
А остальное ерунда.

Хотите в роскоши купаться?
Откройте тайное Вольтер.
- Желаний можно не смущаться,
Давая вольности пример.

Сознаюсь, о деньгах страдаю.
Одно лишь маленькое но…
Что за дублоны покупаю,
По крови кесарям дано.

Средь нас распутник каждый мечет
В гарем султанский хищный взгляд.
Но похоть бедность не излечит,
Не обезвредит плотский яд.

Несет нотариус обломки
Творца, поэта-мудреца.
Запутавшись в головоломке,
Где всё приходит от отца.

Дает богатство превосходство.
На справедливость всем начхать.
Приятней взять такое свойство,
Чем жалость ближних вызывать.

- А где же подвиг вдохновенья?
Лечь в гроб в почёте ваша суть.
Ужасна цель, напрасны рвенья. -
Хан обезьянку взял на грудь. -

Все поменяются ролями,
Причиной став для тяжких бед.
Коль возомнятся королями
Распутник и недопоэт.

- В Императиве ось основы.
А божий промысел - брехня.
Сорвем неравенства оковы! -
Майор вступился за меня.

Гирей надменно усмехнулся.
Ножом вспорол тугой мешок.
Вояка вдвое перегнулся,
Считая золото у ног.

- Сыграть немедля предлагаю.
Трофей поставите на кон.
- Здесь состоянье, уверяю! -
Азартно рявкнул солдафон.

В стакане зары загремели.
Майора первого черёд.
Швырнул, подпрыгнув подлетели…
Беду предчуял наперёд.

О ужас! Два! Гирей метает.
Злой рок, увы, не изменить.
Судьба в железы одевает.
Смогу ли я в неволе жить?

Хан разгадал моё смятенье.
Наставив вновь орлинный глаз:
- Развеем лишние сомненья.
И в перстне вывернул алмаз.

- Даю на выбор, Ваше право.
В рабы, или сойти во Ад.
В ячейке горькая отрава.
Я, не прельщаясь, выбрал яд.

-------------------------

Паденье во Ад

15 satana


Я ощутил себя в Раю,
В потоке вечного блаженства.
На кромке облака стою,
Достигнув духом совершенства.

Купалов справа от меня.
Грохочут громы под ногами.
Блистают всполохи огня.
Там где-то снизу в адской яме.

Иван молитву сотворил:
- Храни Спаситель и помилуй!
Перстом над бездной прочертил,
Наполнив тьму незримой силой.

Родилась змейка и в жерло
Зигзагом точным к арсеналу.
Взорвался! С неба сорвало.
И штурм начался по сигналу.

Я, низвергаясь, ликовал:
- Приказ исполнили, сумели!
И рухнул в тысячу зеркал.
Осколки в сердце засвистели.

Всё кончено! В бою погиб...
- Ну что Вы, милый друг, очнитесь. -
Локтя божественной изгиб.
- Ужель во смерти Вы мне снитесь?

Рассыпала хрустальный смех.
И отрицательно кивая:
- Склоняю, сударь, Вас на грех.
Хочу и это не скрываю.

Мне не поверилось в мечту.
И Амазонка отшатнулась,
Стыдливо пряча красоту.
Губа обиженно надулась.

Ланиты алым налились.
Ресницы скромно опустила.
Взглянула робко и… сплелись.
Пал на колени. В миг простила.

“Какой кретин!”, и стан обнял.
Её ладонь лица коснулась.
Мизинчик осторожно взял.
Дрожа, княгиня всколыхнулась.

Наш первый поцелуй испил
Из уст и этим не напился.
Глоток возжёг, приворожил.
К лебяжей вые опустился.

Второй глоток не утолил.
Сорвал последние одёжы.
Не остудить безумный пыл.
Сбылись воочию надёжы.

И наслаждаясь сим грехом,
Сосцы девичии лобзаю.
Крадусь к экватору тайком,
От вожделенья замираю.

По кудрям в мелких кружевах.
Вот орхидея обнажилась.
Мёд проступил на лепестках.
В висках от счастия забилось.

Парю! Венерин бугорок!
Пчелой к бутону поманился.
Сыскал камелью между ног.
С нектаром к чаше пригубился.

Богиня: - Ах! И обмерла.
В истоме сладко простонала.
Вдруг от цветка оторвала,
От влаги полного бокала.

С груди снимает медальон
И мне на шею надевает.
Поступком женским окрылён.
Желанье плоть испепеляет.

К глазам подарок приподнял...
Нет ничего! Мираж распался.
А предо мной старик восстал,
Кто раз из зеркала являлся.

Ужасен, дряхл, до пят нагой.
В морщинах кожа обвисает.
Мой медальон своей кистнёй
За цепу держит и качает.

Поспешно кинулся душить.
Стена, прозрачная преграда.
Злость не унять, не заглушить.
Так начал путь в обитель Ада.

Прощай, бесценная княжна!
Старик на деву навалился.
Щебечет радостно Она.
Тут я в безвремья провалился.

А дьявол дышит тяжело,
Красаве чресла разнимает.
Вновь птицей колочусь в стекло.
Нутро в бессилии рыдает.

Кусает перси, лижет зад.
Во чрево входит, надругаясь.
Язвительный встречаю взгляд.
Шипит упырь на ней, качаясь:

- Ой ли, Душа, карман с дырой.
Ты не исполнил ожиданий.
Печален факт, итог дрянной.
Не приложил к деньгам стараний.

Не воплотил мой идеал.
И не склонил чернядь к смятенью.
Я за тобой не поспевал,
Гонясь по следу волчьей тенью.

Ты клятву воинскую дал.
Тирану Русскому склонился.
С прекрасной нимфой флиртовал,
Над старикашкою глумился.

Знать, в Бога веровать посмел?
Не жди, изменщик, снисхожденья!
Котёл под стопами кипел.
Во мрак продолжилось паденье.

- Меня травил - себя сгубил.
Настало время поквитаться. -
Чёрт семя, скорчившись, излил.-
Ты будешь мукам подвергаться.

Он, торжествуя, заскакал,
Чехол на зеркало накинул.
Зубами я заскрежетал
И в черноте кромешной сгинул.

------------------------


эпилог "Вспомнить всё"

20*7 год

------------------------

Пробуждение


19 solnce


Стремглав несусь сосновым склоном
Среди деревьев вековых.
Гуляет ветерок по кронам
От солнца в дырах золотых.

Косым дождём лучи сверкают.
Остановился. Отвлекло.
На ветках зайчики играют.
Из облаков сквозит тепло.

Вновь поспешил. Ложбинкой. Дале.
Спугнул с пути перепелов.
- Чак-чак - по птичьи обругали
И затаились средь кустов.

“Нет времени на догоняшки.”
Перемахнул за косогор.
Трещат кузнечики и пташки.
Топчу траву во весь опор.

И по песку. Залив искрится.
Блестит зеркальем гладь воды.
Он должен скоро появиться.
Я узнаю Его следы.

Душа от счастья замирает.
- Мой мальчик, где ты?- Зов ловлю.
Простер Ручища, обнимает.
“Бог снизошел! Его люблю!”

Пушистой бородой кивает.
Ловлю вниманье карих глаз.
Вдруг Богатырь меня хватает.
Взмываю вихрем к небу враз.

Восторг и радость! Бог смеется.
Колечки русые волос.
И доброта от Лика льется.
Я в Ноги пал и к Ним прирос.

- Мой мальчик, наконец-то, рядом.
Ты тосковал по мне? Скучал?
Я замер пред всевлатным взглядом.
Бог, наклонясь, поцеловал…


Из под ресниц слеза скатилась.
Застыла, падая на грудь.
Тоска под горло накатилась.
Не вынуть вон и не схаркнуть.

Назло унынью, не поддался.
“Не верю снам и чудесам!”
Сошла немога, я поднялся.
Решил посты проверить сам.

Дрожь болью мышцы разбудила.
Кровь буйно стукнула в висок.
Вскипела сила, забурлила.
Снег провалился из-под ног

И заскрипел. Мороз трескучий
На мили эхом раскатил.
Приник на наст на всякий случай.
И слух предельно навострил.

Вокруг наложницы свернулись.
Лишь из ноздрей курится дым.
Меж них ползком, не шелохнулись.
Теперь дозор по часовым.

Разряды неба чернь взрезают,
Бесшумно плещут вышиной,
Но светом дна не досягают.
Крадусь пустыней ледяной.

Мрак лютый стужей обжигает.
“Кислотный дождь, страшней стократ”
Вдруг за торосом тень мелькает.
Чужая, из иных солдат.

Остолбенел. До звона тихо.
Смерть рядом, выбирает цель.
Попятился, учуял лихо.
В разломе снежном юркнул в щель.

Петлей манёвр, дышать не смею.
Застичь врага исподтишка.
Я никого не пожалею!
Лететь осталось два прыжка.

И в самом центре приземлился.
Собратья порваны до жил.
Запахло трупами. Взбесился,
Что враг коварный обхитрил.

Смыкают круг, стеной сплотились.
В кровавой пене языки.
Разверзнул пасть, и обнажились
Мои всесильные клыки.

---------------------

Изгой

0 shut


Година моего рожденья
Смертями полнила черёд.
От неба вечное затменье.
В коротких вспышках алый лёд.

Нас грызли сотнями, без счёта,
Сжирая тут же до маслов.
Бесхлебье, язвы, раны, рвота!
И стаи бешеных волков

Две трети своры затравили.
Куда не кинь, везде кордон.
Бойцов лихих передушили.
Погибель шла со всех сторон.

Мать понесла помёт на льдине,
А роды принимал отец.
Повис в петле на пуповине
Последний из шести. Мертвец.

Мать остальных щенят пригрела,
Лизала жарким языком.
Мой труп не глянула, презрела,
Брезгливо тыркнула швырком.

Любви и крохи не изведав,
Я, коченея, угасал.
Отец признал в грязи последов,
Взъерошил шерсть и зарычал.

Надежда, как игла, воткнулась.
Ох, как забожилось пожить!
Судьба на ниточке качнулась.
Отец зазывно начал выть.

Все до единого явились.
В коросте лезлые носы.
Под ребра шкурою ввалились.
- Хочу сказать! Внимайте, псы!

Мой дед припоминал про время:
Сияло солнце с высоты.
В веках Богам служило племя,
Кормясь от высшей доброты.

Не разумея, прогневили,
Накликав атомный раскат.
Огнём от Рая отлучились
И в наказанье вверглись в Ад.

Учуял промысла знаменье.
Узрел в усопшем верный знак.
Вознаградимся за терпенье.
К Суду ниспослан нам Вожак.

В сомненьях свора промолчала.
Кусался холод за хвосты.
Зима вытягивала жало.
Из неисходной пустоты.

- Богов исполню повеленье.
Свершу кровавый ритуал.
Восстанет мертвый от рожденья! -
И показал тугой оскал.

Псы от безумца отшатнулись.
Прикрыла телом мать приплод.
В сосцы кутята ртами ткнулись
И схоронились под живот.

Муж рыкнул, самка покорилась.
Нагнулся, первенца поймал.
Скулила сука, в горе билась,
Когда кобель мальца задрал.

Пронзил до нёба горловину,
Переломил, как прут, по грудь.
Мне теплый дождь полил на спину.
И сердце дрогнуло чуть-чуть.

Второго разлетелись части.
Зубами третьего словил.
Никто не спасся от напасти.
Так пятерых перекрошил.

Уж воздух в легкие ворвался,
А выдохнуть невмоготу.
Отец в отчаяньи метался.
А Баба лаяла беду,

Сошла с ума и потешалась.
След за торосами пропал.
Звезда из всполоха сорвалась.
Отец на задних лапах встал.

Вспорол к ребру себя от паха
Когтём, похожим на кинжал,
И рухнул, придавил с размаха.
Я выдохнул и задышал.

От ужаса сбежали тени.
Из потрохов поднялась Тварь!
Тут свора рухнула в колени.
Взревев едино - Это Царь!

----------------------

Бестия

Pika 2


Фантомы сгинули, очнулся.
Стянулся узел из волков.
Вдруг снег под лапами качнулся.
Я опустился на покров.

Твердь колыхнулась, затрещала.
От недр по льду пошли кресты,
Чертя кончину ареала.
Взметнули хищники хвосты.

Поверхность вздыбилась, осела.
Торосы рухнули в провал.
Музыка в пропасти взревела,
Вещая жизненный финал.

Но беспробудно дрыхнет свора.
Не докричаться, хоть убей.
Псам не отмыться от позора.
Их забивают, как свиней.

Умолкли визги за спиною.
Иерихонский горн трубит!
Лишь трупы стылые горою.
Дебютом партии - гамбит!

Мессия наделен клыками.
Когтями глыбу скребанул,
Стрельнув горящими искрами.
Презрев исход, в упор шагнул.

Армагеддон! Царям сражаться!
Захохотал в лицо врагам:
- Торгуйтесь, время рассчитаться,
Юдоль за дорого продам.

Кровь полилась на наст рекою.
И заклубился алый пар.
Стал мир игральною доскою.
Короткий ход, прямой удар.

Шах королю! Я уклонился.
Хребты двоим переломил.
В глазницы третьего схватился
И ослепил, когда сдавил.

Поддел четвертого, подкинул.
Об остру скалу раскромсал.
Проник в нутро, печенку вынул.
Сожрав, отвагу напитал.

Ордою с флангов атакуют.
Торопятся поставить мат.
Коль одолеют, возликуют,
Скликая к пиршеству волчат.

Держусь твердыней, не слабею.
Побоищу аж пятый час.
Полтыщи срядились с ничьею,
Вопя от боли в ранах : “Пас!”

Природа вновь разбушевалась.
Заряд вулканов взорвала.
Кипящей лавой расплескалась,
В кольцо воюющих взяла.

Обречены на лобном месте
Пасть от клыков или сгорать.
В бою погибнуть дело чести.
Солдатам нечего терять.

Мы пауки в закрытой банке,
Друг друга жалим, члены рвём.
Признал по царственной осанке,
Разить способную Ферзём.

Поджара, шкурою лоснится.
Невозмутимость обожгла.
Мне захотелось с ней сцепиться.
Но Королева обвела.

Неосмотрительно открылся.
В острастку получил толчок.
Закувыркался, повалился
На бранном поле, сбитый с ног.

Подняться было попытался.
Перевернула за кадык.
Я изумленный задыхался,
В бессильи вывалив язык.

Планиды ось на дыбы взвилась.
Загрохотал лёд в тарары.
Земная доля покатилась
Фатальным следствием игры.

От глотки зубы отомкнулись.
Я притворился, что издох.
Вдвоём в паденьи ужаснулись.
Внизу свирепствовал Молох!

Застигнул с холки и вонзился.
Клыки под кожу пропустил.
От пекла шкурой задымился.
Мольбу волчицы ощутил:

“Убей скорей во избавленье!”
Нет мочи муки лицезреть.
Закрыл собой без сожаленья,
Решив за Бестию истлеть.

---------------

Суд

10 koleso


Всё, как во сне. Бегу ложбинкой.
Не верю взору до сих пор.
Паук играет паутинкой.
Под елкой красный мухомор.

Крушенье мира помню явно.
Но нет обмана - чудеса!
Душа заходится отрадно.
Из леса льются голоса.

Свистают в выси свиристели.
Сияет дивно божество.
“Ах!”- подивился - “Неужели?”
Ловлю небесное тепло.

О Солнце - Исполин Могучий.
Молюсь и верую в Тебя.
Мигнуло, спряталось за тучей,
Поцеловав лучом, любя.

Тропа сокрытая травою.
Заметил хитрые следы
И погрузился с головою.
Распутал петли и ходы.

Загнал ушастого в низине.
Клац! И костей не сосчитать...
Но не могу, навек, отныне,
Пообещал не убивать.

Косой опомнился, помчался
Заросшей балкой меж кустов.
Я от блаженства рассмеялся,
Вдыхая запахи цветов.

Волчицы вой поймал ушами.
Ликует сердце и поёт.
Земли не чуя под ногами,
Несусь. Зазнобушка зовёт!

Момент свидания прекрасен.
Не терпит милая речей.
Мой пацифизм, увы, напрасен! -
В зубах у Бестии трофей

Ревет белугой, изнывает.
Добычей бесноватый стал.
Подруга промаха не знает.
Когда влюбился - это знал!

Хотелось рыкнуть, но смирился.
Дочь Евы - что ещё сказать!
С сердечной просьбой обратился
Скорее челюсти разжать.

Со стуком наземь тушка пала.
Грызун безжизненно лежал.
Неужто насмерть растерзала?
Бедняге морду облизал.

Остекленевший глаз открылся,
Чем не на шутку напугал.
Взглянул в него и...оступился
Попал в обман кривых зеркал.

Спиралью лики закрутились.
Узнав, по именам кричал.
Они молчали и дивились.
Когтём в стекло со злостью дал.

Прости, любимая, за шалость.
В зрачке у зайца тайный вход.
Шагнуть туда, такая малость!
Слетели шоры у ворот.

Проник. Ослеп от ореола.
Бог сильный и младой блистал.
Я не учуял произвола.
Улыбку в снах не раз видал.

Стремглав к Нему, жестоко время...
Стареет юный господин.
В морщинах лоб, лысеет темя.
Клочки изреженных седин.

Насторожился, замираю,
От перемены пыл остыл.
Чрез не хочу, едва ступаю,
Как по кладбищу, средь могил.

Обратно нет пути, дерзаю.
В трех метрах сгорбился скелет.
В ковре персидском утопаю.
Овалом сложен кабинет.

- Моя душа, прибудем вместе!
Как ножны, и при них кинжал.
Прими сие без лишний лести.
Горжусь, твой разум возмужал,

Клыки могучие, стальные.
Давай соединимся вновь.
Мы не такие, как другие.
Пади к ногам, родная кровь! -

Сказав, скелет вперед подался.
О ребра стукнул медальон.
Я вспомнил всё, когда бросался.
Же сви Вольтер! А это он!

Я бился с равным, как с собою.
Уперлась низменная плоть.
Высокий Дух восстал горою.
Кто победит? И где Господь?

Дилемму Бестия решила,
Житейски разрешив вопрос.
Башку косому откусила,
Та покатилась под откос.

Как не поверить снова чуду.
Распался Одержимый в прах.
Жизнь продолжается повсюду,
Сияет солнце в небесах!

А может это наважденье?
Но рядом медальон с цепой.
Присела Бестья без стесненья
Над ним, обдав златой струёй.

Нет смысла следовать кумирам.
Опора - призрачный мираж.
Заранье дам ответ придирам:
СВОБОДА - остальное блажь!


------------------------




Читатели (12890) Добавить отзыв
Здравствуйте! Первоначально написала комментарий из “вконтакте”, но решила добавить его и сюда. Я все внимательно прочла. Спасибо! Под большим впечатлением от размаха и глубины произведения. Настоящее полотно.Не согласна с теми, кто советует его разбить на отдельные части и выдавать порционно. Как мне думается, "Либерал" требует вдумчивого прочтения, на что не все читатели готовы. К сожалению. Но, как Вы помните, Гете, Диккенса,Достоевского тоже обвиняли в том, что они пишут сложно и запутанно) Для меня Ваш роман не столько(только) исторический, сколько философский. Очень много пластов, можно по ниточке вытянуть много тем и подтем. Всего скорее, если бы я стала писать большую рецензию, Вы бы и не совсем узнали свое произведение. Книга живет отдельно от автора. Но чтобы она задышала самостоятельно и вдохновляла, надо быть большим мастером, талантом. Меня затронуло за живое. Я испытала огромнейший спектроскопиям эмоций, миллион ассоциаций. В общем-браво!!!Вдохновения Вам и удачи!!!
27/02/2017 14:10
Во, Стружкин даёт! Наклепал клонов и сам себе дифирамбы строчит. А Дима повёлся.
27/02/2017 15:25
Я понимаю Ваш преклонный возраст и сопутствующие этому проблемы, Солодилов, ведь вам уже далеко за восемьдесят. В армии вы выше капитана не поднялись, в остальном то же ноль, как видно по всему. Ну так не поленитесь гляньте, чуть ниже, автор комментария авторизовался из соц. сети. Вы можете связаться с этим человеком и удостовериться в реальности, а уже потом и сообщите нам результат. Так сколько будет 2+2 = ?... Или уже совсем...

!!!)))
27/02/2017 15:33
2+2? А сколько Вам надо?
27/02/2017 15:37
Годами меня не обидите, я ими горжусь и Вам желаю до таких дожить и чтобы при этом мозги не закисли.
А до майора я всё же дослужился. На гражданке присвоили.
27/02/2017 15:52
Спасибо за добрые пожелания. Только что заглянул на стр. "вконтакте" автора данного коммента. Город Пермь, образование высшее филологический факультет ПГУ. Работает тележурналистом. Думаю Она ответит Вам и развеет все вопросы, если Вы решите связаться, это не сложно. Всего Вам самого доброго, а главное здоровья и творчества, товарищ майор.

Владлен Израилыч
27/02/2017 16:11
От Цви
Владлен! Ради чего пишутся столь пространные труды? Зарифмованный Пикуль? Он и в прозе представлял из себя помойку возле забора киностудии им.Довженко.
Две главы ваши "через пень колоду" осилил с превеликим трудом...
Ох-хо-хо!.. Сами то вы в состоянии перечитать эту тягомотину?
Конечно, это не "рвотное", как у Хейлик, но лучше бы было "рвотным", т.к. именно длинные молитвы спасают болящих в реанимации...
Никак не желающий вас обидеть, а только посильно среагировавший на раздражитель,
уважающий вас, Цви.
27/02/2017 16:24
Спасибо за уважение, Гриня, это радует!

Владлен Израилыч
27/02/2017 16:26
Владлен Израилевич, Вы меня совсем уж за тёмного не считайте. Сейчас убедиться в подлинности личности человека можно только при личной встрече и проверке документов. Да и то... А уж в сети можно лично с Трампом поговорить. От лица Путина. И банк ограбить. И даже повлиять на выборы в США.
Я ничего лично ни против Вас, ни против вашего творчества не имею. И стихи ваши вполне укладываются в средний уровень сетевой поэзии (как и мои). Просто напрягает и вызывает мою неприязнь, например, Ваше жульничество с накруткой баллов. Зачем это Вам? Любите эпатаж? Уверяю Вас, что к вашему творчеству будут относиться так, как оно заслуживает.
27/02/2017 17:55
К сожалению, товарищ майор, вы глубокий дурак и думаю здесь дело не в возрасте. Личность писавшей более достоверна, чем Ваша у Вероники несколько сот друзей, там можно посмотреть по составу - это о многом говорит, да и стена судя по всему ведется много лет. Зачем быть голословным, загляните на страницу, изучите, а потом сделайте вывод. Судя по всему это образованная и умная Женщина. Детально невдовался в список друзей, но уверен там есть и муж и сокурсники и сослуживцы.
А насчет баллов я Вам уже советовал обратиться к Админу, фальшивомонетничество карается строго везде и во всём. Ни одно государство не потерпит подобного. И уж тем более ОБЩЕЛИТ, где отследить и наказать подобного преступника проще простого. Если Вы собиретесь мне ещё что-то написать, пишите умное, мне надоел Ваш бред и отвечать на него. Ещё раз всего Вам доброго, товарищ майор.
27/02/2017 18:08
Согласен, что я дурак. Пытаюсь жулика признаться в том, что он - жулик.
27/02/2017 18:38
Пытаюсь жулика уговорить признаться.
27/02/2017 18:40
Извините, что вмешиваюсь) Меня очень настораживает низкая и злобная грызня в обсуждениях на этом сайте. Неужели коллеги по цеху, так друг друга не уважают?!!! ( мягко сказано мной) А среди авторов, или мне показалось? есть интеллигентные, образованные люди... Как читатель, готов простить Вас , ведь это Ваши Взрослые Игры, а мы - дети будем Вас читать и учиться.. Но, простите, СУДИТЬ Вас будем тоже Мы. Продолжайте кидаться какахами. А я - КЛОН Опилкина ухожу от вас. Прощевайте!
27/02/2017 20:25
Спасибо Вам большое! Читала с огромным удовольствием! Как кино смотрела) Правда! До сих пор перед глазами, очень, очень понравилось! Нет слов!
27/02/2017 10:40
Вот о чём сие творение? Пересказ в рифму главы из учебника?
Вряд ли даже самый терпеливый читатель "долетит до середины..."
Конечно, должно выразить восхищение упорством творца, но ...стоило ли оно того?
20/02/2017 11:52
Приведите пожалуйста ссылку из какого учебника, или Вы пустослов....
20/02/2017 12:19
Исторически вы не прибавили к описываемым событиям ни грамма.
Так в чём же я пустослов? В том, что вы подали это в стихотворной форме, добавив несколько, вроде своих, но, в сущности, расхожих мнений и интерпритаций?
Вы не обижайтесь, Опилкин - труд в действительности титанический... Я снимаю шляпу... Но, ...зачем? Для кого?
20/02/2017 12:45
Правильно - интерпретаций.
20/02/2017 12:47
значит пустослов
20/02/2017 12:49
Владлен Израилыч, так ведь все прозападные либералы-русофобы - пустословы и обманщики! Они же врут как дышат, иначе просто не могут.
21/02/2017 15:39
От Ирэнa
А ты крюков плебей и раб. Вторишь заученное от господина своего. Продожай лизать... Опилкин-то - белая кость, голубая кровь, он роман пишет, как корону примеряет. Ты для него навоз, знай это
24/02/2017 13:26
Без комментариев.
01/03/2017 09:42
Здравствуйте, уважаемый! Скажу так. Зашёл к вам ещё на минувшей неделе, случайно по какой- то ссылке. Скажу прямо, я не знаток поэзии и даже редко читаю её, даже скорее вовсе не читаю)когда- то давно да и считал,что всех перечитал))вообще был уверен, что Поэты давно кончились! Вообщем, удивили Вы меня, уважаемый. Не отрываясь прочёл, ПРОГЛОТИЛ, если быть точнее, ваш роман. Потом прошло пару дней, никак не отпускал меня ваш Либерал,словом заставили меня ещё раз его прочитать)))хотите узнать моё мнение? Вот для этого даже не поленился зарегистрироваться на этом сайте!!)! Чтобы выразить вам своё уважение и восхищение! Могу ли я задать вам вопросы, которых у меня много?)спасибо
20/02/2017 11:24
Здравствуйте, Анатолий Иванович! Рад Вашему заходу! С удовольствием отвечу на вопросы.
20/02/2017 12:20
Опилыч... Я озвучу вопрос Иваныча, если не возДражаешь... Один только, ибо после ответа на него все остальные вопросы отпадут сами собой.
Итак, вот ОН: ПОЧЕМУ ВСЕ ЛЮДИ, КАК ЛЮДИ, А ТЫ ОПИЛКИН? Плоть от плоти, труха от трухи...
20/02/2017 13:48
потому я то я - Владлен Израилыч, а ты просто Щеткин
20/02/2017 14:02
Еще раз здравствуйте, Владлен Израилович! Я смотрю на вас нападают со всех сторон) и от моего лица уже вопросы вам задают))) Весело тут у вас! А тому товарищу, который требует от вас "исторических добавок" или там чего-то в этом роде из "неучебника", можно я отвечу?) Любезный, история и исторические персонажи у мэтра Опилкина всего лишь декорации и на мой взгляд построены они очень грамотно, я бы даже сказал с ЛОСКОМ. Заставляют погрузиться, ощутить то время и идентифицировать , повторюсь МАСТЕРСКИЕ КОНСТРУКЦИИ, не говоря уже о драматургии. Летаете Вы точно "не до середины" и похоже низковато))) А свои вопросы можно в личку как-то писать или ее здесь не существует?
20/02/2017 17:40
Иванович... Вы когда-нибудь видели, чтобы одушевлённые на неодушевлённый предмет нападали? На столб, например, или на дверной косяк, на худой кончик. Если не в крепком подпитии, разумеется. Так Опилыч, это... как тот столб. Ему как раз это сравнение польстит, но он глыбоко не зрит, так что не мечите бисера кирова... Пустой номер...
20/02/2017 18:02
ЗЫ: А посылать его можно и нужно прямо тут. А в личке можно послать дополнительно, чтобы не заблукал...
20/02/2017 18:05
Спасибо за коммент! Существует личка, Анатолий Иванович, но прошу Вас пишите здесь лучше.
!!!)))
20/02/2017 18:15
А ты Щеткин давай быстрее в палату дуй, а после процедур в проктолога поиграй с друзьями.
20/02/2017 18:17
Я уже в палате, раз с тобой говорю. Посему сымай шаровары, становись к двери передом, ко мне задом и нэмношка нагнись... Ну и поиграем, как заказываешь...
20/02/2017 18:23
Хорошо ответил, Щеткин, молодец! Хотел тебя даже АНОНСОМ поощрить в ОБЩЕСТВЕННУЮ НОМИНАЦИЮ, но не могу поскольку ты русофоб, поэтому пойду Святозарыча порадую (типа поллитру поставлю), чтоб он тоже в беседу включался. Он тебе задаст перца...
20/02/2017 18:36
Какой же я русофоб? Окстись, нехристь! С понималкой у тебя чавой-то не то... Кстати, выставь в анонс Наш чмодональдтрпмп... Это супротив плохого дядьки и кретинов, которые его канонизировали...
Свой я... Ибо доктор в Дурке... Трачу на вас, убогих, ценное время...
20/02/2017 18:53
Спасибо, Владлен Израилыч, за радость, которую Вы мне подарили поллитрой крепкого АНОНСА!:-))) Хороший воин всегда готов задать перца всякой нечисти и шушере русофобской даже бесплатно, а за хорошую оплату и тем-паче:-)))..И таким русофобом непременно является Игорек Щеткин... Игорюня! Готов получить порцию вселенской любви?:-)))
21/02/2017 04:26
От Ирэнa
Иванович, я вот тоже "по случайной ссылке и тоже не поленилась"... Судя по всему вы глубокий пенсионер, прикованный к креслу и страдающий от безделья. Ваш автор - свинья. К чему здесь это название - ЛИБЕРАЛ? Издёвка? Опилкин издевается не только над историей . Бред своего воспаленного мозга вложил в гений Вольтера.
24/02/2017 12:31
Если Вы так настаиваете, Ирэн, отвечу),хотя обычно стараюсь не замечать подобного хамства. Да, я пенсионер, тут вы в точку, а насколько" глубокий" Вам судить. Много лет заведовал кафедрой, имею степень, ряд изобретений, на это и живу). А теперь, когда я Вам представился, пропущу потоки негатива в адрес автора он, если сочтет нужным, сам ответит. А почему Вы считаете, что название Либерал так уж не подходит для романа?)
25/02/2017 09:21
Сердечно поздравляю Вас, Владлен. Вы есть на свете, прочее всё - тлен. Здоровья, вдохновения и лада. И люди близкие чтоб были с Вами рядом.
14/02/2017 15:58
!!!)))
14/02/2017 18:10
А я то думаю, почему сегодня весь день настроение хорошее и солнышко так приятно греет, а оказывается сегодня ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ВЕЛИКОГО ПИИТА Владлена Израилыча Опилкина! Имею честь Вас поздравить и пожелать Вам ВСЕХ БЛАГ и УДАЧИ во всех Ваших начинаниях!

14/02/2017 10:02
Спасибо, Дмитрий Святозарович!
14/02/2017 12:32
Добрый день, Владлен Израилыч. Позвольте поздравить Вас с Днём рождения. И пожелать, как принято, всего того, что Вы хотели бы сами. Пишите побольше и подлиннее, назло вражинам, которые это не любят. Я буду читать с удовольствием. Кажется совсем недавно я Вас поздравлял. Неужели год прошёл? С увжением - Евгений Карпов.
14/02/2017 09:53
Спасибо!!!)))
14/02/2017 12:32
День рождения у тебя? Поздравляю! И желаю наконец поумнеть. Или хотя бы обзавестись банлаьным здравым смыслом, которого пока у тебя нет. Это не просто, но надеюсь, что у тебя получится. На худой кончик, если не в этой жизни, то в следующей...

Твой лечащий доктор.
14/02/2017 15:48
Спасибо те Щеткин! Не забываешь!
Поздравил, молодец! Мелочь, а приятно!

Опилкин
14/02/2017 18:09
"Все в коммуну! Все в одну кучу" - так сказали Ленин и Христос!" вот так и у Вас получилось. Читать КРАЙНЕ неудобно. Неужели так трудно было разбить по отдельным произведеням?! Количество читателей, конечно, достойно уважения. Но многие ли из них прочли ВСЁ от первого до последнего произведения? Не без оснований полагаю, что едва ли таковых наберётся более 5%. Подтверждением тому служит отсутствие рецензий. Да и как что-либо писать, если, заканчивая читать второе произведение, забывается то, что было в первом? Короче, форму размещения Вы вфбрали не самую удачную.
13/02/2017 12:02
Так точно товарищ прапорщик!

рядовой Опилкин
13/02/2017 12:25
Я прошу Вас не обращаться ко мне по воинскому званию, которое мне никто не присваивал. Во-первых, это выглядит, мягко говоря, странно. Во-вторых, это никак не согласуется не только с военной, и со светской этикой.
13/02/2017 12:56
Тогда Вам надо сказать об этом и другим поэтам, которые Вас тоже так по званию называют. Я больше не буду.
13/02/2017 13:03
Это человечище до прапорщикаПо так и не дослужилось... По IQ не прошло.
14/02/2017 19:09
<< < 1 2 > >>
 
Современная литература - стихи