ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Стихи из тюрьмы том №8

Автор:
Автор оригинала:
Роман Семёнов
Жанр:
ТОМ № 8 «Стихи из тюрьмы»
Свидетельство о публикации №115040107823
Настоящим свидетельствуем, что литературное произведение «Том 8 стихи из тюрьмы» было обнародовано на сервере Стихи.ру 01 апреля 2015 года. При этом было указано, что его автором является Роман Анатольевич Семенов.
Адрес размещения произведения: http://www.stihi.ru/2015/04/01/7823
Обнародование литературного произведения на сервере Стихи.ру в соответствии со статьей 1268 ГК РФ было осуществлено на основании Договора, который заключили Семенов Роман Анатольевич и ООО «Литературный клуб». Авторские права на произведение охраняются законом Российской Федерации.
Единый номер депонирования литературного произведения в реестре: 115040107823.
Генеральный директор ООО
«Литературный клуб» Д.В.Кравчук
01 апреля 2015 г.


ТОМ № 8 СТИХИ ИЗ ТЮРЬМЫ

«Осень»

Лес холоден, вновь осень
И не скоро вновь весне,
Много вымерло сосен,
Бор терял в красоте.

Родники и колодцы,
В тишине всё звучат
И поднялось вдруг солнце,
Видим лес весь в лучах.

Град прошёл куролеся,
По горам по реке,
Вам в стихах или песнях
Сохранить всё в душе?





«С праздником Победы»

Вот и праздник День Победы,
Отмечает вся Россия,
Ветераны наши деды,
Сохранили свои силы.

Их труба зовёт в дорогу,
На торжественный парад,
Враг залез в свою берлогу
И тому народ наш рад.

В небе праздничный салют,
Поздравляет их страна,
Люди им цветы несут,
Ведь закончилась война.

Дарит им весна сирень,
От правнуков улыбки.
Им сыграет в майский день,
Музыкант на скрипке.

Это есть наш День Победы,
Встретит утренний парад,
Маршируют наши деды,
А за ними строй солдат.

Поздравляем с Днём Победы,
Ветеранам всем уют,
Они празднично одеты,
Блеск медалей, там и тут.

Не забудем День Победы,
Песни, радость за столом,
Старики ведут беседы,
Раскрывая свой альбом.

С внуками собрались деды,
Льются запахи весны,
Наступил наш День Победы,
Больше нет в стране войны!




«Погибли за наше счастье»

Встречаем мы Победы праздник,
Несём венков живую вязь,
А маршал Жуков, главный всадник,
Фашиста он втоптал, прям в грязь.

Могилы скорбные согреты,
Слезами жён и матерей,
Они в венки цветов одеты,
Нет в мире, тех солдат храбрей.


Солдаты стыли в карауле,
Осталась далеко война,
Прошли года, летели пули
И мир пришёл к нам навсегда.

Стоит народ у обелиска
И в грусти головы склонив,
Летели журавли так низко,
Собою небо заслонив.

Они погибли для России,
Мы их помянем в этот час,
Ведь на полях их смерть косила
За счастье гибли и за нас!



«Карачаевский язык»

В горах, я водопада слышу крик,
Я ухом к камню горному приник
И горная речушка Теберда
И мне река кричала вслед, ура.

А в речи Карачая нити грань,
В течении хранит своём Кубань,
Есть Учкулан и горный он аул,
Седой старик в арбу сложил баул.

Со скал слетались горные орлы
Живи земля Кавказа не умри,
Не сам собой, конечно, он возник,
Тот карачаевский в поэзии язык!




«Крушение»

У самолёта нет теперь полёта,
А будет как музей ведь для кого то,
А я кидаю крест, к твоим ногам,
Поклоны мы бросаем всем богам!





«Человеческий разум»

Весь этот мир, на звёздный мир похож,
В нём есть луна и маленькое солнце,
Ноя в тот мир, уже давно не вхож,
Моя душа, так просто не сдаётся.

Простым армейским приступом не взять,
Его не сокрушить простым зарядом,
А надо силу, чтоб его разнять,
Чтоб к камню прикоснулся кто то рядом.

Мы наступаем и идём как в бой,
Весь труд наш общий, вот уже заметен,
От солнечной атаки лучевой,
На камне не останется отметин.

А сколько времени у нас сейчас в запас?
И сколько сил теперь у нас для бега?
Без крыльев Ангел, воплотился в Вас
И разум молодого человека!





«Сказанные слова»

Мы учились у гор крутизне,
Изучение горных пород
И под звёздным тем небом не думалось мне,
Ведь характер ещё, не достаточно твёрд.

Дайте волю, вы нежным красивым словам,
Может я и не так уж суров,
От усталости этой мне тяжко рукам,
А стихам хорошо, от всех сказанных слов!


«Попал властям в немилость»

Россия живет, словно в громе,
Повсюду безволье раба,
Всё счастье народ проворонил,
Куда же девалась судьба?

Разводят руками бессильно,
Судьба уж такая у нас,
Чиновников очень бесило,
Сгубить всех не могут за час.

А я не стремился в герои,
Но раз я родился, не зря,
Нам мир надо новый построить,
До дна осушить все моря.

Властям попадаю в немилость
И власти опять дележи,
Детей убивают на вырост,
Не совести нет не души.

Везде слышны ахи и охи
И в этой большой кутерьмы,
Судьба остаётся в эпохе,
Я выйти не смог из тюрьмы!



«Служу России»

В мире опять безлюдье,
В доме моём молчанье,
Тоскливых восемь недель,
Не проронив не слова,
Бросаюсь в отчаянье.
А сердце моё, взорваться готово,
Тетрадный лис и небо осеннее,
Серое, робкое от позёмок,
Я написал стихотворение,
Не поверил, что жизнь удалась,
А в душу судьба забралась.
И к ней я стремлюсь без опаски,
Красное солнце дробится,
Ночью совсем не спится,
Я счастлив до озаренья,
Пробую силу стихотворенья.
Тюрьма не для слабых, а сильных,
Так же как жизнь беспредельна,
Продолжаем служить России,
Только каждый себе, отдельно!




«Без пошлой мишуры»

Пишу я стих, свободный от всего,
От всех людских не признанных созвучий,
От многих слышу я о правде сущей,
От Бога отрекаюсь, от него.

А если сын свободен от игры,
И ставлю я его всегда в сравненья,
Пишу я в рифме всё без пошлой мишуры
И мысли не дают строкам движенья.

Поэту тяжело, его поймите,
От плотских мыслей, от людей глухих,
Желанье навсегда своё уймите,
Я за правдивый, погибаю стих!




«К новым вершинам»

Завершились военные марши,
Для тебя, вся война сурова,
Моя дочка становится старше,
Но не видела мира гнилова.

Улыбка на лице её строгом,
Появились на лбу морщины,
Её папа в отпуске долгом,
Он стремится к новым вершинам!




«Российский флаг»

Я пишу стихи в сарае, он как корабль,
На газете пишу, на ящике, за окном октябрь,
На меня нашла скучная напасть,
Не могу понять какая нынче власть,
Посмотрел через стену в щелку, сырой полумрак,
Над кремлём луна кровавая и Российский флаг!


«Аллаху благодарные»

В горах папахи все носили,
Они Аллаха ждут смиренно,
Богатства горцы не просили,
Коран читают непременно.

И вдруг, чужого счастья ради,
Я захожу в пещеру, страшно,
Свои стихи пишу в тетради,
Одушевляю их отважно.

Аллах мне дал своё ученье,
Я был прилежный ученик
И он предал меня забвенью
И я учение постиг.

А звёзды все с небес летели,
Все двигались они попарно
И мы судьбу сменить сумели
И мы Аллаху благодарны!





«Стихи как исполины»

У поэтов дел невпроворот,
Но зато есть множество забот,
Ох, как много радостей людских,
Свой пишу об этом дерзкий стих.

Стих мой волки испугались, поджав облезлые хвосты,
От них поэты не скрывались, мы жжём огромные костры.
Мои стихи как исполины и я пишу их много лет,
Они как солнце загорелись и отражали яркий свет.
А если же стихи плохие, а может вовсе и глухи,
Писал их значит не поэт и вовсе это не стихи!




«Вернулся домой с войны»

У тех солдат нет никакой вины,
В том, что они отцов своих моложе
И не смогли, как все прийти с войны,
Но надавали, Гитлеру по роже.

И не о том виду я с вами речь
И к памяти прислушайтесь вы всё же,
Господь ведь мог, но не сумел сберечь,
Он восседает в небесах на ложе.

А столько было горя за спиною,
Пожгли немало городов и сёл,
Своё увидел поле я родное
И колосок, что на земле взошёл.

Я пол Европы прошагал с тем взводом
И горсть земли с собой носил родной,
По улицам бежал, по огородам
И наконец, добрался я домой.

А что сейчас достанется бойцу?
Без автомата он и без гранаты,
Он подошёл к родимому крыльцу
И мать была до слёз сыночку рада!



«Всё пожгло войной»

Не ждали от Германии беды,
От Левитана слышали мы новости,
Дома сгорели, пашни и сады,
Фашист принёс неслыханной суровости.

Так тяжко стало сердцу удрученному,
А мир, что рядом, стал совсем другой,
Топили баньку мы всегда по чёрному,
Победу мы дождались лишь весной.

Нас привела война лишь только худшему,
Я чёрный не смывал с души нагар,
На поле битвы, погибали лучшие
И от фашизма пережили мы удар.

Через года, все земли умерщвлённые,
С нежданной силой ожили опять,
От мин поля очистили зелёные,

С войны не повстречала сына мать.

В том нет уж, никакой моей вины,
Хотя солдат погиб меня моложе,
Ведь братья, сёстры, не пришли с войны,
Фашисту надавали мы по роже!



«Про войну»

Вдоль развороченных дорог,
Не видно больше сёл,
На танках шли мы на восток,
Нас Бог к Победе вёл.

Солдатик силы не терял,
И орден на груди,
Катюшу песню повторял,
Привал бы, где найти.

У матери один он был,
В Европе он чужой,
А командир нам говорил
Будь чист всегда душой.

Наш полк полями шёл стернёй,
Врага бы обмануть,
Держа винтовку пятерней,
Помог бы кто ни будь.

Мы шли на смерть, ступая в бой,
Осталось мало нас,
Мне больно, по земле родной
Идти от всех таясь.

Мы Родину хотим сберечь,
Кругом фашизма тень,
Вокруг чужую слышим речь,
Близ наших деревень.

Когда вернусь я мать к тебе?
И в зной и холод, в дождь,
Спиной к спине, мы на войне,
Холодный пот и дрожь.

Родное снилось мне крыльцо,
Не мог я долго спать,
Жену совсем забыл в лицо,
Не видел долго мать.

Горячий часто снится хлеб,
Пшеничный и ржаной,
Советский защищая герб
И край родимый свой.


Европы перешли порог,
Горит душа во мне,
Не чувствую разбитых ног
И танки лишь во тьме.

Четыре года боль была,
Герой, в конце концов
И дома мать меня ждала,
А фронт, своих бойцов.

Фашистский флаг на части рвём,
А пот стекал с лица
И до Берлина мы дойдём,
В Европу, до конца!


«Я Мусульманин»

Я Мусульманин и сын Кавказа
И мне не страшна никакая зараза,
Врагу, я кинжалом брюхо вспорю,
Я за Аллаха сегодня умру!


«Мы заперты»

Я поэт, сын Кавказа, джигит,
Не стаю пред законом на паперти,
А Фемида проклятая спит,
Я сижу за решёткой, мы заперты!



«Воинская честь»

Победа, но для нас теперь забота,
Дождаться не вернувшихся с войны,
Но не дождутся, матеря кого-то
И перед осуждением вины.

Они Россию нашу защищали
И насмерть посылали их в прорыв,
Отцы и матеря им завещали,
В карман, нательный крестик положив.

Мы видим теперь в бронзе их отлитых,
Ведь после смерти все они равны,
Погибших миллионы незабытых,
Победу встретив, не вернувшихся с войны.

Солдата ждала пуля, или мина
И выносили всех с передовой,
Готовы вновь, погибнуть, до едина
Солдат из бронзы вылит, как живой.

И жизни не жалели, погибали,
Стремясь, весь мир к собратству сопричесть,
Они на помощь, в трудный час не звали
И сохранили воинскую честь.

Их имена, есть на могильных плитах,
Но даже после смерти в строй годны,
Погибших миллионы, незабытых,
Родные не дождались их с войны!



«Встань с колен»

Русь, встань с колен, увидишь свет
И будишь жить, а не страдать,
Роман Семёнов твой Поэт,
Ты для него, родная мать!



«Настоящий сын России»

Лишь тот, кто дьявола не любит
И для борьбы отдаст все силы,
А зло мечом всегда порубит,
Тот, настоящий сын России!


«Ярмо Россия сбросит»

Ярмо Россия с шеи сбросит,
Оковы разорвёт тугие
И о пощаде не попросит,
Пусть будут ей в пример, другие!



«Я поэт…»

Я поэт Роман Семёнов,
Мне не надо миллионов,
Весь народ восстанет пусть
И с колен поднимет Русь!


«Грех»

Грехами я придавлен до земли
И озабочен долгою дорогой,
А в дымке Мекку вижу я в дали
И путь нам преградил, шайтан двурогий.

Запутал моей жизни все концы,
Я узел развяжу в быту весеннем,
Хоть шерсти клок, мне получить с овцы,
Внимая с нескрываемым весельем.

С могил встают, кричат все упыри,
Убитые и радуясь невзгоде,
Но притаился грех, во мне, внутри
И нахожу я счастье в непогоде.

Аллаху душу отдаю в залог
И уповаю только я на Бога,
Вступаю я с шайтаном в диалог,
Но спятить не успел для монолога.

Со словом Мусульманин, стих звучней,
Пророк не дал мечтать о постороннем
И горный жажду утолит ручей,
Свой грех, мы под камнями похороним.

Мухаммад указал на свет и мрак,
Не плачь, коль тяжело, а улыбнись,
Пророк один мудрец, на всех зевак,
В просторы веры сердцем окунись.

А ты сидишь в тюрьме, но то пустяк,
Ты за решёткой, это не беда,
Коран с молитвой, вечный твой маяк,
Не угасает пусть твоя мечта.

Для Мусульманина, один закон, Коран,
Не стану пред властями на колени,
Не трогай православного шайтан,
Ты совершаешь грех, всегда от лени!



«Слепота»

Вблизи разорвался снаряд,
Осколок пронзает грудь,
На фронте, три года подряд,
Куда нас ведёт этот путь?

В Мир, множество разных дверей,
Но нет своего ведь угла,
Я в бездну бросаюсь скорей,
Ведь жизнь из нутре вся пуста.

Посмертный я слышу напев,
Как пуля свистит на лету,
В пространстве земном преуспев,
Войною лечу слепоту!



«В моём сердце ты»

По тебе дорогая грущу,
Тебя я не видел три года,
Я в бездне тебя отыщу,
Скажи мне, какого ты рода?

С какого начать мне конца,
Я музой натягивал лук,
Во мгле я не вижу лица,
Лишь только в груди сердца стук.

Я только за правду умру,
Слова все в стихах не пусты,
Но я провалился во тьму
И в сердце моём, только ты!



«Размышления»

Открывают тюремный засов,
Разрывается сердце от бремени,
Для суда у меня нет и слов
И на жизнь не осталось времени.

Сердце бьётся в ночной темноте,
Остаётся надежды беззубее,
На какой спотыкнусь я версте?
Вся трещит голова от безумия.

Прокурор, не заглядывай в рот,
Я страдаю безумством, беспамятством,
А в законе так много щедрот,
Не даёт он срока только пьяницам.

Я в тюрьме, как в горящем дому,
Хочу вылететь прямо в окно,
Сделать шаг, только прямо во тьму,
С камнем в сердце спускаюсь на дно.

На душе, боль разлуки с тобой,
Лишь свободой тебя я порадую,
Не доволен печальной судьбой,
А простой арестантскою правдою.

Через гордый свой русский язык,
Справедливым быть, есть то призвание,
Все стихи от сердечных музык,
Правоту докажу лишь молчанием.

На себя буду только пенять,
От родных долгожданная весточка
И тебе прокурор не понять,
Что на деле есть красная меточка!



«Скрип»

Зимняя наступает мгла,
Звёзды мерцают вдали,
Смерть выходит из – за угла,
Ты о пощаде моли.

Жизни всегда мы рады,
Есть судьбоносный признак,
Разные у смерти наряды
И с нами она капризна.

Будто выпал я из гнезда,
С искажённым и грязным лицом,
Угасает моя звезда,
Как они, не был я пошлецом.

Я перевёл свой дух,
Голос опять охрип,
Заново гнев потух,
Смерть издавала скрип!



«Враги вокруг»

В разгаре зима, январь,
Весною пойду к семье,
Пред мартом ещё февраль,
Решётка видна в окне.

Не выбирай друзей,
Будут враги вокруг,
Стою меж чужих людей,
Где ж настоящий друг?

Злюсь я от взглядов косых,
Каждое слово укол,
В поэзии русский язык,
Я на врагов не зол.

Каждый несёт свой крест,
Слышу я волчий вой,
Волки из этих мест,
Питерский наш конвой.

Вывозят нас из тюрьмы,
Название ей «Кресты»,
Мы не хотим зимы,
Благородной дождусь весны.

Звери ведь все они,
Судьбы берут тайком,
Вижу лицо судьи,
В зале стучит молотком!



«Разрозненные звенья»

Декабрь, месяц побелевших крыш
И снеговик с морковкой стародавней,
Во льду стоял заснеженный камыш,
Колышется вода застывших плавней.

Я вижу зайца, на снегу следы,
Ворона в клюве держит кусок сала,
Без листьев опустевшие сады,
А было лето, но его так мало.

Весь смысл жизни прячется не там,
Мы на мороз выходим все в перчатках,
За мной «наружка» трётся по пятам,
На пистолете не оставлю отпечатков.

Как тяжело, для сердца моего,
Собрал я все разрозненные звенья,
Не держит в этой жизни нечего
И лишь кремлю, людского ждать забвенья.

Народ России вспомнит обо мне,
Поэзией моей ты Русь согрета,
А сквозь решётку, вижу я в окне,
Лучей весны и приближенье лета!



«Тюремный сон»

В России так много болот,
Так много дождливых туч,
Идти не боюсь вперёд,
Там правды мне светит луч.

Я в зоне в вечерний час,
Барак, а над ним луна,
Пишу, не закрывши глаз,
Над Русью нависла беда.

Сон снится, с покоса сноп,
Макушка его набекрень,
С прямых не схожу я троп,
Десятки прошёл деревень.

Спускаюсь к прохладной реке,
Судьбе моей был урон,
А ручка застыла в руке,
Тюремный закончился сон!



«Вера»

Свобода лишь в месяц март,
Из церкви лишь стон и гам,
В глазах у попа азарт,
Он пьяный, ведь стыд и срам.

Ему бы пасти гусей,
Стоит он с паникадилом,
Свой храм превратил в музей
И руки не моет с мылом.

Хлеб с салом ест на бегу,
Крестом машет очень дико,
Колокольня давно в снегу,
Беда, над Русью Великой.

Народу ты поп не ври,
Ведь пьёшь как свинья ты, сдуру,
Смеются с тебя снегири,
Ты мерил, температуру?

Под рясой ты весь нагой,
С библией в руках, смелый,
Не ступишь ты в рай ногой,
Не будешь на облаке белом.

Ты поп, не гони коня,
Весёлый твой взгляд, под печалью,
Ты мразь, мне не жалко тебя,
Накрой ты позор свой шалью.

У Храма вокруг пустыри,
Деревьев все высохли кроны,
Погосты, монастыри,
На могильных крестах вороны.

Все лики давно в пыли,
Молитву читает строго,
Не оторваться нам от земли,
До облаков, немного.

Я ваши псалмы не прерву,
Народ на коленях стонет,
Я в небе смотрю синеву,
Нас дьявол из Храма гонит.

Ангел над нами парил,
У белых прекрасных облак,
Свободу он нам дарил,
Людской придавал нам облик!



«В раздумье, все колени преклонят»

Мы в День Победы сходим с пьедесталов,
Салют пока над нами не погас,
Здесь много рядовых и генералов,
Все наши ветераны среди вас.

Нас на войне погибли миллионы,
Солдат и офицеров знаменитых,
По окончанию войны попали в зоны,
В ГУЛАГЕ нас оставили забытых.

Ведь для солдат исход один, летальный,
Все у плиты могильной склонены,
Бьет колокол над нами поминальный,
Лишь в честь убитых, не вернувшихся с войны.

А память вечна, не исчезнет в дыме,
К победе путь был долог и не прям,
В боях мы погибали молодыми,
Домой не возвратились к матерям.

А для войны, как для солдата, день летальный,
Мы Дню Победы рады и пьяны,
Мать крестик прижимает поминальный
И журавли кричат им с вышины.

Но в памяти они остались с нами
И ветераны все у Вечного огня,
Лишь в цинковом гробу вернулись к маме,
В раздумье, все колени преклонят!


«Россия мать»

Рубила изуверов Русь с плеча,
С колен подняться мама попыталась,
По венам кровь текла, не горяча,
Ярмом земли ни разу не касалась.

Преодолела голод и бои,
Ты защищала нас, очаг домашний,
Мы все сыны и дочери твои,
Ты горбилась от засухи на пашне.

Над нами верх одерживали орды,
Ты защищала наших сыновей
Все с поля боя возвращались гордо,
Своих все обнимали матерей.

Россия мать упряма, горяча,
Во веки и от Бога нерушима,
Рубила всех врагов она с плеча
И потому она непобедима.

У Родины всегда такая сила,
Отчизною гордимся мы своей,
Крепись и процветай моя Россия
И будь прекрасней вех ты и сильней!



«Горсть земли»

Я на войне, последняя граната,
В плен не сдаюсь, она в моей руке,
А перед смертью, маму вспомнить надо,
В родном краю осталась вдалеке.

Сестрёнку вспоминал свою большую,
Ведь встречи я с родными всегда ждал,
Я Родину свою люблю такую,
Какую её с детства пожелал.

В России посчастливилось родиться,
Мы Родину свою навек нашли,
Я каждому советую влюбиться,
На память, горсть, своей возьми земли!



«Кто на Руси наместник»

Кремлёвских вижу пустоту бойниц,
Очаг я вспоминаю свой домашний,
Над мавзолеем слышу птичий крик
И Люцифера хохот, прям над башней.

Кремлёвский дьявол, глотку не сорви,
Тебя я одолеть смогу с разбега,
Ты смерть, про жизнь, мне больше не соври,
Твоё лицо, всегда белее снега.

Как знаменита черепами мостовая,
Оглядываться будем теперь впредь,
Сегодня, мать Россиюшка слепая
И раны ей свои не разглядеть.

Кремлёвский дьявол, не боюсь тебя,
Ты тюрем понастроил на равнине,
Костьми уложены Российские поля,
Страдает в кандалах народ поныне.

Он распродал Россию по долям,
За евро и за доллары, за злато,
Ведь плохо относился он к рублям,
На Русь, не знаем, пустит ли он НАТО.

На троне он в кремле и без души,
Кичился он своим тупым искусством,
Ты дьявол, жрать Россию не спеши,
Лишь только вера, приведёт всех в чувства.

Не в этом суть измученных примет,
Увидеть истину мы сможем только в призме,
Из ада, адский есть любой предмет,
А я свидетель был, никчёмной жизни.

Уходит молодость, удача и года,
Откуда не возьмись, проблем всех груда
Здесь правды не найду я никогда,
Но где мне счастья взять, достать откуда?

Кремлёвские палаты, как музей,
А в тронном зале дьявол восседает,
Истории, здесь отпечаток сей,
На Россиян, он прямо с трона лает.

Мы не боимся Люцифер тебя,
Господь с небес, к нам опустись на помощь,
Я в жертву, как Христос отдал себя
И жду я воскрешенья завтра в полночь.

Я не стремился никогда во власть,
Не подвергался я сомненьям, укоризне,
Лишь к жизни праведной, вскипала нынче страсть,
В своих стихах, я рассказал о жизни.

Мой Ангел на предельной высоте,
Вы Россияне дьяволу не верьте,
Два человека борются во мне,
С косой, костлявой, не боюсь я смерти.

На острове, безо лжи найду приют,
Ведь я Руси поэт, Отчизны вестник,
Я не нашёл на Родине уют,
А Люцифер, стал на Руси наместник!



«Спасай Отчизну»

Русь матушка, земная красота,
Топорщится зерно под бороной,
Озимые, а их сто тысяч га,
Всё это чувствовал я потною спиной.

Окрестность ворон старый оглашал,
Я созерцал любимые края,
Россию я стихами украшал,
Ты Родина любимая моя.

Ты мать Россия, распрямись и встань с колен,
Вновь на Руси у нас дороговизна,
Опустошил кремлёвский дьявол много вен,
Спасай народ ты свой моя Отчизна!



«Спасённый был Вами»

Друзей не ведали других,
Гоняли мушек,
Я посвящаю им свой стих,
Под залпы пушек.

Коня бы, сабельку, да плеть,
А ногу в стремя,
Галопом в кремль залететь,
Хватило б время.

Ведь сатана на трон воссел,
Под ваши взгляды,
Но как он Русь топтать посмел,
Ему не рады.

С крестов видны брега Невы,
Мы слышим стоны,
Все со слезой воззритесь вы,
Смердят иконы.

Не одолеем в этот раз,
Мы Люцифера,
Народ в дерьме навек увяз,
Забыта вера.

Я Русь в стихах благоволю,
Лечу словами,
Всем сердцем вас благодарю,
Спасённый Вами!


«За матушку Россию»

Я не привыкну к грозным голосам,
Я роту потерял при переправе,
Шли через горы и плутали по лесам,
Оторван полк от памяти и яви.

Грязь прилипала прямо к волосам,
Солдаты шли к погибели и славе,
Я не рискую доверяться чудесам,
В беде оставить Родину не в праве.

Гранату бросила уставшая рука
И несколько врагов легло на поле,
Из крови ручейков течёт река,
С костлявой смертью буду теперь в доле.

Здесь шквал огня, свинец стоит стеной,
Но мы воюем, не теряя силы,
А смерть старушка, прямо за спиной,
Мы постоим, за матушку Россию!



«Униженная Русь»

Я за решёткой вижу Храм в окне
И множество замёрзших свежих луж,
На волю я хочу как все, вдвойне,
Здесь множество несчастных мёртвых душ.

Ад только лишь в тюрьме, рай в небесах,
На Ангела на облачке гляжу
Я вижу грусть опять в его глазах,
Весь смысл жизни в этом нахожу.

Россия мать барахталась в дерьме,
На смену торжеству приходит грусть,
А счастье остаётся там, на дне,
Терпи, моя униженная Русь!



«Свобода стучит в окно»

Кровавый ручеёк опять журчит,
А из кремля ни отклика, ни эха,
Мир с дьяволом мой Ангел заключил,
Заваленная падалью прореха.

Я не стыжусь, своих седых бровей,
Отодвигаю правдою пространство,
Проскакиваю с честью меж огней,
Невежество в народе и упрямство.

Кто защищает Родину? Солдат.
Он на войне собой прикрыл меня,
Со временем и смерть крадётся в лад,
Уводит нас с земли, не торопя.

Россия нынче в дрёме и печали,
Как время я хочу остановить,
Слагал стихи и басни я ночами,
Вас, Родину советую любить.

Всё сердце переполненное кровью,
Я зеркала дрожанье вижу век,
Ведь я к Отчизне, с искренней любовью,
Со временем свой не сверяю бег.

Я, человечек и пожить не прочь,
А корпусной в тюрьме ключами брякнет,
Последнюю в «Крестах» сижу я ночь,
Свобода по решётке тихо брякнет!



«Русский солдат»

В один из ясных и весенних дней,
Что человек забыл уже почти,
Мне на свободу хочется быстрей,
Я, человеком в жизнь хочу войти.

Где Бог признает своего в чужом?
Над дьяволом меня назначил старшим,
А я живу повыше этажом,
По красной площади проходим дружно маршем.

Не вижу отражение в стекле,
Наверное, я мёртв, какая скука
И я в раю, в божественном тепле,
Россией править, целая наука.

Россия плачет, стонет, как всегда,
Веками Россиян на бойню гонят,
Растаял лёд, холодная вода,
Крик яростный и стоны слух заполнят.

Я слышу с преисподней голоса,
Огонь, в аду светясь голубовато,
Налились кровью карие глаза,
У раненого Русского солдата!



«Конец календаря»

Россыпь следов снега,
В лагере наступило утро,
Мы страдаем от века до века,
Как будто бы не люди мы будто.

Я во снах, средь полей и дорог,
Судьбы переплелись все нити,
Встать хочу на родимый порог,
Вы за мной господа не идите.

Вой с барака, как будто бы волчий,
Расширяю я свой кругозор,
Не сошедший с ума, не умолкший,
А в глазницах свободы узор.

За носы нас берёт зима
И в снега за собой влечёт
И слетает с ветвей бахрома,
Нам судьба выставляет счёт.

Масса здесь притаившихся тварей,
Сокращаю словесный словарь,
Лёд блестит на ветру словно калий,
Вдруг закончился мой календарь!




«Адриана»

Мне не сыпется сверху небесная манна,
Сноп в тени оставляю скромный тревог,
Ты малышка во сне снишься мне, Адриана
И букет алых роз я ложу возле ног.

Ты как сакуры цвет, для тебя солнце светит,
А я рядом с тобой, как заботливый друг,
Я тебе подарю, все цветы, что на свете,
Чтоб любовь и покой, были рядом вокруг!


«Князь тьмы, Господь календаря»

На человека больше не похож,
Я дёргаю гранату за кольцо,
А рядом столько бородатых рож,
Их грех пред Господом сегодня на лицо.


Они друг в друге видели родство,
Я СВДшку на руки ложу
Теперь их миновало торжество,
Я их в прицеле быстро нахожу.

Седые волосы считал, не перечесть,
Я древний стал, почти как экспонат,
Я Родине служил, сберёг и честь,
Люблю свой в смазке старый автомат.

Мне шестьдесят, наверное, на вид,
Но фору дам любому молодцу,
В том мире что живу, он ядовит,
А жизнь не вечна и ведёт к концу.

А с поля боя выносил я мертвеца,
Солдатик молодой мне незнаком,
А у него я был бы за отца,
Я думал, что он жив и грянул гром.

Его бы оживил, коль был бы маг,
Все БТРы пламенем горя,
Акт составляю сидя у бумаг,
Князь тьмы теперь господь календаря!



«Правда, в пыли»

Свою я душу дьяволу не дал
И высыпал всё счастье в борозду,
Кремлёвский вождь народу снова лгал,
На Русь несчастную накидывал узду.

А в тронном зале пир, стоят столы,
От яств избытка рухнуть все грозя,
Сравненье духа с нерушимостью скалы,
Честь в грязь нам обронить никак нельзя.

А в рваном сердце, лишь печаль и боль,
Поэта муза больше не у дел,
Весь триколор, на башне съела моль,
В земле Господь кошмар не разглядел.

Заснеженные ветряные дни,
В нас в каждом затаился страшный грех,
Сражаться нам Господь ты повели,
Чтоб нам потом попасть к тебе наверх.

Корабль наш стоявший на мели,
Изводит Люцифер всех на корню,
В дефолте прибавляются нули,
Суёт кремлёвский дьявол пятерню.

Народ России я желаю защитить,
Ищу недостающее звено,
Я разучился плакать и шутить,
Мне вслух читать стихи запрещено.

А Россияне все любители острот,
Шагают в ногу с соискателями правд,
Выходим мы из времени вперёд
И лишь свободен от репрессий, космонавт.

Седеет борода моя, усы,
А мне уже не знаю сколько лет
И жизненные тикают часы,
Задал вопрос и жду теперь ответ.

От яств, напитков, ломятся столы,
Все люди на поклоне у царя,
Я крепок нерушимостью скалы,
Лгать близким, предавать людей нельзя.

Я зренье потерял, ношу очки,
Коверкаю все в строках падежи,
Мы в прошлой жизни были новички
И сатана на Русь точил ножи.

Давно упала проседь на виски
И наш корабль долго на мели,
Всё время провалилось вдруг в пески,
А правда остаётся вся, в пыли!




«Какая гадость»

Брожу во сне в редеющем лесу,
А на уме, опять промозглость, серость,
Ногой сбиваю свежую росу,
В тюрьме проснулся, ох какая мерзость.

Я в бой, стихами, собираю рать,
Сражаться с сатаной и есть искусство,
Мы не имеем права доверять,
Мне надо привести народ весь в чувства.

Я помню, как и все свой день ареста,
Морозный день весной и пустота,
Наручники меня срывают с места,
Пришла в мой дом, жестокая беда.

Свободу вижу, где то там вдали,
В бокале яд, его я пью за радость,
Вся Русь изранена, барахталась в крови,
Народ свой унижать, какая гадость!





«Проснитесь, братья Русские»

Проснитесь, братья Русские,
Беда идет в наш дом,
В рай двери очень узкие,
Фашисту в жопу лом.

Пусть власти блажью тешатся,
В стране идёт разгром,
С коней нам надо спешиться,
В земле большой разлом.

Своих сынов растили,
Чтоб землю защищать,
Под сердцем боль носили,
Фашисты, вашу мать.

В чужой земле вы сгинули,
Мы чествовали их,
Не уж-то, для погибели?
Я сочинил свой стих.

Мать Украина вольная,
Не те у вас враги,
А сердцу очень больно,
Ты – сына береги.

Не нужно быть фашистами,
Не надо злость держать,
Вы оставайтесь чистыми,
Фашисты вашу мать.

Хотите все в Америку,
Вам кукиш от меня,
Ведь я к родному берегу,
Привёл опять коня.

Все наши, гибнут с вашими,
Всех горе нас сведет,
Мальчишки все вчерашние,
Идут наоборот.

Спасите братья Русские,
Воюет патриот,
В рай двери очень узкие,
Беда в наш дом идет!

«Прокиньтесь, брати Росіяни»

Прокиньтеся, брати Росіяни,
Біда йде в наш дім,
У рай двері дуже вузькі,
Фашистові в жопу лом.

Нехай влади дурощами тішаться,
В країні йде розгром,
З коней нам треба спішитися,
В землі великий розлом.

Своїх синів ростили,
Щоб землю захищати,
Під серцем біль носили,
Фашисти, вашу мать.

В чужій землі ви згинули,
Ми вшановували їх,
Не уж-то, для погибелі?
Я написав свій вірш.

Мати Україна вільна,
Не ті у вас вороги,
А серцю боляче,
Ти - сина бережи.

Не потрібно бути фашистами,
Не треба тримати злість,
Ви залишайтеся чистими,
Фашисти вашу матір.

Хочете все в Америку,
Вам дулю від мене,
Адже я до рідного берега,
Привів знову коня.

Всі наші, гинуть з вашими,
Всіх горе нас зведе,
Хлопчаки всі вчорашні,
Йдуть навпаки.

Врятуйте брати Росіяни,
Воює патріот,
У рай двері дуже вузькі,
Біда у нашу хату йде!






«Ново Россия»

Мзду не берём, за державу обидно,
Оболгали и предали нас не впервой,
От дыма пожарищ, нам неба не видно,
С майдана лишь слышен, патриотический вой.

Всё что творится, мы за это несём ответ,
Убийцы народа безлики и бессердечны,
Врагу никогда не выдадим, наш секрет,
Даже войны и зло, на земле не вечны.

А сколько нам, предстоит пережить потерь?
Уничтожена, наша Родина Украина,
В Ново Россию, неизвестный заходит зверь,
Но наша сила и воля неистребима.

А политики в кулуарах всё медлят,
Кровью невинных, подписан на Мир контракт,
В этой кровавой резне, они ведь не медлят,
Запаху крови и денег, фашист вновь рад.

Народ ещё жив и пока он ещё не умер,
Россию лишь тронула, эта чужая боль,
За землю торгуются, дело опять лишь в сумме.
А по земле Ново России, катится голь.

Мы Отчизну свою, любим очень,
Кто же предал великий народ?
Убивать, не давали врагам полномочий,
В Киеве в кресле, сидит настоящий урод.

Перед Родиной не опозорим мы чести,
Я, Афганец, не в таких переделках бывал,
Загружали в тюльпаны, груз двести,
Безоружных я, не убивал.

Отраженье Луганска, Донбасса в небе,
Защитим свой родной порог,
Не хотим слушать Киева лепет,
С нами Русь и Великий Бог!

«Ново Росія»

Винагороду не беремо, за державу образливо,
Оббрехали і зрадили нас не вперше,
Від диму пожеж, нам неба не видно,
З майдану лише чути, патріотичний виття.

Все що коїться, ми за це несемо відповідь,
Вбивці народу безликі й безсердечні,
Ворогові ніколи не видамо, наш секрет,
Навіть війни і зло, на землі не вічні.

А скільки нам доведеться пережити втрат?
Знищена, наша Батьківщина-Україна,
В Ново Росію, невідомий звір заходить,
Але наша сила і воля незламна.

А політики в кулуарах все зволікають,
Кров'ю невинних, підписаний на Світ контракт,
У цій кривавій різанині, адже вони не зволікають,
Запаху крові і грошей, фашист знову радий.

Народ ще живий і поки він ще не вмер,
Росію лише зворушила, ця чужа біль,
За землю торгуються, справа знову лише в сумі.
А по землі Ново Росії, котиться голота.

Ми Вітчизну свою, дуже любимо,
Хто ж зрадив великий народ?
Вбивати, не давали ворогам повноважень,
У Києві в кріслі сидить справжній урод.

Перед Батьківщиною не зганьбимо ми честі,
Я, Афганець, не в таких бувальцях бував,
Завантажували в тюльпани, вантаж двісті,
Беззбройних я не вбивав.

Отраженье Луганська, Донбасу в небі,
Захистимо свій рідний поріг,
Не хочемо слухати Києва лепет,
З нами Русь і Великий Бог!





«Крым наш»

Родина Россия теперь мама,
Здесь на Крыму восточные ветра,
Красой Бахчисарайского фонтана,
Немного отдалились от Днепра.
И Ялта, Севастополь теперь наши,
За порт военный денег не платить,
Мы будим теперь кушать, с маслом кашу
И молоко парное с утра пить!

«Крим наш»

Батьківщина Росія тепер мама,
Тут на Криму східні вітри,
Красою Бахчисарайського фонтану,
Трохи віддалилися від Дніпра.
І Ялта, Севастополь тепер наші,
За військовий порт грошей не платити,
Тепер ми будимо їсти з маслом кашу
І молоко парне з ранку пити!





«Мы покидаем Родину»

Я тебя вспоминаю цветок,
Ты родная осталась навек,
А меня забирает злой рок,
Я Семёнов, с земли человек.

На земле, вижу дьявола только лицо,
К жизни одно и к смерти одно,
Мы все дружно замкнулись в кольцо,
Вся судьба полетела на дно.

Катится мир под каким-то углом,
К жизни у нас мимолётная страсть,
Мы живём между злом и добром,
Дьявол на Русь разевает пасть.

Российский народ не слабый и горд,
За Родину головы готовы сложить,
Князь тьмы на троне, не лорд,
Хочет судьбу Отчизны решить.

Из груди у землян рвётся дух,
Но руки не заменят крыл,
Вечная битва у нас между двух,
В рай нам Господь дверь закрыл.

Как будто на лодке врезаемся в риф,
Это конечно злой рок,
Может быть, правда, становится миф,
Путь в преисподнюю глубок.

Народ на коленях и грусть затаят,
Готов пред глазами пейзаж,
Кто же поэт, ну, конечно же, я,
Стихами, мозгам всем массаж.

Детки мои, как грибочки растут,
Звёзды над нами весят,
Нам оставаться не хочется тут,
Мне ведь уже пятьдесят.

Зима на дворе и сверкает лёд,
Остались последние силы,
Бедный народ, давно слёзы льёт,
Вновь покидает Россию!




«Русь рожает дьявола»

Призываю к согласью Богов,
Шлю послание им с голубком,
В той тюрьме не осталось зубов,
От молитв у меня в горле ком.

Всё пространство бежит по усам,
Я был верный Руси, старый страж,
Отворю двери в рай я Вам сам,
Сквозь решётку, свободы мираж.

Мир опять погружается в ночь,
Чтобы вытеснить тьму, мало свеч,
Мысли пошлые гоним мы прочь,
Русь как лодка, опять даёт течь.

Я сегодня в последний раз,
Душу прячу от дьявола вновь,
В ад ворота, а в рай лишь лаз
И осталась лишь к Богу любовь.

Ров с несчастьем велик и глубок,
А кому мы должны внимать?
Остаётся на небе Бог,
На земле, Люцифера мать.

Я за библию дал автомат,
Между строк нахожу ответ,
Я не грешник и не стигмат,
Никому не принёс я вред.

Отслужили немало месс
И не нужен нам мир иной,
Проиграл я судебный процесс,
Я желаю поспать с женой.

Все в дерьме мы уже по грудь,
Нас не будет никто провожать,
Мы уходим в последний путь,
Будет дьявола Русь рожать!



«В мир иной»

Ваш поэт покидает вас,
Не смогу к вам успеть на пост,
Прям с небес, на нас смотрит глаз,
С земли в рай перекинут мост.

Ты на рану мне яд не лей,
Время ваше уже прошло,
Освободи нас Господь от цепей,
Нет греха, раз на то пошло.

Запах счастья идёт от травы,
Я поэт ну чуть мудрец,
На коленях вы, не правы,
Дьявол нас пригласил во дворец.

Поднимаю свой лик к луне,
Мы за Русь ляжем все костьми,
Правда истины есть во мне,
Отношенье моё с людьми.

Нам свободу несёт весна,
А я пережил холод, жар,
Сколько прожил ночей без сна,
Я земной с небес видел шар.

Слушать буду я шелест трав,
От луны на иконах блик,
Сатана на земле не прав,
Я Христа видел свежий лик.

Мама Русь ещё слёзы льёт,
Не могу вам сказать точней,
Ведь Господь никогда не лжёт,
Без молитвы всегда скучней.

Я в стихах людям правду дам,
Пробуждает поэта речь,
Все виденья я вам воздам,
Я Россию хотел сберечь.

С детства Русь я свою люблю,
Я на землю бросаю взгляд,
Может, я опять, крепко сплю?
Не хочу я в тюрьму назад.

Я слова не могу связать,
За очками не вижу нос,
Что народу теперь сказать?
Надо жить нам теперь всерьёз.

У запретки большой сугроб,
Уходить не хочу на дно,
Коротка жизнь и сразу в гроб,
Но про жизнь могу одно.

Я весною вернусь домой,
Написал я стихи не зря,
Вдаль укажет лишь вектор мой,
Там где таит в лучах заря.

Будет семя всходить как встарь,
О свободе хочу мечтать,
С преисподней нас мучает тварь,
Перестань дьявол людям лгать.

Я построить хочу свой дом,
Ангелочка Бог слал за мной,
А я выдохнул зло с трудом,
Направляемся в мир иной!





«Сбережём мы несчастную Русь»

Я приветствую вас друзья,
Нас создал милосердный Бог,
На него понадеюсь я,
На свободу чтоб выпустить смог.

По-людски проведём обряд,
Имя я не рискну назвать,
Добродетелей целый ряд,
Чтоб на Бога смогли уповать.

Остаётся лишь долг и честь,
Я надеюсь, что ада нет
И уверен, что рай там есть,
Ведь на небе всегда есть свет.

В душу лезет лохматый бес,
Ветер зимний опять свистит,
Лестница ведёт до небес,
Пусть народ на Руси не грустит.

Некогда в жизни не был злым,
А судья засвистит в свисток,
Все считали его тупым,
Ринулся народа поток.

А ребёнок в коляске ревёт,
Будет так, а возможно нет,
Поп молебен опять прервёт
И не видно небесный свет.

Тишина, ветер снова стих,
Белку вижу опять в дупле,
Знаю лишь, что не станет их,
На космическом плыть корабле.

В рог охотничий нам трубить,
Поколение вырастит пусть,
Будем Родину мы любить,
Сбережём мы несчастную Русь!



«Я и ты Натали»

О тебе я мечтаю в тюрьме эти дни,
Сноп в тени оставляю огромный тревог,
Ты на нарах мне снишься, моя Натали,
Будто розы сложил, у твоих нежных ног.

Ты как сакуры цвет, для тебя солнце светит,
Я всегда был с тобой, как заботливый друг,
Я тебе подарю, все цветы, что на свете,
Чтоб любовь и свобода, были рядом вокруг.

Я и ты, мы с тобой, в эти трудные дни,
В жилах наших всегда, закипает вся кровь,
Две звезды в небесах, я и ты Натали
И тюрьма никогда, не разрушит любовь!



«Мы окажемся все в гробу»

Вы простите меня господа, за мой пыл,
Говорил в лицо правду не раз,
Чтоб я против течения больше не плыл,
А судьбу измерял лишь на глаз.

Не охотник, не леший я и не рыбак,
Не хочу я болтаться в петле,
Нас на плац выгоняли, как диких собак,
А друзей проверяют в беде.

Не хочу я, катится, да под гору в низ,
Слышу звуки небесных арф,
Где найти долгожданный для счастья мыс?
Затянули на шее шарф.

Надо руки народу, хоть раз сомкнуть,
Я полков вижу чёткий рант
И в дерьме не хочу больше я тонуть,
А с приза я срезаю бант.

Косяки улетели на север птиц,
Торопиться не будим впредь,
Надо сделать, чтоб не было в мире границ,
Нам бы чаще, да в небо смотреть.

Между нами и Богом бывает связь,
Я в раю оказаться рад,
А сейчас, управляет парадом мразь,
Для поэта нет в мире преград.

Нам хоть раз достучаться бы всем до небес,
Мне прожить бы хоть сотню лет,
Не даёт мне свободу кремлёвский бес
И я в душу вбираю свет.

Я вперёд устремляю упрямый взор
Обо всём говорю я им,
От мороза на окнах опять узор,
На свободу вернусь к своим.

Я во снах вижу поле, огромный сноп,
Вижу тысячи ярких планет,
но валяемся все, мы у дьявола стоп,
нам прощенья от Бога нет.

В этом мире остался, живу я здесь,
Я бы скушал Узбекский плов,
Высыхает мой разум, почти что весь,
В беге строк и в гуденье слов.

Я нерусскую слышу повсюду речь
И я горечью в сердце полн,
Я попробую матушку Русь сберечь
И рыгаю при виде волн.

Больше яд мне на рану мой друг не лей,
Вся Россия опять в снегу,
Сколько жить нам осталось до смерти дней?
Мы окажемся все в гробу!



«Нет успеха»

Хоть немножко у Бога, мы счастья попросим
И опять под лопаткой, как раньше заныло,
Пронеслась по земле, желтобрюхая осень
И по кругу меня, вновь зима обступила.

А какого не помню, сегодня я рода,
А кому не скажу, разразится потеха,
Вспоминаю число и какого я года,
Превращалась судьба, снова в громкое эхо.

Я во сне слышу шум, он подхваченный чащей,
Я природой живу и не надо мне денег,
Бор сосновый скрипит, весь от ветра шумящий,
Снегирями облеплен зимой можжевельник

Я в полёте как смерч, соревнуясь лишь с тучей,
Я на тучку нажму, всех водою забрызжу,
Я с природой в родстве, то единственный случай,
А печальный твой взор, я во сне всегда вижу.

Не хочу жить во сне, а лишь быть на яву,
Не хочу подрываться на вражеских минах,
Я с гранатой не мог, оказаться в плену,
На Кавказе я вырос, на горных вершинах.

Через ад и сквозь смерть, я прошёл все версты,
А от соли во рту, ощущаю я сладость,
А на небе останутся лишь две звезды,
Дьявол сделал мне боль, а Господь дал мне радость.

Дьявол глупости мне говорит прямо в уши,
Он с моею душою становится вровень,
Собирает он сетью, никчёмные души,
А за что я в тюрьме? Ведь я не был виновен.

И лишь в Храм я с молитвою шёл и с любовью,
Я не склонен на месте, к большому движенью,
Да прибудет Спаситель и станет опять к изголовью,
Я поэт, очень горд, не привык к униженью.

Охватило меня тишиной и посмертною славой,
А в ушах застывает промозглое смолкшее эхо,
Все мы дети земли и всегда остаёмся мы правы,
Остаёмся с земной клеветой, не снискавшей большого успеха!



«До Победы, сорок дней»

Какой уютной показалась,
Мне вновь холодная земля,
Война в глазах запоминалось
Лишь Родину свою любя.

В бою, под знаком Зодиака,
На окровавленном снегу,
Трубит трубач и вновь атака,
В упор стреляем, на бегу.

Чтоб от земли мне оторваться,
Дай ангелочек два крыла,
Нам суждено в земле остаться,
Любовь лишь к Родине была.

Нас с ног сбивала сила ветра,
Бежим по мёрзлой целине,
До дзота ведь всего три метра,
В бою, со смертью наравне!

Нам перед смертью бы махорки,
Разрывов дымные следы,
Фашиста вижу на пригорке,
К наркомовским, да мне б воды.

А тучи в небе ветер гонит,
До той Победы, сорок дней,
Русь матушку, никто не тронет,
Я прикипел душою к ней.

И я как все в Победу верил,
В любви к Отчизне наша сила,
А сколько жить, нам Бог отмерил,
Героем будь, служи России!


«Отопри дверь»

Я другой такой не видел страны,
Дороги ведут все на север,
Своей Родине мы нужны,
Мой стих, как дрожащий стебель.

Русь дарована нам судьбой,
Другой такой нет в целом мире,
Я, Россия, на век с тобой,
Я тебя прославляю в мире.

От одного я пишу лица,
Выдохи считаю и вдохи,
Красного не найду словца,
Подлинность вижу эпохи.

Возвращаюсь к календарю,
Он меня иногда выручает,
Встречу новую завтра зарю,
Вечность в награду получаю.

Не сносить сатане головы
И стоять мы не будем на паперти,
Я прошёл все страданья, увы,
В тюрьмах, люди хорошие заперты.

Ты кремлёвский нас дьявол не мучай
И в тюрьме отопри мою дверку,
Ведь тебе и не нужен ключик,
Дай команду чиновникам сверху!



«Лжи амнистия»

Я листаю опять календарь,
Торжествую в стенах над удушьем,
Я не грамотный, мне бы словарь,
К дням готовлюсь всегда я к грядущим.

Ведь свобода моя, как янтарь,
А зимою за ветром ревущим,
Перед мартом конечно февраль,
Кустами мимозы цветущей.

Вся земля от восторга гудит,
Нам амнистию вдруг зачитали,
Нам в глаза президент не глядит
И чиновники складно все лгали.

Подношу я указ тот к лицу,
Лжи амнистия в блеске своенравном,
Императору не стыдно пошлецу,
Взнезнесённому над тернием и лавром!




«Защищаю великую Русь»

Сатаны замечаю тень,
С люцифером пускается в пляску,
Наступает не мой нынче день,
Выносить не могу я встряску.

Сатана на мне плоть всю рвёт,
Он опять мою душу просит,
Русь Великая слёзы льёт,
На плечах крест тяжёлый носит.

Вождь кремлёвский опять нам лжёт,
Мне на шее петлю затянет,
Нам всем надо идти вперёд,
За собой в преисподнюю манит.

А мы мыслями все полны,
То что было я помню смутно,
Воплем дьявола оглушены,
Разразился вдруг гром оттуда.

Меня бросит взрывной волной,
От контузии нет отметки,
Лишь осколок во мне стальной,
Папу ждут на гражданке детки.

Слышу пуль о броню я звон,
Преграждает путь ржавый рельс,
Я служил тогда в сотой ДОН,
Для ребят был последний рейс.

По тропе слышу стук подков,
Вражье племя спускалось с гор,
Пулемёт режет нас с холмов,
Всех хотят нас пленить, позор.

Багровели все стебли травы,
Кровь вокруг, ног и рук обрубки,
Мы сражались почти как львы,
Я мужик, а не баба в юбке.

Мы стояли за Русь стеной,
Пар кровавый тянул с реки,
Не вернусь я живым домой,
А в земле будут гнить черепки.

Вырывается мат из уст,
Вызываю огонь на себя,
Шевелится под склоном куст,
Я господь уповал на тебя.

От шрапнели всё тело в иголках,
За Россию умру, ну и пусть,
Под пеленою валяюсь осколков,
Защищая великую Русь!



«А мы защищали отчизну»

Путь к Победе измеренный вёрстами,
Но не капали слёзы из глаз,
Нам встречались деревни с погостами,
На них Родина мама сошлась.

Помним горе Твери и Смоленщины,
Как свинцовые лились дожди,
Как с детьми и под танки шли женщины,
Прижимая их крепко к груди.

Загляну я в альбом, да украдкой,
Наш Господь, ты детей хоть спаси,
Телогрейки, обшитые латками,
Повелось так носить на Руси.

Но дороже всего мама Родина,
На Руси с малолетства я жил,
По Европе дороги все пройдены,
Нам своих не хватало могил.

Поле русское, там, за околицей,
Вспоминаем усопших, живых,
А в церквах матеря наши молятся,
Чтоб вернуть сыновей всех своих.

Нам всем, предками, гибнуть завещано,
Нас Русь всех на свет родила,
Заботилась, русская женщина,
Как сына меня обняла.

Стерпела Россия пожарища,
Москва уж давно позади,
На наших глазах, погибали товарищи,
У всех ордена на груди.

Кого-то в войне пули милуют,
Мы смотрим на мир через призму,
Враги наших женщин насилуют,
А мы защищали, Отчизну!



«Я буду охранять границы»

Весна глядит сквозь окна на меня,
Дуб выпускает первый клейкий лист,
Застала лишь в тюрьме меня судьба,
Я соловьиный утром слышу свист.

Мне снилась ночью чёрная коза,
Она меня бодала, вот зараза,
От горя у меня опять слеза,
Ведь здесь в тюрьме, всё недоступно глазу.

Другая жизнь, с той стороны стены,
Мне видно у Невы черты гранита,
А боль в висках, проходит до спины,
Перловой кашей брюхо вновь набито.

Идти мне до свободы, две версты,
Писать картины буду я с натуры,
А для стихов, опять нужны листы
И хуже ФСИНа, нет другой структуры.

В тюрьме цемент, кирпич, а там гранит,
Я голубем хотел бы стать крылатым,
Я, с неба бы, земли увидел вид,
А лучше превратиться в звёздный атом.

А между чувств моих, опять провал,
Я музой всех скрепляю с той же силой,
У нас в стране, опять девятый вал,
Я в трубку телефона слышу: »Милый».

Наш триколор надели, прям на жердь,

Любовь и страсть ношу через истому,
Мне каждый день, в тюрьме, грозила смерть,
Весна, приблизила, к свободе, к дому.

Я мерил расстояние на глаз,
От ласки я далёк, от нежных рук,
Мне приходилось рисковать не раз,
Я перепрыгнул полный ров разлук.

И никогда, ты сразу не опешишь,
Смотрю я над «Крестами» только вверх,
Я сколько на Руси искал убежищ,
Хотел бы вместо слёз увидеть смех.

Я в силу грусти, а точней привычки,
В стихах сложил различные слова,
Всё веселей поют мне утром птички,
Моя не хочет думать голова.

Я не силач и я не гну подков,
Моя судьба, уже лежит в руинах,
Так тихо странник шёл, меж двух холмов
И сколько одолел дорог он длинных.

Я на войне, не оставлял следы,
Ходил в дозор и восседал в засаде,
По-прежнему остались все черты,
Я прикрывал бойцов обычно сзади.

Я на свободу выхожу, вот это весть,
Все перечитываю старые страницы,
Я Родине служить останусь, здесь
И буду охранять её границы!


«Нет начала и конца»

Устремляюсь к тебе в небеса,
Все слова привожу я в движенье,
А я верю ещё в чудеса,
Лишь на этом моё только мненье.

Я счастливый, свободе я рад,
Ухожу я порой от сужденья,
Президентских не надо наград,
Только жизни я вижу суженье.

А дорога всё шире длинней,
Поджидает меня торжество,
Вновь я верить стал в Бога сильней,
Превращаться не стал в божество.

Машет милая мужу с крыльца,
А в хлеву тихо блеет овца,
Наши вместе на веки сердца,
Нет начала у нас и конца!



«Вагина»

Я сыграл бы тебе с пианино,
В песнях счастья вам буду желать,
Ты моя дорогая Вагина,
Будешь ты как цветок расцветать.

Буду рядом тебе я не в тягость,
Чтоб любовь и покой был вокруг,
Будет в доме и счастье и радость,
Рядом ты, мой заботливый друг.

Я, Вагина, впитал твои чувства,
Загляну в твоё сердце не раз,
Ведь любить, это тоже искусство,
Для двоих это счастье, для нас!


«По вертикали»

Я доверяю милая тебе,
Не признаю кривляние уродству,
Твоя судьба, пришла к моей судьбе,
Передадим все знания потомству.

Получим счастье мы из под полы,
К другому миру нет уж интереса,
От Бога дожидаюсь похвалы,
От спящего заснеженного леса.

Стал стар, ослеп, немного глуховат,
За жизнь свою, мне негде взять залога,
Сижу в тюрьме, но я не виноват,
Таких как я, по всей стране так много.

Мне чистых не хватает всех страниц,
А я ведь так стремительно старею,
А сколько незнакомых вокруг лиц,
Ведь по-другому жить, я не умею.

Народ России, ты не обессудь,
Писать стихи не буду я отныне,
Сквозь трудности прокладываю путь,
Ведь мы всю жизнь живём в своей гордыне.

Я путь не различаю впереди,
Вдруг обнаружил яд в своём бокале,
Не спотыкайся и вперёд иди,
Жизнь кувырком летит, по вертикали!



«Свечи»

С утра до вечера работал как пчела,
Но выгод не имел я безутешно,
Ирония судьбы шутить могла,
Я лишь стихи свои пишу успешно.

Опять я подхожу к календарю,
Вновь на луну смотрю я сиротливо,
Мой приближался срок лишь к декабрю,
Три месяца, считаю кропотливо.

Два человека борются во мне,
К свободе нелегко идти зимою,
Об этом расскажу я лишь тебе,
А от тебя я правды ведь не скрою.

От риска получаю я азарт,
Всю жизнь я проживаю только с риском,
Свободу мне подарит месяц март,
Но предстоит бороться ещё с иском.

И не имею дорогие я меха,
Дух остаётся снова в моём теле,
Уйду я от публичного греха,
Я человеком стал, по крайней мере.

Жизнь проживу я, с каменным лицом,
Но по утрам я делаю зарядку,
Свести я не могу конец с концом,
Чиновник у народа берёт взятку.

Я не остался в жизни, в стороне,
У каждого найдётся свой Иуда,
Я счастье отыщу в другой стране,
Ведь я, не ожидаю больше чуда.

Не допущу ошибок вопреки,
Капель весною капает, прям с крыши,
А рифма вся, на краешке строки,
Мои стихи взбираются всё выше.

Споткнулся я, но на шестой версте,
Столкнулся в жизни вновь с непостоянством,
Как я, к своей привыкну слепоте,
А жизнь сливается с зависимым пространством.

Жизнь продолжается, и счастья я ищу
И взваливаю крест я свой на плечи,
Ведь я с Россией матушкой дышу,
А в Храме догорают наши свечи!



«Светлана»

Светлана недоверчива к любви
И связана с мужчиною союзом,
Моё стихотворение не рви,
Лежит твоя печаль на сердце грузом.

Ведь встретил вас, я на беду свою,
Ведь щедрость не уступит аппетитам,
Вам, под окном, я серенаду пропою,
На веки я останусь монолитом.

В тюрьме, все одинаковые дни
И между нами нет теперь границ,
Не делай вывод ты, повремени,
Пришла зима и нет уж певчих птиц.

Стихами чувства ваши воскрешая,
А жизнь не вечна, время впереди,
Судьбу, то возводя, то разрушая,
Весной освобожусь, ты только жди!



«Я Питеру дарю свой новый стих»

Мы в детстве веселились все гурьбой,
Там множество гуляли грязных пьяниц,
А небо звёздное висело надомной
И на луне я видел чистый глянец.

Когда-то, я приехал в Ленинград,
Санкт – Петербург, теперь он мой родимый,
Здесь не растёт как на Кавказе виноград,
Вкус сока помню, он неотразимый.

На Невском был теперь глубокий снег,
Его машины дружно расчищали,
Боролся со стихией человек,
А снег всем надоел, весну все ждали.

Я Питеру дарю свой новый стих,
Хороший написать всегда по силе,
Нет в мире городов ещё таких,
Его когда-то горожане защитили.

А на душе, невыносимая тоска
И мне поэтом быть дано по праву,
Я после бани, выпил бы кваска,
Преподнесёт судьба поэту славу!



«Спасай Россию»

Нам чиновник вечно лжёт,
Не даёт нам выйти в свет,
Его дьявол стережёт,
Для него святого нет.

И в крови все кисти рук,
Он напился её впрок,
Это значит всё вокруг,
Всем дадут тюремный срок.

Слёзы, мы не будем лить,
Ты народ, в набат забей,
Разорвётся жизни нить,
Мне осталось сотня дней.

В марте воля и семья,
Для борьбы остались силы,
Русь, ты Родина моя,
Беса бей, спасай Россию!



«Солдат был герой России»

Противостоит народ лжи и несметной силы,
С себя чиновникам, не отмыть клейма.
Боремся за правду, рвём глотки и жилы,
В России мой дом – тюрьма.

В тюрьме надзиратель, злее рецидивиста,
Низшее существо, для них есть зек,
Каждый нежится, за счёт зека стремится,
Тюремщик забыл, что и я человек.

Я привык на войне к наградам,
С верой абсурдной, есть жизнь и за толщей стен.
За дверью с глазком, надзиратель проходит рядом,
Русь дорогая, проснись и вставай с колен.

Люцифер с сатаной топчут землю,
Им никто на земле не указ,
Император своей, восхищается тенью,
Властью упившись, приходит в тупой экстаз.

В дерьме ковыряемся, словно в тесте,
У Фемиды, неограниченная власть.
Бороться со злом, все выходим вместе,
Дьявольской крови, напьёмся всласть.

Войны идут, туман перемешан с дымом,
Мир бы увидеть, хотя бы нам всем во сне,
Мы счастливы все, в будущем обозримом,
Дайте свободу и мир, вы моей стране.

Но до сих пор, не совсем, я не понимаю,
Наша Русь мать, ведь сильна, не мала,
Шли сквозь пожары, всегда и к победному маю,
Матушка Русь, пол Европы к Победе прошла.

Топили её, погибала она и горела
Даже не знаем, откуда взялось столько силы
Родина наша, честь, славу, к Победе имела,
Помним всегда, что солдат, был герой у России!



«Моя дорогая Россия»

Нет Родины в мире милей,
Нет Родины в мире красивей,
Нет Родины в мире светлей,
Зовём её мамой, Россию.

Веками народ будет с ней,
Кто равен Отчизне по силе?
С колен поднимайся смелей,
Моя дорогая Россия!



«Русское поле»

Русское поле, наполнено рожью,
Сотни гектаров отборных лугов.
Тварям живётся неплохо всем Божьим,
Ангел на землю сошёл с облаков.

Землю водой, всю святой оросили,
Горы, моря, осенили крестом,
Нет у нас Родины, кроме России,
Русское поле, отеческий дом!




«Шаг делаю с испугом»

Сегодня на дворе декабрь,
А оттепель идёт всю ночь,
Был холодней ещё ноябрь,
Плохие мысли выбрось прочь.

День Конституции сегодня,
Амнистия, всё это ложь,
В кремле решили так, на сходне
И весь народ бросает в дрожь.

Наш мир, был дьяволом разрушен,
Народ страдает много лет,
В России дьявол нам не нужен,
Ведь в жизни не найти просвет.

Я захоронен был живьём,
Лежу в сыром, но русском поле,
Я мертвецом брожу, живьём,
Не ощущал от света боли.

Я снял с себя тяжёлый грех,
Воздвигнул крест на красный мыс,
Я здесь, душа ушла наверх,
А остальных грех тянет вниз.

По листьям жёлтым еж шуршит,
Забот совсем не знает,
Не зги вокруг и не души,
Собака где-то лает.

Я жизнь свою не убыстрю,
Вдох издаю со звуком,
Я сквозь очки на мир смотрю,
Шаг делаю с испугом!




«Краповый берет»

Я свой АКМ прижимаю к бедру,
Все пули летели со свистом,
Врага оттеснили к реке мы, к бугру,
Когда то, я был журналистом.

От тучки на землю, ложилась вдруг тень,
Туман, от него только сырость,
А краповый старый берет набекрень,
На нём вся война отразилась.

Я смерть пацанов, пережил всю в душе,
А раненых тащим за ворот,
Я им перевязку творю в блиндаже,
Мне пальцы сковал лютый холод.

Патронов две пачки ещё отыскав,
Оторван шинели рукав,
Последний патрон, в магазин я загнав,
Солдат на войне всегда прав.

Мы в реку не лезли, большая вода,
Комбат батареей поможет,
Но нет ведь снарядов и это беда,
А это всю роту тревожит.

Как хочется жить и ведь я человек,
Нас ветра сбивает порыв
И нет больше счастья, а жить всего век
И вот долгожданный тот взрыв.

Огонь вызывал только я на себя,
Не как не укрыться здесь мне,
Любимая ждёт меня дома семья,
Земля только нынче в огне!









«Про жизнь»

Ведь жизнь не вечна, как прогнивший мост,
А небу не прибавить синевы,
Нагими выгоняют на погост,
Где нет зелёной и с росой травы.

А сердце бьётся не в моей груди,
Я обхожу, судьбы упрямый угол,
Ты зверя во мне дьявол не буди
И не пугай ты, в поле старых пугал.

Пройду по опустевшим деревням,
А на деревьях нет уже листвы,
В тюрьме я числа сосчитал по дням,
Душа моя всплывала с глубины.

Я лучше б жил, среди пустых небес,
Жизнь отступает, от самой себя,
А в душу лезет, обнаглевший бес,
Хохочет и кусает плоть сопя.

А я всю жизнь привык к военной форме
И лето отдыхал всегда в селе,
Я на Руси пускаю свои корни,
Не буду жить я, на ничьей земле.

Плачу за жизнь, я Господу аренду,
А солнце мне даёт своё тепло,
Я просмотрел судьбу, как киноленту,
Ведь снова не хочу попасть в дерьмо.

Ведь на земле на этой грешной нет меня,
Как будто в океане я, за бортом,
А в поле, лезет вверх опять стерня,
Как ногти выросли на теле мёртвом.

А дьявол расправляется с былым
И потные ладони трёт при этом
И кажется всегда он людям, злым
И от него мы защищались ярким светом.

Я защищён стихиями, пятью
И не боюсь не дьявола, не беса,
Я ненавижу прокурора и судью,
А в Храме продолжалась Божья месса.

С чиновниками так же, я не лажу,
Терплю, из уст не вырвется стенанья,
Я сел за пустоту, а не за кражу,
Сквозь вековое решето непониманья.

Я стал в тюрьме немного слеповат,
Меж звёзд я просочусь и море капель
И я свободе, как мальчишка рад,
Рубила грусть мою, вся сотня сабель!


«Прощай моя любимая Отчизна»

Пишу стихи, пока горит свеча,
Мой принцип жизни заключается в корнях,
Я на войне стрелял, всегда с плеча
И о забытом вспоминал, но лишь в дверях.

Мир полон чистою и пресною водою
И дарит солнце людям яркий свет,
А я родился под счастливою звездою
И навсегда затянет время старый след.

А сердце рвётся всё сильней к тебе,
Но я в тюрьме и от тебя всё дальше,
Свой долг на нарах, отдаю судьбе,
А в голосе вельмож, всё больше фальши.

Как жаждет дьявол из кремля, поэта крови,
Без воспитания, прожорлив и тупой,
Мы люд простой, совсем ему не ровни,
Народ России прикрывает Бог собой.

Я жертвую свободой и мечтой,
Во благо счастья Родины своей,
Счастливою пожертвую судьбой
И за решёткой остаюсь я с ней.

Моя жена, почти уже вдова,
Я не виновен, что судьба капризна,
Огонь затушит зло, а не вода,
Прощай моя любимая отчизна!



«Уйду в монастырь»

Зимой, как весной развезло
И в пору на лодку с веслом,
Затопит все пять деревень,
Мозги уж, совсем набекрень.

Где взять мне горячую печь,
Забраться наверх и прилечь,
Мне снится, что я у ручья
С природой вдруг вышла ничья.

А дождь вместо снега идёт,
Дерьма у людей полон рот,
Запряг бы я тройку коней,
Отправился я б, только к ней.

Запрячь не великий в том труд,
Но канули лошади в пруд,
Мы что на сегодня имеем?
Мягко сказать, жёстко стелим.

Ты милая в трубку молчишь,
Меня ждёшь, в окошко глядишь,
Накренился старый забор,
От ветра шумит новый бор.

Мне хоть одного бы коня,
Домой довези ты меня,
С окна замечательный вид,
Тюрьма триста лет простоит.

Мне снится, цветёт всё вокруг,
С любимой зашёл я на луг,
Вокруг не души и пустырь,
С тюрьмы я уйду в монастырь!



«Пожелания Леноре»

Судьбой распорядился гороскоп,
Так вышло, что Ленора рак и тигр,
Своим умом, она разит всех в лоб,
Не терпит злых, бесчестных подлых игр.

Пусть в жизни будет всё в твоей прекрасно
И горьких слёз не будет никогда,
Всё будет для тебя светло и ясно,
Но жизнь порой упряма и сложна.

Тебе Ленора, я желаю счастья,
Я в нём тебе желаю утонуть,
Чтоб отступило горе и ненастье
И свежей радостью тебе всегда вздохнуть.

Твоей семье, Сибирского здоровья,
Неиссякаемый источник будет сил,
Мужчина дорогой, согрел любовью
И на руках, всю жизнь тебя носил!




«Письмо из зоны ИК-5 Санкт - Петербург»

Метёт зима, над сумраком полей,
А горы вековые спят от ветра,
Вдоль всей Россий, ведь сто тысяч тополей,
Нас сотни разделяют километров.

Ты под счастливою звездою родилась,
Созвездье рака, а сама тигрица,
Любимой ты счастливой назвалась
И для меня ты, Шемахинская царица.

А время песен о любви и вновь,
Я сердце отдаю правдивой лире,
Вдруг в венах закипает горца кровь,
Ведь о Кавказе знают во всём мире.

Ты больше мне, чем друг и ты со мной,
Судьба, календарём нас бьёт по нервам,
А хочешь, будь навек моей женой,
Но помни, я джигит, везде был первым.

Создал тебя Аллах ещё для счастья,
На помощь воспалённому рассудку,
Ты выживешь любимая в ненастье
И уделишь мне времени минутку.

Я без тебя бессилен, одинок,
Мы друг у друга, будем брать советы,
И алых роз букет у твоих ног,
На все вопросы в жизни есть ответы.

Все помню я приличья скромных норм,
А я в ночи пишу тебе бессонной,
От мужеских отталкиваясь форм,
Прожектор с вышки, нам светил над зоной.

А я на время, попадаю в ад,
Аллах тебя послал мне, вместо песен,
Ты на свободе, как в раю, я очень рад,
Нас делит расстоянье, но мир тесен.

К концу уже подходит весь мой срок,
Освободятся для другого мои нары,
Я выйду, за тюремный, за порог,
Аллах нам указал, с тобой мы пара.

Ведь я простой Войнах я не герой,
Я сын Кавказа и хороший друг,
Кругом враги и кружатся как рой,
Нас защитит любовь, стеной вокруг!


«Врагу не отдадим свою Россию»

Везли гробы героев на лафете
И ты напрасно слёзы мать не лей,
Остались не одни на этом свете,
Осталось до победы восемь дней.

Они к Берлину шли и прям от Бреста,
Но не дошли, попали на лафет,
На кладбище теперь искали места,
Им на земле покоя больше нет.

В Европу заходили из России,
Мы в поездах махали всем рукой,
Живыми возвращаются другие,
Закончилась война, пора домой.

Вы знаете то горе понаслышке,
Оно у нас останется в сердцах,
Не встретит мать любимого мальчишку,
Ждать будет сына, сидя у крыльца.

Мать у могилке, с влажными глазами,
Венок, что на могилке весь в пыли,
Другие сыновья вернуться с нами
И поцелуют горсть своей земли.

Своею жизнью мы не дорожили,
Свою мы выполняли все миссию,
Великой Родине мы все своей служили,
Врагу не отдадим свою Россию!





«Семья»

А у меня не тот уж возраст, всё просторно
И очень уж отчётлив весь мой путь
И жизнь вся эта вовсе не притворна,
Я не хочу всю жизнь перечеркнуть.

И каждый год, особенно мне дорог,
Семья моя и всей судьбы,
А я всегда был вспыльчивый, как порох,
А в детях кровь моя и сила всей борьбы.

Их по ночам целую не тревожа,
Звучит труба сыночка моего,
А переделать мне его, уже не можно,
Не изменить мне в прошлом ничего.

Всё не к чему, мне нравился мой возраст,
Не встречу больше в жизни никого,
В лесу я с сыном, собираю хворост.
Не заморозить ночью, чтоб его.

Семья святое, дочь, жена, сыночек
И кот, что по ночам мяучит в дверь,
Всю жизнь прожил в грехе, без проволочек,
Читатель, ты мне на слово поверь!



«Мой цветок»

В письме мои стихи к тебе дойдут,
Они хорошие, но грустные немного,
Мы встретимся когда-то у порога
И я совсем тогда уж буду крут.

Ты выделишь мне в доме уголок,
Диван отодвигаю я громоздкий,
Махать ветвями будут мне берёзки,
Но ты последний в жизни мой цветок!





«Мой друг»

Мой друг был сложным, тяжёлый на подъём,
Не плакал даже под ножом хирурга,
Всегда стоит он на своём
И из беды он вызволяет друга.

Без хитрости и был всегда он смел,
Друзьям не доверял попутным
И врать друзьям он не умел,
Но как всегда, для всех, он был уютным.

Идти куда-то с ним, не тяжело,
Над головой звезда висит отвесно
И видим птицы в небе мы крыло,
Лишь в этой жизни, мы находим мест!




«Поэт не думает о славе»

Поэт не думает о славе,
А мысли все его чисты,
Вся закалялась муза в лаве,
Наводим с жизнью мы мосты.

Сердечко стукает упруго,
А слёзы льются, прям из глаз
И в сети к нам, попался угорь,
Он превратился вдруг в алмаз.

Пока поэт не пишет песен,
Но не боится он труда,
Он некому, пока что не известен,
Но это ведь совсем и не беда.

И он, конечно, был другого нрава,
Напишет он стихи свои все в срок,
Даст Бог, придёт к нему и слава,
Не первый том стихов, положат на порог!





«Лаба»

На Санчарском перевале есть родник,
Он течёт речушкой словно нить,
Он в расщелине камней возник,
Чтоб животных и людей поить.

А течёт ещё здесь и ручей,
Вобрал в себя двенадцать он источников,
Сколько дней прошло тех и ночей,
Утром приближался стук подков.

Это, потерявший конь узду,
Камень он упрямо бьёт ногой,
Но к нему сейчас я подойду,
Все текли источники рекой.

И теперь протекала река,
А с полей прилетели шмели
И река вся быстра и легка,
Выползает змеёй из земли.

А течёт под подошвами гор,
Не боится подземных криниц,
Она дочка всех горных озёр
И ушла из пещерных темниц.

Ты даёшь свою воду лугам,
Я коня за собою веду
И коня своего не отдам,
Если надо, под землю уйду.

А вокруг всё летали шмели,
Охраняют родник и тогда,
Ведь из этой прекрасной земли,
Появляется речка Лаба!




«Помощи ждать неоткуда»

Чиновник приходит, чиновник уходит
И над судьбой все моей верховодят,
Нет мне покоя, тюремного сна,
Жизнь новизна и судьба крутизна.

Стихи все мои не плохи и не строги,
В тюрьме у окна, у железной дороги,
Менты за стихи, мне по почкам давали,
Не шли мне на помощь, другим помогали!




«Постарайся Родину сберечь»

В стихах живёт не только слово,
Словам не верю не на грош,
В хорошем не ищи плохого
И не примешивай к ней ложь.

Башка вся мыслями забита,
От зла не прячу головы,
Свои стихи читал открыто
И обращаюсь к вам на вы.

Нам всем стоять на баррикадах,
Мы заряжаем в ствол картечь,
Я не прошу за смерть награды,
Нам надо Родину сберечь.

Бой с Люциферам нам по силам,
Поддайте пушечки огня,
У матери спрошу, России,
С тюрьмы, освободит меня?




«Мой конь»

Я в горах, последних лучших дней,
Выпускаю на луга коней,
А на небе нет с утра луны,
Сколько времени осталось у судьбы.

Мой жеребчик стройный, легконог,
Был мой жеребёнок стригунок,
Сахарком немного угощу
И пастись на волю отпущу.

По полю несётся как стрела,
Очень молод и не знал седла,
Не ковал ему ещё копыт,
Подкую, земля вся зазвенит.

Я кладу морковку на ладонь,
Похрусти любимый ты мой конь,
Он Кавказский конь мой коренной,
В холке стройный, масти вороной.

К своему тянулся седоку
И его схватил я на скаку,
Каждый день даю ему овса,
С радостью он смотрит мне в глаза.

Сильный жеребец, весь коренной,
Не спешит расстаться он со мной,
Годы шли, стареет славный конь,
Он устал от скачек и погонь.

Он устал, недугами томим,
Сколько лет он проживёт и зим?
И настало думать время мне,
О своём прекрасном скакуне!





«Их выбросить нельзя»

В моих стихах, есть правда в каждом слове,
Но выпадает иногда строка,
Стихи крепки, подобные подкове,
Не устаёт творить добро моя рука.

И не утратили стихи свою летучесть,
По строкам пробегает грусть скользя,
Все эти строки, ждёт плохая участь,
Их не могу я выкинуть, нельзя!



«Россию надо от врагов спасти»

Прожил полвека я, ни разделимо,
Мне помогала вовсе не родня,
А без огня, ведь не бывает дыма,
Моя на небе загорается звезда.

И если власть совсем уж не оглохла,
По жизни, строгим принципам идти,
Я думаю, что от переполоха,
Россию надо, от врагов спасти!


«Моя Держава»

Проходит осень, это браво,
На лужах появился лёд,
Россия Русская держава,
С небес Иисуса долго ждёт.

Наш Бог с небес смотрел угрюмый,
Внизу не видит ничего,
Народ столпился у Госдумы,
Уже наслышались всего.

И через каменные джунгли,
Поэт идёт, не вспомнит мысль,
Дома горят, как ярко угли,
Наш триколор взметнулся в высь.

А в мыслях кроется огромность,
Красивых снежных горных скал,
Россия обретает стройность,
И соразмерность всех начал.

А кто в России глушит шумы?
Спят люди на сухой траве
И весь народ заснул у Думы,
Свобода зреет в голове.

Ладонь рабочего шершава,
Вставляю фразу между строк,
Россия дом, моя Держава,
Флаг надо мной поможет Бог!


«Черно путья»

Все бредём мы по чернопутью,
Не по тропе мы идём лесной,
Тела весят на железных прутьях,
Крест свисает берестяной.

С родника ты испей водицы,
Всё равно ты вино не пьёшь,
Лику в Храме успей поклониться
И свечу не купи за грош.

И не славы он этой ради,
Крест Христу, человек мастерил,
О большой он мечтал награде,
Даже монеты не получил.

Не мечтает народ о том же,
Его ноша станет легка,
Если даст Иуде по роже,
Здесь моя пригодится строка!






«Зло где-то рядом»

Я вижу, из кремля торчат рога,
Везде по кругу тарахтели бубны,
Из Спасской башни тянется рука,
Там чёрт сидит, к нему мы не доступны.

Он ел икру и попивал вино,
Не скроешься и от его ты взора,
Людьми командовать сейчас не мудрено,
А может, выгоним его, с позором?

Он создавал на небе миражи,
Тела бросал людей и прям в сугробы,
Без совести он был и без души,
Глубокие протаптывает тропы!





«Его поэзия живёт»

Дождался он из ночи дня
И сделал вывод для себя,
Поэта мудрые слова,
Доступны стали для тебя.

Поэт отважный, молодой,
Он вёл себя как глашатай
И добрый для людей, не злой,
Он создавал народу рай.

Ведь он, по праву старшинства,
Имел кусок земли, не графства,
Всем бедным он раздал богатства
И не утратил мастерства.

Сверлил всегда он взглядом твёрдым,
Всегда страдают бедняки,
Он клятву дал перед народом,
Писать стихи, не пустяки.

Духовной был всегда он силы,
Перед чиновниками горд
И в каждом, уголке России,
Его поэзия живёт!





«Стихи движут миром»

Стихов так много о любви,
Пишу я строки об отваге,
Народ в стихах ты призови,
Российские поднимут флаги.

Я душу вам хочу излить,
Преподнести вам стих особый,
Плохих стихов не может быть,
У лиры, не должно быть злобы!





«Поэзия, служение искусству»

Да здравствует народное искусство,
Оно свободно от больших интриг,
Пускаю мысли все и эти чувства,
Молюсь я, на священный в Храме лик.

Господь ведь не привычен и не ясен,
Он всех людей сейчас бросает в дрожь,
Вглядись в икону, этот лик прекрасен,
На девственную природу он похож.

Кто верил в Бога, называли безрассудством,
Здесь утопают в крови берега,
Поэзия, служение искусству,
Потомкам оставляем на века!






«Мастер дзюдо»

Быть мастером дзюдо неоспоримым,
Моя мечта была и с детства цель,
Санкт – Петербургом, городом любимым,
Свою Россию, прославлять хотел.

Давал я детям знанья по крупицам,
В Додзё они трудились, как в цеху,
Медали получал по заграницам,
Все, на земле, мы прожили в греху.

Мы не курили и вино не пили
И прибавлялось сил у нас в сто крат
И не всегда по правилам судили,
Мой самурайский меч всегда булат.

Страдает мать Россиюшка веками,
Я поддержать её всегда готов,
Своими защитим её руками,
На помощь призовём всех мастеров!






«Мои стихи»

Стихи мои, моё мученье,
Мои стихи, мои руды
И только, словом излеченье,
Лекарство то, от глухоты.

Мой сын угрюмый, безголосый,
Пытается он песни петь,
Зато в стихах он очень сносный,
Он на трубе любил звенеть.

Детей люблю, рощу упорно,
Дороже нет ведь никого,
Стихи свои читал раздольно,
На радость сердца моего!




«У вечного огня»

Народ собрался весь, у вечного огня,
Наш город Колпино, он молодой, прекрасный,
В военные года, был как броня,
Дождём свинцовым било, в день ненастный.

Когда-то был воинственно бездомен,
Но город ничего не обещал,
На всём заводе на Ижорском, много домен,
Давно металлургическим он стал.

А Победы, смех и пляс гармоник,
А город весь у вечного огня
И никакой, не забредёт разбойник
И не забудем воин мы тебя!



«Моя дочурка»

Моя дочурка, всё ещё девчонка,
Такой уж детский у неё удел,
А плечики округлые и тонки,
До них никто дотронуться, не смел.

Блеск вижу я в глазах живого взгляда,
А на лице, заметный чуть овал,
Друзьям и всем подругам она рада,
Ксенией отец её назвал.

Когда выходит дочка моя с дома,
Идёт – плывёт, скромна, как пух легка,
За ней спешит, вся неотрывна мама,
Следит за ней в бинокль с далека!






«В сердцах людей потухнет уголёк»

Года уходят, словно лошади гнедые
И некогда не постаю я за ценой
Пишу стихи о старости, впервые,
В тюрьме и в камере, придуманные мной.

Пусть шепчут люди что-то за спиной,
В лесу уже давно не жгу костры,
Стихи наполнены природной новизной,
Слова поэта все в строках мудры.

Свободу жду, в Болгарию отплытий,
Когда-то же настанет этот час,
Вдруг пролетело множество событий,
Поеду я туда лишь в первый раз.

На самолете, конечно, не лечу,
Я к золотым пескам спешу и их огню,
Свободу на душе я вдруг почую,
С Отчизны со слезами ухожу.

Я покидаю Родину навечно,
Россия мать, прости, не уберёг,
Ведь я тюрьмы был вечно подопечный,
В сердцах людей потухнет уголёк!



«Пишу стихи»

Кто стихи писал, конечно, руки,
Сколько выручали вы меня,
Большинство стихов пишу от скуки,
Жду, когда отправят в лагеря.

Старый стал, седой и не красивый,
Это ведь совсем и не беда,
Все стихи пишу я о России,
Столько в строчки вложено труда!





«Прощай Отчизна»

Как шахматная ты доска,
Моя Великая страна,
Опять по Родине тоска,
Она как воздух мне нужна.

На той доске, мы как фигурки,
Переставлял нас император,
Замучили Державу урки,
Выходит из кремля оратор.

Здесь есть и тюрьмы и бордели,
Есть и Великие и гниды,
Мы водку пили, водку ели,
Все за стеною от элиты.

В церквах крестились, но не веря,
Поп бил во все колокола,
Антихриста дождались, зверя,
Народ заставила нужда.

Мы все как зомби, отупели
И ждали Бога мы с небес,
Но в Храмах мы псалмы не пели,
Нам запрещал кровавый бес.

Прощай несчастная Россия,
Прощай Отчизна, мой народ,
Служить земле моя миссия,
Не покорит нас всех урод!





«Я раб»

Я раб, не лампы, а судьбы,
Не джин, а просто человек,
Как царь прожить, в том нет нужды,
Я лишь в тюрьме, на целый век.

Простыми, кажутся мне вещи,
Мы без свободы как без рук,
А сквозь решётку солнце блещет
И огненный крутился круг.

Царь из кремля нам корчит мину,
Я в зеркале, но не простом,
Вдруг засосало меня в тину,
Что завтра будет, что потом?

Ведь мне нужна определённость,
Чтоб завтрашний был чёткий день,
Замучила нас утомлённость,
Тень не бросаем на плетень.

Семья моя, всегда мне люба,
Она гармонии полна,
Те губы сочные не грубы,
Сквозь время прикоснусь тебя.

Ты вышла в кофточке нарядной,
Ко мне приехала ты в край,
Ведь мне с тобой всегда отрадно,
Ты привезла мне каравай.

А дети наши подрастали,
Ходили в школу как всегда,
Но сильно смехом не страдали,
В России, так идут дела!


«Миг пробужденья»

Весна в горах, мир пробужденья,
Но вот наступила темь,
Сегодня ведь мой день рожденья,
Один раз в году мой день.

Сроку моему продленье,
А сердце моё в пути,
Жду я твоё появленье,
Сынок мой, в трубу труби.

Я день рожденье праздную,
Гостями наполнен дом,
Все горем страдают разным,
Стихи я пишу с трудом.

Кавказских гор я не сдвину,
Стихи появляются в срок,
Садись ты ко мне на спину,
Со своею трубою, сынок!




«70 – лет Победе»

В России есть ещё свобода,
На слезы обрекая мать,
Свободу своего народа,
Своею смертью покупать.

Солдата кровь, со снегом талым,
Шинель запачканная вся,
Лежит в окопе он усталым,
Над телом знамя занеся.

Уже Победа, он не знает,
К Рейхстагу он, на полпути,
Свобода мертвых окрыляет,
И тех, кто с ним решил идти.

А бой стихал и ветер сух,
Весь в ранах, будто так и надо,
Разрывы теребили слух,
И долетала канонада.

Нам не хватало всем сапог,
В бою нередко уставая,
Последний тлеет уголёк,
В чужой стране, судьба чужая.

Где мать моя, что сталось с ней?
Что будет завтра, мы не знали,
Ты воду с лужи брат не пей,
С земли мы трупы поднимали.

Фашист, как маленький зверек,
Несчастным и больным казался,
Но бой меня всего увлёк,
Я не на жизнь, а на смерть дрался.

В Берлине я, в тиши ночной,
С цветами я и майской дремой,
У женщины совсем чужой,
Со словом русским незнакомой.

Я вспомню дом, сверкнет слеза,
А сердце бьётся от удара,
От дыма заболят глаза,
Горит шинелька от пожара.


Рейхстаг тот будет догорать,
Но зазвучат Победы трубы,
Мать буду дома обнимать,
Своей рукой, солдатской, грубой!





«Где же мать Россия ты моя?»

Утаить я от судьбы хотел ошибки,
А бабье лето, паутины, словно нитки
И не было, не слёз и не печали,
А только песни радости звучали.

В лесу я доверял опять деревьям
И водопадам и горам глухим,
Все звери посмотрели с недоверьем,
А птицы улетели все к другим.

Стою я у обрыва, на краю,
Стихи писать заканчиваю я
И что-то от читателя таю,
А где же мать, Россия ты моя!




«Опять сон»

Два ребёнка дома у меня,
Они, мои надежды на всегда,
Всей семьёй помчались мы по трассе,
«Мега», впереди у нас в запасе.

А машина мчит, неугасима,
В зеркало я вижу дочь и сына,
Где же ты любимая жена,
Память сном была вся прожжена!


«По млечному пути»

По млечному пути опять бегу,
А солнце всё в огне, земля в снегу,
Хочу у неба вырвать две звезды,
О как мне плохо от такой езды.

А в жизни я живу всего лишь век,
По млечному пути опять мой бег,
Но не куда я от судьбы не убегу,
Пока живу, писать стихи могу!





«Конец моей России»

Я не живу несчастным прошлым,
Уже прошёл весь детский лепет,
Мой приговор был очень пошлым,
А Бог на небе счастье лепит.

Я вспомнил милые черты,
Тебе не дал своих признаний,
Ко мне в тюрьму, пришла лишь ты,
Тебя любил сквозь расстоянья.

Воспоминания все сжёг,
Помощник Бога Ангел синий,
Следил за нами тот Божок,
Пришёл конец моей России!




«Я опять с тобой»

Я любимая снова с тобой,
Ведь прошли безымянные годы,
А я в жизни остался слепой,
Ангел вводит под звонкие своды.

Не нужна мне такая езда,
Мы с тобою полжизни в разлуки,
Я останусь с тобой навсегда,
Вновь возьму твои нежные руки.

Любим слушать морской тот прибой,
Вновь проходят так быстро все весны
И опять я останусь с тобой,
Мы считать будем стройные сосны!




«Я жду твоего письма»

Из берлоги вышел шатун медведь,
А в лесу зима,
А мне ещё в зоне в окно глядеть,
Всё жду твоего письма.

Год уже писем нет,
В тайге затерялся след,
Мёрзнут ноги и руки уж сколько лет,
Уже наступил рассвет.

Я верю в фортуну,
А весне звенеть,
Ведь всему наступает срок,
А зима не злится, что пришёл медведь,
Он с бока ложится на бок!




«Тоска»

Я проснулся ночью на луне,
Ты за руку держишь, показалось мне,
Сны не страшные все были и легки,
Теплоту почувствовал руки.

Но опять осенняя пора,
Ветер листья гонит со двора,
А по крышам тарахтят дожди,
Я с тюрьмы вернусь, ты подожди.

Наступила одинокая тоска,
Очень уж любовь была жестка,
А тебя я за руку беру,
На прогулке засыпаю на ходу!



«Ведь дальше надо жить»

Я письма получал не раз,
От командира слышал сказ,
Что друг, в Афгане был убит,
Теперь в могилке вечно спит.

Он в цинковом большом гробу,
Мать плачет, на свою беду,
Что не смогла его сберечь,
У них не будет больше встреч.

Когда-то говорила ему мать,
Сыночек, может, хватит воевать,
Могу тебя на вечно потерять,
Но Родину готов ты защищать.

Куски земли в могилу упадут,
Обратно повернутся русла рек,
Я знаю, повелось в его роду,
Беречь детей своих на целый век.

Прошла давно Афганская война,
Но мать твоя душой была сильна,
Ведь мы живём, а ты давно убит,
Но падать духом, Отчизна не велит.

Велит Господь всем сильными нам быть
И дальше нам своих детей растить,
Но от могилки далеко мы не уйдя,
Не беспокойся мать Россия за себя!



«Делю судьбу на части»

О горе ведь не знал я ничего,
А у кого-то ведь оно уже и было,
Корова в детстве молоком поила,
Я на лужайке грелся под лучом.

Зимой ходил по хрупкому я льду,
Со стороны я видел все движенья,
А в зеркале моё отображенье,
Ведь был всегда у всех я на виду.

Какой огромный и не познанный мой мир,
В нём много тайн, всё просто и безгрешно,
Но выводы не делал я поспешно,
Слетались птицы, на весенний пир.

Всегда я просыпался до зори
И вся куда-то уходила сила
И о любви жена меня просила,
Ты нам природа счастье подари.

На помощь приходила всегда Света,
Ей нелегко, растить детей одной,
Она любимою была моей женой,
А за решёткой разгоралось лето.

Бессонными усталыми глазами,
Хоть ты платком любимая укрой,
На веки оставайся ты со мной
И всю тебя, я обниму руками.

И птичий ты почувствуешь полёт,
Звенит роса, под босыми ногами,
Бог и природа, вечно будут с нами,
Меня природа из тюрьмы зовёт.

Русь матушка, позволь стихи прочесть,
А чтобы не делить судьбу на части,
Когда живёшь, не думая о счастье,
А может в этом счастье тоже есть!




«Я согрешил»

Я согрешил не сам, мне совесть приказала,
Звезда мне путь, всей жизни указала,
Дай руки ты, волшебные свои,
Ведь в них уютно и рукам моим.

Ещё совсем не поздно, я смогу,
Увидеть горы, в голубом снегу,
В виски ударила вся кровь моя
И остаёшься вся навек моя!




«Из стихов ты не выкинешь слово»

Я хотел твоё имя запомнить, забыл,
Но успел и колечко тебе подарил,
От беды я укрыл бы тебя и всё тело твоё,
Без сознанья лежало в писке, оно было моё.

Колдовал над тобою всё лето,
Притомило меня в час рассвета,
На дворе нам поёт соловей,
Не срывай ты с деревьев ветвей.

Я все окна и двери закрою,
Притворюсь той морозной зимою
И в тюрьму не вернусь я опять,
Ведь судьба запустила нас вспять.

На меня посмотрела сурово,
Для меня всё конечно не ново,
Моё сердце сгорит от любви,
Позабыл все томленья свои,
Из стихов ты не выкинешь слово!






«На природе»

С детками гуляем по бору,
Приобщаю я детей к добру,
Собираем весь упавший лист,
Вот и вечер наступил, он мглист.

Дочка гриб нашла из под ольхи,
А вокруг него густые мхи
И всё чаще появляются грибы,
Обнажая перед нами свои лбы.

У малины встретил нас медведь,
Начал он валежником скрипеть,
Мы медведю предложили: Спой!
Сохрани лишь лета ты покой.

А с дупла на нас глядит оса,
Прям смотрела в детские глаза,
Ветерок был, в общем, не сквозной,
Начался июльский вечный зной.

Маму летом мы с собой возьмём,
Зарасти успеет лес быльём,
А головки все торчат с хвои,
Песни пропоют нам соловьи!




«Дочурка»

Я люблю дочурку озорную,
Представлял тебя всегда такой,
Осень торможу я проливную,
Для тебя я превращусь весной.

Чтоб смогла спокойно отогреться
И дождись ты в жизни перемен,
Маме я отдал шальное сердце,
Ничего не взял с неё в обмен.

На неё совсем я не в обиде,
Я не видел девочку такой,
Куклу в магазине не увидел,
Ты признайся, что была иной!





«Сенат»

Сенат, тебе спасибо за заботу,
Америка, страну нашу спаси,
Нам не дают достойную работу,
За всё, правительство Отчизны всей спроси.

Права ты защищаешь человека,
Заботится Обама обо всех,
Мы в нищете живем, с какого века,
Народ наш бедный, только для потех.

А в тюрьмах произвол и беспредел,
Опять поэтам не дают свободу,
У нас в стране Фемида не у дел,
Я написал о беспределе оду.

Магницкий как Христос, пал за народ,
Идёт борьба с коррупцией в России
И треплет дьявол Русь, какой уж год,
Иссякли у народа уже силы.

Переоделся дьявол в патриарха,
Читает в Храме проповедь заблудшим,
Мечтает занять он престол монарха,
Власть раздаёт послушникам всем лучшим.

Сенат американский помоги,
Сними с Руси ты старое ярмо
И ржавые с поэта кандалы,
А дьяволу не дай нас ткнуть в дерьмо.

Защитница Америка, приди,
Господь тебе поможет вопреки,
Считаю я в тюрьме плохие дни,
Сенат и есть Христа ученики.

В стихах моих и боль, и грусть народа,
Обама, ты прочти письмо с душой,
Иуду накажи ты и урода,
Христос на век останется с тобой!




«Продолжу бороться»

Стряхну заботы все я с плеч,
Чтоб на свободе жить мгновенно,
На ушу радость может лечь,
В раю проснуться непременно.

Я начал новую тетрадь,
Задумавшись на миг чуть - чуть,
Куда мне мысли записать,
Я ночью не могу заснуть.

Бороться буду продолжать,
Ведь я поэт роман Семёнов,
Русь, перестань врагов рожать,
Нам всем пора, наделать клонов!



«Родина и есть моя судьба»

Я виноват, за то, что причинил,
Родным и близким боль и суету,
Кого я сильно так любил,
На них навёл беду.

Прощенья у суда я не прошу,
Не заслужил я срок, но получу,
А нам судьбу свою не обмануть
И остаюсь я у иллюзии в плену.

И перед Богом я не виноват,
Творить добро не грех, а честь,
Одной ногой стою у райских врат,
Но даже Бог, не отменил нам месть.

Вам всем друзья, теперь не до меня,
На всей земле сегодня голытьба,
Я не забуду, мама Русь тебя,
Ведь Родина и есть моя судьба!




«Приговор»

Как над горячею золой,
Мой приговор дотла сгорает,
Огонь безмолвный и глухой,
Слова и строки пожирает.

Так грустно тлеет жизнь моя
И с каждым днём уходит дымом,
Ведь постепенно гасну я,
В однообразье нетерпимом.

О Боги, если бы хоть раз,
То пламя разлилось на воле,
Я б успокоился опять
И не грустил бы вновь в неволе.

Как знать, коснётся благодать?
Души моей, одной, греховной,
Воскреснуть, плакать и восстать,
Впадая в обморок духовный.

А если бы душа смогла,
В земле найти успокоенье,
Я б, превратился в журавля
И улетел как приведенье!



«Второго декабря»

Второго декабря, день не простой,
Стою в стакане, в клетке на галёре
И плитка здесь не как на мостовой,
Закрыты в боксах заключённые все в горе.

Кого на суд и в следствие везут,
Кого на «очку», а кого в психушку,
Домой сегодня «хозбыки» уйдут,
Везут на УДО и на просушку.

Хозбык в очках, полы до блеска трёт,
С утра прорвало трубы, затопило,
Аж таракан в тюрьме от горя мрёт
И зло судьба на зеке затаила.

Все конвойные злорадствуют сквозь смех,
Что выделили метр мне на метр,
Конечно же, касается не всех,
Пророчит нам пророк сплошные беды.

Не брезгует сержант и сигаретой,
А если не даёшь, то заберёт,
Он со своей знакомит тебя сметой,
Пока всё не получит, не уйдёт.

Платить за всё нам надо, за свободу,
За то, что спишь на мягком «шканаре»,
Нас даже не выводят на работу,
По локоть, руки у ментов в дерьме.

Плати за дворик, погуляешь лучше,
За душ заплатишь, будет и вода,
Бируши по ночам вставляю в уши,
Не может продолжаться так всегда.

Господь к нам не придёт, забыл на веки,
Он в небесах, ему не до меня,
но в тюрьмах ведь сидели человеки,
так есть и было, будет так всегда!





«Вот и осень»

Вот и осень, солнце нам не греет,
Лист последний, залетит в дупло,
Мухомор, под шляпкой своей дремлет,
Ёж в медвежье наступил дерьмо.

А сохатый ломится сквозь чащу,
По болотам, рогом клюкву сбив,
ведь про жизнь не знает он про нашу,
Я ему ещё не говорил.

А пока, беседую с волками
И шакалы, окружают нас,
Мне пройти придётся жизнь ногами
Бог не будет делать всё за нас.

Вдруг пронёсся заяц, словно ветер,
А за ним лиса и хвост трубой,
Кто поможет слабому на свете?
Дятел простучал давно отбой.

Лес заснул, не спится только совам,
На охоту вылететь пора,
А совятам кажется всё ново,
Радуется жизни детвора.

А когда рассвет роса покроет,
Каплями прозрачными луга,
Только моё сердце долго ноет,
Онемела правая рука.

Путь по жизни, для меня не близок,
Ведь за правду буду я страдать,
Всех друзей поступок очень низок,
За Россию жизнь готов отдать!




«Отчизна»

Обидно господа мне за державу,
Отчизна нас не хочет понимать,
Веками воевали мы за славу
И научились зло мы убивать.

А при Петре мы строили плотины,
При Грозном, на колы сажали нас,
Все славили лета Екатерины
И в крепостные, отдавали вас.

А Питер Град, стоит и смотрит млечный,
Нева река, волнами пошумит,
Железный Всадник, остаётся вечный,
Россия матушка нам гения родит.

А на земле теперь обитель зла
И не кресты и не вода святая,
Нам не поможет, разорвёт толпа,
Ведь это сатаны ночная стая.

По красной площади, чеканя шаг,
Полки гусар идут не отставая,
Теперь поможет людям только маг,
Христа не видно, видимость плохая.

А кровожадный Люцифер опять в кремле,
Его терпеть должно, хватить нам силы,
Людей находим зубы мы в зале,
Стихи я посвятил, тебе Россия!




«Жизнь иллюзия»

Тебя любил я целый век,
Но от тебя я и страдаю,
Ещё пока я человек,
А умирать когда, не знаю.

Вся жизнь, иллюзия, всегда,
Как соня местами проплывает,
Я не забуду никогда
И как семья моя страдает.

Россия, родила ты нас,
Но воспитать всех не сумела,
Наверное, не пробил час,
До нас и не кому нет дела!



«Достойно правь Россией Путин»

Хитёр он, быстр и строг, но в брани
И воспевал его Агутин,
Нет в Библии его, в Коране,
Но все мы знаем, это Путин.

С колен Россию он поднимет?
А лики возвратит все в Храмы?
А горя пелену он снимет?
Не даст набить ворам карманы?

Его Отчизна поддержала
И как родного принял люд,
А небо облик отражало,
Благослови Господь их труд.

Как мне обидно за Державу,
В ней воду дьявол сильно мутит,
Досталась русским Русь по праву,
Достойно правь Россией Путин!




"С 23 ФЕВРАЛЁМ СОТРУДНИКОВ ФСБ РОССИИ"

Сегодня праздник у мужчин,
Я ФСБ хочу поздравить,
Проблемы все на карантин,
Россию матушку прославить.

Руками чистыми в работе,
С горячим сердцем на виду,
Холодный разум, весь в заботе,
Отчизне не попасть в беду.

Ваш ежедневный тяжкий труд
И не жалея сил и тело,
Народу, создают уют,
На подвиги идут все смело.

Российский флаг у них в руках,
Рискуя жизнью ежедневно,
Позор неведом им и страх,
России преданы безмерно!




«Последний путь»

У меня открылся геморрой,
Но в тюрьме лечить его нельзя,
Мыслей в голове, ну целый рой,
Жалобы пишу, но только зря.

Детские стихи ты напечатай,
Книгу издавать придётся нам,
Геморрой, пока, заткну я ватой,
Кровь на простынь льётся по ночам.

Был бы холодильник, были б свечи,
Без него они растают на глазах,
На суде, за речь свою отвечу,
Закипает ненависть в мозгах.

Прокурор, судья, меня калечат,
Указание получат свысока,
Прокурор не врач, но тоже лечит,
Пыль пускает он, судье в глаза.

Лето просижу, как и задумал,
Напишу ещё стихов пятьсот,
Что ещё мне дьявол в месть придумал,
Мне закрыть навечно хочет рот.

Интервью детей не записала,
Запиши, отправь его в youtube?
В социальной сети не назвала,
А в тюрьме сижу живой я труп.
Ты любимая моя, не бойся смуты,
Ты кричи, услышат все тебя,
На ногах затягивают путы,
Погубить хотят они меня.

Я кремень, дерусь как волк с собакой,
Выдержу и холод и жару,
Дьявол, ты не трогай меня лапой,
Я в смертельном, яростном бреду.

Ничего ведь вечно не бывает,
Всё закончится опять, когда - ни будь,
Время, как и тело, умирает,
Проложив, последний себе путь!




«Родина»

Русь благородная, где все поэты?
Есть ли у них ещё силы?
У Президента найдутся ответы?
Нет другой Родины, кроме России!




«Родина Россия»

Нет тебя дороже,
Русь моя красивая,
Нет тебя моложе,
Родина Россия!



«Сохраним Отечество»

Сохраним Отечество
И Державу сильную,
Оставим человечеству,
Великую Россию!




«Божья Русь»

Ногами жизнь вся пройдена,
Мне грустно будет пусть,
Ты не бросай нас Родина,
Мать наша, Божья Русь!



«Любить Родину»

Любить Родину, значит беречь её природу,
Сохранять духовность народа
И всегда быть готовым, в любую погоду,
Прогнать с земли русской, любого урода.

Фашиста, антихриста, дьявола, беса
И жизнь не жалеть и отдать свои силы,
Изгнать глубже моря его, дальше леса,
Готовы на всё, ради нашей России!




«Финский народ»
Финский народ наш упрямый,
Идёт до конца, не таясь,
Упорный, угрюмый он самый,
Но очень гуманная власть.

Там льды и холодные реки,
На холоде взросший народ,
Но им не нужны ипотеки,
В Лапландии, Финн наш живёт.

Не трус он, суровый, могучий,
Детей на морозе родит,
Не дождь не мешает не тучи,
Историю предков хранит.

В Финляндии есть Санта Клаус,
Олени с санями везде,
Но помнят про войны и хаос
И рады гостям и тебе!

"Suomen kansa"(перевод с русского на финский)

Suomen kansan, meidän itsepäinen, menee loppuun, ei avoimesti, itsepäinen, Moody hän on, mutta hyvin inhimillinen viranomainen.
On jääkylmää ja joen kylmä vzrosshy ihmisiä, mutta he eivät tarvitse asuntolaina, Lapissa, Finn elämäämme.
Hän ei ole pelkuri, perä, voimakas, kylmässä synnyttää lapsia, ei sadetta ei pysähdy mitään pilviä, historian esi myymälöissä.
Suomessa on on joulupukki, poro ja reki kaikkialla, mutta muista sodasta ja kaaosta ja tervetulleita vieraita ja teille!



«Иммиграция в Финляндию»

В царство сосен, озер и камней уезжаю,
На всю жизнь, на всегда, на века,
Ведь на Родине нас угнетают,
Жизнь поэта в России, совсем нелегка.

Попрощаюсь я с Питером славным,
Я люблю этот город и Русь,
Остаюсь навсегда православным,
Хоть и грязь на меня льют и пусть.

Я Россия тебя не предал,
Я вернусь, когда встанешь с колен,
В грязь лицом никогда не упал,
За меня вам достойный обмен.

Скинешь Родина с шеи ярмо
И прогонишь с земли супостата,
Чтоб не тыкали русских в дерьмо,
Кровожадные их постулаты.

Как я жаждал лесов и покоя,
Но в лесах все снега глубоки,
Хочу Финское скушать жаркое,
В окнах Финского неба, слепые белки.

Наблюдать за молчанием финнов и финок,
Вся Финляндия создана с неба и скал,
Намолчался в России как инок,
Я в Финляндии, вольного ветра искал!



"Maahanmuutto Suomessa"

Valtakunnassa mäntyjä, järviä ja kivet lähtevät, elämän, ikuisesti, ikuisesti, isänmaan sortaa meitä, elämän runoilija Venäjällä ei ole helppoa ollenkaan.
Sanoin hyvästit Peter kiva, rakastan tätä kaupunkia ja Venäjä, pysyy iäti ortodoksinen Vaikka likaa minuun ja anna kaada.
En pettänyt Venäjä, Tulen takaisin, kun saat ylös polvilleen, kasvot lika koskaan laski minulle sinulle kunnon vaihto.
Skinesh Homeland kaula ikeestä ja ajaa maan vihollinen, Jottei säkissä Venäjän paskaa Bloodthirsty niiden postulates.
Miten kaipasin metsiä ja hiljainen, mutta metsässä kaikki lumi syvä, haluan syödä kuuma suomalainen, Suomessa vuonna taivaan ikkunat sokea oravia.
Katso hiljaisuus suomalaiset ja finok, kaikki Suomessa loi taivaan ja kalliot Namolchalsya Venäjällä munkki, olen Suomessa, vapaa tuuli oli etsimässä!




«За границу»

Я хочу уехать за границу,
Чтоб не видеть больше беспредел,
Молока смогу я там напиться,
Уголовных там не будет дел.

Дети смогут жить как человеки,
Никогда не попадут в тюрьму,
Спать спокойно будем мы во веки
И конечно благодарны мы Ему.

Он создатель мира и Всевышний,
Звёзд я с неба, не хочу ловить,
Мир увижу с городской я крыши,
А жену свою буду любить.

И ходить по миру без оглядки,
В доме дверь на ключ не закрывать,
На лице морщин нет, лица гладки
Без конвоя ночью буду спать!




«Любимая не плач»

Я видел в дырочку цветы,
Меня везли в машине,
Искал глазами, где же ты,
А песни пел водитель.

Жара, совсем невмоготу,
В железном я стакане,
Тюрьма наводит лишь тоску
И пустота в кармане.

Жена воды мне принесла,
Я, наконец, напился,
Она на суд ко мне пришла,
Не зря на ней женился.

Сейчас поднимут меня в суд,
Пытать начнут как раньше,
А вот и приговор несут,
Любимая заплачет!




«Помирать будем в тюрьме»

Я в тюрьме, она строга,
В ней мечтаю не дыша,
Друга нет и нет врага,
Плачет муза и душа.

Я сижу, а срок идёт,
Мой характер, как скала
И пощады он не ждёт,
Правда, дух мой подняла.

Ты вокруг себя смотри,
Сколько ходит упырей,
Только где богатыри?
Пар валит из их ноздрей.

В бой они всегда рвались,
Отчизне славу возвели
И пошла Россия ввысь,
Над ней двуглавые орлы.

Русь не хочет жить в плену,
Но сама живёт в тюрьме,
Люблю землю лишь одну,
Надоело жить в дерьме.

Поклянусь России вновь,
В плен не сдамся никогда,
В сердце плакала любовь,
Восхваляем города.

Я теперь не на войне,
Я люблю Россию мать,
Она прячет нас в тюрьме,
В ней и будем помирать!




«На суде»

Сижу, смотрю я на судью,
Он на судебном заседанье
И вслух ему я говорю,
После тюрьмы придя в сознанье.

Ты сколько будешь нас пытать?
Всех подопечных, заключённых,
Не можешь ты никак понять,
Свободой будем обделённых.

А прокурор уже не спит,
Глаза протёр и в телефон,
Кому то, что то говорит
И адвокату тоже врёт.

Скажи охранник, где жена?
На заседанье не пустили,
Она страдает за меня,
А дети слёзы горько лили.

Когда же правда наступает?
С рассветом может быть придёт?
И сроком нас судья пугает,
Но душу он, не заберёт.

А я поэт, скажу стихами,
На «понт» судья нас не возьмёшь,
Иди ты к дьяволу шагами,
Ото лжи, ты собственной помрёшь.

Осталось на свободе дело,
В суде не размеряй пути,
Не отрывай от плоти тело,
Чужую душу предпочти.

Чужим владею языком,
Я ухожу другой дорожкой,
От счастья, будто под хмельком,
Свободы дайте мне немножко.

Так смотрят из-за покрывала,
В суде ещё не летний зной,
Судья всех судит, как попало,
Темнеет небосвод дневной.

Мне всех милее только он,
Мой адвокат и без косички,
Он разбирает весь закон,
Забыл свои он дома спички.

Нет ничего острот коварней
И смеха ради, шутовства,
А сколько в мире, много тварей,
Застыла, как кристалл слеза.

С дороги этой не сверни
И не иди ты против правил,
Куда бы, не пошли они,
Я к рифме совести прибавил.

Кто смерит вред, от их подрыва?
Вы думали, что я дикарь?
Их слышу пустозвон фальшивый,
Забрали побрякушек ларь.

Пишу стихи я, вновь и вновь,
Врезаюсь в подлость их, с разгону,
Ценю лишь дружбу и любовь,
Свободу чту, преображённый.

Судья всё выболтает сдуру,
В своих письмах чудо творя,
Читает пусть литературу,
За то, меня благодаря.

Стихи слагать не перестану,
Теперь и детские пишу,
Когда свободы день настанет,
На зло всем судьям я спляшу!





«Опять в тюрьме»

Рис, мясо, перец, плов готов,
Ты голодаешь целый день, едва не плача,
В другой стране не просят паспортов,
Кто за границей, повезло, нам неудача.

Гуляют здесь до первых петухов,
Закон не чтут и не хотят работать,
Богатых девки ищут женихов,
Все, по плечу друг друга любят хлопать.

Пишу стихи на выцветшей бумаге,
А граждане заводят пересуды,
Всех, аферисты приглашают маги,
А где-то поминки и звяканье посуды.

А кто-то борщ сварил и запах щавеля,
Я как на сковородке, на огне,
Приснились ночью хлебные поля,
Проснулся утром и опять в тюрьме!






«Плохие мысли гонит»

С тобой любимая мы сядем под листвой
И приготовимся к большому листопаду,
А от луны, оттенок восковой
И ночь хранит всегда в себе прохладу.

Задумайся, взгляни перед собой,
Возьми меня на память ты, в награду,
Меня ты затмевала лишь собой
И сласть любви, забытую отраду.

Придут надежды, душу не тираня,
А мы сидим под сумерками крон,
И души все в покое умиранья,
Не будим мы тревожить вещий сон.
Не будь ты так проста и сильно мнимой,
Вернусь к тебе как принц, на белой пони,
Спасибо матери природе нелюдимой,
Она плохие мысли от нас гонит!





«Тебе стихи я посвящаю»

Моя ты совесть, плачь не умолкая,
Не прерывайся памяти полёт
И жизнь моя не лёгкая, простая,
Прислушайся, душа моя поёт.

А сердце разрывается, рыдает
И от меня, душа, уходит прочь,
Мой прах, когда ни - будь, растает,
Судьба моя уйдёт и канет в ночь.

Не отличить от крови, красных роз,
Вся кровь течёт, струёй по чёрным венам,
А ты любимая, не вешай низко нос,
Цветы красивые побудут мне заменой.

Прогнал я ложь, предательство и мрак
И выхожу я весь из бытия,
Поэзия России, есть костяк,
Тебе стихи, я посвящу любя!





«Немая Русь»

Над лесом, сизый поднялся дымок,
Под щебень птиц и волка завыванье,
Весь лес взирал на нас тысячи ок,
Всю нашу плоть, пронзило содроганье.

А в детстве был я добрый пастушок,
Судьба опять отправит на закланье,
Весь этот мир ужасен и жесток
И я постиг безмерность злодеянья.

Отдать Россию, на съеденье Янкам?
Друзья Отчизны, повернули в спять,
Что, кланяться должны мы англичанкам?
Не бойся смерти, её не миновать.

Вся, от стыда, душа изнемогая,
Земля, героям, пухом будет пусть,
Поплачет женщина на кладбище родная,
Порвали на куски немую Русь!




«Себя не даёшь ты в обиду»

Я с тобой Христос встречи рад,
Для тебя нет нигде преград
И твоё помнят все день рожденье
И в церквах всем кутьёй подношенье.

А под ликом свеча уже таит
И обширный в Храме весь вид,
В серебре все кресты и в тумане,
Кровь стекает к ногам, прям по ране.

Ты на паству свою положись,
Всем добавь ты нам к старости жизнь,
Ляг под тень, отдохни у акаций,
Много спас от злодеев ты наций.

Много битых прославленных лбов
И шпилей вдоль гряды облаков,
Все блестят купола от восхода,
Я в атласе живу небосвода.

И не дал ты себя нам увлечь,
Эта жизнь вся грешна, стоит свеч,
А для нас, наберись ты терпенья,
Чтоб потешить бесстыжее зренье.

Как в раю, я не видел красот,
Не превысить мне горных высот,
Как нарыв, на земле много зданий,
Я мечом, был случайно поранен.

Реки землю обхватят каймой
И пройду я росистой тропой,
Не достать до Иисуса рукою,
Вся дорога казалась крутою.

Мне милы все родные места,
Русь встречала героя сама,
Окаймлялись её все извивы,
А в садах распускались вдруг сливы.

Ты Россия сегодня скучна,
Где попряталась вся новизна?
Ты простая и только лишь с виду,
Но себя, не даёшь ты в обиду!



«Вождь»

Вождь в стенах и ему все верны,
Он создатель огромной страны,
Его на площади гремел партийный голос,
А партия с врагами вся боролась.

А к нам весною, прилетает стриж,
Сосульки не свисают больше с крыш,
Живёт здесь страж Руси фамильной чести,
Лишь в мавзолей к нему, едва доходят вести.

Кто бережёт покой, тому и дела нет
И за него даёт другим ответ,
Здесь гадят, предают и верят по старинке
И лишь его портрет, остался на картинке.

И будет всем работа и досуг,
А может, повезет, когда ни - будь вам вдруг,
Он спит и не гигант и весь уклад,
Скажи нам правду Ленин, ты наш брат?




«С собой его в могилу заберу»

Явился свет зарниц, всплеск молнии ночной,
Во рту, я вижу тёмную прореху
И надпись здесь на плитке гробовой,
Зловещих панихид, подхватывает эхо.

А сын мой был лунатик, озорной,
Для бабушек своих всегда утеха,
Луна ушла и всё покрылось тьмой,
Ведь я же призрак и мне ль теперь до смеха.

Я слышу шум по лесу крыл совиных,
Добычу ищут, машущих вразброс,
Движенье туч, расплывчатых и длинных,
Бескровное лицо и очень красный нос.

Отверстие глазниц, полны кровавой мути,
Он призрак как и я, его люблю,
Обезображено всё тело и до жути,
Его с собой в могилу заберу!





«Роковой смех»

Сегодня снился мне ребёнок,
Ему и не было пяти
И он не требовал пелёнок,
Вся жизнь у парня впереди.

А рядом с ним, кряхтел младенец,
Его я быстро пеленал,
Лежал весь красный, словно перец,
Беззвучно про себя стонал.

Грустил, сидел я за решёткой,
Откуда дети здесь взялись?
Не раздражали они глоткой,
Глаза слезами налились.

Ведь у меня же, тоже дети,
Но видеть мне их, не дано,
Злодеи разлучили эти
И превратилась жизнь в дерьмо.

Сегодня суд, судья скучает,
Ведь он не может осудить,
Улик всех в деле не хватает,
Нельзя поэта осрамить.

А может будет мне свобода?
Ребёнок диво, так и есть,
Для бога вновь нашлась работа,
Он выбьет с прокурора спесь.

До гроба ночь я не забуду,
Я к вещему внимаю сну
И пусто в сердце, зло повсюду,
Но вдруг услышал тишину.

Я рад как зек, такому чуду,
Как первоцвету, жду весну,
Усни дитя, я спать не буду,
Есть страх, в котором я тону.

Любовь упряма и хрупка,
А жизнь, как смертное удушье,
Смотрела смерть, прям из зрачка,
Господь, спаси, бессмертны души.

Россию бросить не могу,
К ней прикипел душой и телом,
О воле Господа молю,
Стихи пишу на небе мелом.

И за семью печатями та тайна,
Тот сонный смех, во мне он тайной скрыт,
Кричат откуда-то мне, вира или майна,
Мой роковой и жуткий смех навзрыд!




«День города - карнавал»

Моя жизнь, словно смерть, неизбежна и нова,
Мои щёки мокры, от тех сладостных слёз,
Я внимаю к Богам, своё каждое слово
И Столыпина грохот железных колёс.

Этот город и Храмы, всё в призрачном сне,
Это скоро свершится, а может и было
И кровавое солнце, всплыло в пелене
И из тела на простынь, вдруг кровь проступила.

Слышу крик я, в большом и без дна океане,
Будем эту причину, мы вместе искать,
А судьбой прям на сердце, печатались грани,
За рожденьем вдруг смерть, наступила опять.

Петербург, ты мой город, из дальней мечты,
А на Невском я слышу мелодии танцев
И на крышах домов, замурлычут коты,
Зазвенели гитары, в руках оборванцев.

Город спал, словно умер засохший цветок,
Будет праздничный гомон народных гуляний,
Здесь людей поплывёт, разноликий поток,
Ребятня и басота, городские, крестьяне.

Все чиновники дорого будут одеты,
Ведь в день города высыплет всяческий сброд,
Ввысь взмывать, карнавальные будут ракеты
И плывут над Фонтанкой, пары нечистот!


«Нерасторопность»

В руках и меч, и щит, но я ещё не воин,
Хочу прорваться, сквозь печаль и мрак,
Твоей любви, ещё я не достоин,
Ты поступить не можешь со мной так.

К молитве пламенной забота примешалась,
Скажи мне правду, я тебя пойму,
В стране царит смятение и хаос,
А если я пойду, то я дойду.

И наконец, таки услышаны мольбы,
Весь этот мир, мне раньше был неведом
И я прошу удачи у судьбы,
Ты плачешь и не радуешься бедам.

И вопреки всему, в ней нет нужды,
Увидел Ангелов, лечу за ними следом
И не помогут больше мне мольбы,
Нерасторопность приведёт нас к бедам!




«Мучают в наручниках меня»

Скажи мне мой друг, что ты сделал?
Подумай и вспомни скорей,
Куда и зачем друг мой бегал,
За судьбой ты гонялся своей.

Вижу я небо над крышей,
В душе только мир и покой,
Но ты говори, только тише
И Бог помахал мне рукой.

Бил звон с колокольни церковной,
По городу звук тот плывёт,
В жизни мы встретились новой,
Опять соловей нам поёт.

Это небесные звуки,
Дождливого буднего дня,
Кровавые дьявола руки,
В наручниках мучат меня!





«Я как Христос распятый»

Наш грешный мир, не рай святых,
Лишь наступает наважденье
И грех снимают с нас самих,
Мы получаем наслажденье.

Свобода не имеет цвет,
В тюрьме пугливы, как цыплята,
На сердце остаётся след,
Плоть стонет, на суде распята.

Не слышим мы небес глухих,
Свободы гладкое цветенье,
Я прикоснусь сосков твоих,
Судьи змеиные движенья.

Меня преследует как бред,
Смех толп, соблазнами чреватый,
На эшафоте мой ответ,
Я как Христос теперь распятый!






«Душа в тюрьме оплакивает горе»

Зима и хлопья первые летят,
Они целуют земные все печали
И с каждым днём, краснеется закат
И мглой ночной обласканные дали.

Тот зимний вздох, я слышу тишины,
В другие улетели птицы страны,
Раздетые деревья так нежны
И все на улице замёрзли краны.

Олень ревёт, печалится в бору,
Как сирота, выплакивая горе,
Качаются берёзы на ветру
И воет волк, упав на косогоре.

И этот вой, торопит всех в игру,
Прощай луна, погаснувшая вскоре,
Метель затихла только поутру,
Душа в тюрьме, оплакивает горе!






«За правдою, на смерть всегда идущий»

Я плотью, кровью, ведь с тобой всегда единый
И вижу я везде твой яркий взор,
Нет повода мне врать и нет причины,
Чтоб не вернулся между нами тот раздор.

И я смогу добраться до вершины,
Туда где Бог объятья распростёр,
Меня увидит там лишь глаз орлиный,
Пойду я на пролом, судьбе наперекор.

А месяц, лишь однажды засверкав,
В воде лишь отражении влекущей,
Не видно лунной мглы и звёздный нрав,
Как подаяние, руке твоей дающей.

Люби меня, ведь чувства нет святей,
Ты Бог, есть наш Творец, всевластный, всемогущий,
Уже полжизни жду любви твоей,
За правдою, на смерть всегда идущий!






«Отдаю тебе свои идеи»

Родил я дочь себе и дорогого сына
И терпим вместе боль моих обид,
Другая в жизни, рисовалось здесь картина,
В судьбу мою был гвоздь последний вбит.

Грехов моих не счесть и список длинный,
Но сила воли, на своём стоит,
Мы Божий чтим совет и он единый,
От дьявола найду надёжный щит.

Дочь к матери идёт, сын тянется к отцу
И я люблю детей, томясь и плача,
Течёт слеза в тюрьме, по моему лицу,
Со лба стекает на пол пот горячий.

Я слёзы проливал от этих мук,
Мне сердце ранили враги, злодеи,
Зовёшь меня, а я в тюрьме, твой верный друг,
Все отдаю тебе свои идеи!





«Я предан Христианской старой вере»

Не понимаешь боль моих сомнений,
Но твой я слышу, приглушённый зов,
Я остаюсь, в беспамятстве томлений,
Ведь я, к большой любви всегда готов.

Я пред тобой склоню свои колени,
Следы целую всех твоих шагов,
А сколько помнить будут поколений?
В стихах я посылал своих гонцов.

Я нахожу тебя в тревоге и смятенье,
Ко мне Господь придирчив и суров,
Вокруг лишь свет и не найду я тени
И я к борьбе как страж всегда готов.

И я не перенёс такой позор,
Тюрьма, оковы, все закрыты двери,
Иуды поцелуй, туманит взор,
Я предан, Христианской старой вере!





«Красный слон»

Жизнь это иллюзия, словно сладкий сон,
Маленькому мальчику снится красный слон,
Машет слон ушами, хоботом трубит,
У мальчонки нашего, папа был убит.

На войне сражался, правду защищал,
А в руке он крепкой, автомат держал,
Враг к нему подкрался, выстрелил в упор
И слетел с героя, головной убор.

Солнышко светило, ветер дул в окно,
Маленькому мальчику, стало вдруг тепло,
Он пошевелился и открыл глаза,
Залетела в форточку, большая стрекоза.

Вдруг услышал мальчик, хохот в тишине,
Может быть мой папа, не погиб в войне,
Вдруг зашёл он в кухню и увидел там,
Папа делит яблоко, с мамой пополам.

Сон это иллюзия, сразу понял он,
Свой завёл любимый, старый патефон,
Папа будет с нами, я его люблю
И на площадь красную, с собой его возьму.





«Смешная ложь»

Не обо мне вздыхают горы
И водопад шумит в ночи,
Благоухающие взоры,
Бросают чёрные грачи.

Река гудит, бросая брызги,
Не о былом она поёт,
А страх кончины неизбежной,
К Руси, со скоростью идёт.

Не свет луны сквозь мрак пробился,
Не шум курантов вздыбил ночь,
То Ангел света к нам спустился
И он хотел нам всем помочь.

Как сердцу высказать себя?
И чем Россия ты живёшь,
Отчизна, как понять тебя,
Речь из кремля, смешная ложь!




«Узник судьбы»

Тяжёлые преодолев путины,
Достиг я вновь, желанных берегов
И в славном граде, я окончил бег пустынный
И со своей бедой знакомлюсь вновь.

Сквозь толщи стен, я слышу много мощный,
Родной, знакомый, звонкий детский крик,
А на душе, так грустно мне и тошно,
Сквозь грусть и горе, пролетает миг.

Грустил в тюрьме, с отважностью и славой,
Ведь жизнь прожить, не поле перейти
И потечёт удача ему лавой
И счастье в дом должно к нему прийти.




«Я остаюсь в тюрьме»

Всё познаётся в сравнении,
Разлука, любовь и печаль,
У каждого есть своё мнение,
Когда ни - будь, стоит начать.

Как часто такое случается,
Друзья познаются в беде,
В глаза тебе ложь улыбается,
Всё это как будто во сне.

Так часто бросаю я взоры,
На небо и птиц в вышине,
Они улетят на просторы,
А я ведь останусь в тюрьме!



«К добру, душа моя стремится»

Как часто я смотрю на горы,
Сажусь задумчиво в тени
И на меня бросают взоры,
Как люди, горные козлы.

Разнообразные пейзажи,
Под небом ясным в тишине,
Я не задумывался дважды,
Чтоб жить в доступной красоте.

Река шумела, с гор спускаясь,
Летит, со скоростью звеня,
А ветерок, за ней гоняясь,
Окутал влажностью меня.

Темнеет в тишине глубокой,
Под тёмной зеленью листва,
Луч солнца здесь по скалам бродит,
Луна уходит навсегда.

Огромен мир до восхищенья,
В иссохшем сердце места нет,
По всей земле, брожу я тенью,
Бороться с ложью, силы нет.

Осталась честь и взор унылый,
Он блекнет, в тёмной пустоте,
Меня бедой остановило,
Но счастье, в горной красоте.

Леса все, реки и долины,
Дух смерти снова прилетел,
Жизнь не бездушна, как картины,
Нет правды, мир весь опустел.

Уйдёт луна, наступит утро,
На мир природы я смотрю,
В судьбе я что-то вдруг напутал,
Жить буду долго, не умру.

Я посещу родных могилы,
Судьбы разносит ветер прах,
Природа мать всегда мне мила
И Ангел мира в небесах.

Судьба не ждёт всех, изменений,
Тоска, в душевной глубине,
Томиться долго в заточенье,
А грусть и боль, всегда во мне.

Проникну в мир, где нет несчастья,
Где нет сирот и клеветы,
Хочу собрать по миру счастье,
Где нет ни зла и не беды.

На мой вопрос, Бог дай ответ
И может правда прояснится,
Надежд, таинственный предмет,
К добру, душа моя стремится!






«Камера, стены, кровать»

Камера, стены, кровать,
Крепко прикручена к полу,
Учат нас здесь выживать,
Слышны приглушённые стоны.

Вода в унитазе журчит,
Кран перекошенный блекнет,
Лишь заключённый молчит,
Свеча догорает и мелькнет.

Может, совсем не нужна,
Эта свобода и счастье,
Останусь я здесь навсегда,
Но не обойду все несчастья.

Здесь ад на земле, это факт,
Рай в небесах не для нас,
Подписан в кремле злостный акт
И горе хлебаем как квас.

Мы получили вердикт,
Мучиться вечно в тюрьме,
Народ завели весь в тупик
И дело совсем не во мне.

Тот, кто грешил на свободе,
В Бога стал верить в тюрьме,
Нет ведь и правды в народе,
Молитву читаем во сне.

Если есть ад, то он здесь,
Зека на прогулку идут,
Чтоб сбить свою ярую спесь,
Они в рифму песню поют.

А годы бегут и летят,
Полвека прожил, не заметил,
А если я выйду опять,
То Бог моё время отметил.

Нет счастья на этой земле,
Где горе и зло процветает,
А Баба Яга на метле,
К себе на луну улетает.

И вот, эта сказка прошла,
Я снова увижу родных,
Надолго она отошла
И больше не вижу больных!



«Несчастье уплывёт»

Любимая жена, носки передала
И от болезни лютой, она меня спасла,
К тюрьме нельзя привыкнуть,
Её нужно понять,
Каким ни будь весельем, себя надо занять.
«Наркошам» здесь живётся,
Не очень хорошо,
Их срок тогда прервётся,
Как «герыч» к ним зайдёт.
А я хочу увидеть и деток и семью,
А друг мой и товарищ,
Мне подложил свинью.
А время, как и ветер,
Летит, бежит, идёт,
Я в краповом берете,
Шёл на войне в поход.
На тот на дальний берег,
Несчастье уплывёт,
Народ Российский верит,
Что всё, наоборот!



«Для любимой»

Мой яркий мир и прелесть года,
Весной, благоухает там,
Май месяц нам дала природа,
Ручей трезвонит по утрам.

Дух жизни нашей и свободы,
Весна возносится для нас,
А отзыв свежести природы,
Он сотворит и всё для вас.

Где годы, что я растерял?
Согреты яркими лучами,
Я на любовь их поменял
И одарил тебя цветами.

И в полном утреннем рассвете,
При первом лучике тепла,
Сверкают розы в ярком свете,
А ты, как тучка уплыла.

И аромат от роз разлился,
Они блистают и горят,
Лишь я, опять в тюрьме томился,
Зло, не забуду ни когда.

Так разливайся счастьем радость,
Доверься нашим всем умам,
Попробуй ты, свободы сладость,
Иди по нашим ты стопам.

Простой цветок благоухает,
А он совсем не взаперти
И каждый, кто его похвалит,
Сумеет счастье всем найти!



«Нет веры»

Нет веры в дьявола иль в Бога,
Рассудок всё опустошил,
Дождёмся века золотого,
Господь помочь нам не спешил.

И снова море мочит сушу,
А Ангел меч свой обнажил
И перед смертью он всю душу,
Отчизны всей опустошил.

Где вы, бесстрашные уроды?
Ваш мир, был Храмом для Богов,
А книгу, матери природы,
Читал наш дьявол без очков.

Он сотворил рабов богатых,
Всех слуг своих благодарил,
Не обделил он их зарплатой,
Бессмертьем их он одарил.

Добро и зло не сотвори,
Поэт собрал всех добрых фей,
Народ, стихами одарил,
В убогой хижине своей!





«Набожный»

Над сердцем жизни роковой,
Судьбой он был заброшен,
Тот узник пылкий и живой,
Совсем не осторожен.

Но снова жизнь его взяла,
Под свой покров надёжный,
А смерть в тот час не забрала,
Он слишком был набожный.

Как скоро временем – крылом,
Его накроют годы,
Под зарешёченным окном,
Не будет нам свободы.

К ногам цветы он приносил,
Служа тому кумиру,
Стихи России посвятил
И пламенную лиру.
Он чтил другое божество,
Любил жену и деток,
Амур резвился у него,
Боготворил поэта.

Ему в довесок мозги дал,
Подумай на досуге,
Стихи ей кровью написал,
Любимой той супруге.

В том мире зло, как в царстве снов,
Любовь живёт мечтая,
Поэт достиг земных венцов,
Но далеко от рая!





«Международный Женский День 8 марта»

Международный женский день,
Прекрасный праздник марта,
Любимым, принимать не лень,
Сюрпризы и подарки.

Тепло к нам в гости пригласить,
Собрать с полей цветов,
Пора уже начать дарить,
Охапки теплых слов.

Мир просыпается от сна
И праздник в дом к нам входит,
Вдруг появляется весна
И хоровод заводит.

Восьмого марта, столько слов,
Тепло, любовь, от Бога,
Как много всяческих даров,
В жизнь не легка дорога.

Красива женщина, мила,
Но вот не постоянна,
За материнство похвала,
Всегда, везде, желанна!




«С 8 марта»

На лице восторг и счастье,
Я дарю букет цветов,
Женщин с праздником поздравьте,
Пожелайте теплых слов.

Подари жене картины,
Чтоб забыть про сон и лень,
Настоящие мужчины,
Посвящают целый день.

В Женский день 8 марта,
Вы проснётесь все с утра,
Чтобы не было стандарта,
Красно - чёрная икра.

Приготовь еду на кухне
И протри в квартире пыль,
Злоба, ненависть пусть рухнет,
А к жене, любовь усиль!



«Преодолеем век»

Когда-то, звери все из леса убегут
И улетят, стрекозы из осоки,
Лишь розы для любимой расцветут,
Пруды в окрестности все кажутся глубоки.

А лик Господний, прямо в небесах,
Во сне, ко мне, являлся в дни былые,
Порхают ласточки на высохших лугах,
А вышки словно спят сторожевые.

Звонок услышал, прозвучал отбой,
Он медленный, протяжный, день уходит,
Я слышу, мне знакомый бой часов,
Народ на колокол в деревне в церковь ходит.

Во снах я вижу жизнь тех прежних лет,
За эти годы ведь судьба не изменилась,
Я прежний остаюсь на утре дней,
Когда судьбу мою, Россия обронила.

Не думал, что судья большой даст срок
И за собою вдаль меня потянет,
Нас Ангелы с небес всех посетят
И для меня, тот скорбный час настанет.

Мать Родина, ведь ты де солгала,
Ведь правды от тебя и так немного,
А Бог мою судьбу хотел вершить,
Он опоздал, она давно уже убога.

И срок прошёл и нет уж прежних лет
И нет в религии великого значенья,
Нет Бога, сатаны, одна тоска,
В могиле лишь покой и единенье.

А после мытарства, покоя жаждет грудь,
Природа дать свободу не готова,
Всего полвека, я проделал путь,
А надо век, преодолеть большого!



«Слова не плоть»

Гордишься своей рифмой славной
И мысли получаешь ты извне,
Бывает муза, очень своенравной,
А кровь бежит с креста и по стене.

Ведь в этом мире, стен не существует,
Христос распят уже, давним - давно,
А дома ждёт меня жена, тоскует,
В сознании не всё утаено.

Оно, моё прекрасное создание,
Слова не плоть и ткани не соткать,
Влачит поэзия своё существование,
Нельзя её ребёнка убивать.

Судьба так зла и вовсе неисправна,
Опять передо мной стоит стена
И как то боком, крест висит вульгарно
И плачет жёнушка и сидя у окна.

Христос уйди, не надо нам пророчить,
Колоколам вели всем замолчать,
А людям, хватить головы морочить,
Ни жён и не детей нельзя смущать.

Религии пускай не существует,
А сверху видят, что ни будь они,
По мне, жена моя всегда тоскует,
А я смотрю на крест, что на стене!



«Под гнётом цепей»

У жены был уставший и жалостный вид,
Не горюй и не падай душой,
В Мире зло и коварство, совместно царит,
Над израненной грешной землёй.

Президент, он всегда был святой идеал,
Но невинная льётся ведь кровь,
Встал с колен наш народ, против власти восстал,
Возвратилась в Россию любовь.

Сколько может народ, жить под гнётом цепей,
Крест несёт на согбенных плечах,
Но поэт не умрёт, жил во славе своей
И держать будет счастье в руках.

И не будет в России, ни слез, ни вражды,
Заключённых не будет, рабов,
Нищих тоже не будет и бедной нужды,
Старых веселец, крепких столбов.

Но когда же начнётся Господний приход?
А жена остаётся одна,
Дорогая, меня ничего не гнетёт,
А в аду бездна очень темна.

Вся Россия сейчас, захлебнётся в крови,
Грезит дьявол безумной борьбой,
Он не верит друзьям и не предан любви,
К Люциферу, влечён он мольбой!



«Бог с могил мертвецов поднимает»

Ты прости нас Господь, я твой раб этих дней,
В дни раздумий тревог и сомнений,
Сколько пережил глупостей, злобных страстей,
Всех любовных и страстных волнений.

Я своей доверяю судьбе и ножу,
День точу я его, проверяю,
К делу, тонко всегда к своему подхожу,
Лишь жене, больше всех доверяю.

Ведь прекрасна она, в теле том молодом,
Сатане не дала всех признаний,
Я давно постарел, но остался отцом,
Сколько, сможем собрать мы преданий.

Ты уйдешь, и останусь здесь ведь я,
Не оставишь меня дорогая?
Подрастает и сын, и дочурка моя,
С обаяньем наставшего рая.

Говоришь ты немало поучительных слов
И контракт с небом ты разрываешь,
Сколько мне предстоит, посмотреть ещё снов?
Бог с могил, мертвецов поднимает!



«Будущего видеть не умеем»

Сын мой, правды всей ещё не знает,
Эта, правда, тех прошедших лет,
Царь, опять, народ свой истребляет,
А когда, наступит наш рассвет?

О себе царёк не забывая,
Он отрёкся от своих Богов,
А рабы, все в тюрьмах унывая,
Так уничтожал своих врагов.

С каждым годом, на Руси беднеем,
Нас грызёт чрезмерная тоска,
Будущего видеть не умеем,
А чиновники, нас бьют из под тешка.

Тюрьмы, забирают наши силы,
Мы как зомби, нет людских речей,
Наш народ загонят весь в могилы,
Укрощённых всех, людских страстей.

Бог не знал, народного бессилья,
А погибших в битве, не вернуть,
Если только, выдадут всем крылья,
За границу сможем умыкнуть.

Выйдет на борьбу народ, с пороком
И не дрогнет рабская рука,
Наш Господь, не вымолвит с упрёком,
Это зло в России, на века!



«Восстань мой призрак»

Мой призрак, приготовься и восстань,
Вокруг стоит глухая тишина,
Ты дьявол, от меня сейчас отстань,
В России начинается война.

Ведь тишь на Родине, всегда перед грозой,
Не спит моя родная сторона,
Готовимся идти с оружьем в бой,
Страна моя всегда потрясена.

Пока враги совсем ещё сильны,
Страна моя, как на живом вулкане,
А люди все в России, так умны,
На весь мы Мир, свободу возвещаем.

Мы возвестили о свободе с торжеством,
Вновь царь, народ свой, государство унижает,
Вождя в кремле, назвали божеством,
Россию он, болезнью заражает.

Поэта били, он в сердцах живёт,
Пал за свободу, но поэзия пылает,
Страна опять, как в те века цветёт,
А в тюрьмах, все чиновники рыдают!



«Чужой на Руси я всегда»

Ночь пришла и луна, прямо в реку глядится
И достать мы не можем её из реки,
Вся созревшая рожь, на меже серебрится,
Мы уходим, а в след нам кричат кулики.

Луг в росе весь блестит, он волнистый,
Вся прохлада в горах и среди тишины
И кричит на скале, наш орёл голосистый,
А берёзка стоит под горой, дожидаясь зимы.

Захожу в горный лес напоённый
И пробилось так много сквозь сучья лучей,
Я любуюсь природой лесной и зелёной,
Сколько летних осталось нам видеть всех дней?

Вот и осень настала и с грустью глубокой,
Я совсем не грущу, что проходят года,
Я Россию люблю, но люблю одиноко,
Ведь чужой на Руси я всегда!



«Родину они корят»

Чиновники смеются над тобой
И Родину во всём они корят,
Россию нашу любят простотой
И каждый год леса у нас горят.

Кремлёвский царь, такой нахальный,
Не любит матери своей,
Как нету денег, так печальный,
У сатаны ведь нет друзей.

И в сердце нет ведь состраданья,
Он весь народ пересажал,
Родным, он не даёт свиданья,
На дверь в тюрьму, всем указал.

Забыл друзей своих и прочих,
Пьёт кровь ночами и не спит,
А после дня, дождавшись ночи,
Он с чёртом тихо говорит.

А сколько нужно тебе власти?
Хоть сколько золота возьми,
На Родину нашли напасти,
Россию должен Бог спасти!



«Моя любимая Страна»

Луна за тучей, вся слабея
И гром на небе грохотал
И без людей, пуста аллея,
На город сумрак набегал.

Так тучи быстро набегали,
А воздух стал ещё свежей,
Дожди всё лето поливали,
Грозой и запахом полей.

А ивы, к озеру клонились
И из колхозных всех садов,
Тех чаек крики доносились,
У рыбаков, большой улов.

А по берёзкам и по клёнам,
Заблудший ветер пролетел
Из Храма, слышно было звоном,
То, главный колокол запел.

Ударит молния огнём,
А туча спит, над крышей дома,
На город град летит кругом,
Раздался гул и грохот дома.

А в лужах стало так глубоко,
Вдруг дождь немножко присмирел,
Раскинул ветви дуб широко
И ливень снова зашумел.

И рожь в полях вся наклонилась
И птицы все летят с садов,
Лишь только звуки доносились,
Голодных, мокрых, соловьёв.

Дождь шёл немного послабее,
Закончен дождь и умер гром,
Заполнена людьми аллея,
А солнца луч, даёт тепло.

И воздух здесь такой пахучий,
Летают птицы, спит земля,
Россия стала ещё лучше,
Моя любимая Страна!



«Придёт весна в Россию»

Вспоминаю сёла, я родного края,
Я красу всю помню, милых деревень,
Мы дождёмся вместе, праздничного мая,
В лесу снега нету, ведь апрельский день.

Тучкой нас встречает, голубое небо,
А за ней цепочкой, облака плывут,
Все вороны лают наступает лето,
Соловьи весёлые, в унисон поют.

Сокол не летает, в вышине воздушной
И дожди на землю, долго уж не льют,
А сберечь природу, людям очень нужно,
соловьи соловушки, песню запоют.

Далеко уехал, от родного края,
Я зимой уехал, а сейчас весна,
Может быть, дождаться, месяца мне мая,
Где моя отрада, где моя жена?

А её нет дома, может быть ей худо,
я иду по полю, на ногах роса,
Хорошо мне в поле, этим нежным утром,
То, мой край родимый, лес и тишина.

А природа наша, ты такая сила
И бросает слёзы, на леса она,
Вся моя ты родина, матушка Россия,
Тёплый день наступит и придёт весна!


«За утренней зарёй»

Летел орёл под небом, над землёю,
За тучами, не видел он села,
Летал орёл, всегда перед зарёю
И в поле он искал перепела.

А на душе моей, одни тревоги,
Я сплю и сладкие, все вижу сны
И спит орёл на камне у дороги,
Покрытый блеском, утренней росы.

На небе месяц, ярко серебристый,
А звёзды все свисают над землёй
И запах от полей идёт душистый,
Вперёд иду, за утренней зарёй!



«Проходит молодость моя»

Я смотрю, как трава на альпийских лугах зеленеет,
Там единственный Крокус альпийский цветёт,
Луг, поспевший уже черемшой, ветерком нам повеет,
Низко стриж пролетел, скоро нам он с соловьём запоёт.

Вся трава налилась, Карачай выходил на покосы,
Он на камне точил всю косу и надежду тоя,
Сенокосу во всём, помогала луна и те майские росы,
Это молодость, быстро, как ветер, проходит моя!



«Муза в льдине»

Там, на Домбае, на снеговой вершине,
Потух вулкан, прошло уж столько лет,
Вода нарзан, выходит и доныне,
В посёлке оставляя ржавый след.

Все небеса, всегда здесь были сини,
Луч солнца запускает жёлтый свет
И было видно, что внутри в льдине,
А может, там и ничего и нет.

Все про меня узнали, что поэт,
Я часть стихов писал в горах, в долине,
Передаю Кавказу, я привет
И музу оставляю снова в льдине!


«Счастья, мне не светит»

А сколько в небе чёрных дыр?
Летают ласточки над садом
И солнце смотрит тёплым взглядом,
Так расцветает добрый мир.

Стучится счастье к нам весной
И след прошёл недавней стужи,
Уже не замерзают лужи,
А небосвод весь, голубой.

Здесь, дети во дворе бузят,
А тополя до небосклона,
Колокола в церквах звенят,
Щебечут птицы у балкона.

Санкт Петербург влечёт меня,
Художник взором всё подметит,
Наступит радость бытия,
Но только счастье, мне не светит!



«Космос»

На небосводе, звёзд, я вижу сочетанья
И млечного пути вдали
И чёрных дыр, в том космосе молчанья
И лунный свет, над образом земли.

Все корабли, летают в глади синей,
А Галилео, был всегда умён,
Там жизнь своя, в космической пустыне,
Я смысл не вижу, всех планет имён.

А за землёй с небес, глаза следили,
Ведь сколько же прошло с тех пор веков,
Те звёзды, для земли всегда светили,
Той радиацией космической пучков.

А сколько было их, меня любивших?
И девушек красивых, милых жён
И лунным светом, землю серебривших,
Я досей пор, в последнюю влюблён.

И отвела судьба меня от фронта,
Планеты озаряют небеса,
Ведь пустота кругом, до горизонта,
Освещена луною полоса.

Нашёл я в этом мире сочетанья,
И всё прекрасно было, словно сон,
Я предан космосу, за наше с ним слиянье,
Молились Богу люди, всех времён!




«Перевалы Кавказа»

Санчарский перевал, повсюду скалы,
Тянулись по Кавказу все, грядой,
А над землёй, орёл парит усталый,
А за горою, берег моря, весь пустой.

Повсюду в ледниках, стоят провалы,
Закат ушёл, гонимый темнотой,
Луна красавица, спустилась вдруг на скалы,
Архыз стоит, красавец молодой.

А Дамхурц, источает крик тоски,
Лишь только царь Эльбрус, стоит так властно,
Я на Клухоре, промочил носки
И дальше в горы ухожу бесстрастно.

Вот море вновь и берег и пески,
А ветерок всё воет на вершине,
Сухие надеваю вновь носки,
Пронизан холодом я, ледяной пустыни!



«Я вернулся в горы»

Над озером, поляною лесной,
Стоит кудрявая, красивая берёза,
Ведь ей уже не холодно весной,
От зимнего не отошла мороза.

От тополей, летает белый пух,
Со скал срываются лазурью водопады,
Альпийский как прекрасен этот луг
И леса все весенние наряды.

Гора Домбай, нахмурилась опять,
Клухорский водопад гудит сурово,
Иду по лугу и боюсь помять,
Траву, ведь я вернулся снова!




«Лось»

Стоит берёза, плачет у дороги,
А на полях глубокие снега,
Там лось прошёл, красивый, тонконогий,
На голове огромные рога.

А сколько здесь, он проложил тропинок,
Он ель в лесу рогами снова скрёб
И сколько насчитали мы остинок?
Они упали с ели на сугроб.

У лося след размеренный и редкий,
Он лай собачий слышит на лугу,
Хрустят от страха, под ногами ветки,
Все сбитые рогами на бегу.

А лось наш уходил вперёд, долиной,
Он быстро так бежал, в избытке сил,
Чутьём своим и радостью звериной,
Он жизнь свою от смерти уносил!





«Пойдём на обед»

Шла на встречу, старая Армянка,
Увидав меня, пошла назад,
На поводке резвилась обезьянка,
Детям всем, показывая зад.

В лапках обезьянка держит что-то,
Пригляделся, аленький тюльпан,
У Армянки, целый день забота,
Обезьянка прыгала в фонтан.

Город наш стоит в живом узоре,
На Петровском, днём, «Зенит», гоняет мяч
И Балтийское, за Финским, меркнет море,
Завтра весь асфальт будет горяч.

Кое – где остались черепицы,
А по Невскому карета промелькнёт,
А на свалке, роем вьются птицы,
В пасеках дозрел пчелиный мёд.

Чтоб полить цветы, нужна нам лейка,
Надо нам набрать ещё воды,
Нам воды соседка даст, Еврейка,
С лейками мы все идём в сады.

Мужичок, шатаясь, вёл ребёнка,
Присмотрелся, он же в стельку пьян,
У мальчонки, потная ладошка,
Держит папин он пустой стакан.

Перед нами, снова обезьяна,
Кто-то дал ей в лапку чёрный хлеб,
Никакого нет сегодня плана,
Я пойду с семьёй и на обед!



«Закончен бой»

Закончен бой и горы опустели
И свежие могилы, как бугры,
Земля парила, камни кровью рдели,
Бойцов редели крепкие ряды.

Я расседлал коня, на запах дыма,
А свой кинжал, прижал я с теплотой,
На солнце он блестел неотразимо,
Огнём горел, как – будто золотой.

Гора в тумане снежная, нагая,
В зиндане вижу пленника и грязь,
А водопад, грохочет весь сверка
И реки от луны все серебрясь.

Но здесь в ауле, потерял я друга,
Он может быть, в раю меня найдёт,
А ветер дует с моря, прямо с юга,
Но след врага он мне не заметёт.

А горца жизнь, кошмаром истомила,
Точу кинжал и слышу свой конец,
Вновь, от реальности судьбы нас отдалила
Ведь не наденешь на Аллаха ты венец.

Гранит остыл, холодный, безответный,
А кнут в руке играется как змей,
А на кинжале, камень самоцветный,
Заменит, только конь судьбы моей!





«Автомат под плащ палаткой»

Я прячу автомат, под плащ палатку,
Врагу смертельный дали мы отпор,
Мой друг погиб, убит в неравной схватке,
По полю боя мчал как метеор.

А выжил трус, теперь он жив, лелеет,
Он с поля боя убежал тайком,
Он трус и гад и сердце в нём истлеет,
Сгорит оно, как уголь говном!



«Мой кот Динар»

Лежи Динар, твой взгляд опять тускней,
Смотри своими серыми глазами,
Ты смотришь, как летит пух с тополей
И нос ты свой приклеил к нашей маме.

А ты вздохнул, прижался потеплей,
Из рук своих кормили тебя сами,
Капусту мама возит нам с полей,
Кавказскими во снах бредит горами.

Ты знаешь всё жена, что чуждо мне,
Я прочитал священные все руны,
Лишь в той далёкой, но родной стране,
С тобой делил я, на кровати думы.

Я как Христос, на муки обречён,
Всегда принадлежу судьбе своей,
Познал предательство и подлость всех времён,
Служу я только Родине моей!




«Новый вождь»

Российский стяг, я вижу наши флаги,
Один из них беру, держу в руке,
На неизвестном языке, читаю саги,
Я автомат, прижал к своей ноге.

Вновь мать Россия войско набирала,
Все ехали солдаты на броне,
Проснулся вождь, но смерть его забрала,
К нам новый вождь скакал на скакуне!



«Теперь в могиле он»

Вдруг шесть часов, часы уже пробили,
А гроб стоит и всё ещё пустой,
Вождь не лежит пока в своей могиле.
Где он лежит, с пробитой головой?

На красной площади народ остановили
И колокол звенел над головой,
Людской поток, идёт к стремящей силе,
Он под гипнозом и окутанный мечтой.

Глаза откройте, посмотрите в свет,
Вновь сердце стонет, ровное биенье,
А сколько сотворил Господь планет?
Я слышу птиц размеренное пенье.

Народ бежит, но в нём стремленья нет,
А гроб уже в могиле, не пустой
И сколько натворил мертвец всех бед,
В могиле спит, с пробитой головой!


«Мать Украина страдает»

Там трава от росы и от крови сырая,
Там свирепо солдаты на дзоты глядят,
Под огнём доползли, до переднего края,
Ранен был, но не струсил солдат.

Сердце бьёт наковальней, прерывисто, часто,
Не во сне погибают они, наяву,
Здесь учитель и плотник, рабочая каста,
Все они оставались во рву.

По жене тосковавшей солдат и по ласке,
Пуля снайпера била в висок,
Кровь солдата стекла, по простреленной каске,
Намочился от крови цветок.

На надгробных плитах, все как будто живые,
А могилки опять, засыпал листопад,
После стопочки водки, запели впервые,
Помянули тебя мы солдат.

Мать у гроба одна, во весь голос рыдая,
Покосился старинный, колючий плетень,
А вдова за окном, в доме ждёт молодая,
Во дворе, только смерти лишь тень!

«Мати Україна страждає»

Там трава від роси і від крові сира,
Там люто солдати на дзоти дивляться,
Під вогнем доповзли, до переднього краю,
Поранений був, але не злякався солдатів.

Серце б'є ковадлом, переривчасто, часто,
Не уві сні гинуть вони, наяву,
Тут учитель і тесля, робоча каста,
Всі вони залишалися в рові.

За дружині тосковавшей солдатів і ласки,
Куля снайпера била в скроню,
Кров солдата скла, з простреленою касці,
Намочився від крові квітка.

На надгробних плитах, все наче живі,
А могилки знову, засипав листопад,
Після чарочки горілки, вперше заспівали,
Пом'янули тебе ми солдатів.

Мати біля гробу одна, на весь голос ридаючи,
Покосився старовинний, колючий тин,
А вдова за вікном, в будинку чекає молода,
У дворі, тільки смерть лише тінь!





«В Украинской земле»

Здесь нету оркестра, нет слез матерей,
В полях Украины, хоронят парней,
А в братской могиле, десятки мужчин,
Солдат безымянный и он не один.

А дождь из свинца, он мелькает вдали,
Насытиться пули, хотят не земли,
Солдатский лишь слышен израненный крик,
Глаза командиров, застыли на миг.

Я друга нашёл, среди павших вчера,
Теперь без отца, вся его детвора,
Смотрю на него и не знаю, как быть?
Домой отослать, или здесь хоронить?

Солдат Украины, не лёгок твой труд,
А все ли домой те солдаты придут?
Вновь кровь проливалась, мрачнела заря,
Но с честью, за Родину гибли, не зря.

Копаем мы землю, она как гранит,
Солдат убиенный, теперь вечно спит,
А «берцы» по снегу, так тихо скрипят,
Кирками, лопатами, землю долбят.

Прости меня друг, я тебя не сберёг
И детям и внукам, всем будет урок,
За мать Украину, все в землю легли,
Ты враг о пощаде теперь, не моли!

«В Українській землі»

Тут немає оркестру, немає сліз матерів,
У полях України, ховають хлопців,
А в братській могилі, десятки чоловіків,
Безіменний Солдат і він не один.

А дощ зі свинцю, він майорить вдалині,
Насититися кулі, не хочуть землі,
Солдатський лише чути поранений крик,
Очі командирів, застигли на мить.

Я знайшов одного, серед полеглих вчора,
Тепер без батька, вся його дітвора,
Дивлюся на нього і не знаю, як бути?
Додому відіслати, або тут ховати?

Солдатів України, не легкий твій труд,
А все додому ті солдати прийдуть?
Знову кров проливалася, мрачнела зоря,
Але з честю, гинули за Батьківщину, не дарма.

Ми копаємо землю, вона як граніт,
Солдат убієнних, тепер вічно спить,
А «берці» по снігу, так тихо скриплять,
Кирками, лопатами, довбають землю.

Прости мене один, я тебе не зберіг
І дітям і онукам, всім буде урок,
За матір Україну, все в землю лягли,
Ти ворог про пощаду тепер, не моли!


«В новый год на передовой»

По Украине смерть метёт,
Теперь она везде,
Солдаты встретят Новый год,
В снегу, на высоте.

Блиндаж, без света и тепла,
Свистели пули рядом,
Сгорел мой друг танкист, дотла,
Посмертно всем награды.

Мы все присыпаны землёй,
А я, какого роду?
В земле мы смешаны с золой,
Спасает непогода.

На Украине нет границ,
От артобстрела глохнем,
Я радостных не вижу лиц,
От мин, мы скоро лопнем.

Кто сможет, завтра вновь пойдет,
Под вой метели в бой,
Мы для могилок долбим лёд,
Здесь пуль, снарядов, рой.

В окопах встретим Новый год,
Спрошу, откуда родом,
Ведь на войне один народ,
И всех Вас, «С Новым Годом»!

«В новий рік на передовій»

По Україні смерть мете,
Тепер вона скрізь,
Солдати зустрінуть Новий рік,
В снігу, на висоті.

Бліндаж, без світла і тепла,
Свистіли кулі поруч,
Згорів мій один танкіст, дотла,
Посмертно всім нагороди.

Ми всі присипані землею,
А я, якого роду?
В землі ми змішані з золою,
Рятує негода.

На Україні немає меж,
Від артобстрілу глухнемо,
Я радісних не бачу осіб,
Від мін, ми скоро лопнем.

Хто зможе, завтра знову піде,
Під завивання хуртовини в бій,
Ми для могилок довбаємо лід,
Тут куль, снарядів, рой.

В окопах зустрінемо Новий рік,
Запитаю, звідки родом,
Адже на війні один народ,
І всіх Вас, «З Новим Роком»!


«Война на Украине»

Опять война, на Украине,
А может, нам о ней забыть?
Погиб товарищ мой на мине,
Не надо раны бередить.

Сынки, солдатики, устали,
Не знали раньше о войне,
Все книги в школе пролистали,
Но возмужали все вполне.

Во всём, герои будут правы,
Их убедительны слова,
А у солдата свои нравы,
Вся, правда, нынче, не права.

Мы мир хотим, на всей планете,
И больше не хотим зимы,
Чтоб были счастливы все дети
И чтобы не было войны.

Весна пришла. Вот это новость,
Теперь забудется война,
Чиста солдата будет совесть,
Как сила, нам нужна она!

«Війна на Україні»

Знову війна, на Україні,
А може, нам про неї забути?
Загинув товариш мій на міні,
Не треба ятрити рани.

Синки, солдатики, втомилися,
Не знали раніше про війну,
Всі книги в школі перегорнули,
Але змужніли все цілком.

У всьому, герої будуть праві,
Їх переконливі слова,
А у солдата свої звичаї,
Вся, правда, нині, не права.

Ми світ хочемо, на всій планеті,
І більше не хочемо зими,
Щоб були щасливі всі діти
І щоб не було війни.

Весна прийшла. Ось це новина,
Тепер забудеться війна,
Чиста солдата буде совість,
Як сила, нам потрібна вона!



«Родная сторонушка»

Гриф стервятник от падали,
Клюв поднял, поглядел,
Человеку лежавшему, надо ли?
Лист, опавший в кустах шелестел.

Клювом глаз ковыряет до донышка,
Отдают ему долг мертвецы,
Лишь в аду, та родная сторонушка,
Черти встретят у врат пошлецы.

На кресте я распят как Христос,
Нет вам веры, нет правды и чести
И открытым остался вопрос,
Стоит прожить всю жизнь, ради мести?



«Запомним имена героев»

Полны гробницы, всюду только кости,
Ведь жизнь, всего лишь раз одна дана
И только на смертельном ты погосте,
Волшебные читаешь письмена.

А у России, нет уж достоянья,
Но надо для потомков всё сберечь,
Умрём мы в дни народного страданья,
Произношу в стихах свою я речь.

Услышь народ, страдание поэта,
Там на войне грехи и нищета,
От Бога не дождёмся мы ответа,
Героев всех запомним имена!



«Моя поэзия»

Моя поэзия, в словах вся, выразима
И наступил в горах уже закат,
А на костре в котле шурпа и запах дыма,
Здесь звук был блеющий, чужих овечьих стад.

А мне всегда в лугах Альпийских дивно,
Душа вернуться всё зовёт назад
И на коне, я проезжаю мимо,
Где многоцветья, сладкий аромат.

А муза, не всегда живет, где свет,
Я лето пас овец всегда здесь в детстве,
Ведь для народа, я большой теперь поэт,
Я не мечтал, о сказочном наследстве.

Во всей той жизни, я большой оставил след,
Ведь я поэтом был ещё и в детстве,
Но разобраться в этом, время нет,
Для всех сирот России, нет наследства!



«В той России»

В той России есть всё и леса и колосья
И снега и полуденный зной,
Ангел с неба спустился и каждого спросит,
Что я сделал, для жизни земной?

Написал я стихи, вспоминая дни эти
И в горах все пути и Альпийский цвет трав,
Я умру через век, не успею ответить,
К той земле я, родимой внезапно припав.

Загорится Алтарь и сгорит весь дотла,
Не забуду дорогу домой,
Мне откройте ворота, ждут дома дела,
Не пытайте нас больше тюрьмой!



«Детский дом»

У каждого зверька, в лесу нора,
Прожить в России трудно молодому,
Когда уходишь в детстве со двора
И машешь ты рукой родному дому.

У каждой птицы есть в лесу гнездо,
А сердце бьётся горестно и громко,
Я взрослым захожу, в свой детский дом,
С той дряхлой и почти пустой котомкой!



«Непорочная»

Куда ушла, любовь заветная?
Мой луч, небесной красоты
И было слово без ответное,
Глядел я с горной высоты.

А все стихи мои, полночные,
Весь свет в ногах твоих нагих
И груди эти непорочные,
Далёких, юных, дней твоих.

А ты живи с огромной силою,
Ты как небесная звезда
И только, над твоей могилою,
Не соберутся никогда.



«Не разлюблю»

Ты лежишь в постели благовонной,
От людей ты прячешься от злых
И напугана ты, колокольней звонкой,
Ты не спи, дождись своих родных.

Ты любовь стареешь дорогая,
Молодая старость у меня,
Мне не страшно, что ты уже такая,
Никогда, не разлюблю тебя!



«Четыре завета»

В детстве, я был ведь, с взором горящим,
Все прочитал я четыре завета,
Первый завет, проживи настоящим,
Только в стихах видно горе поэта.

Вот и второй, беднякам посочувствуй
И всю любовь, им отдай безраздельно,
Третий завет, ты живи для искусства,
Не проживи свою жизнь ты бесцельно.

Ну а четвёртый завет, будь смущённый,
Можешь сейчас не давать мне ответа,
В жизни не будешь судьбой побеждённый,
Я после смерти, останусь поэтом!



«Не мечтай быть царём»

Наш президент, мечтает быть царём,
А Бог сказал, что он приносит горе,
Лишь только если власть всю заберём,
То свиту всю его, мы сбросим в море.

Не справедливый на Руси опять закон,
Господь прочёл псалмы, в едином взоре,
Ведь на костях тот президент воздвиг свой трон,
Он причинил России, много горя.

А кто поймёт меня, тот равен мне,
Деяния людей, в бездумном сне,
А революция, то детская забава,
Я исчерпал тебя, божественная слава!



«Тюремный пекарь»

Пекарь весёлый мой, в фартуке белом,
Булки печёшь ты кому?
Ему не мешайте, ведь занят он делом,
Хлеб весь спекает в тюрьму.

Поэт за дверьми находился не знатный,
Для судей не будет рыдать,
Недавно сидел адвокат с ним богатый,
Тому то, зачем воровать?

Пекарь знакомый, ты долгие ночи,
За печкой проводишь без сна,
Дома ждут дети, не сомкнуты очи,
Вся кружка слезами полна.

Пекарь несчастный, он вспомнит, пожалуй,
Всех тех, кому пёк калачи,
У печки стоишь, но огнём ты не балуй,
Разбудишь тюрьму, не кричи.

А вот и звонок прозвенел долгожданный,
Тюрьма, ты мне больше не снись,
Домой возвратился опять я нежданно,
Ты пекарь, этапа дождись!



«Жизнь другая за оградой»

По новым каменным ступеням,
Жена ходила прямо в сад,
Порадоваться днём осенним,
Упавший лист, мне нежит взгляд.

А иногда к фонтану ходит,
Ведь в нём большие сазаны,
А лунный свет, тоску наводит.
Мы в этом мире, как рабы.

Кругом простор, сухие степи,
Ведь в царстве мы садов и влаг,
Ржавели на воротах цепи,
Жена уменьшила свой шаг.

Ночная птица, всплеск фонтанный,
Его видать издалека
И этот сад благоуханный,
Идём, в объятье цветника.

А ветер дул и ты вся в дрожи,
В твоих глазах опять слеза,
А я и был, твоим прохожим,
Платком протёр твои глаза.

Тогда я молод был и грубый,
Дрожала нижняя губа,
А у тебя болели зубы,
От поцелуев мотылька.

Я странник твой и весь безвестный,
Иду в твой сад, зайду сюда,
В твоей квартире, скучно, в тесной,
Но родниковая вода.

Всегда любила ты фонтаны,
Все боги ублажат тебя,
Ведь не были с тобой мы пьяны,
К твоей груди припал любя.

Я поднимаю взор поспешно,
Ты, сына с дочкой мне даря,
При этом ты совсем безгрешна,
Я полюбил тебя не зря.

А к дому, тень дневного сада,
Мы в этой жизни не рабы,
Ведь жизнь другая за оградой,
Там виселицы и столбы!



«Кинжал»

Я достаю из ножен свой кинжал,
Ведь он всегда наточенный и острый,
Врагу опять на нервы я нажал,
Луна и звёзды, были мне как сёстры.

Когда в бою, мне не хватало сил,
Я доставал из ножен снова друга,
Врагам моим, не хватит всем могил,
Зимой, надгробья, засыпала вьюга.

Я ненавижу старый алчный строй,
Порочный, незаконный без перспективы,
Я призывал на зов, к борьбе порой,
В своих стихах, я раздавал призывы.

Народ, услышь, заветный зов трубы,
Все развернули алые знамёна,
В стихах своих, был вестником борьбы,
Как молнии, швыряю с небосклона.

Поэзия, оружия, ты лишь поймай момент,
А кровь бежит ручьём по острой стали,
Народ мне говорит, что я поэт,
На площади, кинжалы чтоб сверкали!



«Народа счастье – радость стада»

Довольно ваших поздравлений,
Мне хватит верных добрых слов,
А сколько в жизни унижений?
И сколько за спиной веков?

Народа счастье – радость стада,
Наевшись досыта травы,
Ведь быть голодным, вам не надо,
Достаточно одной тюрьмы.

Поэт опасен грозной власти,
Застанет нас Армагеддон,
Познает царь, народной страсти,
Не сохранив свой старый трон.

Чиновники не зная меры,
Кидали трупы все в канал,
Весь кремль стал какой-то серый,
Сгнил напрочь, президентский зал.
Писать я буду лишь стихи,
То путь единственный к свободе,
Из тюрем, говорят они,
Лишь перемены все к погоде.

А весь народ доволен малым,
Свободу вынем из огня,
Идём к свободе, смертным шквалом,
Мы свергнем, сатану – царя!



«Чёрный Ангел»

Луна повисла прям над домом,
Прожектор смотрит в небосклон,
Весь двор завален частоколом,
Я весь вниманьем окружён.

А весь балкон мой, был стеклянный
И виноградником обвит,
Вдруг дьявол вылез неустанный,
Меня, к себе, рукой манит.

И стал я Ангелом бескрылым
И охраняю все века,
Идёт по мёртвым слабым жилам,
Течёт не кровь, бежит вода.

Голодна, сатаны утроба,
Она добычей не сыта,
А я стою, смотрю у гроба,
Россия стонет, нищета.

Он властный был и весь упрямый,
Он памятник себе воздвиг,
Разрушив все в России Храмы
И уничтожил много книг.

Для Бога был он непокорный,
Послал на землю всю орду,
Он назывался Ангел чёрный,
Посеял горе и вражду.


В кремле, вожди, в просторных залах,
По всей России, смерть, разврат
И кровь людская в их бокалах,
А в пищу, подливают яд.

Твоих рабов, согнулись спины,
На пьянку, похоть, все легки,
Народ сажали на машины,
Точили острые клинки.

Тот сатана, с дешёвым взглядом,
Взлетел, весь в ярости слепой,
Наш царь в кремле, облился ядом,
Поднял случайно над собой!



«Небо горит надо мной»

Пришёл в страну, наш враг коварный,
Но он не знает наш язык,
Откроем наш ларец янтарный,
А из него, народный крик.

Господь мне дал злотые крылья,
Он серебром меня обвил,
Как тяжело, в тот миг бессилья,
Ведь нет теперь избытка сил.

Страдал в своих мечтах я странных,
Люблю писать со смыслом слов,
Я ждал гостей к себе нежданных,
Не прочитав своих стихов.

Я очень горестью измучен
И удручён большой тоской,
Я с небом был всегда созвучен,
В ушах я слышал отзвук твой.

Ты был подобен пеликану,
Повернут, был ко мне лицом
И ждать тебя я не устану,
От нас уходишь божеством.

Здесь нет границ всему упорству,
Я вспоминаю в кратких днях,
Ты мне сегодня не покорствуй
И обрати народы в прах.

Мне всё оставил по наследству,
Я всё хочу забрать себе,
Ты за меня Богов приветствуй,
Всех призываешь нас к борьбе.

Кто из людей стал победитель?
Став на колени пред тобой,
Ведь ты всегда был мой спаситель,
Горит всё небо надо мной!




«Сыты мы манной небесной»

Мой долг, за семьёй вся забота
И в школе, в кино, за столом,
Забота без денег и счёта,
Родительский дом за прудом.

С детьми я гуляю за лугом,
У дочки давно нет косы,
Бежит вечерами к подругам,
А сын хочет съесть колбасы.

И колокол в шуме сто звонном,
А в церкви так много парней,
Был в возрасте поп, непреклонном,
До пасхи считал сколько дней.

Склонился над серой страницей,
А Ангел диктует, пиши,
Закружится жизнь вереницей,
Не чаю, я в детях души.

Народ по домам разойдётся,
Вновь звон лошадиных подков
И кровь по асфальту прольётся,
Как много погибнет умов.

Как в нашей стране жить чудесно,
А стих, как посев прорастёт,
Все сыты мы манной небесной,
Весь грех тот, падёт на народ!




«В России, живём мы в мечте»

Вы руки в морозы согрейте,
Ты враг на Отчизну гляди,
Все тюрьмы стоят словно клети,
Смети богачей на пути.

Солдаты бегут на уклонах,
Все люди за ними гурьбой,
В тюрьме заключённые стонут,
Картошкой их кормят с крупой.

Их горе забитое плачем,
А голод всегда ихний брат,
Богатства, царевич всё прячет,
А в тюрьмах он губит ребят.

Мы в доме живём без заборном,
В тех старых тюремных домах,
В проклятии люди, все в чёрном,
Все окна, как дыры в огнях.

Весь гибнет народ на фронтах,
В Афган и Чечню на убой,
Лишь свита царёва в бантах,
Закончилось время пальбой.

А крови везде было море,
Попасть, как нам хочется в рай,
Руси настоящее горе,
Ты кремль огнём опаляй.

Свобода вся, в залпе орудий,
Под крики и стоны и гром,
Пойдём за свободу мы грудью,
О счастье мы гимн пропоём.

Мы гоним врага на равнины,
Загоним в ущелье тех гор,
Ведь все мы под стягом едины,
Какой на Руси здесь простор.

В кремле, все заплывшие жиром,
А вечный огонь не зажжён
И жить будем вечно мы с миром,
Историю вспомним времён.

Нам камень кремлёвский поведай,
На Родине кто в нищете?
Народ наш прибудет к победам,
В России живём мы в мечте.

Какая же сила жива в ней,
Всегда торжествует она,
Становится крепкой, державной
И Вождь наш ведёт племена!




«Призрак кремля»

Чиновники губят гады,
Фуражки бросаем ввысь,
Мы все переходим преграды,
На площадь с оружием мчись.

Мы слышим сквозь стоны и ропот
И злоба народа растёт,
На площади красной топот
И Ангела в небе полёт.

Мой конь вороной бьёт копытом,
А сколько коням тем веков?
И времени, сколько тем плитам?
По ним проскакало подков.

От пули назад он отпрянув,
Врагов всех разбил, даже в прах,
Пора наступает туманов
И кровь растворилась в морях.

Теперь стал я старый, не зоркий,
Увёз всю семью на восток,
А мышка забилась в той норке
И делает к сыру бросок.

Я выиграл давно этот жребий,
Как держит злодеев земля,
Наш Бог ухмылялся на небе,
Смотрел он на призрак кремля!



«Свободу на кресте несём»

В кремле, сатана кровожадный,
Российский весь быт изменён,
На деньги, чиновник стал жадный,
Мы давних страдаем времён.

А кто заправляет всей эрой?
Он новые тюрьмы родил,
В царя того, нет уже веры,
К себе сатану пригласил.

С колен поднимайся Россия,
Всех общих проблем океан,
А был он когда-то весь синий,
В него заходил великан.

Земля, это наша планета,
Лучшая, из всех планет,
Люблю всегда имя я это
И лучше Руси в мире нет.

Получим карт-бланш на мгновенье,
За годы, большой дел объём,
В стихах я пишу откровенье,
На кресте мы свободу несём!



«В монастыре»

Заходим в светлый монастырь,
Монахи делают обряд,
К нам подошёл монах упырь,
Под свет сияющих лампад.

В монастыре стоят колонны,
Я слышу скрипы всех дверей,
Весь лик на стенке озарённый,
То Божья матерь, свет на ней.

Привык давно к священным ризам,
Жалею, не привёл жены
Поплыли тени по карнизам
И смотрят сказочные сны.

Нам светят восковые свечи,
Я вижу все её черты,
Но от иконы нет ведь речи
И я лишь знаю, это ты!



«Нищих снова обманули»

Больных и нищих вижу лица,
Они в метро по вечерам,
А по ночам, что им приснится?
И в ноль часов идут к вратам.

Но глухо заперты ворота,
Лишь свет не меркнет на стене,
Здесь в форме полицейской кто-то,
Народ ругает в тишине.

Лишь памятник Петра с вершины,
К восстанию людей зовёт,
Прогнуть изогнутые спины,
Чтоб за собой вести народ.

Ворвутся в Смольный, разберутся,
Всем в спину им, врезались пули,
Чиновники опять смеются,
Что нищих этих обманули!



«Сны арестантов»

Вновь в тюрьмах весь народ томили,
Людские все сорвав мечты,
В тех камерах темно, но жили,
Из хлеба делали цветы.

Им снятся сны, они в гостиных,
В них только девки, нет старух,
А сколько там обедов чинных
И сразу свет для всех потух.

Зажглись красиво в зале свечи,
Как тень, на потолке круги,
Все женщины щебечут речи,
А это давит на мозги.

Мы не едим, ведь всем нам сыто,
Ведь нам с утра прислали грев,
Все мы, привыкли, есть с корыта,
Нас всех устраивает хлев.

Последний выпадает жребий,
А зал опять не освещён
И слышим мы мольбу о хлебе
И не хватает всем знамён.

Мы доживаем век привычно,
Нам нужно тюрьмы разрушать,
Потомкам только непривычно,
Отцам в неволе подрожать!



«Мама Русь, прости меня»

Осень открывается всем взорам,
Оголяет ветер все кусты
И метёт листы по косогорам,
Засыпая всей земли пласты.

Осень наступила в скромных долах,
Раскрывая вены всей земли,
Нет уж зелени совсем, в соседних сёлах,
Только мне не видно из тюрьмы.

Солнца луч и тучка, с ветром пляшет,
Где-то развалилась и пропав,
Кто-то далеко нам сильно машет,
Лишь у осени такой сегодня нрав.

Впереди увидел путь знакомый,
Посмотрел в окно я, из тюрьмы,
Я мечтой своею был ведомый,
Старый, распевающий псалмы.

Выйду из тюрьмы, не кем не званный,
Пухом будет всем земля, легка,
Слушать буду голос окаянный,
Голубей гонять из чердака.

Расскажу друзьям я про удачу,
Очутился как в Чечне в плену.
Хлеба съем я с салом и заплачу,
Родину на веки разлюблю.

Сколько их в тюрьме осталось, статных,
Каждый тянет рок и не любя,
Ждёт судьба нас в тюрьмах необъятных,
Мама Русь, простишь ли ты меня?



«Истина»

Застряли в прошлом, между залами,
Один был нем, другой весь глух,
Вино везде лишь правит пьяными,
Средневековый в залах дух.

Стоим над дымкой переулочной,
Туман лежит на крышах дач,
Нам что без денег делать в булочной,
Я слышу где-то детский плач.

Народ гуляет в дождь с собаками
И все теряют кошельки,
Вдруг всё заканчивалось драками,
В саду бузили остряки.

Народ сидит в тюрьме замученный,
Замков дверных мне слышен визг,
Пёс у охранника прирученный,
Крыс у параши слышу писк.

Мне очень дорог друг единственный,
Он в зеркалах весь отражён,
Всегда он был такой таинственный,
Его я, словом оглушён.

На Невском, у кафе, у столиков,
Все посетители торчат,
Они заказывают кроликов,
Несут разделанных котят.

Иду в кино я, в час назначенный,
А может это снится мне,
Ментами был я утром схваченный,
Я вижу волю, лишь в окне.

Идёт девчонка между пьяными
И не боится ведь одна?
Тюрьма стояла за туманами,
Неву я вижу из окна.

А я живу пока поверьями,
Без денег и без кошелька,
Любуюсь из окна деревьями,
К свободе тянется рука.

И в кандалы я был закованный,
Куда девалась вся удаль,
И ею был я очарованный,
Я сквозь решётку вижу даль.

Чужие тайны мне поручены,
А сердце жизни вручено
И все пути мои измучены,
Жизнь пролетела как кино.

А памятники все склонённые,
Их поправляли на бегу,
У мертвецов глаза бездонные,
Они сидят на берегу.

Жена одно моё сокровище,
Ты подарила сердце мне,
А я, совсем ведь не чудовище,
Вся истина, живёт в тебе!



«Единственная Россия»

Что может быть сердцу милей?
Родина мама, Россия,
Тебя в мире нет красивей,
В Российском народе вся сила.

Ты милая мама, Россия,
Отпор всем давала любой
И нет тебе равных по силе,
Народ и терпенье, с тобой.

Тебя, как счастливую птицу,
Как память дедов своих чтим,
А враг нарушает границу,
Тебя мы собой защитим.

Цветы мы к могилкам носили,
Чтоб в мире жила вся страна,
Мы помним, для всех нас Россия,
Единственной мамой была!




«Разлука»

Не хватает родимого края,
Там на родине тлеет мечта,
Твою душу к себе принимаю,
Не прожить мне и дня без тебя.

Не увижу тебя, неудача,
Лишь тебе передам я привет,
По ночам не услышишь ты плача,
Хотя в этом позорного нет.

Прекращал между нами я споры,
Ты стояла опять у окна,
Вновь твои воспалённые взоры,
А вина тому была тюрьма.

Как давно эта жизнь меня бесит
И огни всех больших городов,
Призрак счастья взлетел в поднебесье
И томление Божьих трудов.

Дожидалась меня у порога,
Лист колышется в буйных кудрях,
На устах, только с именем Бога,
Оставляя слезу на щеках.

Будешь плакать, до следующей встречи,
Я от зла не придумал щита,
Лишь тебя, обниму я за плечи,
Долго реет над нами мечта.

Нашу жизнь, я семьёй измеряю
И детей своих нежно любя,
Когда выйду с тюрьмы, я не знаю,
Небесам помолюсь за тебя!




«Очки в золотой оправе»

Пишу стихи о подвигах и славе
И думал о своей Родной земле,
Очки лежали, в золотой оправе
И молоко стояло на столе.

Собравшись, выходила ты из дома,
Надеть забыла обручальное кольцо,
Себя не отдавай любить другому,
Забуду навсегда твоё лицо.

Из лесу пчёлы вылетели роем,
Не знаю, что терзает жизнь мою,
А на столе разлитый мёд весь, толстым слоем,
Добычу осы получили всю свою.

Ты вышла, а назад не оглянулась
И к мукам ты моим не снизошла,
Лишь вся в платок ты белый завернулась
И больше не вернулась, не пришла.

Не знаю, что найдёшь в своей гордыне
И дальше всё по улице ты шла,
А без тебя прожить, не смог я ныне,
Уже не помню, как назад пришла.

И о былой, я не мечтаю славе
И детство, юность, молодость прошла,
Очки забыла, в золотой оправе,
Их аккуратно поднял со стола!



«Красная орлица»

Здесь осенью река течёт лениво,
Но не спеша, она смывает берега,
На той земле и сразу у обрыва,
Гниют, темнеют, стройные стога.

Россия мать, ты Родина до боли,
Проделала со мной ты долгий путь,
Я видел, как народ живёт в неволе,
Предательство и грех заходит в грудь.

К свободе путь, лежит в тоске безбрежной,
В моей земле, моя родная Русь,
Ведь помощи не ждать нам зарубежной
И сатану с кремля я не боюсь.

Народ поднимем, озарим кострами,
С лица России, скинем мы вуаль,
Российское поднимем в небо знамя
И автомата закалённую всю сталь.

Мы победим, нам это не приснится,
Здесь лужи крови, а на лицах пыль,
Взметнулась в небо, красная орлица,
Я напишу в стихах про это быль.

Мы подошли к кремлю, здесь стены круче,
Попробуй сатана останови,
Кровавые висят над нами тучи,
Мы видим стены красные в крови.

Попала пуля в сердце, кровь струится,
Меня не трогай, я умру, но ты не плач,
Кровавая назад летит орлица,
По лужам крови, гордо ходит грач!



«Золотые погоны»

Идут погоны золотые,
Чеканят шаг по мостовой,
А их мундиры расписные,
Труба зовёт на смертный бой.

С колен вставай моя Россия,
Несём знамёна все твои,
Горланим песни строевые,
За счастьем, первые шаги.

Я защитить тебя сумею
И крест Господний понесу,
Я оторву язык злодею,
Не отдадим твою красу.

Ведь чародей тебя обманет,
Нигде, не пропадаешь ты,
Он в западню нас не заманит,
России помню все черты.

Вся на тебя ложится доля,
Колокола ещё шумней,
А ты как дева, в лес и поле,
Всех позови своих друзей.

С Россией дружба всем возможна
И на подъём она легка,
Всегда, во всём, ты осторожна,
Не победит тебя тоска!



«Дождь из слёз»

Я с войны к тебе мама вернусь,
Только ты подожди,
Нас не сломят, несчастье и грусть,
Из свинца те дожди.

Нас снега на войне заметут,
Не иссушит жара,
Дети дома на печке нас ждут,
Нам вернуться пора.

Встретят воины мам и невест,
Счастье дома их ждёт,
Ведь когда-то война надоест,
Мир на землю придёт.

Я к тебе дорогая вернусь,
Сколько в мире добра,
Защитим мы свою маму Русь,
Всем вернуться пора.

На пороге меня встретит мать
И обнимет меня,
Сколько будет она меня ждать?
Тосковать у огня.

Я на родину скоро вернусь
И врагам всем назло
И со мной будет мама и Русь,
Если жив, повезло.

Пол Европы прошёл, пол земли,
Возвращаюсь с Берлина домой, подожди,
О пощаде ты враг не моли
Все из слёз, будут с неба дожди!




«Берёзка»

Стоит берёзка в поле скошенном
И слёзки льются, как живая,
Ей одиноко в мире, брошена,
Ещё совсем ведь молодая.

Тревожит что, тебя безвинную?
Ведь ты в полях живёшь за лесом,
Я протоптал тропинку длинную,
Не в рай к Богам, а в ад и к бесам.

Здесь туч так много набегающих,
Здесь сатаны созревший кокон,
На землю нечисть посылающих,
Все из кремлёвских смотрят окон.

Рай отделён от ада, линией,
У чёрта зубы заскрипели,
Глаза то красные, то синие,
Свой взгляд на Русь они имели.

Как видно лица все, за стёклами,
Они тупым смотрели взглядом,
Любуюсь я полями мокрыми,
Ведь Родина, со мною рядом.

В кремле играют свадьбу бесы,
Людской им крови уже мало
И каждый день проводят мессы,
Людей геройство запоздало.

Борьба со злом ведь бесполезная,
Без крови Русь изнемогая,
В тюрьме решётка ведь железная,
Сердца на части разрывая.

А может сердце уже вынуто,
Русь Люциферу шлёт поклоны,
А сколько судеб было кинуто,
В «Столыпинские», все вагоны.

К начальнику нельзя с вопросами
И я устал, с меня довольно,
И жизнь смешалась вдруг с колёсами,
Берёзке нашей, очень больно!




«Потомки скажут обо мне»

Ты без России хочешь жить?
Себя в стихах увековечить?
А в жизнь мечту всю воплотить?
И Родину всю обеспечить?

На землю стал сапог тяжёлый,
Не уж-то вижу всё во сне?
Я с детства был такой весёлый,
Потомки скажут обо мне!



«С тобой поэт»

Тебя с собой, я вижу птицей,
Но всё равно, всегда, я твой
И ты в тюрьме мне будишь сниться,
С тобою дух твой боевой.

Таких не видел рук прекрасных
И не увидишь ты измен,
Всех слёз не пролитых напрасных,
Твоя душа с моей, в обмен.

А говорить я буду небу,
Всю Богу правду передам,
Я весь отдамся дальше бегу,
Тебя, чертям, я не отдам.

Все, в жизни, ходим мы волною,
А я живу в мечтах стихов,
Грехи пред Господом не смою,
Хотя немного всех грехов.

И разгорится в сердце пламя,
Оно погаснет вдруг на миг,
А смерть оскалится зубами,
Смотрю в её предсмертный лик.

Идёшь за мной походкой гладкой,
А я в чужой живу стране,
В тюрьме подумаю украдкой,
Всю правду смерть скажу тебе.

А по ночам я сплю с тревогой,
Судьба, изменишь мне, иль нет?
Ведь обошлись со мною строго,
Ты Русь моя, с тобой поэт!



«Прости Отчизна»

Ты всех мне дороже, милей и прелестней,
Врагов всех своих прокляни,
Ты Родина мать, как прекрасная песня,
Мы горе терпели все дни.

А счастье пройдёт и совсем даже мимо,
С того не сойдём мы пути
И ты для меня, остаёшься любима,
Отчизна, за всё нас прости!



«Тропинка»

Заезжаю я в чёрные скалы,
Что в горах и в ущелье на дне,
На ходу спит конёк мой усталый,
У него я давно на спине.

И скакал я опять по дороге
И спускаюсь я к морю опять,
Привезут меня крепкие ноги,
Вдруг орёл на горе стал кричать.

Смотрит вниз со скалы он отрадно,
Улететь хочет в горы назад,
Перевал был сегодня прохладным,
А внизу, мандариновый сад.

Вновь скачу по дороге я длинной,
Здесь Альпийские всюду цветы,
Слышу с рощи напев соловьиный
И родник шепчет мне и листы.

Крик орла с высоты раздаётся,
Я стоял у знакомых ворот,
Моё сердце как часки бьётся,
Соловей мне из лесу поёт.

Его голос опять беспокойный,
Бога с неба тянулась рука,
День сегодня и жаркий и знойный,
Опустилась вновь чёрная мгла.

И проделал весь путь я не длинный,
Этот путь каменист и тяжёл,
Прискакал я на берег пустынный,
Но не видно зелёных здесь дол.

Я вчера заблудился в тумане,
Это Боги шутили со мной,
Я судьбы вспоминал очертанье,
Впереди лишь туман над рекой.

Я, на камень, ступаю ногою,
Вдруг ударил раскатистый гром
Под огромной стоял я скалою,
Ветер горный игрался песком.

Вся тропинка протоптана мною,
Ведь завалена прежде была,
Жизнью жить буду той же былою,
Если мне не изменит судьба!



«Главное лира»

Скажите люди, вы хотели тьмы?
Вы с сатаной сразитесь сами?
А выйдем на войну все мы?
Нас Люцифер, своими ел глазами.

Обедал он людьми уже не час,
Мы у него послушные холопы,
Вбивал он клин, между враждебных рас,
Русь матушку поссорил он с Европой.

Наш Бог кузнец, кинжал стальной ковал,
Он с гор в ущелье, сбрасывал лавины,
Случился на реке большой завал,
Ведь я поэт и не пишу картины.

А ты проснись, опомнись старый мир,
Народы все хотят большого мира
И во всём мире, отпразднуем мы пир,
А я поэт и главное ведь лира!



«Моя семья»

Свернулся котёнок клубком,
А сын над машинкой колдует,
А дочка опять с женихом,
По «трубке» о чём-то толкует.

К нам солнце в окошко блеснёт,
Ведь знаешь ты, время какое,
Оно не туда нас ведёт,
Семья моя хочет покоя.

Жена не умеет рыдать,
В руках её, крепкие нитки,
Судьбу нам нельзя разгадать,
Господь застывает в улыбке.

Ночами бродил по аллеям,
Не видел речных берегов,
Детишек своих мы лелеем
И слышу их шелест шагов.

И голос их слышу я звонкий,
Выходит гулять вся семья,
От сосен валялись иголки,
С семьёй остаюсь навсегда!



«Мои дети»

Сыночек мой, играет на трубе,
А доченька плетёт большой венок,
Мы все идём по жизненной тропе,
А в сердце загорался огонёк.

Смотрю в судьбу, её запоминаю,
Любовь семьи я в сердце берегу,
Плохого ничего о ней не знаю,
Хорошего, я вспомнить не могу.

И больше не осталось у нас силы,
Чтоб греться у сердечного огня,
С небес спустился Ангел, но бескрылый,
А Бог забыл, не посетил меня!



«Герой офицер»

Глаза майора кровью налиты,
А он лежал на простыни, на белой,
А медсестра, приросшие бинты,
Одним движением, сорвать с него хотела.

Терпеть, не плакать, так учили нас,
Подальше прятать ненависть и жалость,
Противнику стреляю только в глаз,
На миллиметр промахнулся, малость.

Мне гимнастёрка старая мала,
Присохла к ране, я снимал без боли,
Смерть на войне, была сегодня зла,
Штаны все в дырах, от крылатой моли.

На нашу жизнь, направлена беда,
Я как Христос, все принимаю муки,
Мы на защите Родины всегда,
Ложу приклад, в мозолистые руки.

На поле битвы корчились от боли,
Но ради Родины, готовы умереть,
Я первым полюбил винтовку в школе,
Все фильмы про войну любил смотреть.

Я вырос офицером, пал героем,
Мы защищали Родину свою,
На Русь, фашисты, нападали роем,
Врага я о пощаде не молю!



«По местам М. Ю. Лермонтова»

Я стаю, любуюсь горной далью,
Ты с утра опять была бледна,
Удручён своею я печалью,
Ты меня, споила допьяна.

И пошёл, по парку я шатаясь,
Я увидел Лермонтова грот,
До скалы рукою, не касаясь,
Подошёл я прямо до ворот.

Здесь писать стихи совсем не шутка,
Я смотрел в пещеру, в темноту,
Здесь прохладно и немного жутко,
Ведь поэт слагал, прям на ветру.

Я присел, достал листок бумаги,
Ручку вместо белого пера,
Здесь конечно было много влаги,
Я остался на ночь, до утра.

Ты пришла, взяла меня за руку,
Отвела в пещеру, на провал,
Все поэты, пережили муку,
Со спиртным, давно бы я пропал.

Не курил, не пил, я даже с детства,
Только иногда пишу в стихах,
А при виде Пятигорска, рвётся сердце
И не знаю правды я в ногах!



«Неразлучны»

А я зимой гулял в саду,
Убитый был своим я горем,
Замёрзли листья все, во льду,
Дышал я чистым зимним морем.

Моя жена, мой верный друг,
А я коснулся её платья,
Я ощутил тепло двух рук,
Её, забрал я, всю в объятья.

Зимой из рук кормили птиц,
На лебедей смотрели стройных,
Лежит под тенями ресниц,
Весь стыд, в глазах твоих спокойных!



«День рожденья»

А у нас сегодня гости,
Собрались на день рожденье,
На столе остались кости,
Наступило воскресенье.

На дворе не видно солнца,
Ведь в саду стоял туман,
Мы с женой одели кольца,
Если это не обман.

С загса вышли мы толпою
И пошли все на Машук,
Встал с утра не на ту ногу
И рукой тебе машу.

Мне запомнилась беседа,
Под «воротами любви»,
Торт уронят за обедом,
Родственники, земляки.

И детей мы нарожали,
Вспоминаем Пятигорск,
Как мы свадьбу уважали,
Завтра едим, в Дивногорск!



«С собою тебя заберу»

Утром ушла по дороге,
Осенней аллеей крутой,
Я видел те белые ноги
И туфли облиты росой.

Меня ты сегодня просила,
Из школы детей подождать,
А я прошептал, нет уж силы,
Мне б, воздухом здесь подышать.

Обнять ты меня захотела,
Ты сделай свой шаг посмелей,
Ты в жизнь мою, птицей влетела,
Женой будешь вечной моей.

Ты вновь, всё сказав, замолчала,
Тебя полюбил я одну,
Луна в небосклоне стояла,
С собой я тебя заберу!



«На войне»

Сжав гранату и зубы до хруста
И на брюхе до дзота ползком,
Перед боем в желудке ведь пусто,
Без портянки нога, босиком.

Проскочить под обстрелом я должен
И назад отступать ты не смей,
Коммунист я, спаси меня Боже
И раба себе в слуги имей.

Если жив, я останусь, едва ли,
Явно на смерть послал нас комбат,
Бить врага, даже танки из стали
И они от солдата горят.

Если ранен, не смей притворяться,
Слышно, пули ликуют в ночи
И не вздумай врагу ты сдаваться,
Кто-то ранен, в окопе кричит.

Утром рано ушли в рукопашный,
Я зову на подмогу во сне,
Лишь дурак говорит, что не страшно,
Значит, не был на этой войне!


«Смертные рубежи»

Война, это рожь несжатая,
Солдаты шагают по ней,
Смерть, дышит в затылок, лохматая,
Мне жалко вчерашних парней.

Сгорели крестьянские хаты,
Русь матушка снова в огне,
Повсюду лежали солдаты,
Осколки остались во мне.

Укрывались одной шинелью
И от холода зубы сжав,
Я в дозоре сидел под елью,
На врага со штыком напав.

Мы дождались посмертной славы
И хотели со славой жить,
Умирали в бинтах кровавых,
Целый полк на полях лежит.

С каждым днем становилось хуже
И полки уже без знамён,
Мы дрались без перчаток в стужу
И остался один батальон.

Всех повёл нас комбат в атаку,
Мы бежали по спелой ржи,
Были пьяны от спирта, в сраку,
Брали смертные рубежи!




«Щемило сердце»

Со мной смеяться перестала,
Зимой, нам ветер руки студит,
Весною, снега меньше стало,
На небе, солнце больше будет.

Тебя целую я невольно,
А ты ответила мне руганью,
Щемило сердце, очень больно,
А ты, подвержена, молчанью!



«Ты Господу молилась?»

Твою люблю я в доме простоту,
От старости совсем упало зренье,
Но всё равно, твоё смотрю движенье
И нежную всю вижу красоту.

Плохое не пытайся сохранить,
Соединись ты лучше с небесами,
Сознанье прошлого мы можем воскресить,
Об этом, мы конечно знаем сами.

Я не глухой и рядом нет слепых,
Ношу в себе тяжёлые сомненья,
Я вижу прозорливость всей толпы,
А над душой, злорадное глумленье.

А ты пыталась что-то мне сказать,
Но слов найти в себе не получилось,
А сколько можно, в жизни всем солгать,
Ведь каждый день, ты Господу молилась!



«Шинель»

На войне, мы плакали и пели
И стреляли прямо на бегу,
От мороза кутались в шинели
И в крови лежали на снегу.

Раненый, но я дошёл до цели,
Над Рейхстагом, знамя я поднял,
Хоть и был в заштопанной шинели,
На штыки, Берлин я этот взял.

День Победы и мы все в Берлине,
Бутерброды на войне не ели,
А по пояс, увязали в глине,
В старой, но родной своей шинели!



«Погиб за маму Русь»

Я раненый и снова в медсанбате,
Один остался выживший в полку,
Я Родину любил и был солдатом,
Перед Отчизной, я всегда в долгу.

Свинцовый дождь вокруг меня, воронки
И немец мне теперь уже не мил,
Смерть ожидала жизнь мою в сторонке,
Но я солдат и Родину любил.

Солдат голодный, много видел горя,
К нам фронтовая вечно липла грязь,
Я чёрного не видел даже моря,
Ругал войну, от боли матерясь.

Меня Господь на фронте испытал,
Стал забывать я нежность и любовь,
Я в медсанбате, всё в бреду шептал,
Что вместо рек, вокруг течёт лишь кровь.

Но вот и май, салют для всех Победа
И пусть улыбки всех развеют грусть,
А кто-то не дождался и обеда,
Погиб солдат герой, за маму Русь!



«Продолжение
(похоже на японскую лирическую поэзию Хайку)»

Весенний день померк,
Снежные вершины стоят в ряд,
А над ними облака.

Некуда мне прилечь,
В руке покрывало,
Повсюду поют соловьи.

Осень, паутина летит,
Бабье лето,
В этой осенней роще.

Мясо своё,
Люди завернули в хлопок,
Глядят на Эльбрус.

Прелесть найди,
В цветке, что опал,
Осень наступит.

Жизнь повернулась в спять,
Внук у меня на коленях,
Смотрим вдвоём на луну.

Если молчишь,
Значит ты камень,
Села красивая птичка.

Отдай назад, мне Родина моя,
То, что оставил,
Желанная всегда была она,
А я смотрю на море как волна,
Вернулась назад к пустому брегу.

Не смог бы прожить я на свете,
Без цветущей акации
И рядом с цветами её,
Спокойное сердце моё.

Дети вернулись ко мне,
Боятся, что ливень пойдёт,
Не решатся зайти.

А в доме кипит самовар,
Горный мёд на столе,
В нём пчела захлебнулась.

Горная ночь,
Макушки туманом накрыты,
Снежные склоны,
На небе не видно луны,
Звёзды сегодня не выйдут.

Кажется мне,
Я остался на свете один,
Любуюсь Домбаем,
Но кто красотой этой дивной,
Пренебрежёт без причины?

Кусты все в горах как скалы,
Обрели очертания
И тучи видны,
До каждого облачка,
Тёплый ветер в горах.

Солнечным светом,
Залита алыча в садах,
Стоит без ветра,
Рой диких пчёл пролетел,
Цветы опадаю.

Вижу вдали,
С неба снежинки летят,
В лунном свете блестят,
На скалы ложится снег,
Светит ярко луна.

Яблонь цветенье весной,
Должны показать облака,
Потому-то,
Выпорхнула душа,
Словно весенняя бабочка.

Снег без конца,
Опавшие листья чинары,
Снег их упрятал от глаз,
Горную тропку.

Дети ко мне не заходят,
Снег идёт вечность,
Тучи ложатся на скалы.

Сегодня веселье, запел соловей,
Было б всё вечно,
Длился бы день
И не был бы закат.

Идём с тобой вдаль,
Сошлись опять,
Друг другу чтоб напомнить,
Что мы вместе навек,
Разошлись, для того чтобы встретиться заново.

Сколько не смотрел на лепестки роз,
В саду, накрыты дымкой тумана,
Не отвожу свой взор,
Любимая, похожа на цветы,
Я, пренебрегать тобой не стану.

Я в родном краю,
Горы в озёра глядятся,
Кавказские горы,
Бесследно исчезнет вся скверна,
Но снег не растает в ущелье

Не ждал я тебя в этот вечер,
Сердце задёргалось вдруг,
Кровь закипела,
Открылась вновь дверь.

Над горной вершиной летает,
Орёл молодой,
Все тучи клубятся над ним,
Ущелье закрыто туманом,
Я жду в одиночестве утра
И ветру уныло внимая.

Конь на пахоте,
Плуг за собой влачит,
Зеленеет луг,
Ты мне конь скажи,
Тащим плуг вдвоём?

С годами, море,
Скалу отшлифует камнем,
Не отступая пред волнами,
Вечная цепь превращений,
В непостоянном том мире.

Реку могу я сравнить,
С ливнем, идущем с неба,
Где ты живёшь человек?
Ты в жизни как призрак,
Словно роса на цветке,
Мерцанье повсюду зарниц.

Если попал в ураган,
Ветра поток в лицо,
Ты не сражайся,
Силы напрасно не трать,
Ты доверяешь богам?

Ветер не стих,
С вишни срывает листву,
Солнце впервые,
Вышло с тоской запоздалой,
Краски осеннего сада срывает!

Воспоминанья опять,
Я бы сейчас любовался,
Красивой картиной,
Долго спешил в Эрмитаж,
Столпился народ у дверей,
Топчет на улице снег,
Сегодня четверг, вход бесплатный.

Плачет жена навзрыд,
Поверила Богу отдавшись,
Лампадка горит,
Освещает весь лик,
А муж не вернулся.

Снежные вершины Кавказских гор,
Приворожило, должно быть,
Неискушённое сердце.

Ветры ледяные,
Не думайте нынче днём,
Работы много,
Заблуждался странник.

Коварство и алчность,
Нашего мира удел,
Не потому ли,
Стихи все написаны грустью,
Грязного рода людского.

Нам хорошо,
Рассуждаем в тёплой каморке,
Сидим у огня,
Путник замёрз на дороге
И нету вина.

А на вершине затишье,
Я выхожу на тропу,
Полюбоваться горами,
Они все блестели на солнце,
Снегом покрытых вершин.

Хочешь узнать,
Что называлось душой,
Монаха буддиста?
Солнце ответит тебе.

Никто не знает откуда,
Пришла ты ко мне,
Снегопад на пути сновидений,
На тропинке в горах,
Путь преграждён.

Где то в гора на Кавказе,
За пиками снежных вершин,
Свой я приют там нашёл,
Следов не найдёшь,
Ведущих к пещере моей.

Всегда хорошо,
На море, под солнцем пригревшись,
Крабов собрать всех в мешок,
Суп приготовить отменный.

После себя оставляю на свете,
Богатство, стихи, своим детям,
Розы распустятся летом,
Сейчас ведь весна и прохладно.

Дождливою порой,
Идёт молва,
Когда ты спишь, то ночь короче,
Лежит любимая с тобой.

Не ведомыми тропами бродил,
Промокла обувь от росы,
Одежда изорвалась в клочья,
Альпийскими цветами запах.

Песнь соловья,
Дятла монотонный стук,
Журчание ручья,
Шелест листа на ветру,
Макушки гор упираются в небо.

Приятно порой,
Приготовить ручку, бумагу,
Как будто, сами собой,
На лист ложатся слова.

Странно мне как-то,
Но я, развернул наугад,
Священную книгу,
Библию, Старый Завет.

Целый день ты пишешь,
Стихи на бумаге,
Слышу в дверях,
Близких людей голоса,
Хоть не забыли меня.

На свете так не бывает,
Обычаи есть на земле,
Друг друга годами ждали,
Полвека оставалось впереди.
Я знал давно,
Что в этом подлом мире,
Имеется жестокая судьба,
Сердце, преисполненное болью,
Не в силах позабыть тебя,
Опять к родному придя порогу!


春の日の行に立って色あせた、雪のピーク」(日本の抒情詩俳句に似ている)の継続」、およびそれらの上の雲。私がカバーされ、彼の手に、ナイチンゲールはどこにでも歌う横にどこにもありません。秋は、ウェブはインディアンサマー、この秋の木立を飛ぶ。エルブルスを見て綿の人々に包まれた彼らの肉、。我々はオパール花で見つける美しさ、秋が来る。人生は一緒に月を見て、私の膝の上に睡眠孫に変わった。あなたが何かを言う場合は、石、村の美しい鳥を意味する。それはいつもだっ希望残っていたものを、私に戻って私の祖国をそれを与える、私は波のように海を見て、空のブレガに戻ってきた。この世界で生きていけない、私は、その横にアカシアの花を開花することなく、私の心を落ち着か。子どもたちが私に戻って、雨が行くことを恐れている、行くことを敢えてしません。家はサモワール、テーブルの上に山の蜂蜜を沸騰さと、それは蜂を窒息。マウンテン夜のumbones霧に覆わ、雪の斜面、空は月を見ることができない、出てこない今日主演。私は一人でこの世界に滞在してきた私には思われる、私はDombayを賞賛、しかし、理由もなく、この素晴らしい、Prenebrezhёtの美しさ誰ですか?岩のように山の中のすべての茂みには、山の中で、以前は各クラウドに暖かい風を目に見える形や雲を得た。太陽の光、梅の果樹園で満たされ、無風の価値が、ロイは野生のミツバチを行って、花が落ちる。私は月が明るく輝いている、雪の岩の滝に月明かり輝きを飛んで空雪の結晶から、遠くに見える。春のAppleの花は、春の蝶のように、魂を飛ばした理由雲を、示さなければならない。終わりのない雪、落ち葉面の木は、雪がビュー、登山道からそれらを隠した。子どもたちが私に来ていない、雪は永遠に行く、雲が岩の上に横になります。今日楽しい歌のナイチンゲールは、それはまだ永遠に、一日続くとなり、日没なかったでしょう。私たちは永遠に一緒にいることを私たちに思い出させるために友人の友人は、再び満たすために別れ、私は再び指すものと、あなたとの距離を行く。どのように多くは、自分の目、私の愛を回避しない、霧のベールで覆われた庭でバラの花びら、見ていない花のように、私はあなたを無視するつもりはありません。私は、コーカサス山脈を見て山湖で、私の故国で午前、すべての悪いなくなっていたが、雪が、私はこの夜、あなたを期待していなかった峡谷内で溶融している、心臓が突然ピクッと動いた、血液が沸騰し始め、ドアが再び開いた。山の飛行の上に、その上に渦巻く鷲若い、すべての雲は、渓谷は、私が一人で待っている鈍いと風の強いリスニングですよ、ミストを閉じた。耕し馬、のドラッグのために耕し、緑の草原には、あなたが私に馬を教えている、私たちは一緒に鋤をドラッグ?長年にわたり、海、岩が不安定な世界の波、変換の永遠の連鎖、その前に後退しない、石を挽く。川私はあなたが人を生きるん空から来て、シャワー、と比較することができますか?あなたはどこでも雷をちらつき、花に露のように、ゴーストとしての生活を送っている。あなたは顔にハリケーン、風の流れに入った場合は、戦わない、無駄にあなたの力を無駄にしない、あなたは神を信頼?風が桜の涙の葉と詩ではない、初めて太陽が、秋の庭の涙を描く悲しいことに遅ればせながら行ってきました!思い出が再び、私は今、美しい絵画を賞賛されるであろう、ロングはエルミタージュに急いで、ドアの人々の柱は、通りの雪の上でストンプは、今日は木曜日です、入場料は無料ですした。神が与えると信じて、激しく泣い妻、点灯オイルランプは、顔全体を照明し、彼女の夫は返しませんでした。コーカサス山脈の雪をかぶったピークは、必見経験の浅い心魔法をかけ。氷の風が、今日は午後に、多くの作業は、見知らぬ人が間違っているとは思わない。裏切りと貪欲、私たちの世界の継承は、詩はすべて、悲しいことに汚い人類を書かれていませんので。私たちがよく暖かい小さな部屋に推論している、火災で座って、道路のないワインに旅行者を凍結した。そして、小康状態の上に、私は道に出て行って、山を楽しむ、彼らは、太陽の下で雪に覆われたピークを輝い。魂、僧侶と呼ばれるものを知りたいですか?Sunはあなたに応答します。あなたがによってブロックされ、山、パス内のパス上に、私には夢の道路上の降雪が来たところ、誰もが知っている。どこかコーカサス山で、雪のピークのピークが経つにつれて、そこに彼の避難所は、私が見つかりました、それは私の洞窟にそのリードを見つけるべきではありません。太陽のprigrevshis、海の上に、常に良い、カニは、優れたスープを作る、袋にすべて集まる。今春と涼しいので、夏のバラ満開、子ども、詩、豊か、世界を残す。時には雨は、あなたが眠るときは、夜が短くお気に入りがあなたとあるである、という噂を行く。スレーブが露に浸したパス、靴、ズタズタに引き裂かれた服をさまよっていない、高山の花が香りがします。ナイチンゲールの歌、単調な、せせらぎ小川、風で葉の擦れる音、山が空に実行umbonesをハンマーキツツキ。、シートに単語を置く自身であるかのようにそれは、クックペン、紙に時々うれしいです。それはかつて私には奇妙ですが、私は、ランダムな、神聖な書籍、聖書、旧約聖書になった。私を忘れていないが、あなたが紙の上で詩を書く一日、私は、ドア、愛する人の声が聞こえる。起こらない世界では、カスタムは、地球に、半世紀を待っているの他の年が来ることだったです。私は、この下劣な世界、残酷な運命を持って、痛みの完全な心、あなたを忘れることができないが、ネイティブの玄関口に再び来ることをずっと前に知っていた!
原文を表示






«Мир наладить не смогли»

Мне Бог шептал на ухо спешно,
Хотел спуститься сам сюда
И рай оставить свой безгрешный,
Прийти в Россию навсегда.

Я с душ людских, всю кровь отмою,
В сердцах людей, закрался стыд,
Позором всех я не покрою,
На всех чиновников обид.

Вдруг Бог спустился к нам спокойно,
Сказал своё он слово вслух
И каждый, кто был не достойный,
Вбирал в себя священный дух.

Колокола все зазвенели,
На блюде Библию несли,
Псалмы в России долго пели,
А мир наладить не смогли!




«Белка»

Вижу белку на макушке,
На пеньке сижу, гляжу,
На сосне и прям с верхушки,
Шишку бросила в траву.

А в лесу весь воздух свежий,
Скоро я, пойду домой,
Солнца луч, мне ухо нежит,
Стих заканчиваю свой!







«Нельзя жить без стихов»

Я стал поэт, соперников мне нет,
Поэзия моя, всегда земная,
На жизнь, полвека, проливаю свет,
Люблю просторы я, родного края.

Россия не должна опять грустить,
Вновь поднимись с колен и вся воскресни
И все поймут, в России можно жить,
Нельзя жить без стихов, без слов и песни!




«В Питере»

На Казанском Соборе построили купол высокий,
А священник сказал, чтобы краской его не темнить,
Чтоб сусальным покрыть золотишком, дал сроки,
Помолился на лик, попросил эти тёплые дни.

Блеск бросала от солнца вода замутнённых каналов,
Вдруг она становилось прозрачной, светлей,
Запах тот нестерпимый, застал нас от роз этих алых,
Все на клумбе останутся жить, до конца наших дней.

В Петербург, в этот град, прилетел стриж мятежный,
Солнце лета, так жадно ласкалось к нему,
А в саду, дети жгут, пересохший валежник,
К сердцу тихо подкрался, а может, пришёл, к твоему!





«Изгнанник»

Не брошу я родную землю,
На растерзание врагам
И славой я своей не внемлю,
Свои стихи, я не отдам.

Живу в России как изгнанник,
Я заключённый и больной,
Тюрьму покину, стану странник,
Нести я буду крест чужой.

Сгорят враги в аду пожара,
Россию чтобы не губя,
Спасём её мы от удара,
Самих подставим мы себя.

Прочту стихи я вам, поздней,
Страдать мы будем каждый час,
Вся жизнь покажется грязней,
Любите Родину сейчас.





«Поздняя осень»

Сад осенний хорош, веток хруст,
По ночам пруд хватает мороз,
Только бодро стоит этот куст,
Этих скромных ночных алых роз.

А на горных и пышных снегах,
Мы с горы вдруг съезжаем вдвоём,
Ведь не молоды были в годах,
Вспоминаем о прошлом, о том!



«Тюрьма не исправит»

Я, наконец, дождался вашего прихода,
Вся жизнь в тюрьме висит на волоске,
Не знаю я, когда придёт свобода,
Я в камере и с книгою в руке.

И вот я дома и судьба отстала,
Ты, из под надлобья, поглядела на меня,
Мне жизнь, через решётку диктовала,
Ведь не исправила, прогнившая тюрьма!




«Полвека в изгнанье»

Вся жизнь с Железноводска началась,
Уже полвека, я живу в изгнанье,
Вся жизнь моя, совсем не удалась,
Я помню, только гор благоуханье.

На Родину приехать удалось,
Вновь встал я, у своей родной чинары,
Где детство моё быстро пронеслось,
Ещё не встретившись, здесь расставались пары.

А я грущу, остаться не могу,
Вся в Питере осталась ведь семья,
А дома, я, наверное, солгу,
Любимая всегда поймёт меня!




«С вышки светит прожектор лучом»

Деревянную свадьбу отпразднуй,
Как хотел бы, тебе я помочь,
Станет свадьба когда-то алмазной,
Повторяется первая ночь.

Мне, позор холостого не нужен,
Вдруг луна закатила во тьму,
Свет её был нарочно притушен,
Как живём мы с тобой, не пойму.

Взяли дочку и сына и деда,
Пригласили и бабушку в сад,
Из тюремного вынырнув, плена,
Фонари на бульваре горят.

А во сне снится белое поле,
Вся квартира моя в хрусталях,
Вот такая всегда зека доля,
К той свободе опять лежит страх.

И опять мне приснилась жар птица,
И твоя голова над плечом,
А луна, за окном серебрится,
С вышки светит прожектор лучом!




«Займи для взятки денег у людей»

Для боя, не собрал достойной рати,
А сколько в голове ещё затей,
Как я попал в тюрьму, совсем некстати,
Займи для взятки денег у людей.

А из избы, не выноси ты сора,
Я говорю, не ведая стыда,
Я вижу из окна, как у забора,
Под солнцем засыхает лебеда.

Здесь с булочной внизу, шёл запах хлеба,
Фонарь на вышке загорелся вдалеке,
Я написал свой стих, не глядя в небо,
Теперь подумать надо о себе!



«В тронном зале в кремле»

Что же Бог, от нас от всех захочет?
Он в стихах, кумиром был моим,
Гром и молния опять с небес грохочет,
А кругом огонь и едкий дым.

На земле, он выясняет счёты,
Заливает землю всю водой,
В одночасье, у всех прошла дремота,
За полярной устремились все звездой.

Не спешу я, к одичавшей славе,
Вот и утро, наступил рассвет
И сегодня, рассказать вам вправе,
Вспомним горе, отдалённых лет.

Из моих стихов летели звуки,
В голове двоились голоса,
Ты ко мне, свои тянула руки,
Распустилась вся твоя коса.

Мне во всём, везде, всегда казалось,
Не таким я был до этих пор,
Моё счастье, быстро разрушалось,
Я, в суде, заслушал приговор.

Приговором был я недоволен
И торопит горе всю судьбу,
На свободу выйду, буду волен
И включусь в великую борьбу.

Я, на море слышу гул прилива
И стихи народу я читал,
Ну а ты, смотрела боязливо
И с кремлём, всегда я в спор вступал.

Вот и прозвучало моё имя,
Захожу в большой и тронный зал,
Моё имя и в стихах хранимо,
Подают, шампанского бокал!






«Непокорные»

Ты навсегда попрощайся с любимым,
Меня от забот ненасытных избавит,
Подходим и землю бросаем в могилу,
Властям покориться никто не заставит!



«Трамвайчик»

Опять иду в толпе людской,
Тебя увидел вдруг,
Трамвайчик ехал городской,
Сигнала слышу звук.

Раздался в небе вдруг раскат,
Бежал я за тобой,
Останови трамвай свой, брат,
Бежал по мостовой.

А точно, ты в трамвае есть?
Не вижу облаков,
А может это ливней весть?
И запах всех лугов.

Трамвай снаружи был весь сух,
В него я захожу,
Твоё я имя крикнул вслух,
Влюбился почему?

Её доверить никому
Не мог, я к ней прирос,
Нужна ребёнку моему,
Лечи сопливый нос!



«Потомки запомнят навеки»

Воля лежит на судейских весах,
Не знаю, случилось что ныне,
Свободы час пробил на наших часах,
Но страх никогда не покинет.

В бою не боялись мы мёртвыми лечь,
Остался не раз я без крова,
Мы слушали долго чеченскую речь,
Но вспомнив про русское слово.

Мы знамя Российское гордо несём,
Воюй, не смыкай свои веки,
Свободу дадим и от плена спасём,
Нас внуки запомнят навеки!



«Две могилки»

Две могилки вырыты,
Ты зажги огни,
Раньше были сироты,
А теперь гробы.

Там в гробу не дышится,
Мой пробит висок,
Звук снаряда слышится,
Дай вздремнуть часок.

Постучи прикладом,
Гроб открою я,
На свободу надо,
Вывести меня.

Мы стоим под зноем,
Пуль летит пучок,
Поздравляю с боем,
Мой родной внучок.

Хлеб грызёшь ты с луком
И забыть нельзя,
Как погибли в муках,
Все мои друзья!



«Последний призыв»

Я помню вас друзья, последнего призыва,
Была мне Богом жизнь сохранена,
На веки связан с той плакучей ивой,
На ней я ваши резал имена!



«Лети ко мне»

Стихи звучат на много миль
И сотни километров,
Читают их, где есть ковыль
И там, где рощи кедров.

Я первый раз читал стихи
И на неё глядел,
Все хлопали всегда они,
Я от неё замлел.

Тот день, в тетради я отмечу,
ведь песню она пела,
Всегда к тебе иду на встречу,
А ты ко мне летела!



«Я поэт»

Древнее поэта ремесло,
Ведь может и тысячи лет,
Без поэзии миру темно,
А я ведь уже поэт!



«Пришла весна»

Твой день рожденья яркий, очень странный
И в этот день, луна всегда красна,
Молюсь Христу я у могилы, в дупель пьяный,
Приходит очень ранняя весна.

Россия встать с колен и не спешит,
А поп случайно колокол погладит,
Спокойно царь Руси в кремле сидит,
Про газ и нефть дела свои он ладит!




Поздравления с днем внутренних войск в стихах.

27 марта отмечается День внутренних войск МВД России—самый долгожданный праздник для всех военнослужащих внутренних войск! Сегодня внутренние войска – одна из важнейших частей охранной системы российского государства. Мы поздравляем военнослужащих внутренних войск стихами и желаем им успехов в их нелегком труде, мира, благополучия и здоровья.


«С Днем внутренних войск России»

Такими войсками гордится Россия,
Всех подвигов ваших, не перечесть,
Гордимся мы вами, за мужество, силу,
Ведь вы отстояли солдатскую честь.

Мы знаем, всегда вы на страже,
Как один вы в едином строю,
Враг на Руси нам не страшен,
Пока все несете вы службу свою.

В день внутренних войск МВД,
Желаем от чистого сердца,
Не бросите Русь вы в беде,
Везде, след лишь вашего «берца».

Нужны вы, как в пасеке воск,
Трудна и престижна работа,
Праздник для внутренних войск,
О Родине ваша забота.

И тот кто "ВВ" на погонах несет,
Страну защищает без сна и покоя,
Для Родины нашей готов был на все,
Врагу не сдаётся без боя.

Поклон тем, кто в мирное время рискует
И тем, кому здесь послужить довелось,
Несут добросовестно службу такую
Бойцы наших доблестных внутренних войск!



«Испепелённые войной года»

Пятнадцать лет прошло, лечу я раны,
Нанесены рубцы на жизнь войной,
А на могилках выросли бурьяны
И память отдаём мы тишиной.

Нам светят светлячки, сквозь мрак Кавказкой ночи,
Путь страннику указывают, горят,
Секрет сидит и смотрит во все очи,
Войнахи, все с горы на них глядят.

Сегодня едет танк, а раньше трактор,
Земля горит и выжженный весь сад,
А по изрытому бомбёжкой тому тракту,
Восьмидесятки БТРы все летят.

У всех солдат израненные руки,
А у дороги вся расстрелянная ель,
Бойцы страдали, но от горестной разлуки,
Все вспоминали мать и колыбель.

Россия, стань могучей и свободной,
Останусь я в России навсегда,
Оставим след мы, в памяти народной,
Испепелённые войной мои года!




«Скворечники»

Вот молоток мой сын берёт,
Чтоб делать новые скворечники,
Скворцов, свершивших перелёт,
Весенний воздух, тёплый, вешний.

А вот и мать домой зовёт,
Навстречу сыну, кот нездешний,
Лучи свои нам солнце льёт,
Выходит месяц наш безгрешный.

Мне, дочка кажется нетрудной,
Жене я не скажу когда,
А глаз сверкает изумрудный,
Ночами я гляжу туда.

А на дворе ещё светлее,
А вечером мы всей семьёй,
Всё небо стало голубея,
Идём все дружно мы домой!




«Урожайная осень»

Пришла урожайная осень,
Урожай собирать привели,
Я лопату на землю прям бросил,
А студенты подняли с земли.

Я картошку в земле разглядел
И её обречённое тело,
Я устал и домой захотел,
До меня никому, нет и дела!



«Родина родная»

Россия, Родина родная,
Ты памятная навсегда,
Зимой, какая ледяная,
Аж замерзает вся вода.

Твой снег, всегда белея мела,
Мы пьём горячее вино,
Какое тёплое всё тело,
Оно почти обнажено.

Была цветов полна квартира,
Их до утра не разобрать,
Для нас с тобой, звучала лира
И я люблю тебя опять!




«Судьба укатила в литерном»

В почтовый я ящик письмо,
Бросаю не зная разлук,
А вся моя жизнь ведь дерьмо,
А сколько в той жизни заслуг?

Живу не один на земле,
А полный семейный состав,
Встаём мы всегда на заре,
А рядом грохочет состав.

Я рядом с тобою усядусь,
За столько ведь лет я привык,
Скажи мне, моя ведь ты радость,
Какой я тебе проводник?

Когда-то, все шли мы на запад,
По нам выпускали пуль шквал,
Собрались девчат наших лапать,
Под пулю случайно попал.

Я стих расскажу повторённый,
Затем прочитаю другой,
Тебя я ищу по перронам,
Вокзал заметает пургой.

Пронёсся как ветер тот литер,
За ней я помчался, да в след,
За мною погнался весь ветер,
Мне кажется, всё это бред!





«В Индонезии на Бали»

Жизнь не мёд, её сумей прожить,
Не бей деревянный свой лоб обо всех,
И хватит водяру вам вёдрами пить,
Нормально живи, как весь мир и как все.

На этот весь счёт и другой есть резон,
Ведь ты от дождя поднимаешь в верх зонт,
А розы цветут, не топчу я газон,
Ведь здесь запоздало горит горизонт.

Смотрю самолётов я все расписанья
И я в Индонезии, снова в Бали,
Какие чудные в Бали все названья,
Попробуй их сразу запомнить, прочти.

Ведь сколько в России бывает днём пьянок
И пьют вечерами ещё, в темноте,
А здесь, на Бали, столько милых смуглянок
И все норовят подобраться ко мне!




«Стенка на стенку»

Мы, собрались все на свист,
Хруст под ногами всех льдинок,
Стенка на стенку, все на вырост,
Начался наш поединок.

Разбитые напрочь носы,
Валяются все на лопатках,
А сколько здесь было фарсы,
А кто-то ползёт и на грядках.

Фуражки не могут сыскать,
Полиция скачет на конях,
Хотят они всех обыскать
И что-то найти на ладонях.

Какая же здесь духота
И место такое плохое,
А после борьбы глухота,
Предчувствие будто такое!



«После бани»

Зашёл я в баню, веет паром,
Я голос слышу со двора,
Не тратить время, чтобы даром,
Ведь наступают вечера.

Не подвела опять погода,
Мой друг стоит в шагах семи,
Ругался с пьяным он у входа
И не решается войти.

Вот так мы в баню и впервые
И в середине ноября,
Ведь как котята все слепые,
Дрова все в печке догорят.

Я всем сказал, что нету пара,
А на дворе почти что лёд,
Не ожидал от них удара
И засверкал весь небосвод.

И все опять на перекрёстке,
Который снегом занесло,
А рядом женщина в причёске,
В очках, смотрела сквозь стекло.

Она хотела мужа в тайне,
Ведь жизнь прошла в таком дерьме,
Прибегнуть хочет к мере крайней
И мужа взять, прям в темноте!



«Жить буду до конца»

Поэтом быть всегда счастливо,
Несусь на крыльях прямо ввысь,
Беру стихи я из архива,
Я кровожадным стал, как рысь.

Как хорошо писать на даче,
Во всём сопутствует успех,
Ведь проза, нечего не значит
И на устах она у всех.

Я прожил жизнь без самозванства,
Признают все, в конце концов,
Не ощущаю я пространства
И Бога я услышал зов.

Я оставлял в стихах пробелы,
Зарылся в ворохе бумаг,
Мне не хватает жизни целой,
Стихи пишу я на полях.

И ждёт меня та неизвестность,
Услышал смерти я шаги,
Не узнаю я эту местность,
Я, надеваю сапоги.

Я ухожу, она по следу,
За мной идёт, за пядью пядь,
Но одержать мне как победу?
Как жизнь от смерти отличать?

Не знаю, буду бегать сколько,
Грязь я смываю всю с лица
И обманул я смерть и только,
Но жить я буду, до конца!



«Я Российский поэт»

Я серьёзный и добрый в быту,
На вопрос, кто же даст мне ответ?
На твою не смотрю красоту,
Я Российский и смелый поэт.

Мне до гроба верна быт должна,
Иногда ты такая ведь дура,
А теперь ты сидишь у окна,
Потолстела, не стало фигуры.

Жарил курицу я на костре,
Есть рецепт у меня, но турецкий,
Где-то ты говоришь в темноте
И лепечешь мне что-то по детски.

Жить не хочешь со мной, ты права,
Я тебя заменю на другую,
Поменяю весь мир на слова,
Напишу я поэму такую!



«Правду вслух»

Приснилось ночью мне виденье,
Луна висит над головой,
А от неё повсюду тени,
А может я, совсем больной?

Луна висела здесь некстати,
Она влезала к нам в дела,
Лежит со мною на кровати,
Сбивает вазу со стола.

А с ней звезда была, невежа
И у неё ещё двойник,
А я случайный здесь заезжий,
Ходить пешком везде привык.

Как раз сегодня полный отдых,
В тираж стихи свои сдаю,
А здесь в горах, весь чистый воздух,
Всем под гитару я пою.

И мимо шёл опять прохожий,
А вдоль дороги рос лопух
И был везде, всегда, я вхожий
И правду, говорил я вслух!



«Своё я счастье отстаю»

Горное озеро, два верблюда,
Над ними много облаков
И целая камней здесь груда,
На солнце, свет от ледников.

Они дают нам освещенье
И свой в горах есть колорит,
Орёл летает тёмной тенью
И он, весь перьями покрыт.

Пора настала дней дождливых,
За облаками синева,
Свои стихи пишу в порывах,
Пока зелёная трава.

Мои стихи все без корысти,
Гуляют с миром по земле,
Уже упавших запах листьев,
Я на луну смотрю во мгле.

Природа мать, сестра вселенной,
Ты оцени любовь мою,
Велик мечтою сокровенной,
Своё я счастье отстаю!



«От Бога защита нужна»

Вот жизни прожил я полвека,
Стихов сочинил я тетрадь,
Ведь я же спортсмен, не калека,
Бог должен меня понимать.

Одно полюбил я занятье,
Всем судьям даю я ответ,
На роду на моём есть проклятье,
Лекарства от этого нет.

А в Библии нет откровенья,
Узнаешь ты правду, когда?
Оставлю стихи поколенью,
Оправдан я буду всегда.

Даю я вам честное слово,
За правду сражаться всегда,
Греха не приму я земного,
Защита, от Бога нужна!



«Зима в горах»

В горах не видно не одной тропинки,
Их замела вчерашняя метель,
А на Санчары, падают снежинки,
Смела лавина молодую ель.

Горжусь я той вершиной ледяной,
А здесь давно уж нету деревень
И вот встаёт Домбай передо мною,
Нам горный в радость тот морозный день.

А вот тропа опять с горы свернула,
Все горы покрывает на ночь тьма,
Последний раз природа в нас вдохнула,
А на дворе, суровая зима.

Я вижу, на пути стоит пригорок,
Лететь с обрыва страшно, просто жуть,
Но этот край, мне больше жизни дорог,
Баран по снегу прокладывает путь.

А туры шли с пригорка до ложбинки
И прыгали с сугроба на сугроб,
Здесь белые летели все снежинки,
Не убранный с покоса старый сноп!


«Он родился»

С колен ты встань Россия вся,
Ведь свой несёшь ты крест привычный,
Как только Путин родился,
Царь, человеком стал обычным!



«Родина под пятою»

Россия верит в свой народ,
Бороться будет он с химерой,
Опасный примет поворот,
Не поскупится своей верой.

Весь путь народа, был тернист
И стала Родина святою,
А Президент наш, как артист,
Раздавит Родину пятою!



«Со стихами родился, со стихами и умру»

Вам, свой стих дарю чудесный,
Чтоб от вас ушёл весь страх,
Ангел мне помог небесный,
Слово, правда, на устах.

Всем стихам моим вы рады,
Они вестники судьбы,
Я в России слышу маты,
В тот кровавый час борьбы.

Лирой, я прогнал всё горе,
Но не вижу я во тьме,
Был недолго на просторе,
Гнил как овощ я, в тюрьме.

Я стихи писал, трудился,
Ночью, рано поутру,
Я в стихах на свет родился,
Со стихами и умру!



«Не тормози»

Зачем идёшь жена, куда ты?
Тебя там могут обмануть,
Везде по-русски слышу маты,
А я с женой собрался в путь.

Словам её всегда внимая,
Считаем в небе журавлей,
Один, совсем отстал от стаи,
Пшеничных много здесь полей.

Ты прожила в своих палатах,
Взметнулись куропатки ввысь,
Все облака весят в заплатах,
Они прям к небу вознеслись.

И создавал Бог мирозданья,
Он не жалел своей земли,
А люди все, стоят в тумане,
Летели дальше журавли.

Куда уйти нам от позора,
Я вижу карие глаза,
Люблю Кавказские я горы,
Когда в ущелье бьёт гроза.

В России много места было,
Крестом себя я осенил,
А ты любовь нас не забыла
И Ангела небесных крыл.

А ты скажи жена мне, где ты,
На встречу шёл больной осёл,
А у дороги, дуб столетний,
Не тормозил я, дальше шёл!



«Кузнец»

Гремели пушки всех веков,
Мы ждём стихи грядущих дней,
Огнём объятых городов,
Курсантов, золотых ремней.

А мне кузнец, кинжал ковал,
Вся сила стали в молотке,
Её я тайну разгадал,
Кинжал готов, держу в руке.

Свою судьбу должны ковать,
Я столько слышал голосов,
А жизнь моя, должна сиять,
Всех наградим мы кузнецов!



«Кадыров»

Гремят раскаты грозовые,
В ушах от шума, просто звон,
Хватают деньги дармовые,
Аллах был этим потрясён.

Я видел в Грозном разрушенья
И всё от ужаса войны,
Кошмары снились и виденья,
Чеченской, непростой войны.

И не вернётся домой воин,
В родной отцовский мирный кров,
А Грозный заново отстроен,
В нём не найти теперь рабов.

Собрал Кадыров все народы
И запретил кровавый кнут,
Чеченцам всем вернул свободу,
Всей грудью, матери, вздохнут!



«Моя весна»

Прошло очень много столетий,
Ты солнце нам вечно свети,
Растут малолетние дети,
Пишу я стихи до зори.

А в детстве мы были все хилыми,
Грибы собирали во мгле,
Гордится Россия могилами,
Людей предавали земле.

И помнить все будут потомки,
Своих всех дедов и отцов,
Трупы лежат в переулке,
Мы к Богу послали гонцов.

Наши воины были выше,
Был каждый из них силён,
Но нас в небесах не слышат,
Только колокола слышен звон.

Мы по жизни плывём без лодки,
Сколько лет мы уже без сна,
Изменилась судьба в походке,
Наступила моя весна!



«Отчаяние»

За стеной слышны стоны,
Железных дверей звоны,
Звук всех дверных ключей,
Когда-то ловил телом пули,
Шрапнелью в меня плеснули,
На границе родных рубежей.

А в гордости всё же сила
И смерть нас всегда косила,
Но я не боялся врага,
Пойдём на врага всей ратью,
Ведь после тюрьмы мы братья
И я не боюсь труда!



«В горах на границе»

Я жил в горах, в своей природе,
Среди альпийской красоты,
А дело было и не в броде,
В реке так много есть воды.

А ветер дул на нас лишь с юга,
Нам солнце отдало весь свет,
На высоте бывает вьюга,
Я Крокусов сорву букет.

А гром в горах и груб и грозен,
Я камнепада слышу звон
И радуюсь всем видам сосен,
Кавказа горы, я влюблён.

Рододендроны в хороводе
И собирает лист ладонь,
Мой автомат всегда на взводе,
В любой момент веду огонь.

Я, боевым обуздан гневом,
А на границе есть мечты,
Был соловьиным пьян напевом,
Одной рукой скрывал цветы.

Любил рассвет я спозаранок,
А небо стало всё ясней,
Здесь на границе нет гулянок,
Зато, здесь много диких змей.

Ведь я боец, кулак как молот,
А солнце мне даёт лучей,
Россию охранять, не молод,
А сколько крепких здесь плечей.

А в бой иду всегда я смелым,
И флаг грузинский здесь ничей,
Его грузин закрыл всем телом
И вместе с ним упал в ручей.

А нервы, как гитары струны,
Они крепки, ведь это медь,
Мы все сражались словно гунны,
Век будет сердце пламенеть!



«Долг»

Российских знамён колыханье,
Вертушка парит в небесах,
Кремлёвской звезды созерцанье,
Мир, в лунных я вижу лучах.

Сплочённых полков шаг размерный
И строгость солдатских всех лиц,
На друга надеюсь, он верный
И щебет я слышу синиц.

Победа, опять ликованье,
Всех воинов яркий восторг,
В них есть боевое сознанье,
Россию спасти, вот наш долг!





«Старость»

Аул стоит в горах, он весь в лучах,
Я молодость свою горам отдал,
Про горы расскажу я вам в стихах,
Никто о горных людях не слыхал.

С горы скатился льдины вдруг кусок,
Текут со скал прозрачные ручьи,
Свистел в горах я, не жалея щёк,
Бумажные пускал там корабли.

Конь вороной в конюшне мой стоял,
Ведь здесь земля родная вся моя,
По тропам горным, на коне скакал,
Ведь красота мне гор всегда нужна.

А по ночам я слушал волчий вой,
Альпийские луга всегда в цветах
И только здесь, я сделался такой,
Сижу, пишу, стихи о соловьях.

А то, что здесь случилось не со мной,
Ответственности не беру кругом,
Ведь я живу под горной синевой,
Трава лежит вся бархатным ковром.

Я постарел, хочу у речки сесть,
А сын парного молока подал,
А дочка песню будет свою петь
И даже внуков я своих видал!





«С женой не растворимы»

В той комнате, жены не видно,
В прихожей тоже её нет,
Да и на кухне нет, обидно,
А на стене её портрет.

Писать стихи, я был не в силах,
Хочу я, мир весь охватить,
Ты знаешь сам, в поэта жилах,
Кровь как на печке вся кипит.

Но мы с женой не растворимы,
Я был семьёй своей богат,
Несу я грех непостижимый,
На мне твой нежный милый взгляд!




«Факел тушим горящий»

Люди, кричите громче
И разбудите спящих,
На вас уже нету порчи,
Ты с факелом выйди горящим.

Сколько в России пространства,
Поберегите ноги,
Найдите в себе постоянства,
Вам мягкие будут дороги.

Ангел над миром крылатый,
Нас прикрывает крылом,
Небольшие у нас зарплаты,
Её компенсируем сном.

Дракона к себе позвали,
Плохую всю жизнь пожечь,
Все ногти его из стали,
А рот, пепелищу печь.

У Бога просили пощады,
Наказание будит другим,
Всех поместят за ограду,
В тюрьму, под покровом ночным.

Теперь не кричите громче
И не будите спящих,
Мы проживём без порчи,
Свой факел тушим горящий!




«Российские основы»

Почему я не могу?
Подчиниться власти новой,
Кровь сверкает на снегу,
То, Российские основы.

Нам твердят, идите в шаг,
Мы, должны страной гордиться,
Но болит моя душа,
Боль и страх, я вижу в лицах.

И опять пришла весна,
Сеют массы недоверий,
Угнетённая страна,
Закрывает в рай нам двери.

Вскормим сорок кобылиц,
А в руках в крови всё знамя
И над нами стаи птиц,
Они выпущены нами.

Всё равно я не могу,
Подчиниться власти новой,
Пусть свободным я умру
И положат в гроб сосновый!




«В подарок народу»

Наизусть мы Библию выучим,
Крест несём на своём горбу,
Да и трудности все мы вынесем,
Или вылетим все в трубу.

Мы встаём, на коленях ссадины,
Сколько бито об стены лбов?
Сколько снято людей с перекладины?
Сколько виселиц сгнило, столбов?

Не хотим вспоминать мы старого,
Сатана потрясёт за плечо,
Где-то там за Москвой ведь зарево,
Порубили злодеев мечом.

А враги всё ещё оскалины
И совсем не боятся нас,
Наступает тепло, проталины
И красавица входит весна.

Соберём мы все вместе мускулы,
Будем молотом бить трудовым,
Как достало всё горе русское,
Под господством быть мировым.

Нас, рабочими всех местами,
Обеспечат народных масс,
Разбужу я все массы стихами,
Будут помнить, приветствовать нас.

А дорога на запад открытая,
Приготовились люди к весне,
Сколько водки за годы выпито,
Принесло людям радостных дней.

И не только мы Библию выучим,
Крест несём мы не свой на горбу,
А за это от бога получим,
В Петербурге, большую тюрьму!




«Тирания»

Как эти мне знакомы все места,
Россия не бесплодна, не пуста,
Но только не люблю её за чванство
И злобного упрямого тиранства!




«Другие миры»

Я написал пять тысяч стихов и всё мне мало,
Но я спокоен, сердце не грустит
И не пишу чиновникам я жалоб,
Иду один, по своему пути.

И столько видел я в народе скорби
И всё я пережил, мороз и зной,
А на войне, себе колол я морфий
И после этого я видел рай земной.

И до сех пор в носу, тот запах гари,
Таким же остаюсь для всех, упрям
Ведь каждой твари, сделал Бог по паре,
Всегда другим завидовал мирам!



«Другой жизни не хочу»

Мне ложатся на сердце напасти,
А приходят они только в ночь,
Сатана расставляет снасти,
Чтобы чёрту чуть-чуть помочь.

Я отчаялся в Господа вере,
Навсегда уходила она,
Я у рая стою, у двери,
Смотрит Бог на меня из окна.

Как по дому я сильно скучаю,
Даже рай мне совсем не к лицу,
Я вернулся к семье, выпью чая,
А другой жизни я не хочу!




«Дело не в осле»

Выйди друг ты на дорогу,
Не бери с собой подруг,
В колокол не бей тревогу,
А чёрт проснётся вдруг.

А идёшь ты торопливо,
За ослом и точно вслед
И не выглядишь красиво,
Дай ослу, чуть-чуть конфет.
Ведь осёл, какое диво,
Уши, хвост, пошёл ты прочь,
На тебя смотрел игриво,
Он тебе хотел помочь.

Парень ты хороший, смуглый
И под носом есть пушок,
С головой, да полукруглой,
Ты расскажешь нам стишок.

Не спиши к своей дикарке,
Закипает в сердце кровь,
Ей несёшь свои подарки,
Даришь вечную любовь.

У неё наешься вволю
И устанешь, но слегка,
Ты пожалуйся на долю,
Работягу мужика.

Девка крутит свой передник,
Подставляет свою грудь,
Ну а ты, как привередник,
Хочешь гвоздь рукой согнуть.

Но от жизни этой трудной,
Не успеешь ты расцвесть,
Стал совсем ты непробудный,
Вдруг опять собрался есть.

Потерял телодвиженья
И упал со стула вдруг,
У неё и нет терпенья,
Одолел большой испуг.

Предков чистили могилу
Собирались снова в путь,
Подсобрав свою всю силу,
Он целует её в грудь.

Вышел парень на дорогу,
За ослом ты не спеши,
А осёл забил тревогу,
Догони и заглуши.

Не догнать тебе осла,
Слабый стал, объелся слойки,
От тебя жена ушла,
Потому-то сильно бойкий!



«Поэзия Хайку на Российский лад»

Спутник земли – луна,
Гагарин был первым,
Увидев её вблизи.

Осень и дожди,
Грибы в лесу,
Уже под снегом.

Не даёт конфет,
Брату своему,
Зубы бережёт.

Ива прогнулась под снегом,
Тополя ветви сломались,
Весной лишь поднимется ива.

Листья, замёрзшие в луже,
Зимний орнамент,
Весна наступает.

Альпийские луга,
Чёрный тюльпан,
Пленил меня.

Абрикос цветёт,
Не открыть тетрадь,
Не писать стихов.

Грусть и смерть,
Похороны в доме,
Меня не позвал, ветер весны.

Росла черемша,
Она успокоилась,
В котле лишь с шурпой.

В реке форель играет,
Ловишь без поплавка на рачка,
На сковородке шипит.

Розу посадил,
Но очень огорчён,
Что взошёл подсолнух.

Где ты орёл?
Передай привет горе,
Рододендрон цветёт.

Парус раскрыт, ветер,
Волна поднялась и брызги,
Под ресницей слеза.

Мокрый до нитки,
Праздник не нужен,
Ласты снимает.

Мельница крутится.
Спать не даёт,
Радость какая.
Я не привередлив,
Раскрылись розы,
Ем овсянку на завтрак.

Весенний ветер,
Морской прибой освещён,
Мигающий маяк.

Контейнер для мусора,
Весь его дом,
Ребёнок, брошенный в городе.

На свалке вонючей,
Чайки расположились,
Зимний вечер.

К вкусному «наполеону»,
Налью ароматного чая,
На кануне нового года.

Спиленный пень
От векового дуба,
Живёт надеждами.

Листья колышутся на воде,
Прилетит стрекоза,
Течение большое.

Выпал снег раньше,
Я за алыми розами,
Наблюдал из окна.

В горах выпал снег,
Но даже у козла, в снегу
Коротки ноги.

Рыбак закинул удочку,
Закрыл глаза,
А за облака спряталась луна.

Большая гора между друзьями,
Рыбы плескались,
Простились в море.

Прозрачное горное озеро,
На самом верху,
Словно зеркало для великана.

Всё, что смог сделать чабан,
На склоне горы,
На бурку прилёг.

Поднялся внезапно ураган,
Домбай забрать бы с собой,
Как подарок судьбы.

Иду давно за солнцем,
Мешают тучи,
Лягу, посплю.

Восторгаюсь просторами,
Солнце в зените,
Родина моя.

Осеннее равноденствие,
Как короткий сон,
Полвека прошло.

Весна пришла,
Подул тёплый ветер,
В окно кухни.

Акация на ветру,
Ворона в гнезде кричит,
Душа поёт.

Наступил праздник,
Но горькое молоко
И не прибранный стол.

После наводнения,
Я остался жить
И луна на небе.

Попугай кричит,
Кто уничтожил,
Поэтов лучших на земле.

Пришла весна,
А во мне,
Новогодняя грусть.

На могилку друга,
Принёс не гвоздики,
А цветы рододендрона.

Опали листья,
Больше некому слушать
Шелест камыша.

Летний день,
С ветки упавшее яблоко,
К себе меня манит.

На канатной дороге,
Обронил очки,
Закончился отпуск.

Пшеницу убрали,
В этом колхозе не будет
Голодной зимы.

Сижу и пишу,
Дверь железная,
Творю историю.

Моя камера так тесна,
Что сжалась душа,
Отжимаюсь на полу.

Пламя лампадки погасло,
Не видно иконы,
Закончилось масло.

Орёл, посмотри,
Где твоя добыча?
На склонах цветёт рододендрон.

Летние сады,
Беспризорный мальчишка, ищет
Спелые плоды.

Крылья ласточек,
Разбудите луга,
Чтобы встретить дождик.

Лодка, будь у берега,
Мандарины на берегу,
Осени приют.

Очарован звездой,
Но успокоился,
Ветер налетел.

Глухой разрыв мины,
Поймут лишь те,
Кто на войне умирал.
К крокусу в горах,
Долетит ли бабочка?
Грустно стало.

Пчёлка пьёт нектар,
Шершень в улье,
Весенний вечер.

Липа зацвела, ветер
Сдул семена, летят
Словно чьи-то слёзы.

Ветер, сорвав на поле,
Колосья пшеницы,
Лёг спать.

Чистый пруд,
Золотая рыбка в кувшинках,
Всплеск воды.

Сколько бы не выпало снега,
А скалы в горах гранитные,
Хранят тайны.

Будь внимательным,
Из под камня глаза,
На тебя смотрят.

Исаакиевский собор, блестит
Золотом купол,
В солнечном свете.

Ты прилети,
Стань моим другом,
Ангел небесный.

Две гвоздики,
Вернулись к корням,
На могилу легли.

Любая часть света,
Холодный ветер,
Обжигает лицо.

Ранний снег,
Ветви тополя
Под тяжестью треснули.

Сытно поел,
Уснуть не могу,
Идёт ливень.

Альбатроса качает,
Никак не заснёт,
В колыбели волны.

Вода на морозе в бутылке,
Услышал треск,
Сразу проснулся.

Хоть один раз,
Побуду сам собой,
Подурачусь с сыном.

Глядя на солнце,
Путь прошёл длинный,
Так и закончится жизнь.

Кто на краю пропасти, ответь?
Наголо выбрит,
Сам себя не узнал.

Чабан, оставь
Вишне одну ветвь,
Собирая дрова.

Папоротник легче,
Но сумку раков
Несёт рыбак.

Друг, запомни,
В лесной чаще прячется
Цветущий папоротник.

Ласточка, не тронь
Бутон розы,
Пчёлка берёт нектар.

Всем дождям открыт
Мой ночлег, гроза,
Яблони цветут.

Пустые гнёзда,
Брошенные дома,
Уехали люди.

Цепь порвалась,
Собака сбежала,
Не спится.

Друга схоронив,
Мать стоит у могилы,
Молится на крест.

Ты растолстел,
Побрился наголо,
Наступила весна.

Идём на пруд,
Дети купаются,
Я зонт открываю.

Дятел бьёт дерево,
У речки холодной,
Дома дети голодные.

В горах солнце, но вдруг,
Гром и молния,
Начался ураган.

Ива легла на воду,
Она плакала,
Пошёл дождь.

Схватил за руку,
Выполз рак,
Мутная вода.

Косари в непогоду,
Залезли под телегу,
Переживи судьбу.

Выспаться в горах,
Среди альпийских цветов,
Запах черемши.

Рвал черешню,
В саду нынче,
Снег лежит.

Ты фонарик зажёг,
Будто молнии свет,
Появился в ладонях.

Звёзды как дыры в небе,
Птицы летят,
В блёстках дождевых.

Терновник кавказский,
Ёжика колючего
На время приюти.

Овёс убран,
Гуси по полю бродят,
Осень наступила.

Мельник вдруг
Прекратил работу,
Звёзд не видно.

Будни наступили,
Соловьи на рассвете
Тише поют.

Поднимается с земли
Прибитая дождём,
Ковыль полевая.

Затянуло небо,
Скоро грянет гром,
Весь Эльбрус седой.

Мой знакомый весь в крови,
Сбила машина,
Больше не увидит меня.

Детский дом,
Хорош для детей,
Пора собирать урожай.

Поверь природе,
Деревце абрикосе верит,
Летом урожай.

Зажгу хворост,
Погреюсь на огне,
Дождь застал в пути.

Снег идёт, только ведь
В последний раз,
Весеннее равноденствие.

Яблоки цветут,
А я не дождусь,
Персиков цветенье.

В кружку с молоком,
Стрижи, не роняйте
Свежих жучков.

Пятнадцать лет счастья
Нахлынуло на меня и вдруг,
Впал в депрессию.

До свиданье виноград,
Урожай, мой путь
Вином согреет.

Шумят камыши,
Но ива не гнётся
Под сильным ветром.

Тусклый солнечный свет,
На гамак, тень свою
Бросила берёза.

В небе рой звёзд,
Стою на месте – плывёт облако
К моей судьбе.

Странник в пути,
Зимой его одежда –
Мороз и снег.

Приходят ко мне во сне,
Погибшие на войне друзья.
Не пугай их песней соловей.

Глупая кукушка,
Кукует на моём доме,
Думает она в лесу.

Шёл сильный дождь,
Ты не рад свежим розам?
Ты пепел от костра.

После хорошей еды,
Кричит попугай, повиснув на жёрдочке
В клетке вниз головой.

Опять гроза,
Ударил гром в горах,
Потом в ущелье.

Довольная качается
На листе камыша
Цветная стрекоза.

Не устают бабочки,
Порхать в воздухе,
Не выдался месяц.

Поругайте меня,
Я розы бутон сорвал
Не распустившейся в срок.

Луну почти не видно,
Как две лампочки в кустах,
Волк вышел из леса.

Как попугаи красивы,
Но если бы ты, охотник,
Попробовал их сам.

Абрикосы аромат,
От шалаша сторожа
Глаз не отвести.

Жалоба льву о том,
Что кролик прогнал лиса.
А лиса печалится.

Жаркое лето
Пугало пшеницу
Засухой вечной.

По счетам плати,
Спи спокойно,
В дождливый день.

Заходи под зонт
В дождь, как
В скворечнике воробей.

Прошло пятнадцать лет
И в доме меня не стало,
Вернулся другим.

Полярная звезда,
От мух нет покоя,
Козлу на горе.

Фонари на пляже,
Освещают звёзды,
Мотыльки порхают.

Тучки улетели,
Подальше от гор,
Зимняя погода.

Мы не чужие вам,
Мы братья и сёстры,
В осеннем саду.

Голубь воркует,
Будто бы он
Прибыл с Юпитера.

Кукушка кричит,
О том же говорит грач,
Над людьми насмехаются.

Опять улетишь осенью,
Не забудь свой дом,
Аист уже в пути.

Укрывшись под скалой,
Спит летней тёплой ночью
Ничейное дитя.

Дерево пилили,
А дятел беззаботно
Личинок доставал.

Я душою чту,
В полдневный жар,
Косарей на полях.

Вышла луна
И каждая травинка,
Будет ею замечена.

Намело снега,
Дети радовались,
Даже луна.

Журавель отбился от стаи,
Когда ты начал странствия свои,
Во сколько лет?

О, шмель, ты не плач,
Любовь без разлуки,
Это, как луна без солнца.

Иди по дороге аккуратней,
Здесь светлячки мерцают,
Сегодня, ночной порой.

Дружны будьте в дороге,
Помогайте друг другу,
Перелётные гуси.

Котёнок малыш,
Уходи с дороги,
Буйвол домой идёт.

Как всегда в горах,
Над аулом горным,
Нависает мгла.

Выпали снега,
Полон двор санями
Шумной детворой.

В прошлой жизни,
Ты, братишкой мне был,
Громкий соловей.

С какой грустью
Пёс с будки глядит,
На хождение кошки.

С какой радостью,
Кот в окно смотрит,
Воробышек клюёт хлеб.

Моя жизнь росинка,
Капелька росы,
Испугали осы. Маленького сына.

Ветер не может
Столько ветвей сломать,
Чтобы жечь костёр.

Чёрное солнце
Когда появилось?
Дайте ответ.

Ты, сползай потихоньку снег,
По склону Домбая,
Вниз, в ущелье, к реке.

На ветвях гнездо,
Яйцо подложила кукушка,
Змея выползала с яйца.

Не наказывай своего ребёнка,
В памяти отложится,
Наказание передастся внуку.

Наши внуки, за нас,
Отомстят нашим детям,
Заря разгоралась.

Христос на кресте,
Ласточка кружит,
Терновый венок на голове.

Эй, не уступай жук,
Большой жук,
Смотрю бой, радуюсь.

Мир злой,
Если даже распустятся розы
И тогда тоже.

Я знал об этом,
Красивы цветы и звери,
Убивающие людей.

Что получается?
Человек любуется розой,
А палец на курке автомата.

Одуванчик исчез,
Как умер мой отец,
Не простившись с сыном.

Какая радость,
Светит солнце,
Через радугу дождь.

За плугом крестьянин идёт,
Как будто неподвижен
В тумане осени.

Я люблю свою Родину,
А она предала меня,
Дьявол в кремле!

衛星地球 "ロシアの道に俳句詩」 - 月は、ガガーリンは近い彼女を見て初めてだった。秋と雨、森の中のキノコ、すでに雪下。彼の弟にお菓子を与えてはいけない、歯を保護します。雪下に曲がっウィロー、壊れたポプラの枝には、春の上昇のみ柳。水たまり中で凍結葉、冬の飾り、春が来る。高山草原、ブラックチューリップは、私を魅了。アプリコットの花が、本を開けないでください、詩を書いていない。悲しみと死、葬儀ホームは、私が春の風、呼び出されませんでした。Ramsonは彼女が唯一shurpaボイラーで落ち着い、成長した。フライパンはちょっと暑いでは川でトラウト演劇は、甲殻類で浮動株をキャッチ。ローズはヒマワリを昇っ何、植えられたが、非常に失望。あなたがワシどこにいるの?山、シャクナゲの花に挨拶。セイルは、開示され、風、波を、彼女のまつげを引き裂く、スプレーバラ。皮膚に湿った、ごちそうを必要としない、フィンを削除します。ミルは回転している。睡眠は何喜び、しません。私はうるさいないんだけど、バラを開け、私は朝食のためのオートミールを食べる。春の風、サーフィン、ビーコンの点滅、点灯。ごみコンテナ、彼の家全体、子供がでスロー。臭い埋め立て、カモメが定住、冬の夜。新しい年の前夜に、お茶のおいしい「ナポレオン」ナルに。年齢のための製材オークの切り株、希望を住んでいる。水に揺れる葉、より多くのために、トンボ到着。雪の前に、私は窓の外を見て、赤いバラのためにしています。山、雪、雪短い足でさえヤギで。漁師は、餌を投げたあなたの目を閉じて、雲が月を隠した。友人間のビッグマウンテン、閲覧しやすい魚の飛散、。ジャイアントのための鏡のように上部のクリア山の湖、。山の斜面に羊飼いを作ることができ、そのすべては、ブルカを下に横たわっていた。ローズは突然ハリケーンDombayは運命の贈り物として、彼自身に連れて行く。太陽が雲によってブロックされているために長い移動し、横になる、いくつかの睡眠を得る。スペース、その天頂、私の祖国での太陽をお楽しみください。秋の春分は短い睡眠として、半世紀が経過した。春が来た、暖かいそよ風、台所の窓を吹いた。アカシアが風に、レイヴンの巣叫びは、魂を歌う。休日ではなく、苦い、ミルク、整頓机に来る。洪水の後、私が滞在し、空に月が。オウムは破壊され、誰、悲鳴ので、地上にある。春が来て、私の中で、新年の悲しみ。他の墓には、クローブ、シャクナゲの花を持ってきません。黄色の紅葉、葦をざわめく聞くために他の誰。夏の日には、枝落ちリンゴで、自分で私が手招き。ケーブルカーは、休暇を終えたメガネを落とした。小麦を除去し、このファームは空腹冬ではありません。私が座っていると書き、鉄の扉、歴史を作る。私のカメラは、床の上を押して魂が縮小したことにとても近いです。ランプの炎が出て行った、私はアイコンを見ることができない、油があります。イーグルは、あなたの獲物を見て?シャクナゲの花の斜面に。夏の庭園、熟した果実を探しストリート男の子。翼のツバメは雨を満たすために草原ウェイク。ボート、ビーチでかどうか、みかん、秋の避難所のほとり。星に魅せられたが、落ち着いた風が吹いた。聴覚障害者のギャップ鉱山は、戦争で亡くなった人のみを理解する。山の中でクロッカスたかの蝶が飛ぶのだろうか?悲しいことに亡くなりました。ハイブの蜜ホーネット、春の夜を飲んビー。リンデンの花、風が誰かの涙かのように飛ぶの種を吹き飛ばした。風が床についた、小麦のフィールドの耳で引き裂いた。きれいな池、スイレン、水のスプラッシュで金魚。どんなにどのくらいの雪が落ちていない、と花崗岩の山の中で岩には、秘密を保持する。あなたを見て、彼の目の下に石のように注意してください。聖イサク大聖堂は、日光の下で、黄金のドームが輝く。あなたは私の友人、天国の天使て到着。二つのクローブは、墓のレイに、ルーツに戻った。世界のあらゆる部分、冷たい風、顔を焼く。初期の雪は、ポプラの枝は重みで割れた。ハーティ食べ、私は眠りに落ちることができない、豪雨があります。アルバトロスシェイクは、波のクレードルで、眠りに落ちるではない。ボトル内の冷たい水は、ちょうど目が覚め、亀裂を聞いた。少なくとも一度、自体滞在、彼の息子と一緒にいくつかの楽しみを持っている。太陽を見ると、長いパスを来て、人生を終了しました。答えは、危機にひんして誰ですか?白頭-剃っ、自分自身を認識しない。シェパード、薪を集め、チェリー1枝を残す。簡単にシダが、ザリガニの漁師の袋を前提としています。友人、覚えているが、シダ開花茂みの中に隠れている。ツバメ、ローズバッドに触れないでください、蜂は蜜を取ります。すべての雨は私の夜、嵐、リンゴの花を開きます。空の巣は、放棄された家は、人々のために残しました。チェーンは、犬が逃げた、私は眠ることができない、壊れた。お墓の前で立って他の埋葬、母は、彼が十字架に祈る。あなたがはげ剃っ、重量に置く、春が来た。私たちは、池に行く、子供たちが泳いで、私は私の傘を開く。キツツキは川の冷たい、自宅で空腹の子供たちに木を打つ。山、太陽、しかし突然、雷と稲妻では、ハリケーンを開始しました。ウィローは雨が降り始め、彼女は泣いていた、水に横たわっていた。、彼女の腕をつかんで、がん、トラブルの水をクロール。芝刈り機は悪天候で、運命を経験して、ワゴンの下でクロール。高山の花、ニンニクの香りの中で、山の中で眠る。今庭にサクランボを摘み取ら、雪がある。あなたは、ランタンを点灯して雷の光が彼の手に現れたかのようだった。空の穴のようなスター、鳥はblёstkah雨の中、飛ぶ。ブラックソーン白人、避難中にチクチクハリネズミ。削除オーツ、ガチョウ、フィールドを歩き回る、秋はここにある。ミラーが突然動かなくなった、スターは表示されません。日常生活は、ナイチンゲールが夜明けのハッシュで歌う、来た。雨、フェザー草フィールドを釘付け地面から上昇。くもり空、雷は、すぐにすべてのエルブルス灰色を打つでしょう。私の友人は私を見ていないだろう、車にはね、血だらけ。孤児院では、子供のための良い、それは収穫する時が来た。自然を信じ、アプリコット苗木は、夏の収穫を考えています。やり方にとらわれ熱、雨の中で薪、日光浴を光。雪が唯一の最後の時間、春分の後に来る。アップルブロッサム、と私は待つことができない、桃の花。牛乳のマグカップで、アマツバメ、新鮮なバグをドロップします。幸福の十五年は、私の上に洗浄し、突然うつ病に落ちた。さようならブドウ、収穫、ワインは私の方法を暖める。葦、柳しかし、強風下での無曲がりをざわめく。薄暗い日光、ハンモックで、彼女の影は白樺を与えた。空には、星の群れが、私はその場に立つ - 山車は私の人生に雲。フロストと雪 - 道路、冬、彼の服にピルグリム。夢の中で私に来て、戦争死んだ友人。ナイチンゲールの歌それらを怖がらないでください。私の家で愚かなカッコウ、カッコウは、私はそれが森の中だと思います。大雨あなたは、嬉しい新鮮なバラされていませんでしたか?あなたが火の中から灰。良い食事の後、逆さまにケージ内の止まり木にぶら下がっオウムを叫んで。再び渓谷で、山の中で雷鳴が雷雨。サトウキビの色のトンボのシートにスイングために満足しています。空気中に舞う蝶の決してタイヤは、毎月出与えることはありません。私を叱る、私はバラのつぼみが時間内に溶解しない摘み取ら。ムン茂みで2電球が森からオオカミとして、ほとんど目に見えない。オウムのように美しいですが、あなたならば、ハンターは、私は彼らに自分自身を試してみました。小屋の管理人の目からアプリコットの香りは、取ることができない。ライオンの乱用は、キツネ、ウサギを追いかけ。キツネは悲しいです。永遠の暑い夏の小麦のかかしの干ばつ。法案、スリープ、雨の日を支払う。巣箱におけるスズメのような雨の中、傘の下に来る。私は消えていた家の中で十五年には、私は他のを返しました。ポーラースター、ハエのない平和、山にヤギ。ビーチでの提灯は、星を照らす、蝶はフリット。雲が離れて、山、冬の天候から、離れて飛んだ。私たちは、秋の庭で、兄弟姉妹である、あなた見知らぬ世界ではない。彼は木星に到着したかのように、クース鳩。人々は嘲笑の上にカッコウの鳴き声が、同じことは、ルークと言われた。あなたの家を忘れないで、秋に再び離れて飛行する、コウノトリは道を進んでいる。岩の下に隠れて、暖かい夏の夜のない男の子供を眠る。鋸木、そしてキツツキ屈託の幼虫はそれらに達する。私は、フィールドでhaymakers、真昼の暑さの中で、名誉の魂です。そして、月が草のすべてのブレードを出てきた、それが通知されるようになります。雪を積み上げ、子供たちは、さえムーン満足していた。あなたがあなたの旅を開始するときJuravelはどのように多くの年で、パックから迷い?ああ、バンブルビーは、あなたが分離することなく、愛を泣かないで、太陽のない月のようなものです。ホタルは時々今日、夜ちらつくすべての方法の滑らかな印象を、移動します。友好的なはお互いに、渡り鳥ガチョウを助け、道路上にある。道のうち、子猫の赤ちゃんは、バッファローが帰宅。いつものように山の中で、山のAUL張り出し暗がり上。それは、ポロニウムヤードそり騒々しい子供、雪が降った。過去の人生で、あなたは、私には弟が大声でナイチンゲールだった。悲しいと犬と一緒に散歩猫で、ブースに見える。何喜びで、ウィンドウ内の猫がスズメ一口のパンを見て。私の人生の結露、結露、スズメバチを恐れ。幼い息子。風はそんなに火を燃やすために枝を壊すことができない。黒い太陽から来るのはいつですか?あなたの答えを与える。あなたはゆっくりと斜面ドンビー、川にダウン•イン•ザ•バレーに雪をクロール。巣の卵の枝に卵からカッコウヘビはっを植えました。メモリに延期罰が彼女の孫に渡されます、あなたの子供を罰するしないでください。私たちの孫が、私たちのために私たちの子供たちに復讐を取るために、ドーンはフレア。十字架上のキリストは、彼の頭にいばらの冠を旋回するスワロー。ねえ、カブトムシ、大きなバグを生じない喜ぶ、戦いを参照してください。悪の世界、バラが咲きそして、あまりにも場合でも。私は人々を殺すために美しい花や動物、それについて知っていた。何が起こるのですか?バラを眺め男、トリガーガンの指。タンポポはなくなって、私の父はただの息子ではなく、死亡した。どのような喜び、太陽は、雨を通して虹を輝いている。プラウ農家は秋の霧で動かいるかのように、行く。私は自分の家を愛し、彼女は私、クレムリンで悪魔を裏切った!
原文を表示





«Тюремная депрессия или истина где-то рядом»

Депрессия в тюрьме, как правило, у большинства наступает не сразу, а на пятый – восьмой день. Первый месяц, каждые два – три дня. Второй месяц, каждые четыре – шесть дней. Третий месяц, один раз в неделю. Четвёртый месяц, одна в две недели.
Пятый месяц, одна депрессия. Полгода и мы побороли депрессию, ждём суда, это самый ранний срок, а иногда это затягивается на годы, так называемая пытка тюрьмой, одиночеством. После суда, всё зависит от срока. Большой срок, много депрессий, малый, порыв к свободе. У кого семья, тому тяжело, гнетёт ответственность за близких и бессилие, любовь к малолетним детям. Тяжелей тому, у кого молодая жена. Ревность съедает изнутри. Как правило, к концу срока семья распадается. В наши дни следователи и опера редко бьют, не грамотные, быдло. А юридически грамотные и образованные дознаватели, держат полгода, год в тюрьме и ты подписываешь особый порядок. Но не факт, что тебя не обманут. Из ста случаев, семьдесят обманывают и ещё, в довесок получаешь пару статей прицепом. Единицы, самых стойких и мужественных, патриоты, любящих свою родину, выдерживают и не лжесвидетельствуют против себя и своих близких. И получают всего три – пять лет, а не десять – пятнадцать и потом уже не отмыться от собственного дерьма, от той клеветы на себя и своих близких. У нас в России, не скоро будет судебно - правовая система. А пока поживите в беспределе и ходите оглядывайтесь, говорите шёпотом, не заболейте паранойей. Завидую бомжам, никаких проблем и нервов!





«Мордой в дерьмо»

Блестит корона золотая,
У трона слуги все стоят,
Одеждами всегда блистая,
Притягивают и манят.

Ведь жемчуга с небес не льются
И жизнь нельзя в злата вдохнуть,
Народ, с кремля, давно смеётся,
Не может руку протянуть.

Его, там, правда, ожидая,
Набрать надеется добра,
Россия наша молодая,
Хотела злата, серебра.

А Бог, наш благодетель давний,
Он видит, грабят нефть и газ
И царь на троне весь нарядный,
С него не сводит дьявол глаз.

Он заберёт Руси богатства,
Покажет свой ужасный нрав,
Лишит всех вкуса и упрямства
И как всегда, он будет прав.

Продал Россию царь задаром,
За злато выменял её,
Народ сгубил таким ударом
И мордой всех воткнул в дерьмо!





«Российский соловей»

Зелёная роща изумлённо
И ловит её жадный слух,
Природа в соловья влюбленно
И только в песне весь твой дух.

Ведь ты, певец лесов, пернатый
И создан всем не для утех,
Все песни были нам приятны,
Ты возрождаешь в людях смех.

Всегда ты сыт в зелёной роще,
Тебя я слушал у ручья,
Силён ты духом, телом тощий,
Не слышно больше соловья.

Брожу по травам благовонным,
Как тишина меня томит,
Сюда, путём добрался водным,
Душа ликует, сердце спит.

Ведь надомной весь мир смеётся,
Я самолёта слышу гул,
С природой он опять сольётся
И ветер с гор опять подул.

Вновь стройную я вижу ель
И звук я слышу голосистый,
Здесь соловья привычна трель,
Божественный тот звук и чистый!





«Нам предлагают нового царя»

Ко мне тянулась Господа рука,
Она меня избавила от смерти,
Ведь хлеба в доме не было куска,
А вы судьбу свою ему доверьте.

Ведь на земле кормёжка не лежит,
Добудь её своими ты руками,
А на холме, гранитный крест стоит,
К тебе вернётся дьявол за долгами.

Проснись Россия, как ты долго спишь,
Четвёртый век, под игом крепко дремлешь,
Душой и сердцем ты врагам не мстишь
И голосу ты Господа не внемлешь.

Желаю я покоя твоего,
Чтоб память оставалась на века,
я не могу жить для себя лишь одного,
Ведь по Руси течёт кровавая река.

Одарит царь рабов своих, ярмом,
А на душе моей, всегда тревога,
Средь бела дня, вдруг грянул Божий гром,
Поэты добродетели, от Бога.

От нас уводят наших жён, детей,
Живём в единодушии блаженства,
Пройдём по полю, соберём костей,
От русского страдаем духовенства.

А кто у нас в России стал главой?
Душа не отрывается от тела,
Карман он набивает долго свой
И нет ведь до него мне вовсе дела.

Россия умирает от ума,
Отцов, бес у детей всех забирает,
А Русь повелевает всё сама
И нового царя нам предлагает!




«Россию защищают Боги»

Я, посвящаю тебе оды,
Ты, мой разрозненный Кавказ,
Я восхвалял красу природы,
Аллаха наблюдает глаз.

Весной всегда сердиты реки,
Как шапки на тебе снега,
Эльбрус закрыл навечно веки,
О скалы, зубр чесал рога.

Несметны злата под тобою,
Ведь сколько прожито годов,
От бед закрыл ты нас собою,
Найдём убежище средь льдов.

Красой в озёрах отражаясь,
На все века прекрасен вид,
Твоей природой наслаждаясь,
Костёр наш, до утра горит.

Тебя люблю, Кавказ могучий,
На твой смотрю зелёный бор,
А ветер, разгоняет тучи
И горца радует он взор.

Река Лаба, ты в сильном беге,
Твой водопад в горах шумел,
Писок сверкает весь на бреге,
Медведь в малиннике сидел.

Тебя захватывал обманом,
Чужой, неверующий народ,
Земным окутан ты туманом,
Всё время переходишь вброд.

Стоит Эльбрус в лучах, двуглавый,
В веках состарился, седой,
Казбек моложе, величавый,
Соей блистает красотой.

Вокруг гранитные громады,
Свет попадает между скал,
Слетают с рёвом водопады,
Домбай с годами возмужал.

А на Клухоре, свет проник,
Чинары все шумят ветвями,
Орла я слышу грозный крик
Земля Кавказа под ногами.

Смотрю твоё Аллах творенье
И серн таящихся в горах,
Ищу в тебе уединенье,
Все звери прячутся в норах.

Кавказ и Русь, неразделимы,
Речные горные пороги,
Отчизной были одержимы,
Россию, защищают Боги!


«Подставь России плечо»

Приди ко мне ты муза справедливой,
За то, что я в тюрьме, не презирай,
рукой не принуждённой, торопливой,
стихи слагать про мир не забывай.

А правду я ищу, в том русском слоге,
О Господи, народу возгласить,
С людьми в стихах беседовать о Боге,
В глаза злодеям правду говорить.

Ведь я поэт Семёнов, это знайте,
писать я правду вовсе не устал,
Вы на Руси поэты все дерзайте,
Я в кандалах, в тюрьме, поэтом стал.

Я не умру и жизнь моя большая,
С моим стихом потомки будут жить
И будет слава вечно молодая,
В стихах Россию мир будет любить.

Мой памятник из слов он будет вечный,
Не вышел перед Господом лимит
И путь не заберёт меня тот млечный
И время тьмы его не сокрушит.

Люби Россию мать свою, на вечно,
Не позволяй врагам всем обежать,
Подставь Отчизне маме свои плечи
И Русь, поэтов сможет нарожать!



«Ночь в тюрьме»

Всю ночь шумит за стенкой стройка,
понять не можем почему,
Шатается таджика «шконка»,
Бью «шлёмкой» в голову ему.

Посрать не может он спокойно,
Он стульчаком гремел как конь,
А на душе мне очень больно
И от говна такая вонь.

И мозг заснуть теперь не может,
Гоняет Серый дурака,
Судьба, на нас, огромный ложит
ведь я, в тюрьме сижу пока.

Два тридцать два, часы сказали,
таджик поклялся что заснёт,
Нам дулю черти показали,
Сегодня кто-то здесь умрёт.

А я поэт, пишу вам ночью,
через решётку вижу всех,
Я загнанный, как пёс тот гончий,
В тюрьме, нас раздражает смех.

Когда свобода, я не знаю,
На суд поеду в Пушкин я,
Я, наконец, таки зеваю,
Таджик достану я тебя!



«Разлука»

Тень от свечи, фитиль горит огнём,
Как хорошо мне на душе, рассвет встречая,
Какое счастье, быть с тобой вдвоём,
Всё, каждый день, в тетрадь я отмечая.

И вот опять тот год умчался прочь,
Все унося с собою наши тайны,
Последнюю проводим вместе ночь,
Закат сегодня был необычайный.

За жизнь за эту, я судьбу кляня
И звёзды провожал своим я взором,
Ты отпускаешь, навсегда меня,
На небе, имя напишу твоё, узором.

Разлука, это млечный путь в тиши,
Я на дорогу выхожу в ненастье,
А ты судьба, постой ка не спеши,
С собой, в подарок, заберу я счастье!




«Размышления о природе»

В лесу медвежий слышу только рёв,
Ведь человек один в лесу, бессилен,
А лес, как будто рвётся из оков
И ночью ухает, бесстрашный филин.

Я вижу силуэт в окне вагонном,
А по лугам, стадами гонят коз
И светит нам луна под небосклоном,
А тень от поезда ложится под откос.

Все горы подчиняются лавине,
Гранит выходит из-под снега весь,
Прошла волной, не оставляя линий
И чёрная со снегом будет смесь.

Перед глазами у меня всегда она,
Заполнен воздух весь речами дорогими,
А на макушках гор сияла белизна,
В тумане всё стоит, как будто в дыме.

Прощай Кавказ и мой родной аул,
Уходит время, словно стержень бытия,
У камнепада, слышу громкий гул,
Сквозь жёсткий ритм, природного житья!




«Письмо любимой»

Сижу в тюрьме, пишу в письме ответ,
Воссоздаю все в памяти движенья,
Всегда страдаю я, ведь слова нет,
В словах я выбираю выраженья.

Страдаю, так же как и раньше, за двоих,
Кто б, что б, не говорил, а даль осталась далью,
А я не знал и ошибался в них,
Ведь жизнь моя, вся отдаёт печалью.

Года прошли и тянутся недели,
Сидеть в тюрьме, беда одна из бед,
Годами мы по камерам сидели,
А я давал Христу, безбрачия обет.

Суровая тюрьма, одна из мук,
Ведь растворились за решёткой все надежды,
А по ночам, трубы я слышу звук,
Сынок мой дорогой, ну где ж ты?

Предвидений благих и опреснённых дум,
Предателя язык проткнул как жало,
А горечь на душе, пронзает ум,
Я в сердце чувствую стальной удар кинжала.

С годами стал похож на дикаря,
Догадка о свободе, осенила,
Свои стихи пишу в тюрьме и всё не зря,
А ты в своём письме меня пленила.

Вновь вспомнил я признание её,
Когда то рядом буду я с тобою,
А над тюрьмой, слетелось вороньё
И слёзы льются быстрою рекою.

А мимо окон, пробегут уныло дни,
Резва невинность, ветрена порою
И будут благородны все они,
Склоняюсь над письмом опять с тоской!






Читатели (462) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи