ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Стихи из тюрьмы том №9

Автор:
Автор оригинала:
Роман Семёнов
Жанр:
Свидетельство о публикации №115060504824
Настоящим свидетельствуем, что литературное произведение «ТОМ 9 Стихи из тюрьмы» было обнародовано на сервере Стихи.ру 05 июня 2015 года. При этом было указано, что его автором является Роман Анатольевич Семенов.
Адрес размещения произведения: http://www.stihi.ru/2015/06/05/4824
Обнародование литературного произведения на сервере Стихи.ру в соответствии со статьей 1268 ГК РФ было осуществлено на основании Договора, который заключили Семенов Роман Анатольевич и ООО «Литературный клуб». Авторские права на произведение охраняются законом Российской Федерации.
Единый номер депонирования литературного произведения в реестре: 115060504824.

Генеральный директор
ООО «Литературный клуб» ООО «Литературный клуб»
Д.В.Кравчук
05 июня 2015 г.



ТОМ № 9 «Стихи из тюрьмы»

«Нашли счастье»

Пришла весна, на тротуарах грязь,
По Невскому опять снуют колёса,
Я в магазине тканей вижу вязь,
И продавщица на меня смотрела косо.

А вечером включили фонари
И молодёжь в кафе, кальян куря,
Куда-то подевались снегири
И ветер, старый лист в себе крутя.

На остановке прочитал я все наклейки,
Томятся урны снова через край,
Осклизлые от сырости скамейки,
Я знал, что Петербург пока не рай.

Вновь солнышко на утро засветило,
Набухли почки, пели соловьи,
А в этом городе, всегда мне было мило,
Мы здесь с любимой счастья и нашли!



«В тюрьме сижу достойно»

Родина стала моим утешеньем,
Морозных премудростей помню я зим,
Снежинки становятся тем украшеньем,
Став навсегда, утешеньем моим.

Темень наскучила, хочется света,
Зайчики скачут до самых небес,
В тюрьме я опять дожидаюсь ведь лета,
Хочет утешить меня старый бес.

Ночью луна открывает объятья,
А за окном пролетел резвый стриж,
В этой я жизни живу по понятьям,
Трубы дымят, вижу выступы крыш.

Третий уж год, рвёт тюрьма моё сердце,
К ней добавляю вернувшийся май,
Лишь конвоир отчеканивал в «берце»,
Он говорил, для меня это рай.

Вольное небо, венчает собой,
Мне не ведать больше в жизни любви,
Я недоволен такою судьбой,
Достойно хотя б ты в тюрьме проживи!



«Выжжена трава»

Жизнь вся, подёрнута Тьмою,
Томится от горя душа,
Мы прожили годы с тобою,
Сумраком тёплым дыша.

Вдруг разговор свой заводит,
Мягко, простительно, нежно,
Просьбою робкой исходит,
У ивы плакучей, прибрежной.

Утки летели на встречу,
От ветра шумят камыши,
В роще синицы лепечут,
Как хорошо нам в глуши.

Вдруг наступило томленье,
Шорох и шелест листвы,
Дождёмся мы все просветленья,
Выжженной чёрной травы!


«Я страдаю»

Умереть бы счастливым в весельях,
Мне б забыться на миг, на мгновенье,
Вновь с любимой лететь на качелях,
В непрестанном и вечном движенье.

И не знаем с тобою, ну где мы?
Или может мы в бездне глубокой,
Я пишу на присущие темы,
Бог провидит недремлющим оком.

Голосов дорогих отзвучавших,
Ведь всегда третьим глазом я чую
И костров вечерами пылавших,
Начинаю с тобой жизнь иную.

А луна нам подсветит весельем,
Здравствуй солнышко, утром скажу я,
Ничего не добьёшься похмельем
И страдаю, тебя не целуя!


«На свободу»

На свободу я в этот год,
Из тюрьмы выйду, буду жить,
Опыт к славе меня приведёт,
Стану воду святую пить.

Захожу я в грушевый сад,
А забор весь красив, в резьбе,
Вот и осень опять, листопад,
Я любовь разверну к тебе.

Утром дворники будут мести,
На него лишь смотреть будем мы,
Постараюсь к тебе я прийти,
Все мы праздник встречаем зимы.

Сколько горя без слёз и сна,
Всё равно я приду к тебе
И опять на дворе весна,
Я тебя нахожу во тьме!


«Ложь»

Живём семьёй мы все на белом свете,
А о других не знаю нечего,
Я за свою семью всегда в ответе,
За сына я отвечу своего.

В каком не жили бы краю далёком
Каким бы не болел недугом я
И даже в моём сердце одиноком,
Почувствую я мысленно тебя.

А если даже, я стою за плугом,
Земли накроет если даже пласт,
Конечно, назову тебя я другом,
Судьба бесплатно все блага отдаст.

С тобой созрею, стану я не пьющим,
Я буду жить с тобою целый век,
В тот сад я заведу тебя цветущий
И ты увидишь, всю прохладу рек.

Но для тебя, такого счастья мало,
Сыночек мой окажется иным,
То значит, ты любимая мне лгала,
Тем лживым нерадением своим!



«Кубань»

Река Теберда протекает не зная,
Она словно ветер сквозь горы сквозная,
В тот миг через камни грохочет волной,
Как трудно речушке прожить здесь одной.

Но вдруг, две реки воедино сойдутся,
Волнами они на камнях заплетутся,
Их русла на славу войдут на века,
Вторая, Кубань называлась река.

В ней множится мир и Кавказская сила,
Весною форель в водопад уносила,
Характер реки был совсем не простой
И к морю она, катит камни с собой!



«Я шёл Россию защищать»

На небе ясная полоска,
Я вижу в небе свет звезды,
Одет я был совсем не броско,
Ведь ехать мне, на край земли.

А обо мне ты тосковала?
Всё незнакомое вокруг,
Жена, сегодня мне сказала,
Что нет любви, без тех разлук.

Был взрыв, и пошатнулись зданья
И началась война опять,
Теперь не будет нам свиданья,
Я шёл Россию защищать!


«Пожар»

Как я устал от всех погонь,
Как истомлён я от метели
И я домой добрался еле
И вот у губ твоя ладонь.

Недаром дети песни пели,
По полю скачет красный конь,
Вокруг стояли стройно ели,
Их в пепел превращал огонь!



«Измученная душа»

Готов мой стих, я написал всё точно,
Ты не спеши расхваливать меня,
В моих стихах, слова чисты и прочны,
Хотя я их ещё не испытал.

А если море унесёт отливом,
Не тороплюсь стихи своими звать,
Ведь я хочу остаться век счастливым,
Свои стихи на прочность испытать.

Лишь карандаш и пишет на морозе,
С собой чернильную я ручку не ношу,
В твоих глазах опять застыли слёзы,
Тебе письмо я кровью напишу.

А если я пишу живою кровью,
Писать тогда мне надо поскорей;
С тоской пишу и с истинной любовью,
Своим характером и мудростью своей.

Мои слова – в немом столпотвореньи,
Затеряны меж звёздами они,
Как участилось у меня сердцебиенье,
К моей груди, ты ухо приложи.

Зима настала, и срывает ветер
А вьюга с крыш зло завывая и шурша.
В кровати просыпаюсь на рассвете,
Стихами вся измучена душа!


«В пасти у дьявола»

Бегают детские ножки,
По клумбам без дорожки,
Сбивают в кучу листья,
Закрывают тропы лисьи.

А время всю жизнь уносит,
Все дети на белом свете,
Любят яркую осень,
ведь это же наши дети.

В реке золотая рыбка,
У детей на лице улыбка,
Я тоже хочу такую,
О детках в тюрьме тоскую.

Когда они вырастут взрослыми,
Будут читать газеты,
Вырастут, станут рослые,
Весят на стене в портрете.

И не было той тревоги,
Рвётся сердце на части,
А я на железной дороге,
У дьявола в пасти!

«Родная мать»

А у детей моих есть мать,
У ней есть сердце, теплота
И станут дети понимать,
А в жизни, различать цвета.

У них есть свой хороший дом,
Я им дал всё, хоть не богат,
А подрастут уже потом,
Деревьями засадят сад.

А за окном я слышу свист,
Детей гонявших голубей,
Кладу стихи на каждый лист,
Стихи слагал не о себе.

Покинули меня друзья,
В тюрьме прочёл я много книг,
Друзей плохих иметь нельзя,
А нет ведь у меня других.

Бегу с детьми в сосновый бор,
В патрон, я заряжаю пыж,
А с сыном я затеял спор,
С ружья сбей шишку, победишь.

А нервы у меня крепки
И небосвод весь голубой,
Неугомонные сверчки,
Тропа лежит перед тобой.

То не тропа, дорога в жизнь,
Шагай вперёд не оступись,
Всех сил своих ты не утрать,
России внуком назовись,
Она тебе родная мать!



«Людские слёзы»

На кладбище мёртвых хоронят,
А я в стихах живого
И некого не затронет,
Честное Божье слово.

К злу я совсем не причастен
И только тебя обвиняю,
А я ведь рыдаю от счастья,
Я, за тебя страдаю.

Птиц начались перелёты,
Ударили с неба грозы,
На русский язык записал ты,
Стихи и людские слёзы!



«Возвращение из тюрьмы»

Жизнь целая, стояла между нами,
К тебе вернулся точно в сентябре,
Ты горе заливаешь всё слезами,
Я сквозь решётку вспомню о тебе.

Я за тебя погибнуть смог бы смело,
Душа моя по-прежнему жива,
Но ты догнать то время не сумела,

Я из тюрьмы в стихах скажу слова.

За правду умереть, никак не поздно,
Мы на земле под небом голубым,
Ты ночью написала той морозной,
Что для тебя на вечно я любим.

Тебя люблю всегда, об этом знал,
Люблю тебя на целые века,
Я из тюрьмы вернусь, прям на вокзал,
В Финляндию уедем навсегда.

Ты мне писать не будешь больше писем,
Позвонишь мне ты вместо телеграмм,
Ведь мы с тобой от жизни не зависим,
В обиду не кому тебя не дам!



«Горячее дыхание»

Стоял на холоде мужик,
Весь обдуваемый ветрами,
Он во дворе точил ножи
И расставанье между нами.

А ломом дворник долбит лёд,
Его веками здесь кололи,
Насыпав сверху много соли,
Как много снега в этот год.

А в доме в печке гас огонь,
Лишь огонёк в печи маячил,
Согрелась лишь одна ладонь,
Дыханьем пачечным горячим.

Проходят годы и века,
Все мы, проходим расстоянья,
Тебя я чувствую всегда,
Твоё горячее дыханье!




«Погуляли»

Грязные с детьми мы все от пыли,
Мы велосипеды позабыли,
Пыль была везде, в ушах и косах,
Наши ноги, на дороге босы.

А сыночек мой не унывал,
Он как взрослый всё уж понимал,
От прогулки весь такой счастливый,
Мы стояли у плакучей ивы!


«Пока не знаменит»

Догорал наш уголёк
И сгорел до срока
И потух весь огонёк,
Подожди немного.

У костра сынок сидит,
Машет головою,
Станет сын мой знаменит,
Наградят звездою!


«Осенний сад»

Любимой я цветы дарил,
Но я в любви не клялся ей,
Её на вечно полюбил, любил
В любви я всех сильней.

Вернулся я домой к весне,
Растаяли все льды,
А мне приснились вы во сне,
Детишки все и ты.

Как хочется мне загрустить,
Я вижу этот взгляд,
Тебе желаю подарить,
Большой цветущий сад.

Как только поднялась заря,
Тебя на руки брал,
А может это заделал зря?
Господь мне сил не дал.

А в мире мы живём крутом,
В нём долго будем жить,
Я был здоровым и притом,
Любил с людьми дружить.

Луч греет землю теплотой,
Я весь живу в любви,
Ведь я ещё не молодой,
Бог приказал, живи.

Когда увидел, был я рад,
В глаза взглянул жене,
А может, видела ты ад,
В своём глубоком сне.

И вот я слышу голос твой,
Сперва увидел взгляд,
За руку брал тебя порой
И вёл в осенний сад!



«Дочке 17 лет»

В окно к нам залетела птица,
Мы кинулись ловить гурьбой,
Все спать легли, а ей не спится,
Моей дочурке дорогой.

Но что случилось, что за горе?
Дочурка плачет до утра,
Поедем доченька на море,
Тебе ведь спать давно пора.

А смех твой юный, затаённый
И нам пройти придётся путь,
А может кот её бессонный,
Мешает доченьке уснуть.

Вдруг звук я слышу отдалённый
И яркий с неба вижу свет,
Была ли доченька влюблённой?
В свои ещё семнадцать лет!

«Сыну 15 лет»

Сынок походкой шёл спокойной,
Идет, не замечая мать,
Была она уставшей, сонной,
Нельзя за это укорять.

У ней любимые есть дети,
Опять сгорело молоко,
Она всегда, за всё, в ответе,
Как ей сегодня нелегко.

И терпит боли без упрёка
И пальцем деткам не грозя,
Мы не допустим раньше срока,
Чтобы закрыла мать глаза.

Сыночку стало, всё постыло,
Он всё поймёт, пройдёт лишь сон,
А мать сыночку всё простила,
Себе простить не может он!

«Белиберда»

Пришёл к сыночку как-то друг,
Сын другу очень верил,
Друг говорил ему, что плуг,
Косил зимою клевер.

Сынок был крепок, как утёс,
Но не ценил оценки,
Он за отца решал вопрос,
Врагов всех ставил к стенке.

Он был хитёр и очень смел
И в солнечном ударе,
Учиться в школе не хотел
И целый день был в баре.

Ему не верит старый друг,
Смотрел в глаза влюблённо,
Они как стол и как утюг,
Стоят неразделённо.

Усталость валит сына с ног,
Идёт землетрясенье,
Никак понять совсем не мог,
Такого проявленья.

Утюг ржавел, ведь старый он,
Пылится уже годы,
А мама всем кричит сквозь сон,
Всегда, прогноз погоды.

У нас жара, а там мороз,
Сугробы в Магадане,
А чтобы не было тех слёз,
Купаться надо в бане.

И вот ржавеет старый плуг,
Сын другу не поверил,
Что в Питере зелёный луг,
А в Магадане клевер!


«Дочка»

Семнадцать лет всего, не боле,
Красивый рот и добрый взгляд,
Сидит одна, почти в неволе,
Шьёт выпускной себе наряд.

Гуляла в кофточке из ситца,
Идёт к подруге не спеша,
А где б водицы ей напиться,
Вода в реке не хороша.

Парней своих не замечает,
Хоть падай в ноги и кричи,
Один лишь мальчик точно знает,
Что дочки губы горячи.

И только солнце запускает,
Свои колючие лучи,
Дочурка море выбирает,
Куда направили врачи.

Моя дочурка на примете,
Умна, любима и скромна,
Свою любовь наверно встретив
И дочка вся ему верна!




«Сынок музыкант»

Осенним днём, тропинкой и недальней,
Идёт сыночек к школе музыкальной,
Несёт трубу, а на лице улыбку
И в школе открывает он калитку.

В его глазах по детски изумлённых,
Слетают листья, с тополей зелёных
И звук трубы летит куда-то в дали,
Ту музыку ему не задавали!

«Позови если тяжко»

Позови меня, если тяжко,
Я в ракете к тебе прилечу,
Поменяю тебе рубашку,
Рану рваную залечу.

До утра просижу в изголовье,
Ты детей настоящая мать
И окутана всей любовью
И на помощь не стала звать!


«Ранила в сердце»

Прозрачными снова дождями,
Наступает золотая осень,
А на душе лежит камень
И с сердца он падает оземь.

И с такой летит он силой,
Что споткнулся я вдруг невольно,
Твой на веки всегда я милый,
В сердце ранишь меня ты больно!


«Я на Родине»

Я в России, я на Родине,
Вспомнил не последний раз,
Ели спелую смородину,
Есть ведь Родина у нас.

Я хочу с аулом встретиться,
Там в горах, где светлячки,
Ведь они так ярко светятся,
Как у гусениц зрачки.

Встречу деву черноокую,
Не забуду в этот раз,
Полюблю её далёкую,
Обниму хотя бы раз!



«Сын и дочь»

Дочка и сын, затеяли спор,
От них ты не жди добра,
Драка искрит как ночной костёр,
Заснуть не могу до утра.

А в жизни бывает такая беда,
А детям всегда всё равно,
Брат и сестра, дружны лишь тогда,
Когда им быть заодно!


«В тюрьме, в одиночестве»

Мне в казённый дом и не хочется,
Время в нём нескончаемо длится,
Кожа от воздуха морщится,
Тёмная камера, тусклые лица.

Горе согнуло народу плечи,
Гнётся тяжёлая скука,
Обмолвиться не о чем,
Мы далеки друг от друга.

Чиновники деньги растратили дочиста,
То небольшой был и малый заём,
Тюрьма, самый страшный вид одиночества,
Когда в камере только вдвоём!



«Война и мужество»

Захлебнулся дыханием гор одиноких,
Родина мать нас бросает насмерть,
Видели нищих с помойки убогих,
А под ногами раскроется твердь.

Эта вершина вся скрыта туманом,
А нам в лицо дует воздух поток
И на душе не зажившая рана,
Нам перед боем бы воздух глоток.

Мы у сгоревшей прижались все ели
И начинает под утро светлеть,
Мы под шинелью вдвоем, так теплее,
На продрогшей, израненной русской земле.


Горе в душе, но мы все против грусти,
Здесь на войне она больше не в счёт,
Взводом застряли в горах, в захолустье,
Гордый и смелый народ здесь живет.

Нам воевать от Москвы и до Крыма,
Родина мама у всех лишь одна,
Пахнет здесь смертью, свободой и дымом,
В узком ущелье бурлила весна.

Мы отогрелись, поспали у ели,
Вдруг нежданный приказ, всем вперед,
С автоматом в руке и шинели,
Весь израненный стонет солдат, но идет.

Одолжи ты мне Ангел крыло хоть на время,
Я слетаю проститься с любимой своей,
В эту землю Россией посажено семя
И служить мы до смерти все будим лишь ей!



«Тебя мы Россия спасём»

Ты знаешь, что в жизни лежит на весах?
И то, что свершается ныне?
Час мужества пробил на наших часах,
Мы Родину мать не покинем.

Не страшно за Родину мертвыми лечь,
До Рейхстага свой флаг пронесём,
Нас не пугает немецкая речь,
Тебя мы Россия спасём!



«Кони шли к водопою»

Что сегодня с тобою?
Что со мною творится?
Кони шли к водопою,
Оставляя копытца.

Все кедровые шишки,
Я сменял на тюльпаны,
Кто-то нам дал по пышке,
Положили в карманы.

Мы идём без дорожек,
Мы идём не по саду,
Всё на правду похоже,
Не похоже на сказку.

Пиво дали хмельное
И теперь нам не спится,
Кони шли к водопою,
Оставляя копытца!



«В отпуске на море»

Отдыхаем мы на море,
Вдалеке от старых дач,
С нашей мамой мы не спорем,
Отдаём ей свой калач.

О буйки и даже глыбы,
Волны плещут, даже бьют,
А малёхонькие рыбы,
Здесь, у берега снуют.

Вновь на танцах будет сходня,
Смотрят девушкам в глаза,
Непогода ведь сегодня,
Дождь пошёл и вдруг гроза.

Мы намокли все до нитки,
Не смогли пройти ручья,
Не найдём своей калитки,
Получается, ничья.

Разговор был наш невнятен,
Гром гремит, но слышно мне,
Как стучит по ветке дятел,
Свои дупла на сосне.

И опять тропою узкой,
Мы идём листвой шурша,
Не довольны луной тусклой,
Терпит русская душа.

Через мокрые ресницы,
Смотрю вниз я с высоты,
Море будет долго снится,
Приближённо, будто ты!



«В России жить не будем»

У меня имеются слова,
Солнце, воздух, ветер и вода,
Звёзды, млечный путь, зима и лето,
Слово подобрать хотел я это.

А помощницей была родная дочка,
Мать сегодня ваша одиночка,
Жить в России, нам теперь не почесть,
Выхожу я из тюрьмы из одиночеств.

Посмотреть в глаза мне стыдно людям,
Мы в России жить, теперь не будим,
Ты вчера была мать одиночка,
А сегодня у тебя родная дочка!



«Сынок Сашок»

Маленький сыночек мой Сашок,
Свежесть воздуха в этом зареве,
Ты дорогу в жизнь сам нашёл
И глазами своими смотришь карими.

А в зрачках твоих виднелось солнце,
Тепло оно отдающее,
Он упорно держал в кулачках,
Настоящее своё и грядущее!


«В Российской больнице»

Мы в больнице, белая палата,
Коек много, не один их ряд,
А в палате есть своя оплата,
Есть дочурке, где лежать, я рад.

Девочки здесь наголо обриты
И валялись грязные бинты,
Раны не зажили, не промыты,
Нету в них стерильной чистоты.

А училась раньше дочка в школе,
На дзюдо ходила ведь ко мне,
А теперь лежит в больнице, в боле,
Там она не по своей вене.

Не бывает в жизни всё иначе,
Ты герой и будь на высоте,
От больницы этой мы заплачем,
Ночью будешь звать ты нас во сне.

Я писал стихи как будто лозунг,
Врач ей говорит, лежи, молчи,
Плачет дочь, свои глотая слёзы,
Лечить без денег не хотят врачи!



«Нету больше дома моего»

Россия наша Родина огромна,
Здесь хотел остаться навсегда,
Но она какая-то бездомна,
Мафия Россию предала.

По Руси огромной, ходят ноги,
Обойдут огромную страну,
Деньги соберут за все дороги,
Душу оставляю я одну.

А дорогу выбрать мне, какую?
Не хочу идти с судьбой в объезд,
На дорогу становлюсь крутую,
Люди благородные здесь есть.

Мы идём страной путём упорно,
Счастливы ещё и от того,
Я в своей стране живу бездомно,
Нету больше дома моего!


«На природе»

А в лесах все сосны розовы,
Те, что спилены, красны,
Собираем сок берёзовый,
Мы дождались все весны.

Мы по лесу ходим за руки,
Избегали мест глухих,
На поляне пели иволги,
Сухари бросал я в них.

А вода в котле кипящая,
Ведь для чая та вода,
Эта сказка настоящая,
Говорил я всем всегда.

Получил от вас доверие,
Нам легко идти в пути
И за это всё неверие,
Ты меня теперь прости.

Листья в кучах шелестящие,
Я их брал и все сберёг,
Вся природа настоящая
И понять её я смог!

«Об этом я и говорю»

В России есть одна игра,
В неё играем мы в росе,
Играем все в неё с утра,
У нас её ведь знают все.

На золотом крыльце сидели,
Царь, царевич, король, королевич,
Кем ты, будешь такой,
Выбирай поскорей, не задерживай добрых и честных людей.

И помнил я о ней всегда,
Любил я сад, любил поспать
И были сложные года,
Об этом буду повторять.

Когда мы разгоняем дым,
Он в нос мне лез, проник, прям в душу,
Что докажу в суде я им,
Ведь я присягу не нарушил.

За преданную ту любовь,
Ты жизнь отдашь, и будет мало,
А чтоб смотрела правда в бровь
Мораль поэта убеждала.

Рассталась молодость со мной,
А я не очень то горюю,
Она попользовалась мной,
Об этом прежде говорил я!


«Перед пасхой тюрьме не спится»

Перед пасхой в тюрьме не спится,
Ночь короче становится,
Золотой жар птицей,
На меня смотрела бессонница.

Каждый день она мне мешает,
Тебя видеть нагую во сне,
А на небе горит не большая,
Луна пляшет в тюремном окне.

Перед пасхой опять не спится,
До утра всё болит голова,
Ко мне явится вновь жар птица,
Лишь она усыпит меня.

Как всегда до восхода солнца,
Чтобы мне не прибавить сна,
В церковные колокольца,
Звонит моя судьба!

«Христос Воскрес»

Пока я в России, себя ощущаю в тюрьме
И с этим смериться нельзя никогда
И даже на пасху, по шею в Российском дерьме,
Забраться Иисуса на крест, заставляла нужда.

Он был человеком и тоже страдал от людей,
В темнице держали его в кандалах,
А мимо окна, стая белых как снег лебедей,
А в Храмах народ на коленях стоял на полах.

Христос весь воскрес, снова птицы поют
И ветер затих вдруг в степи,
А зеки в тюрьме, все амнистию ждут,
Устали валяться в российском дерьме.

В разгар той весны, вдруг ручьи побегут,
Все зимние рвут они цепи,
Медведи в берлогах опять заревут,
Становятся в тюрьмах свирепей.

Стоит за «Крестами» поваленный лес,
Не верят зека в пробужденье,
Христос, наконец, таки в Мире Воскрес,
Всем радость в тюрьме, в воскресенье.

Христос наш воскрес и в любви, и в лучах,
И скорби исчез мрачный холод,
Пусть царствует радость сегодня в сердцах
В веках наш Христос будет молод.

Заветом благостных, взлетел до Небес,
Дождался народ Воскресенья,
Христос наш Спаситель, во славу воскрес!
В тюрьме дай народу прощенья!



«Воскрес Христос – Христос Воскрес»

В день Пасхи, солнышко играет
И голубь мира ввысь взлетел,
Несчастье, горе, исчезает,
И соловей нам песню спел.
А песнь ту громко повторяли,
Вершины скал, моря и лес,
Нам предки веру завещали,
Сегодня наш Христос Воскрес!

Проснитесь люди, звери, реки,
К нам снизошёл огонь с Небес,
Мы верим Господу вовеки,
Прочь уходи кремлёвский бес.

Под снегом ландыш серебристый,
Фиалка зацветают вновь,
Сирени запах был душистый,
Вернётся к Господу любовь.

Иисус Христос, Он, Царь миров,
Людишек грешных Повелитель,
Мирян всех защищает кров,
Веков вовеки он спаситель.

За грешный мир святую кровь,
Пролил как ангел – искупитель,
На веки людям дал любовь,
Он наших грешных душ спаситель.

Завет святого всепрощенья,
Он падшим милость даровал,
Лишь за святые убежденья,
Велел страдать, как сам страдал.
Пусть эти радостные звуки,
Всё пенье ангелов с небес,
Рассеют злобу, скорбь и муки,
Воскрес Христос - Христос Воскрес!



«Расставание»

Ведь всю жизнь мы были лживы,
Все красивые слова,
Мы всегда с тобою живы,
А любовь наша мертва.

Что же было, в самом деле,
Расставаться время нам,
Ну а как тогда разделим,
Ровно детские сердца?


«Твоего сердца не слышно»

Твоё сердце меня зовёт
И спешу я, бегу на помощь,
Может сердце твоё мне лжёт?
Не о чём ты опять не помнишь.

Успокоился я и рад,
Что не буду я в жизни лишним,
Но глаза у тебя молчат
И сердца твоего не слышно!


«Стихи я напишу потом»

Слагаю строчки, ем с солью пышки,
Слова отбрасываю прочь,
На небе звёзды, словно вспышки,
А за окном дрянная ночь.

И по двору иду я с хрустом,
Луна, не светит на снега,
Всё снегом засыпало густо,
Дороги, горы и луга.

Кавказа горы, оккупанты,
Но небо держится на них,
Мы соберём оленьи панты,
Рога самцов всех молодых.

Пишу я строчки, ломаю спички,
Навечно покидаю дом,
Мелькали мимо электрички,
А в небе радуга и гром.

Мне на свободе с непривычки,
Ни песни петь, ни быть вдвоём,
А с веток мне поют синички,
Стихи я напишу потом!



«Журавли улетают»

Написал тебе милая, наступила вдруг осень,
За окном не стоят поезда,
Они мчат и людей всех уносят,
Под мостами речная вода.

Журавли косяками летят прямо к югу,
А мы все ведь от дома вдали,
Мы с тобою всегда, заверяли друг друга,
Улетаем не мы, а летят журавли.

А когда наш журавль, над землёй пролетая,
Помахал с высока нам крылом,
На земле остаются, всего лишь два края
И нас ждёт в одном крае, родительский дом.

А журавль ведь прав, но сказал не об этом,
Чтобы всё рассказать, два отправлю письма,
Ну а если не хватит, мне в поезд билета,
Я не знаю что делать, на дворе ведь зима!


«Сок яблоневых губ»

К мальчику шла девочка и яблок несла спелых,
Но незаметно для себя, в дороге их все съела,
Воспитанный был мальчик тот и с нею был не груб,
Вкуснее яблок оказался, сок яблоневых губ!


«Мы теперь вместе»

Я в тебе вижу прелесть, отраженье заката,
Есть в тебе эта робость, встречи нашей ты рада,
Посмотри на меня, был каким я когда-то,
Ведь ещё один шаг, нам с тобой сделать надо.

Посмотри ты на наших, сына и дочь,
Мысль плохую гони, от себя ты всю прочь,
А ведь сердцем всегда, они были светлы,
Не послушны, упрямы и даже смешны.

Было им не легко, иногда голодны,
Хоть не видели дети мои той войны,
А теперь на свободе с семьёй мне идти,
Сколько горя нам встретить на этом пути!



«Мой сын»

Мой сын был не глуп, но не складен,
В обнимку спит с серым котом,
Набегался сильно он за день,
По травке сухой босиком.

Приснилась ему вдруг невеста
И тайны морских всех глубин,
Манящая чёрная бездна,
Вдруг лодка приплыла за ним.

На ней он поплыл, прям на льдины,
Приплыл в свой родной детский сад,
На кроватках лежали дельфины
И шёпотом с ним говорят.

И мальчик наш спит удручённый,
Хоть что-то приснилось ему,
Он стал инженер и учёный,
Задачки решать одному.

А с папой он ездил в селенье,
Там папа со всеми знаком,
Бежит он по сердца веленью,
По лугу, росе, босиком!


«Взросление детей»

Я о взрослении детей,
Сказать хочу про их жестокость,
У них сейчас большая ловкость,
По сердцу лупят всё больней.

Спать не ложатся и в двенадцать,
Орех на части весь расколот,
В морозный окунаюсь холод
И снег валяется горой.

Я вижу кошки серый глаз,
Он светится, оставив точку,
А в сердце бьются молоточки
И дети спят уж третий час.

И зазвонил вдруг телефон,
А жизнь ведь вовсе не подкупна,
По ней идём, шагаем крупно,
Быть может, сделал всё не он.

А сколько раз моя рука,
Вложила в рот мой валидола,
В тиши такого коридора,
Закрыты мы на два замка.

Детей всех мир не постижим,
Удивлены и очень грозно,
А на дворе совсем уж поздно,
Необходим нам всем режим.

То возмужание детей,
Была лишь детская жестокость,
У них до старости вся ловкость,
А сердцу будет всё больней!



«Как жизнь сложна»

На улице встречаю мать с ребёнком,
Дорогу перейти я им помог,
Тихонько отошли мы с ней в сторонку,
Как будто мы сошли не островок.

А сколько лет проплыло ожиданье?
И отражались все они в глазах,
Они в моём сокрылись вдруг сознанье,
В душе созрел большой тревожный страх.

Не за себя, не за жену ведь даже,
За сына страх, не заболел ли он,
Он закричал, ко мне приехал Паша,
А в форточку летел к нам снега ком.

Он был плечистый, не высокий, рыжебровый,
Он рад конструктор друга понести,
Такой был у меня сын непутёвый,
Готов его я в Африку везти.

А сколько в нём той гордости счастливой,
В его лице сияние всех глаз,
Он жизнью прожил полностью красивой,
Когда-нибудь пробьёт заветный час.

А в диалоге я скажу, замечу,
Как жизнь сложна, как труден её быт
И сколько взрослых, за такую встречу,
Своим детям прощают сто обид!

«Сожаление»

Я знаю много в жизни сожалений,
Мою ты жизнь, спокойно вороша,
Я на минутку загляну однажды,
Чтоб горя избежать могла душа.

А наша жизнь для всех пойдёт примером,
Твои я вижу в темноте черты,
А если так, то я уже наверно,
Другой мужчина, ей принёс цветы!



«Не вернулись мальчишки с фронта»

Уходили мальчишки на фронт после школы,
Им ещё восемнадцати не было лет
И в могилы все братские падали голые,
Лишь у Бога на это найдётся ответ.

Плен, концлагерь и муки, всё вынесли мальчики,
Мёрзлый лес все валили потом в лагерях,
На ногах и руках, отморозили пальчики,
Магадан был построен, на ихних костях.

В безымянной могиле, в промёрзшей земле,
Покорить не смогли, тех героев мальчишек,
Лишь столбцы с номерами, стоят на горе,
Правду скажем, но шёпотом, тише.

Эх, война, что ты сделала подлая тварь,
Я тебя прокляну и увижу в аду,
Пепелище повсюду, тел, тлеющих гарь,
Русь истерзана в пьяном бреду.

Никогда не вернётесь домой пацаны,
Не обнимет вас мать и отец,
Ваши жизни на блага страны отданы,
Превратился в мужчину юнец.

А солдат на войне против грусти,
Смерть в окопах была не в счет,
Тот родился герой в захолустье,
Там, где мать и отец живет.

И гордился отец своим сыном,
У него ведь и жизнь одна,
В хате пахнет квашней и дымом,
Сорок пятый, пришла весна.

Мать старушка в помятом платье,
У надгробья свечу зажгла,
Получите от родины, нате,
Русь два метра в земле дала!



«Каурка»

У моей дочурки, тонкая фигурка,
На глазах застенчивый прищур,
Ходишь ты как вещая каурка
И тебя дождётся твой каур.

Ходит под судьбой он как под днищем,
А в полях уже созрела рожь,
Если даже он тебя не ищет,
То пойдешь, сама его найдёшь.

Чтобы его сердце раскололось,
Может, будут нам они родни,
Ты подай ему свой громкий голос,
Или телефон свой урони.

Подсказала сказка «Сивка – Бурка»,
У него сидишь ты на плечах,
Поспешит к тебе твоя каурка,
Хочет наша дочка калача!



«На небе яркая звезда»

Любовь не хлеб, она подобье плена,
Уходит вся в глухой тупик,
Её преследует измена
И миллион больших интриг.

И принцип твой всегда пассивный,
Ошеломил со всех боков,
Он дремлет у картин старинных
И в небе много облаков.

Мы все на грани тьмы и света,
Слагать стихи начну с листа,
Моя земля, твоя планета,
На небе яркая звезда!


«Сказочный луг»

Не дождался разлук,
Я пирог ем черничный,
Предо мной старый луг,
Не как все, не обычный.

Здесь растут васильки,
Словно девичьи пальчики,
А в глазах мотыльки,
На уме только мальчики.

Те цветы хороши, невысокого роста,
Нет уж рядом колючек,
Их сорвать очень просто,
Парень твой на тебе, ну конечно заключил.

Это сказочный луг, не похож на обычный,
К васильковому лугу, мечтая о чуде,
Много было здесь встреч и разводов обычных,
Все девчонки приходят и разные люди!



«Мне надо немного»

В горах уже густела мгла,
Но вдруг мы слышим новости,
Зима на землю вдруг пришла,
Укрыла горы полостью.

А ветер гонит облака,
Смотрю я в это стёклышко,
Я видел, как из далека,
Выглядывало солнышко.

Оно бросало яркий свет,
А в горы шла дорога,
Ведь сколько не был я там лет,
А надо мне немного!



«Я на веки чужой»

Всё хватало до малости,
Я отдам всё любя,
Много не было радости,
Ведь я жил у тебя.

А душа вся обуглена,
За последней судьбой,
Я судом был загубленный
И на веки чужой!


«Папка в тюрьме»

Дочку в гости к себе позовите,
Ведь она же теперь сирота,
Её папа живёт в общежитии,
Эта жизнь будет вся проклята.

Он в тюрьме, но с уверенной силой
И вершит судьба дело своё
И грехи отпустил бог все с миром,
Что теперь будет с жизнью его?

Лишь мечтою в тюрьме я богат,
Дожидаюсь свободы, весны,
Дверь железная в два обхвата,
Охраняет тюремные сны.

Но есть сон у меня упрямый,
Я не сплю иногда до утра,
Вдруг приснилась покойница мама,
Ведь любил я её всегда!



«Горный родник»

У потока нашего, есть свой родник,
Из истока он вышел, у водопада поник,
Он бежит, прям с нагорья, мочит зелень хвои
И у чёрного моря, протекают ручьи.

И в горах на долинах, в седых ледниках,
Прячут воду в глубинах, в горных всех тайниках,
Знают все, в горных людях, всё от чёрных морей,
Там исток наших судеб, он в сердцах матерей!


«Жар птица»

На Кавказе играют зарницы,
На вершинах всех горных громад,
Я в Домбае поймал жар птицу,
Потому что смотрел на закат.

Много троп и дорог я измерил
И оставил навечно жильё,
Прожил жизнь я, отчаянно верил,
Что в горах где-то встречу её.

Вдруг на скалах она притомится,
Прилетит на растопленный снег,
Я не смог отпустить жар птицу,
Ведь она же и не человек!



«Сущая, правда»

Я жену задарил подарками,
Всякими пластмассовыми вёдрами,
А она была со щеками жаркими,
На глазах с синими разводами.

И она глядит, не налюбуется,
Ходит, хвастается к маме,
Мама говорит, а вдруг раз любится?
И она идёт с советом к папе.

Наступила грусть у ней гнетущая,
В сердце ветром очень сильно дунуло,
Ну а может правда эта сущая,
Может это всё она придумала?


«Непокорные слуги»

Ветры дули с севера щербаты,
Прятаться от них нам ни к чему,
Раздували ветры все закаты,
Приближались к дому моему.

Раскрывает ветер в доме двери,
Я его просил: «Ну, подожди»,
Прибежали с лесу к дому звери,
С градом капают на нас с небес дожди.

Скоро зимы заметут округу,
Снег оставит след у всех ворот,
Очень сильно заметает вьюга
И на улицу гулять меня зовёт.
Здесь когда-то шли на фронт солдаты,
Защищали Родину они,
Духом и душой они богаты,
Слуги непокорные твои!



«Не видно выход»

Я в тюрьме и забыть не могу,
Мне не «пруха» идёт, всё не впрок,
Кровь я вижу на белом снегу,
Просижу я наверно весь срок.

Суд хотел меня в корень срубить,
Но топор поострей не нашли,
Может Бог их и сможет простить,
Только выход не вижу с дали!


«Постоянство»

А между нами чёрная лежала полоса
И в голове осталось место пусто
И слышу я чужие голоса,
Сейчас я только прихожу весь в чувства.

Судьбу не обмануть не обойти,
Я не на поле и не на картинах,
Как вдруг повисла на моей груди,
То горе и осталось всё в глубинах.

Смогу печаль сегодня одолеть,
Земное я пройду опять пространство,
Не гонится за мною даже смерть,
Ведь я теперь набрался постоянства!


«Ловушка дьявола»

Я счастье всё не в золоте ищу,
Найду его в душе твоей горячей,
Скажи, мне это будет по плечу?
Весь отпуск мой закончится удачей?

И светит с солнца множество лучей,
Я пью спокойно воду из колодца,
Ловушку сделал дьявол из клещей,
Но он моих сокровищ не коснётся!

«Как планеты движемся по кругу»

Я в молодости помните, бывало,
Своих друзей в обиду не давал
И на себя, всегда судьба пеняла,
Я в жизни был совсем не идеал.

Ведь как планеты жизнь идёт по кругу
И за умы нам взяться всем пора,
Я круговую на Руси терпел поруку,
Стихи писал ночами до утра.

Все люди видят в этом самомненье,
А это лишь прикрытие всегда
И после горя нас берёт сомненье,
Не выловим мы рыбку без труда.

Получат славу после смерти все поэты,
Единым солнцем все обожжены,
Уйдут закаты и придут рассветы,
С чужой я к вам явился стороны.

Мы все живём в веселье и печали,
А в трудностях стоим спина к спине,
Поэзией нас к славе привечали,
Всё лучшее на русском языке.

Куда товарищ делся друг старинный?
Твой голос по ночам я узнаю,
Тебе дарю свой стих не именинный,
Его я сочинил лишь в честь твою.

Не поколеблется во мне не честь, не вера,
Мы с Ангелом всегда были близки,
Не забываю высшего примера,
Ведь я кормил врагов своих с руки.

Создатель, нас не бросит в этот час,
С тобой стихи читаем мы друг другу,
И нет врагов теперь уж среди нас,
Мы как планеты движемся по кругу!


«Русь смахнёт врага рукой»

Страна моя великая,
Ты столько слёз пролила,
Была непобедимая,
Куда девалась сила?

Все гложут тебя беды,
Рубцы на сердце стынут,
Мы вспомним предков веды,
Хорошие все сгинут.

Ты Русь многострадальная,
Веками льётся кровь,
Твоя дорога дальняя,
К смертям приводит вновь.

А нынче кремль каменный,
Он должен устоять,
Вступаем в бой мы сабельный,
Нельзя больше молчать.

Своих детей спасаем,
Идём на смертный бой,
Со смертью мы играем
И слышим волчий вой.

А после боя с шумом,
Слеталось вороньё,
Здесь крест стоит под дубом,
В могилу лёг живьём.

По мостовой стекала,
Ручьями кровь, куда?
Её, вода смывала,
Брала Москва река.
Россия просыпается,
От спячки вековой,
Вновь встать с колен пытается,
Смахнёт врага рукой!

«Рай, я во сне узрел»

Сон важное средство связи,
Идущее к нам от вселенной,
Из грязи попал ты в князи,
Клянусь я, землёй своей тленной.

Я шум слышу быстрых шагов,
Входила вдруг смерть в коридор,
Мой слух поразил без слов
И встретил её я взор.

Скользила как дух ночной,
Её я не удержу,
Стояла она предо мной,
А я не боюсь, гляжу.

А смерть эта вся бледна,
Худой очень, страшный вид,
Преградила мне путь она,
Как призрак с косой стоит.

Меня с неба Ангел взял,
На полвека отсрочил смерть,
Встревоженный я узнал,
Земную топтать мне твердь.

Как зорко ты не смотри,
Всё скрыто под синей мглой,
А если ты зло, умри,
В могиле лежи пустой.

Мне скучно, борьбы ведь нет,
Судьбу бы в душе различить
И в цвете живу я лет,
И душу смогу веселить.

Я жребий схватил, но другой,
В бокал мой подлили яд,
А ранен я был тоской,
Все силы в душе кипят.

Живу я не в первый раз,
Господь пригласил меня,
Свой третий открыл я глаз,
Я думаю день ото дня.

Рассудок мой твёрдый был
И пламенный жёг недуг,
Ведь Ангел меня посетил,
Но предал последний друг.

И в теле своём больном,
Берёг в нём я жизнь свою,
Я видел в кошмаре ночном,
С сатаною в обнимку, судью.

Мучим жаждой я был огневой
И лишённый я был всех сил,
Водой я напоен гнилой,
Но смертью не тронут был.

Во сне я в большом саду,
Все муки преодолел,
Проснулся в тюрьме в аду,
А рай, я во сне узрел!

«Не сгину на войне»

Вся судьба без меры,
Жизнь моя, есть мука,
В сердце нет уж веры,
Религия наука.
Я везде был первым,
Случайностью храним,
Живу по старым мерам,
Невериям своим.
Мне кажется, что брежу,
Над пропастью стою,
Молюсь я Богу реже,
У смерти на краю.
Стремлюсь всегда к чему то,
Рыдаю и смеюсь,
Ещё одну минуту,
Я Богу помолюсь.
Всегда я был наивным
И думал о своих,
Горжусь Российским гимном
И думаю о них.
Венцами не украшен
И дело не во мне,
Удача будет наша,
Не сгину на войне!



«Буду в братской могиле спать»

Сквозь гимнастёрку кровь просочилась,
Что же произошло?
В бою со мной сто то случилось,
В теле пуля и мне тяжело.

Есть минута, тебя хочу вспомнить,
Умирая в стальной синеве,
Я целую любимой ладони,
Хлебом пахнет, хоть я на войне.

Тихо стало, стрелять перестали,
Окружают хочу огня,
А вокруг лишь потоки стали,
Я прошу вас огня на себя.

Этот день, весь последний мой,
Сердце не хитрое сжато,
Хрестьянин я и с верой простой,
Умереть за Россию надо.

Был доверчивый я, прямодушный,
Я с тобой Русь делил судьбу,
В небе ясном парил змей воздушный,
Я куда-то во сне бегу.

А теперь что со мною стало?
Сколько мёртвых детей, старух,
А на ухо, мне смерть шептала,
Да так звонко, что режет слух.

С нею мы оказались вместе,
У неё вопрошал тогда,
Не ронял офицерской чести,
Только дальше идти куда?

Я ведь с гордостью умираю,
За Россию, за Родину мать,
Перед вечным сном, не зеваю,
Буду в братской могиле спать!


«Подремли поэт»

Написал Обаме я письмо,
А судье ведь это не по нраву,
Хочет, чтобы я клевал дерьмо,
Я сижу, а по какому праву?

Наш закон хорош, почти как дышло,
Судьбами играет прокурор,
Сел в тюрьму я за добро, так вышло,
Хоть и за решёткой, но не вор.

Адвокат останется без денег,
Не за что ему козлу платить,
Вдруг свободы показался берег,
Там следачка водку будет пить.

Правду выставлял я всю на сайте,
Бог велел поэта отпустить,
Компенсацию сказал ему отдайте,
Как сказал и так тому и быть.

А судью, следачку, прокурора,
Отослать их всех на Калыму,
Пусть работают, пока они здоровы,
На ночь запирать их всех в тюрьму.

А Семёнова поэта оправдали,
Встретился с женою и детьми
И ещё немного денег дали,
А пока поэт наш подремли!


«Достать звезду»

Как папахи на скалах облака,
Весь Кавказ, глава земного шара,
Приезжают к нам из далека,
Своего не потерял он дара.

Вдруг моя, твою, берёт рука,
Ела ты малину при простуде,
Счастье нам не ведомо пока,
Вы возьмитесь за руки все люди.

Я с сердцебиением иду,
Отодвину робости и страхи
И Эльбруса вся вершина на виду,
Головы врагов моих, на плахе.

Я судьбу встречаю и не раз,
Что же будет завтра, я не знаю,
По скале ползу как скалолаз,
Трудный путь всегда одолеваю.

Весь Кавказ, земля под самым небом,
Пас овец на пастбищах твоих,
Крокус появляется под снегом,
Я за стол друзей собрал своих.

Сколько горцев здесь неустрашимых,
Зубра бьют кинжалом на повал,
Поселюсь я на твоих вершинах,
Посещу я каждый перевал.

Ты Кавказ меня сейчас послушай,
На вершину Эльбруса спешу,
Ледоруб беру на всякий случай,
Добрую дорогу довершу.

Вот и на горе наступит роздых,
Подымись хоть раз сюда в году,
Одобренье Родины, как воздух,
У меня, кавказцы все в роду.

Ведь у горца, шаг всегда аршинный,
Я дорогой новою иду,
Я горжусь достигнутой вершиной,
Я с неё достал себе звезду!



«Предали друзья»

Кто приказал президенту,
Выращивать в тюрьмах преступников,
Это за власть аренда,
Кандалы ожидают путников.

Из щенят вырастают волки,
Приручают их к свежей крови,
От этого нету толку,
Посидели от горя брови.

Финансирование прекратится,
Если убрать заключённых,
Сколько всё может длиться,
Выпустите унижённых.

Эфирное тело души,
В совокупности с астральным,
Гложут душу они как вши,
Кажется, это банальным.

В этом деле кто ставит точку?
Ну конечно же Вова Путин,
На него не катите бочку,
Власть кремлёвскую он замутит.

Вова Путин хороший парень,
Но понять он никак не может,
Лож ему кто-то в ухо парит,
Да и совесть его не гложет.

Прислушайся народ поэта,
Люди Российские, мытари,
Я не дождусь ответа,
Друзья меня врагам выдали!


«Мне, все беды и горести»

Прошли годы влюблённости,
Не нужны развлечения,
От семьи в отдалённости,
Всё имеет значение.

Приходили поклонники
И любили читатели,
Мне махали все дворники,
Позабыли приятели.

В бою были ранения
И на сердце отметины,
Не имеет значение,
Дрался с теми и с этими.

А в душе что-то слабое,
Но несчастие выручило,
То, что надо, то самое,
Меня жизнь уже выучила.

За меня время думало,
Нет несчастья хорошего,
Счастье ветром всё сдунуло,
Били дружно в ладоши.

Я писал много лишнего,
Спорное, да и сорное,
Моё время давнишнее
И теперь не подъёмное.

Меня горе лечило
И на бешенной скорости,
А несчастье вручило,
Мне все беды и горести!



«Письмо домой из тюрьмы»

Здравствуй моя Светочка,
Пишу я из тюрьмы,
Пришла из дома весточка,
Проходят долго дни.

Тебя хочу увидеть,
Пишу из далека,
Я не хотел обидеть,
Не вижу облака.

Работу делал грязную,
В политике сидел
И видел лож я разную,
Но до неё нет дел.

И Ангел меня бросил,
Не обронил я честь,
У Бога мы попросим,
Чтобы свершилась месть.

А на тюремной крыше,
Лежал лишь первый снег,
Свободы голос слышу,
Знакомый детский смех.

К тебе во сне я еду
И на руках несу,
За счастьем и по следу
И в молодом лесу.

Я взял тебя в охапку,
Закончилась строка,
На брови сдвинул шапку,
В горах прошли снега.

С тобой в тиши морозной,
На жгучем ветерке,
Щекой прижалась слёзной,
А я к твоей щеке.

Привет сынок и доченька,
Не вижу вас пока,
Не узнаёшь ты подчерка,
Растёшь наверняка.

Сынок, пиши пожалуйста,
Ведь с дочкой только ты,
А мама часто жалуется,
От вашей простоты.

Речь получалась складная,
Поэзия права,
Слова все в рифмы складывая,
Летят мои года.

Вот пролетело лето,
В глаза катит зима,
Прочти письмо ты это,
Но без детей, сама.

Здесь небо чёрно синее,
Зима ушла ко сну,
Мои стихи все сильные,
Вторую жду весну!


«Снова о Кавказе»

Здесь острые все горы, молодые,
Здесь вечные снега лежат и льды,
Вы с далека нам кажетесь седыми,
Основа и опора всей страны.

А сколько бед ложилось к Вам на плечи?
Вам отдохнуть давно уже пора,
С утра я только горцев слышу речи,
Их Родина стонала и земля.

Я вижу тебя молодость народа,
В зените твоё тонкое крыло
И сполохи на улице восхода,
В домах уют и детское тепло.

И на коня джигит взлетел с разбега,
Ты гордость гор, подарок всем векам,
Но до какого жить ты будешь века?
Кинжал, потомкам передай свой, по рукам.

За свой родной сражался вечно берег,
Как молнии грозы рожденье бури,
Героев забирал с собою Терек,
А после боя отдыхал на волчьей шкуре.

Я по горам Кавказа завтра узнаю,
Вся молодость останется с тобой,
Люблю я отдыхать в твоём краю
И выдержим мы вместе тяжкий бой.

Ведь горец ты, тебе и крутизна,
Весь наш Кавказ, для сильных и для смелых,
В бою искрятся смелые глаза,
Мы стариков не забываем поседелых.

И защищай ты Родину всю нашу,
Для боя собери свою всю силу,
Ведь наливает счастье в твою чашу,
Многострадальная Великая Россия!

«Я спорить продолжал с судьбой»

Во сне я видел страшных змей,
А я тропу искал во мгле,
С годами растерял друзей,
Пол века прожил на земле.

И был я обездолен вмиг,
Я колокольный слышал звон,
Как волк лесной и зол и дик,
Я для скитаний был рождён.

Я волком жил среди ослов,
Не примечал нигде людей,
Под тенью молодых лесов,
Краёв нет Родины моей.

А к жизни этой, я привык,
С годами стал изнемогать,
Я забывал родной язык
И чаще стали люди лгать.

Что даст судьба мне в этот раз?
Что будет завтра и потом?
Священный с неба смотрит глаз,
Не померился я с врагом.

Со смертью был лицом к лицу,
Есть орден на груди моей,
Ведь шрамы каждому бойцу,
От пуль и вражеских когтей.

А раны все не заросли
И память мысли освежит,
Не оторваться от земли
И раны, смерть лишь заживит.

О близких я не позабыл,
Блуждал по чаще я лесной,
Собрал в кулак остаток сил
И спорить продолжал с судьбой!



«На Родину нет и следа»

Я прожил две жизни и вот,
Из счастья на веки исчез,
А дети ведут хоровод,
Дубовый с горы виден лес.

А вот и родимый аул,
Баран по тропе пробежал,
От речки идёт смутный гул,
Я вновь созерцать горы стал.

Меня обдало ветерком,
Никак не могу я понять,
Казалось с горами знаком,
Но я заблудился опять.

Я в кельи скучаю своей,
А луч солнца, брови ласкал,
Монахом прожил семьсот дней,
Томился, рыдал и страдал.

Я в цвете живу своих лет,
При ропоте звучных дубрав,
На божий не раз вышел свет
И странника разум познав.

А я забираю с собой,
Надежду, всё горе, укор,
Ведь я лишь поэт, не святой
И жалости вашей позор.

И снова седая та ночь,
На веки в тебя погружён,
Все мысли плохие прочь
И страшный мне снится сон.

В ночной слышу я тишине
И голос узнал я в тот час
И стало всё ясно так мне,
Тебя же я слышал не раз.

Видение снов всех живых
И шум на ветру всех ветвей,
Я вспомнил про ближних, родных,
Красивых и горных коней.

Вновь буря гуляет меж скал,
Я плакал и не было сил,
Я демона вновь побеждал,
Из боя живым выходил.

Я вспомню, скажу, что ни будь,
А понял я жизнь лишь тогда
И бьёт моё сердце мне в грудь,
На Родину нет и следа!

«Не надо людям лгать»

Я создаю шедевры в лире,
Я начал новую тетрадь,
Не будет счастья в этом мире,
Нам, президент, не надо лгать!

«Правда»

Я отстранён был от любви,
В душе нелепая обида,
Ты, сердце, Бога позови,
Хотя бы только лишь для вида.

В тени я вижу силуэт
И что-то в нём моё родное,
Вся, излучает она свет,
Стала волшебною, другою.

Она теперь всё поняла
И мне не было безразлично,
Одним лишь мной она жила,
Детей любила безгранично.

Я всё обдумал и решил
И на пути мне нет препятствий,
Я в душу горе всё зашил,
Чтоб на него не отвлекаться.

А может быть я был не прав,
Всё эта глупая нелепость,
Не изменю свой дерзкий нрав,
Я зла сломал большую крепость.

Лишь не пойму я одного,
Ведь только в правде наша сила,
Она лишь будет у того,
Кому всегда лишь ложь немила!

«Расставание»

Я стихи создаю для тебя,
Ты мне их обещай сберечь,
Ты жила и живёшь для меня,
Не могу я свой крест снять с плеч.

Я тебе напишу иногда,
Тяжесть груза всего велика,
Мы увидимся, только когда?
Утекают года как река.

Помню я поцелуй твой горячий,
Прыщик маленький на носу,
Мир найдём на земле настоящий,
Вытри милая с щёчки слезу!

«Съел он Родину, пустяк»

Я один поэт восставший,
Против власти и кремля,
Я единой Русью ставший,
Сохранит меня земля.

Время бунта подошло,
Будет кровь любых тонов,
Собрался народ давно,
Просят счастье у богов.

Мать Россию разбужу,
Кровяной встречать рассвет
И секрет ей расскажу,
Что в кремле есть на обед.

Дьявол кушает сопя,
Хруст костями за щекой,
Россиянка мать, тебя,
Любит лишь за твой покой.

Солнце сбросило лучи,
Дьявол мучил просто так,
Сердце больше не стучит,
Съел он Родину, пустяк!

«Неприкаянный»

Счастье сочится сквозь пальцы,
Пурпурный встречаю рассвет,
А годы так быстро промчатся,
Мы ловим все, главный момент.

Жизнь пойму лишь в прикосновеньях,
Грех я на душу не возьму,
Я задумаюсь на мгновенье,
Что, я Родину не люблю?

Зло всегда и везде и рядом,
Обрекая судьбу на грехи,
Ведь всегда жизнь под пристальным взглядом,
Запрещают писать мне стихи.

Я с двенадцати лет стал взрослым,
Годы наши уносит река,
Мне приходится быть серьёзным,
я слагаю стихи на века.

Быль с дорог, вся дождями собранная,
Был к прекрасному не досягаемым,
От обещаний душа свободная,
Я всю жизнь проживу неприкаянным!


«Рифма»

Написал я стихи, а не повести
И творятся теперь эти странности,
В жизни был я почти в невесомости,
Только нету в душе моей радости.

Совершал я поступки и глупости,
Видел слёзы на лицах и горести,
Ведь ещё мне полвека жить, в мудрости,
Не растратил былой своей гордости.

В жизни мало попробовал сладости
И судьба вся сложилась по участи
И не делал в той жизни я гадости,
Нету в этих делах даже важности!


«На эшафот вела судьба»

Всю жизнь как белка в колесе,
На смерть не будет приглашенья,
Надежды больше нет совсем,
Я сдерживал всегда волненья.

Ну что ещё могу сказать?
Я сердце из груди достал,
Ведь не могу я больше ждать,
Кусок судьбы в руках сиял.

Вбирая сливки светских хроник,
Через овраг ложу доску,
Ведь я всю жизнь был труда голик,
Стихи развеяли тоску.

Я в арестанта превращён,
Свобода нас к себе звала,
Мне что скрывать? Я был польщён,
На эшафот судьба вела!



«Пирожки» (детский)

На дворе прекрасно, осень
И поспел калины куст,
Для неё мороза просим,
Перезрел чтоб ягод вкус.

Достаёт мне мать с калиной,
Прям из печки пирожки,
И с улыбкой говорила,
Губы ты не обожги.

А сестрёнка громко плачет,
Ведь с ладошки на ладонь,
Пирожок румяный скачет,
Он горячий, как огонь!

«Душа наполнена тобой»

Всё покрыло серебристой мглою
И засыпал снег остатки дня,
Я хочу увидеться с женою,
Мне сегодня плохо без тебя.

Жили мы с тобой как в доброй сказке
И хранитель ангел обнял нас,
Он дарил нам счастье и все ласки,
Прилетал в любой свободный час.

Землю снег покрыл опять собою,
До весны не тает и лежит,
Я в тюрьме мечтаю за стеною,
Часовой на вышке сторожит.

На решётке яркие снежинки,
Белою накрыл Неву фатой,
Снег блестит на солнце как икринки,
Мне моргают чистой добротой.

Сквозь решётку волею любуюсь,
Чувства передам свои в стихах,
Выйду на свободу, разволнуюсь,
Слёзы как кристаллы на щеках.

Мне, на свете, всех семья дороже,
Мы в стихах об этом говорим,
Дьявол, обижать людей, не гоже,
Мы твой кремль скоро разгромим.

Снег идёт по улицам пустынным,
Засыпает волю снегопад,
Лишь тюрьма стоит в молчанье чинном,
Часовые на посту стоят.

А снежинки медленно кружатся
И сверкают в свете фонаря,
На тюремный храм опять ложатся,
Нового дождусь сегодня дня.

Вдруг метель завоет над землёю,
Увлекая снег весь за собой,
Ты на фотографии со мною,
А душа, наполнена тобой!

«Электронку я пишу»

Электронку снова я пишу,
Думаю, что это не впустую,
Бога о свободе я прошу,
Чтобы просьбу выполнил простую.

Мир, я по-другому здесь познал,
Что не заслужит, ты получаешь,
Бунта день давно уже настал
И получишь всё что ты желаешь.

Не могу на картах погадать,
Лишь в тюрьме одна у нас причина,
Как хочу свободу я познать,
Как попал сюда я, дурачина?

Ангел мой хранитель, подскажи,
Может дверь давно уже открыта,
Ине оковы эти разорви,
Может моя карта уже бита.

Под влияньем я живу обид,
Жить мне надоело среди споров,
Сквозь решётку воли вижу вид,
Умных я не слышу разговоров.

Не хочу слова я повторять,
Ведь они все Богу говорились,
Напрягаюсь и хочу понять,
Мы кому веками здесь молились?

Необъятное нельзя никак объять,
Сложность наша, с богом отношенье,
Он не может волю мне отдать,
Должных я не делаю прошений.

Электронку ты жена мне напиши,
Встретимся с тобой на прежнем месте,
Высплюсь на кровати от души
И покой свой обрету на месте!

«22 июня»

День сегодня войны ужасной,
В сорок первом, в июне жарком,
За два дня стала Русь несчастной
И врагу нас совсем не жалко.
Колосками пришлось нам гнуться,
Не давали краюху хлеба,
Но враги все в крови захлебнуться
И не видеть им ясного неба.
А в атаку мы с ветром шалым
И нельзя становиться пленным,
Батальон был опять усталым,
Озарённый светом нетленным.
У Москвы, у самого города,
Не боясь в сорок первом угроз,
Шли солдаты, бледнея от голода,
А за ними катился обоз.
С автоматом комбат угрюмый,
До войны он работал в порту,
Он забыл, что бывает юмор,
Позабыл земли красоту.

Пролетела мимо эпоха,
Мы в извечной своей суете,
Ветерану не делай упрёка,
Он ведь был на великой войне!


«Напишу про это»

Не могу написать я в стихах,
Что о власти о нашей я думаю,
Ту свободу я вижу во снах,
Загоняют в тюрьму силой грубою.

Та разлука на многие дни,
Не увижу семью я три года,
Моё счастье в частичках зари
И не помню какого я рода.

Передать не смогу на словах,
Как мне плохо в «Крестах» в кандалах,
Не осталось и счастья в глазах,
Не валялся в хозяйских ногах.

Утону я в бездонном миру,
Со свободой у нас не получится,
В телефоне тебя наберу,
Так и будем всю жизнь мы мучится.

Вижу мир в глубине твоих глаз,
Сквозь стекло на свиданье любимая,
Ведь сближает, неволя всех нас
И судьба всё равно обозримая.

А свобода мне кажется сказочной,
Остаётся надежда в мечтах,
Теплотой непонятной загадочной,
Напишу вам про это в стихах!


«Скоро буду с тобой»

Ты судьба ничего мне не скажешь,
Ты как мёртвая будешь молчать,
От меня моё счастье ты прячешь
И со мной ты не будешь страдать.

Ведь свобода для нас много значит
И я жизнью не раз буду бит,
Доброта свою правду не прячет,
Ведь она со мной рядом грустит.

Я в тюрьме не забыл про любовь,
Ведь она есть везде и повсюду,
Не проронит душа моя слов,
На свободе с тобой скоро буду!


«Осколки судьбы»

Сидеть в тюрьме не выносимо
И сколько боль в душе терпеть?
Судьба упряма, терпелива,
Будут враги в аду гореть.

Ты дьявол губишь человека,
Питаешься его душой,
Тебя мы прокляли на веки
И занялся теперь ты мной.

Что на земле сейчас творится?
А я в тюрьме и весь в мечтах,
Свобода может возвратиться,
Ведь счастье есть в других мирах.

Прощенье к богу без ответа,
Все судьбы дьявол разобьёт
И лишь моя супруга Света,
Судьбы осколки соберёт!


«КПРФ»

Отчизна – Родина, одна,
А ей поддержка, Коммунисты,
Русь словом партии сильна,
Делами мы своими чисты.

Как за державу нам обидно,
Ярмо на шее, кандалы,
Но Коммунизм нам всё же видно,
Ты Русь пошла не с той ноги.

КПРФ ведёт вперёд,
Даёт надежду, мир и силу,
Спаси Зюганов весь народ,
Громи врагов, спасай Россию!


«Апелляция»

День сегодня апелляции,
Великодушие сродни,
Ведь не осталось у нас нации,
Я против подлой западни.

Я принимаю в ней участие,
Хотя давно всё решено,
Я не хочу такого счастья,
Чтоб меня тыкали в дерьмо.

Я против выспренности слов,
Ведь в зале, судей нет приличных,
Ведь кремль, основа всех основ,
А Конституция вторична.

А прокурор, есть крутизна,
А судьи, лишь их отраженье,
В том приговоре новизна
И дважды срока повторенье!

«Крик души»

Воробьи не купаются в лужах,
От тумана опять пелена,
В кандалах, моя жизнь стала хуже,
А меня охраняет тюрьма.

За окном полыхают рассветы,
А в душе забродил не покой,
Там на воле живут люди где-то,
Сохранился ещё род людской.

Моего в жизни нету участья,
Я в тюрьме, это жизни стезя,
На свободе найдём своё счастье,
А в «Крестах», даже думать нельзя.

Появилась на небе луна,
Проплывает над спящей тюрьмой,
Тюрем много, луна лишь одна,
Что судьба сотворила со мною?

Я за стенами сплю в тишине,
На щеке появилась слеза,
Весь сгораю на ярком огне,
Рукавом вытираю глаза.

Показал свои небу ладони,
Как душа мои руки чисты,
Как звезда на большом небосклоне,
Мои помыслы к богу пусты.

Ангел взмыл, напугал своим взмахом,
Я в тюрьме, словно леший в глуши
И свободу прошу у Аллаха,
Но лишь крик сотворённой души!



«Счастье в небесах»

Как птица я в предчувствии полёта,
Миг славы и слиянье с высотой,
Взлетаю в высоту я без отсчёта,
На всём пути вираж совсем крутой.

Я набираю скорость рвусь прям ввысь
И с верху вижу с Родиной разлуку,
Народ России, ты хоть оглянись,
Господь с небес подаст народу руку.

Жизнь состоит из взлётов и падений,
Земную дьявол губит красоту
От президента не дождёшься обновлений,
Ведь никого он не пускает в высоту.

В тюрьму поэта запер навсегда,
Надел на руки, ноги, кандалы,
Но на колени я не встану никогда,
Я призываю вас, не встаньте вы.

Кровь на губах, а думают все, сок,
Причина не в седых ведь волосах,
На поле боя остаётся смок
И счастье я найду лишь в небесах.

А мир в России ведь совсем не прочный
И к нам спешит на смену суета,
Стихи слагал в тюрьме я между прочем,
От скуки выручает простота.

Ведь я поэт Семёнов, весь упрямый,
А на губах засохла кровь не сок
И за решёткой запах слабо пряный,
Сквозь тело пропускают гады ток!

«Не любит царь народ»

Не сажает царь нас в тюрьмы,
Лишь приказы раздаёт,
Зеков жалоб полны урны,
Весь народ Фемида бьёт.

Голова трещит от боли,
Царь Руси на троне спит,
У народа нету воли,
Вам Семёнов говорит.

Я поэт и врать не буду,
Царь не любит свой народ,
Про амнистию забудет,
Сделал всё наоборот.

Не заботится о людях,
Двадцать семь статей вписал,
Вся амнистия на блюде,
Он народу вечно лгал.

Говорил, что всё нормально,
Инквизиции процесс,
Удальцов враг и Навальный
И большой имеют вес.

Геноцид в России нынче,
Его орудие, суды,
Прокурор всё время бычит,
Всех сажает без нужды.

Я поэт Роман Семёнов,
Да в кремлёвских кандалах,
Не имея миллионов,
В арестантских я правах.

Не за что в тюрьму посажен,
А приказ был из кремля,
Этот факт сегодня важен,
Стонет матушка земля.

Кто свободу даст поэту?
Европейский суд, ООН?
Времена уходят в лепту,
Бьёт дубинками ОМОН.

Третий год в тюрьме я маюсь,
Я все двери обстучал,
Президенту я не нравлюсь,
Он хотел, чтоб замолчал.

Он как бог в кремле на троне,
На народ надел ярмо,
Вся Россия в тюрьмах стонет,
Превращает Русь в дерьмо.

Он совсем не понимает,
Русь поднимется с колен,
От поэта всё узнает
И забрызжет кровь из вен!

«Ждёт с тюрьмы меня жена»

Давно птицы в России молчат,
На Руси места нет соловью,
Я стихи не пишу с горяча,
Я три года не видел семью.

Видел слёзы жены карих глаз
И я слышал призыв её губ,
Я писал про любовь и не раз,
Я поэт и всегда однолюб.

Я срываю с цветка лепестки,
Пожелтела от солнца трава,
Мои дети растут как ростки,
Ждёт с тюрьмы дорогая жена!

«Тоска»

Осень пройдёт и наступит внезапно зима,
Снег заметёт все поля и леса и дороги,
Землю накроет та белая снежная мгла,
Спрячет от глаз что казалось когда-то убогим.

Я за решёткой, но ты не забыла меня,
Не вижу тебя через белую эту заснеженность,
Я у решётки в раздумье стою у окна,
Сквозь километры проблем ощути мою нежность.

Только любовью и искрой живого огня
И в эту зиму я вновь привнесу свои краски,
Там на свободе живёшь ты одна без меня,
Вдруг я увижу тебя, окажусь словно в сказке!

«Испытания»

Снова в тюрьме и опять на душе одиночество,
Это от бога земного мне страшная кара,
Я и не знаю, была то судьба иль пророчество,
Я и тюрьма, ведь совсем мы друг другу не пара.

Слышу я трель соловья, эти звуки щемящие,
Лягут на сердце они добротой и успокоением,
Переплетая все судьбы земли, настоящим,
Души людей захватило сомненье сплетением.

Птица ночная махала упругими крыльями,
Не замечая во мгле всю судьбу мою страстную,
А мне казались просторы России все милыми
И не понять человека натуру мне властную.

И умывался народ и слезами невольными,
Все испытания скоро на веки закончатся,
Жалко народ, а на сердце тоскливо и вольно мне,
Жизнь арестанта равна моему одиночеству!


«Верность»

Снова на волю я тихо смотрю у окна,
Душу свою не хочу пустяками тревожить,
Душа заразилась свободой и очень больна,
Тюрьму не желаю врагу своему, не дай боже.

Я человеческий мир не нарушил границ,
К душам других, я стихами сумел прикоснуться,
Мне дописать до конца бы хватило страниц,
Сердца всех людей от стихов вдруг проснуться.

В каждой строфе есть слова, что ложатся на душу,
Все испытания скоро на веки закончатся,
Ведь твой обет целомудрия не был нарушен,
Только судьба моя ранена, следом волочится.

Вспомним холодное серое утро весны,
Вспомним в квартире арест и слезу на ладони,
Зло и обиды три года терпели все мы,
Вместе мы в небо взлетим, если не до потонем!

«Пошлость»

Не знаю в чём моя вина,
Друзей давно меня забывших,
Я их запомнил имена,
Для них стихи не посвятивших.

Среди моих больших потерь,
Моё в тюрьме звучало имя
И ищут все его теперь,
Все люди станут вдруг такими.

То имя, между строк живёт,
Ко мне спешит жена на зов,
Она лишь плачет не поёт,
А я на жизнь совсем не зол.

Без обязательств и оков,
Решётки, стены, были в прошлом,
Всё понимал народ без слов,
Лишь поступили с нами пошло!

«Свободы больше не имея»

Июль сегодня вновь приходит
И в зелень все поля одеты,
А где-то рядом осень бродит
И на исходе будет лето.

А что сегодня мы имели?
Тюрьму, несчастье и печали,
Нас только близкие жалели,
На волю выйти бы в начале.

Мне надоели стены эти,
Я отдыхать хочу на пляже,
А дома ждут, жена и дети,
Как дальше нас судьба накажет?

Я плакал горькими слезами,
Наказан вечною разлукой,
Мы на свободу выйдем сами,
Нам тюрьмы обернутся мукой.

Я буду вспоминать годами,
Тюрьму, неволю, не жалея
И дьявол неразлучно с нами,
Свободы больше не имея!

«Я хочу жить как человек»

Тебя хочу благодарить,
За то, что встретились с тобой,
Ведь между душ родилась нить,
Ты мне подарена судьбой.

Нас жизнь по свету разбросала,
Свою опять ищу звезду,
Мне целой жизни было мало,
Я всё равно тебя найду.

В печали хватит слёзы лить,
О счастье ничего не знали,
Смогли прошедшее забыть,
Живём в конце, а не в начале.

Вновь догорит моя свеча,
Но будет мне костёр светить,
Как воск растает та печаль,
Как человек хочу я жить!

«Я создаю стихи для вас»

Свобода вновь в лучах рассвета,
Земля вся в капельках росы,
Блестит, сияет, красотою
И солнца выглянут лучи.

Я лесом вдохновлён чудесным,
Цветов на солнце лепестки,
Поэт становится известным,
Свой взор в тюрьме не опустив.

Но с наступленьем тёмной ночи,
Тот день прошёл, я снова рад,
Я закрываю свои очи,
Нам небо дарит звездопад.

И вновь свободы в сердце чувства
И лишь тот мир всегда мне мил,
А радости в судьбе не густо,
Себе я душу повредил.

Любовь хрупка, совсем не вина,
В ней жизнь закована моя,
На белый свет смотрю я мнимо,
Здесь жизни равная стезя.

В тюрьме нашёл своё призванье,
Священный с неба смотрит глаз,
Стихи, волшебное созданье
И их, я создаю для вас!

«Помогает любовь»

Захотел в тюрьме я чаю,
Без него мне свет не мил,
Выпью чифиря, кончаю,
По реке я жизни плыл.

Мне хотелось удавиться,
Жизнь закована моя,
А душа домой стремится,
Ждёт меня, любовь твоя.

Я про жизнь так много знаю,
Я в дали от милых глаз,
Я свободу представляю,
Напишу стихи для вас.

А душа поёт как птица,
Я хочу с тюрьмы уйти,
Сердце вновь к семье стремится,
Нет преграды на пути.

Без свободы в тюрьмах душно,
Нас заставила нужда,
Мне тебя увидеть нужно,
Рядом чтоб со мной была.

Я в грехе дотла сгораю,
Закипает в жилах кровь,
Но живу, не умираю,
Помогает мне любовь!

«Жизнь солёная»

Жизнь в тюрьме не сладкая, солёная,
Дотянуться не могу я до тебя,
Но душа моя не побеждённая,
Постоять сумею за себя.

Я тебя хотел бы обнимать,
Кандалы меня не отпускают,
На свободе буду целовать,
А об этом люди и не знают.

Встречусь я когда-нибудь с тобой,
Охладилось тело без тебя
И до сердца ты дотронешься рукой,
Я пишу стихи тебя любя.

Ты меня к удаче не ревнуй,
Я с тюряги выйду навсегда
И во сне, чуть-чуть хоть поцелуй,
Людям жизнь не зря была дона!

«Расскажу потомкам»

Огонь опять горит в моей крови,
А я в тюрьму попал совсем нелепо
И лишь воспоминанья о любви,
Писал я президенту, без ответа.

И Ангел свои крылья распахнув,
А утром на рассвете он умчится
И не туда как все я, повернув,
Ведь мне пора с неволею проститься.

Как эту жизнь мне изменить?
Я о свободе вспоминаю,
Вы перестаньте слёзы лить,
Мы о хорошем забываем.

И все старания мои,
Поглощены большой вселенной,
Я написал для вас стихи,
Землёй клянусь я этой тленной.

А сколько времени прошло,
Но ведь тюрьму я не забуду,
Воспоминание ушло,
Я говорить потомкам буду!

«Яд жизни»

Туман вершины обернул,
Покрыты горы пеленою,
Здесь водопада слышен гул,
Прозрачны брызги над землёю.

Вновь над Кавказом облака,
Построили изображенье,
Останусь здесь наверняка
И буду вечно я в движенье.

Здесь в реках множества воды,
Она стекает постепенно,
От Серны на снегу следы,
Вода о скалы бьётся пенной.

Рома ложится на траву,
На луг альпийский вдруг скатилось,
Тебя я Родиной зову,
Мне это всё в тюрьме приснилось.

Я попадаю в эту мглу
И небесцельно я блуждаю,
Я со свободы прям в тюрьму,
Где путь на волю, я не знаю.

Судьба в «Кресты» нас привела,
А здесь несчастие повсюду,
Свобода за стеной ждала,
А я не верю уже чуду.

И я в стихах судьбу творю,
Мне горько и совсем не сладко,
Я душу не отдам свою,
Приму всё горе без остатка.

Я был у дьявола в плену,
В кремле собрания проходят,
Не замечают нищету,
А по Руси несчастье бродит.

Жизнь заново хочу начать,
Потомкам сочиню поэму,
А президенту наплевать,
Свою навязывал всем тему.

Злу, миллионы страшных лет
И к нам на Русь пришло однажды
И только звёзд далёкий свет,
Познанье утолит нам жажду.

Страну на двое расколов,
Всю разложив её на части,
Для нас он не находит слов,
Опять наш царь в грехе, во власти.

А дьявол с ним не говорит,
Без слов друг друга понимая,
Хотят Россию погубить,
Над пропастью идём по краю.

Кружится обещаний рой,
Не по пути нам зло с тобою,
Летает дьявол над землёй
И на луну я волком вою.

На кремль больше не смотрю,
Ведь я поэт и не сгораю,
Яд из бокала я допью,
Ведь я, так жажду утоляю!


«России обещаю я спасенье»

Хочу, чтоб в моей жизни было всё,
Ты дьявол не смотри на нас надменно,
Господь забрал сомнение моё
И все грехи простил одновременно.

Вдруг как вода, впиталась жизнь в песок,
Наш мир всё это вымысел вселенной,
В «Крестах» я слышу утренний звонок,
Меня тюрьмой пытали откровенно.

Пылал закат безмолвия храня,
Неволя мою душу убивая,
Как будто чашу с ядом накреняв,
Свобода остаётся вся нагая.

А ветер наши стоны уносил
И растворял в стенах, в несовершенстве,
Хранитель Ангел над тюрьмой парил,
Я за железной дверью жил в блаженстве.

Давно не видел на земле травы
И снять я кандалы с себя пытаюсь,
Я заключённых называю всех на вы,
Быть сволочью я не уподобляюсь.

А между волей и неволей только нить
И наши души дьявол все хватает,
Хочу потомкам веру сохранить,
Народ теперь совсем как волчья стая.

Я прожил в первозданной чистоте,
Я времени и тлену не подвластен,
Ведь я поэт, всегда на высоте,
К греховным похотям совсем я не пристрастен.

Вселенной всей и временем храним,
В душе росток отслужит вдохновеньем,
Я по наитью следую за ним,
России обещаю я спасенье!



«Месть меня вылечит»

Я душу дьяволу продал
И скоро буду на свободе
И лишь о месте я мечтал,
Я воскресаю вновь в народе.

Я в жизни правды лишь крупица,
Я за неё борюсь до крови,
Не стану господу молиться,
Ведь я в тюрьме сижу, в неволе.

Я не на суше не на море
И жизнь моя теперь забвена,
А с богом я теперь в раздоре,
Теперь страдаю откровенно.

Бокал наполнен не до края,
Возврат к удаче не возможен,
Я со своей судьбой играю,
Вновь достою кинжал из ножен.

А совесть будет мне порукой,
Я с честью улетаю в дали,
Ведь каждый день борюсь со скукой,
С грехом мы жизнь свою связали.

Что может хуже быть неволи?
Я крест ложу себе на плечи,
Распределяет дьявол роли,
Лишь только месть меня излечит!



«Зло прогонит навсегда»

В кремле сидел один правитель,
Менял лишь маски иногда,
Он злата был большой ценитель,
Россию проклял навсегда.

Свой угнетал народ спокойно,
Не замарав при этом руки,
Страной он правил не достойно,
В тюрьму сажал он всех от скуки.

Он был всегда другого мненья,
Народу горе сотворил,
В глубокий час уединенья,
Из слуг своих верёвки вил.

Боялся он поэта слова,
Надел на тело кандалы,
Закрыл в тюрягу как слепого,
Подальше спрятал от молвы.

Он негодяй и слова нет,
В кремле как в склепе, тишина,
Мне дьявол не даёт ответ,
Из зла судьба сотворена.

На троне дьявол вечно жил,
Всю вечность на земле он правил,
Вниманья к нам не заслужил,
Он сам себя веками славил.

И в жизнь несчастье воплотил,
Настроил тюрем для потехи,
Свою мечту осуществил
И не снимал с себя доспехи.

Но годы шли поэт окреп,
Ведь нить связала их тогда
И он теперь уже не слеп,
Прогонит зло и навсегда!

«Дьявол тлел в огне»

Всего на пару лет смотрю назад,
Вдруг возвращаюсь в прошлое я снова,
Я вспоминаю твой прощальный взгляд,
Постановление в тюрьму уже готово.

Дитя судьбы, таланта, вне игры,
Тюрьмой на век испуган, но слегка,
Ведь за решёткой раскрываются миры
И крови после нас опять река.

А я в свободу, как дитя влюблённый,
Чиновники у нас её украли,
Я скоро волей буду окрылённый,
Её, рукой достану я едвали.
На пир кровавый дьявол звал
И не в кремле ведь счастье,
Свободу царь у нас забрал,
В судьбе его участье!

«Изнасилованная Фемида»

Три года я в тюрьме, уже не тот,
Но зло уже давно я не боюсь,
Не замолчал под бременем невзгод,
Для всех поэтом русским остаюсь.

Фемида та, что много лет назад,
Ведь нечего не изменилось в ней,
Тупой у ней и дерзкий подлый взгляд,
Из-за неё провёл в тюрьме я много дней.

В глазах Фемиды радость, не печаль
И прокурора слушает во всём,
Её насилуют, мне даже её жаль,
Сердца поклонников опять горят огнём.

Мне надоела темень, дайте свет,
Всё дело в прокуроре, не во мне,
Он расцветает весь в лучах побед,
В суде борюсь я с ним как на войне.

Судья и прокурор имел Фемиду,
Поэта посадили вновь в тюрьму,
Он затаил в себе на век обиду,
Из света погружается во тьму!

«Любовь с крупинками огня»

Я вижу, по щеке твоей
Слеза течёт
И в мире множество затей,
Как сердце жмёт.

Душа не травит никого,
Судьба кусается,
От имени, от моего,
Она сбывается.

Ты не уходишь от меня,
Мы вновь целуемся,
Любовь с крупинками огня
И мы волнуемся!

«Светлые мечты»

Провалился в глубокую бездну,
Я не вижу в тюрьме больше сны,
На весь мир становлюсь я известный,
Мне подсказки совсем не нужны.

Заточён в четырёх толстых стенах,
Сердце ноет и сильно болит,
Я судьбу отыщу в переменах,
Кровь, остывшая в венах, бежит.

Мне от вас даже правды не нужно,
Окружает нас только обман,
Нужно жить на земле всем нам дружно
И не прятать всю совесть в туман.

Мы живём в этом проклятом мире,
А другой пусть пока обождёт,
Утопаю в естественной лире,
Пусть удача меня подождёт.

Нарисован весь мир на картине
И со мной навсегда будешь ты,
Я в тюрьме, злополучной трясине,
Строю светлые жизни мечты!

«Судьба»

Мою душу не кто не лечил,
Мне придётся судьбу переделать,
Убивают меня палачи,
Моё сердце, не это хотело.

Дьявол сердце моё не разбил,
Это сделать ему не по силам,
Этот свет был давно мне не мил
И душа вновь меня попросила.

В детстве душу никто не жалел
И судьба угольком тихо тлела,
Вдруг разжечь я её захотел,
Закалить бессердечное тело.

Догорает огарок свечи,
Ведь судьба такой жизни не рада,
Мою душу господь полечи,
От тебя ничего мне не надо!


«Долгий путь в рай»

Ложь и правда, два близких слова,
Отчуждённых судьбой во тьме,
Я в тюрьме загораю снова,
Своё тело готовлю к зиме.

Расплескать не хочу я чувство,
Потерять не могу любовь
И клокочет в душе лишь буйство,
Свой покой приобрёл я вновь.

На висках на моих, седины,
Я поэт, звать Семёнов Роман
И стихи все, с народом едины,
На тот счёт есть особый план.

Из кремля лишь одна насмешка,
А на небе ведь нет богов,
На окне мне мешает «решка»,
Здесь в тюрьме больше нет дураков.

Воля брат, зазвучало грустно,
На свободе ведь нет меня,
Сало с хлебом сегодня вкусно,
Жду свободу я день ото дня.

Есть на волю всегда надежда,
Кто-то порчу навёл на нас,
Я судьбой вдруг сыграл небрежно,
Что-то сделал не так в тот раз.

Конституция слишком зыбка,
А у зла я не вижу края
И тюрьма ведь всегда ошибка,
Дожидаюсь я месяца мая.

С мавзолея я слышал речи,
Навсегда улетят года,
А я знаю, ведь время лечит,
На свободу хочу всегда.

Забываю я горе скоро,
Загнивает надежда в душе,
Ведь не тронуты фауна, флора,
Я на лезвии, на ноже.

Над поэтом года не властны,
Нету страха сойти с пути,
В рай дорога всегда опасна,
Я хочу этот путь пройти!

«След поэта»

Я попадаю в мир чудес,
Вновь кандалы на теле старом,
Увижу я не скоро лес,
Что, с Родиной моею стало?

Роса упала на поля,
Я сквозь решётки вижу даль,
Дождаться надо сентября,
Развеять ужас и печаль.

Свобода, мне едва заметна,
Я умереть хочу в глуши,
Не верю в древние приметы,
Стихи пишу лишь для души.

Я, за забором вижу клёны,
За жизнь обидно мне до слёз,
В тюрьме опять сегодня «шмоны»,
В неё запреты каждый нёс.

Хочу заснуть я у ручья,
Увидеть воли перелески,
Под камень, ключ бежит журча,
Свободным быть причины вески.

Я на свободу выйду пусть,
От «шконаря» болят бока,
На сердце притаилась грусть,
Спешит писать стихи рука.

В моей душе переполох,
В жару хочу испить воды,
Поэт родился, а не лох,
Свои печатая следы!

«Всех дороже для меня»

Я соскучился очень по осени,
Всю листву разбросают ветра,
На свободу опять душа просится,
За забором кричит детвора.

Поднимаюсь с зарёй очень рано,
Я воды из-под крана напьюсь,
От свободы я буду чуть пьяный,
Я в стихах вам друзья, признаюсь.

Но свобода ко мне равнодушна
И играет со мной как с юнцом,
А мне в камере плохо и скучно,
Смерть мне вызов бросает в лицо.

Ходят зеки в тюрьме без намордников,
Приближаться никак к ним нельзя,
А работать возможно лишь дворником,
Сомневаюсь я в верных друзьях.

Потерплю я немножко, до осени,
Больше жизни свободу люблю,
Никогда вы об этом не спросите,
На ладони я дождик ловлю.

Я в тюряге родился поэтом,
На свободу надежду храня,
Я России скажу по секрету,
Всех дороже, она, для меня!

«07ч.07м.07.07.2013г.»

Оставил я мирскую суету,
Людскую похоть, грех и даже ругань,
Переступил я адскую черту,
Лишь дома ждёт жена меня как друга.

Молюсь на небо я, волнуясь чуть дыша,
Передо мной ужасное виденье,
Решётка, а за ней моя душа,
Со стенами шепчусь в уединенье.

Я не хожу как дьявол по коврам,
Мне не хватает солнечного света,
Страдают люди все и тут, и там,
В тюрьму попали лишь осколки лета.

А за забором вдруг застыли клёны
И я как будто бы стою у алтаря,
У старой и заплаканной иконы,
Лишь только свечи здесь таинственно горят.

Все арестанты, в ожиданье дива,
Полился с храма колокольный звон,
Амнистия сегодня так красива,
Взошёл вновь дьявол в мантии на трон.

В кремле забвенном, он иконостас,
Всем людям отпускает прегрешенья,
Принял народ душой его наказ,
Все благодарно опускались на колени.

Последний провожал в неволе вечер
И Ангел укрывал меня крылом,
Горят у лика и не гаснут свечи,
В тюрьме, проклятой вспыхнули огнём.

Я, на свободе был в преддверье рая,
Наполненный больших духовных сил,
Я за тетрадкой тихо засыпаю,
Меня господь на бой благословил!

«Молодость быстро ушла»

Окутал туман берега,
Паутина летает и пусть,
Здесь людей не ступала нога,
Великая сильная Русь.

Нам осень соткала ковёр,
Луну в небесах закрепила,
Натянут над миром шатёр,
А в реку звезду уронила.

Россиюшка мама устала,
Сынов из тюрьмы вызволять,
На вечно легла, задремала,
На помощь бы бога позвать.

Гимн слышится, грустная музыка
И стонут «Кресты» в тишине,
За стенами грустно кому-то,
Вновь Ангел явился ко мне.

Хочу улететь как жар птица,
Душа здесь покой не нашла,
Над Русью хочу покружиться,
Так молодость быстро ушла!

«Начало»

С апелляцией случилось странное,
В бесконечность превратилась вдруг,
Явью становится тайное,
Замкнутый порочный круг.

Для порки обнажили спины,
Я поэт и совсем не трус,
Стихи мои как картины,
На сердце тяжёлый груз.

Я помню её глаза,
Когда-то я в них влюбился,
Об этом хочу сказать,
Я, лику перекрестился.

Хочу я как птица летать,
Слезами земля зальётся,
Пытаюсь про всё узнать,
Судьба надомной смеётся.

Была осень и вдруг весна,
Снега быстро нежно тают,
Навсегда я лишился сна,
Я судьбу хорошо не знаю.

На башке больше нет волос,
Я во снах брожу по ночам,
Мне опять как тогда не спалось,
Но с чего-то ведь надо начать!

«Салют Ветеранам»

Возвращался домой я с фронта,
А в глазах от войны туман,
От границы до горизонта,
Делил горе на пополам.

Я письма смял в руке листок,
Он от ветра взлетел дуновенья,
Воздуха тёплый поток,
Вспомнились жизни мгновенья.

Не горит уже в сердце пламень,
Полное радостных грёз,
Разбивалась душа о камень,
На щеках я щетиной оброс.

Помню поезда я крушенье,
Раненых сложили на плот,
По реке всех спасли, по теченью,
К берегам нашим где-то прибьёт.

От мин рвались тела на части,
Прошли мы войной испытанья,
На войне не увидишь счастья,
Отнеситесь вы к нам с пониманьем.

Нас войны унесла пучина,
От раненья не видит глаз,
Не конца не края не видно,
Не выживет никто из нас.

Как всегда, полевая песня,
Старшина под гармошку поёт,
Жить нам стало, не интересно,
Перемежая пламень и лёд.

Путь в Берлине наш завершился,
Это жизни судьбы каприз
И не долго он как-то длился
И смотрю я с Рейхстага вниз.

Знамя кумачом взмахнуло,
Радость на душе и печально,
Победа опять вернулась,
Ветеранам салют на прощанье!

«День дарит свет»

Я пишу тебе стихи,
Ты моя любовь,
Вновь страдаю от тоски,
В жилах стынет кровь.

В одиночестве своём,
Сел я у свечи,
Пред распахнутым окном,
В сумрачной тиши.

На вопрос я жду ответ,
В небе слышу гром,
А на землю лунный свет,
Светит серебром.

Я на матушке земле,
В скитании любви,
Вновь судьба на волоске,
Белые вески.

Я дилеммою томим,
Сидя у свечи,
Ложью подлою гоним
И тянусь к двери.

Пережить бы эту ночь
И увидеть день,
Прогоню несчастье прочь,
Тусклый свет из стен.

Жизнь срывается волной,
Новых красок цвет,
Умываюсь я зарёй,
Дарит день мне свет!

«Враги захлебнитесь слезой»

Ты тополиный пух, всегда летаешь
И пролетел так множество веков,
Меня в тюрьме сегодня не узнаешь,
Спроси меня, я от чего таков?

Но ты меня конечно же не вспомнишь,
Забудешь и покинешь в тот же час,
Ты шёпотом чего-нибудь промолвишь,
Ведь нет героев нынче среди нас.

Я выйду из тюрьмы опять однажды
И даже в ад спущусь я за тобой,
А кем я был сегодня не столь важно,
Прости, что вдруг нарушу твой покой.

И я разочарован сильно в правде,
Я умываюсь утренней росой,
Бог предал, но в душе одно желанье,
Враги чтоб захлебнулись все слезой!


«Россия всегда с нами»

Приобрёл я свободу поздно
И в себе не таил я мысль,
Но не жил я судьбой той звёздной,
Не взлетаю как птица ввысь.

Жизнь никчёмная, сущность ничтожна
И умом я не тронулся чуть,
Жить мне лучше в той жизни положено,
Не успел я с дороги свернуть.

Зло, за мной и летело, бежало,
Оно очень боялось отстать,
Ощущал я душой её жало,
Оно сильное, зверю под стать.

От судьбы не уйти мне не скрыться
И всю жизнь мне придётся страдать,
Как я птицей хочу в небо взвиться,
Найти правду, из пепла восстать.

Может волей смогу насладиться,
В своё счастье уйти с головой
И смогу я свободной стать птицей,
Весь народ увлеку за собой.

Если сможешь ты Русь полюби,
С её тюрьмами и кандалами,
От судьбы братцы нам не уйти,
А Россия всегда будет с нами!


«Сквозь решётку»

Жизнь пылала яростным пожаром,
Обгоняя беззаботно время
И внезапно счастье убежало,
Я несу свой крест, лихое бремя.

Ведь тюрьма была моей заминкой,
Помещалось сердце на ладони,
А печаль моя слетит слезинкой,
В жизни исполняем свои роли.

Побывать хочу у самых звёзд,
Землю обнимаю свою нежно,
Я, Российский шёпот слышу гроз,
Не был я таким счастливым прежде.

Что нашёл я родина в тебе,
Стала для души моей обитель,
Я свободу вижу лишь в окне,
Сквозь решётку волю бы увидеть!


«Истинный путь»

Меня ты Русь Великая прости,
Судьба моя погибла без названья,
Во мне так много боли и тоски
И женского лишён я обаянья.

Ведь сколько было в жизни всех обид,
Не выдержал судьбы суровых правил,
С окна тюрьмы, Невы прекрасный вид,
Свободу за забором я оставил.

Кремлёвский дьявол, он укравший мой покой,
Поэта погубить ты не пытайся,
Я ощущаю смерти запах твой,
На кончиках своих безвольных пальцев.

За просто так не буду погибать,
Судьбы объятьях грубых и жестоких,
Не буду тебе душу отдавать,
Ты силой забираешь одиноких.

И пусть господь меня всегда хранит
И дева подмигнёт мне пресвятая
И пламенем пусть сердце загорит
И в Храме свечи не когда не таят.

И будет Ангел душу сторожить,
А мне нужна жена моя лишь света,
Остаток жизни с ней хочу прожить,
Ты Русь прости бесстыдника поэта.

Я жить иначе вовсе не хочу
И за свободу благодарен богу,
В душе моей, он зажигал свечу,
Он указал мне правильно дорогу!

«Глумление над народом»

Нельзя глумиться над народом,
Народ не быдло, человек,
Нам жить не лучше с каждым годом,
Приходит зло из века в век.

Россия матушка, очнись,
Сними ярмо и кандалы,
Ты поднимись с колен, проснись
И за тебя умрём все мы!

«Не тронь дьявол Родину»

Кто меня не терял не забыл,
Им стихи я свои посвящаю,
Свою жизнь я случайно сгубил,
А где правда, совсем и не знаю.

Я не знаю о чём вам сказать,
Положу все слова на бумагу,
Но пока не могу я мечтать,
На щеках вытираю я влагу.

Как неволю смогу пережить?
Пережил очень страшную муку,
Я Россию не мог не любить,
До тюрьмы я предвидел разлуку.

И готов я сгореть в одночасье,
Я бросаюсь как смертник в огонь,
Дай господь хоть кусочек мне счастья,
Мою Родину дьявол, не тронь!

«Бабье лето»

Бабье лето, летит паутинка,
Моя совесть пред богом чиста,
Моей жизни ещё серединка,
Пятьдесят ведь совсем не года.

Ты не плач дорогая, ну что – ты?
Это дьявол терзает сердца,
Начинаются птиц перелёты,
Я за правду стою до конца.

Я в себе не питаю надежды,
Средь поэтов не видел глухих,
А земля примеряет одежды,
Временами меняет все их.

А Россия, любимая мама,
Осень, лист под ногами шуршит,
Ведь за правду борюсь я упрямо,
В бабье лето Отчизна не спит!

«Старый тополь»

Ты мне не пишешь, и я схожу с ума,
А от дождя, не просыхают крыши,
Тюремный двор, в нём старые дома,
На чердаках пищат повсюду мыши.

А старый тополь, листьями дрожит,
От ветра снова ветками качает,
Ты Ангел мой хранитель, мне скажи,
О нашем горе бог хоть что-то знает?

Щебечут за решёткой воробьи,
По вечерам воркует голубь томно,
Жена, детей моих мне сбереги,
А я пойду, своей дорогой ровно!

«Россиюшка мать моя»

Мой арест был совсем не случайным,
В жизни счастья, наверное, нет,
Предначертано мне изначально
И не может попасть в тюрьму свет.

Звёзды скоро на небе сойдутся
И с луною сольются в одно,
А в тюрьме зеки все улыбнуться,
Я всё это увижу в окно.

Это будет вселенская тайна,
На которую найден ответ,
Кандалы мне надели случайно,
Счастья в жизни конечно же нет.

Я свой крест возлагаю на плечи
Понесу его не для утех,
Догорят в храме старые свечи,
Травы ластятся все словно мех.

Я в тюрьме, на железном ложе,
Доказать всё пытаюсь им,
Появилась экзема на коже,
Мы в предчувствии смерти спим.

Взмыть мне в небо хотелось птицей,
Воздух свежий крылом кроя,
И становится жизнь блудницей,
Ты, Россиюшка, мать моя!

«Старые туфли»

Шлю электронное письмо,
Ответа ждать уже не буду,
По телевизору кино,
Тюрьму во веки не забуду.

Я слышу грохот колесниц,
Господь катался в час досуга,
Я трели слышу вольных птиц,
Нас обдувает ветер с юга.

Плохую мысль прогнал я прочь,
Свобода будет, но когда?
Я знаю, день сменяет ночь,
Ярмо на шее, навсегда.

В тюрьме поэт родился вроде,
Он снять не может кандалы,
Всех звёзд не счесть на небосводе
И туфли старые малы!

«Лето»

Свобода только началась,
Народ здесь дикий,
На воле жить я буду всласть,
Молюсь на лики.

Играл на улице баян,
Дул южный ветер,
А я от счастья малость пьян,
Лишь верю Свете.

Жена меня не предала,
Дождались дети,
По миру разнеслась молва,
В горах жил Йети.

А в мире в том совсем не зря,
Бог сам придумал,
В тюрьме сидеть до ноября,
О воле думал.

Перед решёткой есть стекло
И кот на крыше,
Уже закончилось тепло,
Жена не пишет.

А мне не страшно здесь ничуть,
Свобода где-то,
На небо богу я кричу,
Продолжи лето!

«Люблю лишь одну тебя»

Весна, распустились розы,
Поёт на просторе душа,
Жена утирает слёзы
И смотрит опять в небеса.

Опять навалились грозы,
Жену позову любя,
Несу ей в охапке розы,
Люблю лишь одну тебя!

«Верю в продолженье»

Людское мне не нужно сожаленье,
Смогла прийти в тюрьму ко мне сама,
Я лгу тебе, но только в утешенье,
Мне кажется в «Крестах» схожу с ума.

Срок отсижу я весь без сожаленья,
Скатилась по щеке твоя слеза,
Готов на грех, в порыве исступленья,
Ты у меня жена, как сталь тверда.

И прикипит на век моя душа,
К твоей душе и сердцу золотому,
Шаги к свободе делай не спеша
И счастью ты порадуйся любому.

Опять в тюрьме мне снился сладкий сон,
С тобой бродили по аллеям сада,
Нас дьявол выгонял оттуда вон,
Из преисподней веяло прохладой.

Не суй ты дьявол в нашу жизнь свой нос,
Через пол века наступило пробужденье,
Тебе дарю я аромат багряных роз,
Жизнь позволяет верить в продолженье!

«За мной придёт Аллах»

Пишу я о любви,
Той вечной и большой,
Нет счастья на крови,
Наказан я судьбой.

С тобой жил в шалаше,
В том мире жизни нет,
Осталась ты в душе,
Лишь тишина в ответ.

Неужто это крах?
И я спешу к тебе,
Вся правда на словах,
Не вижу в темноте.

То просто пепел лет,
Нет тени в зеркалах,
Мой не смывает след,
За мной придёт Аллах!

«Окружают звери»

Освобождаюсь завтра, извини,
Я не забыл твой номер телефона,
Лишь трубку с аппарата подними,
Уже меня не сдерживала зона.

Я не хочу быть дьявола игрушкой,
Свои стихи давно пишу, от лени
И снова плачешь ты жена в подушку,
Перед иконой становлюсь я на колени.

Я сердце отдаю тебе, возьми,
Я не король, ты не моя нимфетка,
Освобождаюсь завтра, извини,
В руках моих мимозы будет ветка.

Ведь мне так нужен воздуха глоток,
Ты без меня угрюма и несчастна,
Не лягу ниц у дьявола я ног,
А к горю моему, лишь зло причастно.

Я понимаю, это всё игра
И счастьем мы на веки разминёмся,
Красивые и громкие слова,
Удаче мы однажды улыбнёмся.

Мы будем вместе в дни минорной грусти,
Тюремные открой господь мне двери,
Но бог к себе меня уже не впустит,
Меня повсюду окружали звери!

«Хочу летать птицей»

Весной в горах струятся ручейки,
В аулах каплями заплакали все крыши,
С нор выползли забавные сурки,
На чердаках опять пищали мыши.

Сквозь толщи мха, вдруг вылезла трава,
А я смотрю сквозь грязное оконце,
На землю сквозь решётку, свысока,
Заглянет ко мне ласковое солнце.

И прозвенит звонок мой долгожданный,
Лучи от солнца врезались как спицы,
Я на свободе был и есть желанный,
Как я хочу летать на воле птицей!

«Любим Родину Россию»

Вдруг люди глядели сегодня уже по-иному,
Не хочет никто покидать этот проклятый мир,
Хотим обратиться мы к богу, но только к какому,
Лежит на судьбе полоса и какой-то пунктир.

В тюрьме коротали свои мы тяжёлые ночи,
Когда-то мы строили все дорогой коммунизм
И все закрывали свои от усталости очи,
Похожа вся жизнь была наша на идиотизм.

С годами судьба заполняла живые изъяны,
Заполню историей эти в тетрадке листы,
Душа переполнена, только пустые карманы
И все перекошены были на храмах кресты.

А старые звёзды сквозь призму познания млеют
И я сквозь решётку весь мир вижу, очень красиво
И в тюрьмах все люди с годами немного тускнеют,
Но Родину любим свою зачарованно, маму Россию!

«Сокамерника Юрку Лысенко с днём рожденья»

Поздравляю тебя с днём рожденья
И желаю успеха во всём,
Наберись хоть немного терпенья,
А грехи пусть горят все огнём.

Быть в тюрьме ведь не значит, что умер,
Завяжи на кроссовке шнурок,
На свободе тебя ждёт твой «Бумер»
И не вешай ты носа юрок.

Бог тебе не поможет, ты знаешь,
Ну а дьяволу дай ты пинка,
Ты с судьбой лишь своею играешь,
А она тебя бьёт как щенка.

Перед ликом не стой на коленях,
Потому что чудес больше нет,
Все расходятся взгляды во мненьях,
А прожить тебе надо сто лет.

Я желаю тебе в день рожденья,
Чтобы счастлив ты был друг Юрок,
Попроси у судьбы ты прощенья
И огромный скостит тебе срок!

«Альпинисты»

Опять на вершинах Кавказа ненастье
И путь альпиниста мне верится в лучший исход,
Он там на вершине, найдёт своё полное счастье,
Лишая сердечные токи привычных свобод.

Им путь преградили белесые снежные вихри,
Их манит к себе беспощадная снежная синь,
Верёвкой связавшись, идут альпинисты все лихо,
На шею наматывай шарф, да смотри не простынь.

В палатке с себя ты штормовку холодную скинешь,
Горячее кофе попьём мы с тобой перед сном,
А завтра вершина великое счастье и финиш,
Ведь нам заменяет Кавказ наш родительский дом.

Я руки расставлю свои на вершине как крылья,
Нам ветер приносит покой и улыбчивый стиль,
Откуда у нас альпинистов и столько веселья?
Не знает никто сколько пройдено красочных миль.

Кавказ, это наше безумно справное лекарство от скуки,
Для нас теперь мать одинокая нынче, гора,
С судьбой пережили в горах мы и радость, разлуки,
Когда все попытки вернуться домой были зря.

А горы как будто смеются над нашей натугой
И здесь на вершинах не хуже, чем даже в раю,
Ведь держимся здесь на Кавказе мы только друг друга,
Мы снова дождались в ущелье былую зарю.

По новой шагаю тропе я, ветрам всем на встречу,
Я здесь на Кавказе нашёл изменённую суть,
Я трепет судьбы не свожу к одному безупречью,
А ты на Кавказе всегда человеком здесь будь.

А я отдыхаю в горах, созерцаю душевно,
Туманом довольствуюсь я, только тепло густым,
Аллах с пониманьем относится к нам и без гневно,
Мы здесь умереть на Кавказе как люди хотим.

Хочу уберечь от панической правды себя,
Счастливо я здесь проживу свою жизнь без обмана,
Душа о погибших всегда вспоминает скорбя,
А там на горе, лишь могилка стоит безымянна.

В потоках ветров будут наши хорошие дни,
Из памяти быстро стирались вдруг дни все плохие
И звёзды зажгутся на небе как рая огни,
Лишь в скалах находим ходы мы свои потайные.

А косности гнева, опять растирались во прах,
Мы все альпинисты верёвкой ведь связаны вместе
И горный песок после ветра скрипел на зубах,
А может когда-то спущусь я, к любимой невесте.

И даже от снега в душе всё равно нам тепло,
Не попусту тратим свою благородную силу,
Хочу, чтобы в сердце всегда было только светло
И чтоб не забыли вы Родину, маму Россию!

«Семья и Родина»

Сквозь решётку, я смотрю в окно,
О свободе думаю сквозь слёзы,
До конца мне срока всё равно,
Дожидаться вольные все грёзы.

По ночам мне шепчет тишина,
С приговором сердце не согласно,
Мне свобода очень дорога,
Дожидаюсь я её напрасно.

Ты на чьей бог будешь стороне?
Вспоминаю свой в Чечне отряд,
Сквозь решётку облако в окне
И ему я, тоже буду рад.

Мне сегодня некуда идти,
Некуда не надо мне спешить,
Ты меня Россиюшка прости,
Что пришлось мне горе всё допить.

Может счастье где-то на луне,
Ну а здесь тюрьма к Неве впритык,
А семья и Родина во мне,
От неё ещё я не отвык!

«Моя семья и Родина, едины»

Я подхожу к тюремному окошку,
Ты дьявол больше кровь мою не пей,
С окна прогнал воровку, злую кошку,
Элементарных всех не поняла вещей.

На сердце прикипел тяжёлый камень,
А со свободы нет опять вестей,
Лёд растворит в душе лишь воли пламень
И тысячи событий и страстей.

Я прикипел на веки лишь и к той,
Друг друга мы любили, были мнимы
И я вернусь лишь к трепетной, одной,
Моя семья и Родина едины!

«Я Родине отдал года»

Стих из нескольких строк,
Потомкам на память оставлю,
Жизнь сыпется как песок,
Отчизну свою прославлю.

Становится в камере тише,
Когда я закрыл окно,
Народ, ты меня не слышишь,
За нас уже всё решено.

За правду борюсь не робко,
Её скоро я коснусь,
Кремлю объявлю я громко,
С преисподней к тебе вернусь.

Здесь нам не хватает солнца,
Ведь бог где-то есть, но где?
Луна светит нам в оконце,
Всю правду пишу на листе.

Из кремля от дьявола шёпот,
Свои пережил он дни,
Копыт его громкий топот,
На встречу с ним не иди.

Он питался людскою болью
И властвовал много лет,
Увлёк весь народ за собою,
От поэта услышал, нет.

Россиюшка слёзы лила,
Но шла к возвышенной стезе,
Народа сердца озарила,
Всю грусть озарила в слезе.

В душе только вихрь астральный,
Довольствуется судьбой,
Вот пробил наш час печальный
Мы скованные тюрьмой.

В сердцах отдаётся болью,
Поселилась здесь зло навсегда,
Я к Родине нашей с любовью,
Отдал ей свои года!

«В стихах про себя»

На свободе нам так хорошо,
Дань отдали капризной судьбе,
Я до грани её дошёл
И стихи пишу о тебе.

Ты меня сатана не тревожь,
Я свой крест вложил на плечо,
Ты мне Ангел на ушко шепнёшь,
Что же с нами будет ещё?

Ты меня сатана не души,
Ведь прожили с тобой мы врозь,
Забирать ты меня не спеши,
А то дело пойдёт вкривь да вкось.

Тишь сегодня в тюрьме, да гладь,
Одно горе лишь нам от тебя,
Но настанет для нас благодать,
Я порадуюсь как дитя.

По звонку я уйду домой,
Под осенним лучом сентября,
Приговор весь рассыпался мой,
Вам в стихах расскажу про себя!

«Мрак»

Мне помнится только вспышка,
Не мил больше белый свет,
Теперь предо мной лишь вышка
И в жизни нас больше нет.

В тюрьме жить нам, нету смысла,
Мне хочется говорить,
А в камере дым коромыслом,
«Кресты», не смогу забыть.

Лишь только когда-то утром,
Откроют железную дверь,
Я был на войне, так глупо,
Сижу вот в тюрьме теперь.

Я не виноват, так вышло,
За правду борюсь лишь так,
Закон наш почти как дышло,
Все души уходят в мрак!

«Продала Родина»

Не хочу быть плинтуса ниже,
На глазах ты свобода таешь,
Сквозь решётку её я вижу,
Вся Россия тюрьма, ты знаешь.

Здесь не люди сидят, а звери,
А без правды жить очень горько,
Все закрыты железные двери,
Я стихи здесь пишу и только.

Попадаем в тюрьмы как люди,
За решёткой оставив силы,
Волю нам не дадут на блюде,
Предала меня мать Россия!


«Не буди»

Рано утром меня не буди,
Посмотрел, а жена ещё спит,
Голова у меня на груди,
Она запахом нежным манит.

Ты под утро всегда горяча,
Как всегда, крепок сладкий твой сон,
Я коснулся родного плеча,
Обнимаю с обеих сторон.

Ей вчера на крыльце говорю,
Там сидела смотрела она,
Ведь хотела затеять игру,
Из-за туч выходила луна.

И чем ярче светила она,
Тем печальнее было мне с ней,
Потемнела с часами луна,
На душе становилось больней.

И опять голова на груди
И лугами всё утро горит,
А ты солнце её не буди,
Моя жёнушка крепко так спит!


«Гром и молния»

Воздух был душистый,
Горизонт в дали,
Берег рек волнистый,
Стелется в пыли.

Возле речки плачет,
Кто-то на ведре,
На коне поскачет,
Человек во сне.

Присмотрелся лучше,
Девочка сидит,
Накатила туча,
Дождик нам сулит.

Гром ударил бодро
И пришла гроза
И метнулась молния,
Девочке в глаза!



«Подрастёт»

Я задал тебе вопрос, устала?
Ты приди ко мне с ответом
И луна вся ночью встала,
Посветила бледным светом.

Ты скажи, наш сын проснулся?
На него смотрю я с жаждой,
Он немного встрепенулся,
Рад всегда игрушке каждой.

На него смотрю со страстью,
Он ворочается снова,
Понимаю, это к счастью,
На столе еда готова.

Он написал здесь повсюду,
От постели запах веет,
Ведь стирать опять, я буду,
Подрастёт и всё изменит!


«Стремление»

Тебя обнимаю зарёю,
А голуби в небе резвятся,
Своею волшебной мечтою,
Не хочется сердцу расстаться.

А путь выбрал я вдохновенья,
Как крепок тот мир, словно кремний
И это мечтанье, стремленье,
Закат не прозрачный, вечерний.

Не помню всего я былого,
На сердце мне как-то тревожно,
Но если поэт скажет слово,
То значит стихи читать можно!


«Нежели богаты…»

Прям с утра соловьиха мне пела,
А в лесу загнивают пеньки
И зайчиха с зайчонком глядела,
Пробегала лиса у реки.

Жизнь ушедшая, в прошлое канет
И уйдёт на глубокое дно,
А меня, за собою потянет,
Мне в богатстве пожить не дано!

«Ты моя мечта»

В ухо тёплое дыханье,
Слышу соловья
И гусей всех гоготанье,
Прямо у ручья.

А луна давала тени,
Звёздам нет конца,
Всех морщинок изменений,
Твоего лица.

Я сорву тебе все розы,
Горсти янтаря,
Хватит лить напрасно слёзы,
Ты моя мечта.

Ты детей мне нарожала,
Это всё не зря,
В огороде лук сажала, стоя у плетня.

Годы таят и уходят,
Я тебя люблю
И мечты всегда приходят,
Если я засну!


«На Пасху»

Месяц в небе весь игривый,
У воды свисают ивы,
У коней от ветра гривы,
Заплелись неприхотливо.

А звезда мне смотрит в очи,
Ей души кусочек кинул,
Но не видно душу в ночи,
Всю туман её откинул.

Из печи хотелось хлеба,
Ждать погоды нам с востока,
Нам даёт на утро небо,
Посмотреть на бога око.

А в церквах зажглись все свечи,
Бьют вовсю колокола,
Ведь с Христом на пасху встречи,
Совершаем как всегда!


«Весна в Финляндии»

Рву подснежник из-под снега,
Он просит солнечных лучей,
Чайки кружатся у брега,
Сколько прожито ночей?

День весенний очень ярок,
Какие ночью снились сны?
Даёт природа нам подарок,
Финнам ласковой весны.

Земля под снегом вся вздыхает,
Ей хочется идти самой,
Во всей красе благоухает,
В своей красе всей молодой!

"Kevät Suomessa"

Moat lumikello ulos lumesta,
Hän kysyi aurinko,
lokit kiertänyt Brega,
Kuinka monta yötä elivät?

Euroopan kevät on hyvin valoisa,
Mitä yönä nähnyt?
Luonto antaa meille lahjan,
Suomalaiset hellä kevät.

Maa lumen alla kaikki huokaa,
Hän haluaa mennä eniten,
Koko komeudessaan on tuoksuva,
Kaikessa loistossaan nuori!



«Холодная ночь»

Я в горах, тусклым пламенем тлеет костёр,
Догорает сырой можжевельник,
Опять с ветром поспорил сосновый весь бор,
Весь от ветра шатается ельник.

Пережить надо эту холодную ночь,
До конца на костре не прогрело,
А луна улетает куда-то вся прочь,
Только звёздочка в реку влетела.

А на утро с костра остаётся дымок,
Месяц вылезет вновь сиротливо
И со временем гаснет ночной огонёк,
Тучка серая плыла лениво.

И совсем он не долог мерцающий день
И не вижу не зги я в тумане,
А в костре догорал, тот обугленный пень,
Я остался один на поляне.

Вновь подброшу я дров, разгорится костёр,
И опять затрещит можжевельник,
Я остался один, у заснеженных гор
И от ветра шатается ельник!


«Рыдающие звуки»

Луна поднялась, а лучи все лежали,
Они светились на воде и без огней,
А в озере лучи её дрожали
И сердце так дрожит в душе твоей.

Сидела у окна, в слезах изнемогая,
Ты у меня одна и в жизни нет другой,
А ты скажи, но звука не роняя,
Кто поступил жестоко так с тобой?

А сколько времени прошло, минут тех скучных
И голос твой опять я слышу вновь,
Я соловьиных трелей слышу звучных
И ты одна осталась лишь любовь.

С тобой мы оба пережили муки,
Конца мученьям нет и жизни нет иной
И слышу только я рыдающие звуки,
Приду к тебе и вместе плакать будем мы с тобой!



«Нас нельзя разлучить»

Мне воды бы испить, где же горный ручей?
Под любимой стою я горою своей,
А другая гора и не знаю я чья,
До сех пор не могу я дойти до ручья.

И любимая тоже меня поняла,
Потому что мне силы гора придала,
Ту позорную жизнь суждено мне влачить
И не сможет никто нас с тобой разлучить.

Эти розы лежат на кровати твоей,
Если в воду поставить, то будут свежей,
Я глядел на луну и на звёзды порой
И вдвоём мы на них посмотрели с тобой.

И мечты никогда наши вдруг не умрут,
А судить может всех только божий лишь суд,
Сможет грешника сразу в толпе различить
Мы ведь вместе умрём, нас нельзя разлучить!


«Я встретил тебя»

Я встретил в трамвае случайно,
В толпе и людской суеты,
Увидел тебя и не тайна,
Красивая девушка ты.

Глаза на меня поглядели
И голос твой нежно звучал,
За окнами птицы летели,
Вдали показался вокзал.

Твой голос понравился тонкий
И твой безупречный весь вид,
Конечно же смех этот звонкий,
В душе моей громко звучит.

И в эти печальные ночи,
Тебя не могу я отвлечь,
Смотрю я на грустные очи,
Твердишь ты мне грустную речь.

В мечтанья своих засыпаю,
Проснулся и снова не сплю,
Детей я любил, это знаю,
Не знал, что тебя полюблю!


«Ушла жена»

Нас Ангел видит с высоты,
Он к нам дорожкой идёт лунной,
Сердечка прикоснулась ты,
Нежна была ты как листы
И как гитара семиструнная.
Тебя характером терзал,
Прости что было всё набегом,
Когда играл струну порвал,
Зима пришла, заносит снегом.
Меня ругаешь только вслух,
Люблю твоё прикосновенье,
Под носом детский ещё пух,
Тебя целую на мгновенье.
Ты двух детей мне родила,
Крестили их в хорошем храме,
Но ты меня не поняла,
Опять ушла к своей ты маме!

«Рабы»

Горячее солнце и горы
И шёлковый путь на пути,
Закованы в цепи уморы,
А ноги босые в пыли.

И все они с бритыми лбами,
Все в рабство идут тяжело,
Ведут для царицы Тамары,
В Грузинское царство легко.

Худые бредут, словно тени,
Арбы их быки все везут,
Одеты в поножи колени,
Охранники с ними идут.

Клухора моя ты Клухора,
Ты видела эту беду,
Ведь это такая невзгода,
Печатью стоит на роду.

Быков хомуты затянули,
Копытами бьются они,
Подковы все воины гнули,
Не вспомнят прошедшие дни.

Но вспомнят невольники степи,
Про дом, про очаг свой споют,
Вот ночь наступает, а цепи,
О камни звенят, ноги бьют.

Но рабство ещё существует,
Ведь есть и в России оно,
Те цепи сменили на тюрьмы,
Об этом покажут в кино!

«Берёзка»

Что с тобой берёза?
И откуда слёзы?
Ты на жизнь не сетуй,
Успокойся к лету.

Ты была упряма,
А на сердце рана,
Мы тебя не бросим,
Только бога спросим!

«На правильном пути»

Соловья я слышу пенье,
Расцвели в саду цветы,
Ведь в стихах всё вдохновенье,
Всей природы красоты.

Тебя вижу я весёлой,
О проблемы лоб разбив,
Перемены в жизни новой,
Наступает сил прилив.

В голове все мысли юны,
Журавлей летает строй,
Каждый день я вижу луны,
Нависают над землёй.

Я люблю тебя родная,
Ты ко мне сейчас приди,
Для меня ты дорогая,
Ты на правильном пути!

«Тайный знак»

Ведь здесь я не жилец, я только гость случайный
И за народ я поднимаю свой кинжал,
На мне господь поставил знак свой тайный,
Я автомата на курок нажал.

К своей судьбе я ангелов хотел привлечь,
Ведь тайна вечная лежала между нами
И на войне, своё несу я знамя,
Мне испытаний всех, не в силах с несть,
Ведь знамени Российского, отстаивал я честь!



«Двадцать лет люблю»

Наступила осень, пожелтел весь сад,
Падают листочки, по ветру летят,
А природа лепит, словно пластилин,
Вид красивый смотрится, прям на дне долин.

Радостно и весело, сердцу моему,
А тебя от счастья, я к себе прижму,
За тобой в любую, пропасть я пойду,
Двадцать лет ведь долгих, я тебя люблю!



«У дочки последний звонок»

Прозвенел твой последний звонок,
Во взрослую жизнь провожая,
Ты вспомнишь про школьный порог,
Друзья все тебя уважают.

Не будет пусть больше тревог,
Звонок пусть веселый звенит,
Учитель наукам знаток,
Жизнь взрослая в ВУЗы манит.

Мы вместе одиннадцать лет,
В последний встречаемся раз,
А слов откровения нет,
Звонок прозвенел ведь для нас.

И детство останется там
И школьная наша скамья,
За оценки не стыдно всем нам,
Удачи вам, счастья, друзья!

«Учителям в последний звонок»

Торжественно одета моя дочка,
С нетерпеньем ждёт который час,
Бессонная была для Ксюши ночка,
Надела форму ту, в последний раз.

Ведь для неё звоночек тот последний
И повзрослела дочка навсегда,
Поступят в институты наши дети,
В глазах застыла от волнения слеза.

И мы когда-то, точно так стояли,
Звенел по школе радостный звонок,
Мы со слезами день тот вспоминали,
Последний свой, незабываемый урок.

Сегодня прозвенел звонок последний,
Он — символ новой жизни, новых судеб,
Не станет скоро дочки малолетней,
А повзрослеет, мамой тоже будет.

Звонок звенит и нам пора прощаться,
Нас ожидают разные дороги,
Нам хочется почаще возвращаться,
Окрепшие несут нас в школу ноги.

Учителям, мы скажем всем: «Спасибо»,
У всех у них попросим мы прощенья,
Учили, чтоб не делали ошибок,
На всех на нас хватило им терпенья.

Учителя, хотели лишь помочь нам,
Но мы конечно всё не понимали,
Признанье закрепилось в сердце прочно
И мы без Вас ЕГЭ бы и не сдали!

«На чёрном море»

На море на чёрном, большая волна
И пенится мокрою влагой,
А эта природа народу важна
И буря резвится с отвагой.

Люблю наблюдать по утрам я прибой,
Волна берега все накрыла
И ветер волну вызывает на бой,
Измерить волшебные силы.

Луна нависает, ну как хороша,
Она освещает всё море,
От грома и моря застыла душа,
Куда подевалось всё горе?


«У Чинары»

Я в горах и у чинары,
Здесь прекрасные края,
Напишу я мемуары,
Где ты милая моя?

Может ты опять другая,
Что случилось здесь с тобой,
С любопытства я сгораю,
Ты же знаешь, я же твой.

Нет другой такой отрады,
Сколько прожито ночей,
Нет от бога нам награды,
Золотых семи ключей.

Я встречаю тебя песней,
Хорошо с тобою нам,
Для меня ты всех прелестней,
Свою кровь тебе отдам!


«Про царя»

Не будь ты наш царь, для народа ослом,
Встречай с подземелья ты гада
И сколько ж тебе надо в жизни хором
И долларов сколько и злата.

И сколько ты можешь читать свою речь?
Проблемой народа займись,
Господь заточил на тебя острый меч
И ты наконец то уймись.

Кто людям богатства вернёт, только ты
И честь сохранишь ты свою,
Блефуешь, народу швыряешь щедроты,
Проснёшься под утро в бреду.

Ведь знаешь, накажет бог громом,
А ангел конечно народ поддержал,
Зальют своё горе все ромом
И водку народ обожал.

Мы знаем, что ты забиваешь на Русь,
На вечно покинула слава,
А господу нашему ты покорись,
Используй последнее право.

Народ по рукам и ногам ты связал
И кровью упился ты всласть,
А господа бога, давно ты предал,
Ведь хочешь ты вечную власть!


«Посвящаю весне и тебе»

Всё просыпается весной,
Она красой входила
И не такой был жаркий зной,
Своим теплом сквозила.

Кукушка встала до по утру,
Но не кричала звонко,
В еловом молодом бору,
Рос папоротник тонкий.

Природа дышит лишь весной
И на лугу всё было,
А ты стояла предо мной
И руки опустила.

А я тебе скажу в ответ,
С тобой мы не невежды,
А через тучи солнца свет,
Дают любви надежды.

Стоял как дуб перед тобой,
Твой взгляд увидел милый,
А радовалась ты весной
И не во сне всё было.

Назад верни мне двадцать лет,
Обман и горе, слёзы,
Скажи пожалуйста мне, Свет,
У нас с тобой серьёзно?



«Прошедшее лето»

Розы поникли прошедшего лета,
Бутоны темнеют цветов, все понурые,
Летние дни все ушли без просвета,
Клён и берёзка стоявшие хмурые.

Долго на грядке цветы не прожили,
Осень пришла и листовою засыпала,
Солнце, луна, им теперь не светили,
Только судьба мою душу окрикнула!

«Застывшая слеза»

К тебе зашёл я в сердце без привета,
А между нами целый мир лежит,
Задал тебе вопрос, но без ответа
И душу мою вера тяготит.

И верю в слово я в твоё без гнева,
Любовь всегда исчезнет без следа,
А слушаю я, соловья напевы,
Осталась лишь застывшая слеза!


«Давно судьба разбита»

К тебе всегда я обращался нежно,
Судьба со мною обошлась небрежно,
Проклятие заметное на ней,
Тех долгожданных я дождался дней.

Твоя душа в мечте и не забыта,
Судьбе моей грозит ещё беда,
Уходят годы, как ушла вода,
А может быть судьба давно разбита.

Я до тебя дотронулся рукой,
Ты для меня всегда была любимой,
Но всё же на судьбу остался злой,
А след на сердце ста неизгладимый.

И только для тебя оно живёт
И от людей твоё сознанье скрыто,
А опухоль в груди, всегда растёт,
А сердце ты не тронь, оно разбито!


«Безумные мысли»

Помнишь жена эти ночи бессонные?
Дети не кормлены, глазки усталые,
Были с тобой мы, мечтой озарённые,
Будто слова все твои запоздалые.

Бог погрозился рукой беспощадною,
Следа искал на земле он в нас ложного,
А сатана собирал лапой жадною,
Всё что сберечь нам не смогли невозможного.

Колокол бьёт и слова заглушает,
Поп прочитал нам молитвы все шумные,
Ангел наш, дружно чертей отгоняет,
Но сохраняем все мысли безумные!


«Бог со мной»

Гости разошлись, весь дом мой шумный,
Нет уж солнца, наступила мгла,
А жену люблю я как безумный,
Сердце чисто и душа светла.

Ты скажи жена, чего теряешь?
Звёзд на небе нам не сосчитать,
Я тебя люблю, об этом знаешь?
На войне мечтал героем стать.

Я с тобой всегда бывал раскован,
А собака наша, во дворе лежит,
Пёс едой той был разочарован,
А при виде нас, он весь дрожит.

В доме, будто, не хватает света,
За околицей сосновый бор густой,
Я вопрос задал и жду ответа
И не лги, скажи мне, что с тобой?

Небосвод над нами снова синий,
Утро разбудил тебя я вслух,
Ведь живём с тобою мы в России,
Укреплю я свой Российский дух.

Ты жена рассудок не теряешь,
Как на небе звёзд не сосчитать,
Бог со мной и ты об этом знаешь,
Больше сатану мне не видать!


«Запах природы»

Сидим в лесу, в костре горит огонь,
По сторонам весь пепел отлетая,
А где-то в поле, ржал буланый конь,
На звук любой он уши навостряя.

Иду я по тропе, сквозь дымку темноты,
Плетусь я тихо, будто жизнь прожита,
Здесь прохожу я кладбище, кресты,
Вся серебром была луна покрыта.

А вдалеке стоит Эльбрус седой
И луч врезается в него рассвета,
Вновь продолжаю я идти тропой,
Гора была всегда лучом прогрета.

Плыла звезда в космической пыли,
Я ангела смотрел под небосводом,
А пчёлы делятся с медведем мёдом,
Природы запах узнаю с земли!


«Я с небес сниму луну»

Заглянул к тебе в окошко,
А дивчина не глядит,
Поцелуй меня немножко,
Парень девке говорит.

А какой же лоб твой гладок,
Я к тебе попасть хочу,
Будет в комнате порядок,
Я тебя озолочу.

Выбрось с головы сомненья,
Я тебя заговорю
И сотри все помышленья,
Всю ладонь посеребрю.

Если плохо что замечу,
Никому не расскажу,
Я тебе пойду на встречу
И с небес сниму луну!

«Черты мертвеца»

На солнце нет луны, ты посмотри,
А в озере не видно всей зари,
Но люди сохраняют все тепло,
Лучами всё от солнца к ним сошло.

Все люди не стоят на мостовых,
Сидят все по домам в делах своих,
А вот покойника по улице ведут
И черти его рядом стерегут.


Так было раньше, в средние века,
Лишь только бога всё решит рука
И лишь луна достойна красоты,
Не видел мертвеца лица черты!


«Горят поля»

Я на полях и спёрто всё дыханье,
Горят поля, а дым глаза слизит,
А от жары создалось колебанье
И воздух весь как будто бы кипит.

А ветер раздувает искры, блёстки
И до корней пшеница прожжена,
А рядом шум реки и слышно всплески,
О берег бьётся тёплая волна.

Все ждут дождя, вокруг оцепененье,
А вот за полем и горит верба
И зверя что бежит, сожжёт движенье,
А в небе закружили ястреба.

Вновь журавли летели чередою,
Хлеба горят, народ не будет ждать,
Настанет голод, он придёт бедою,
Я чем помочь могу, кого позвать?

Огонь вновь разгорелся, дым до неба,
А хлебороб ведь на всегда поймёт,
Останется народ без крошки хлеба,
Как только президент в кремле уснёт?



«Русь дьявол ведёт под венец»

Когда-то поверил я в твой идеал,
Тебе говорю равнодушно,
А если бы света конец бы настал,
Нам стало бы больно и душно.

А сколько в войне хоронил я бойцов,
Познал боевое искусство
И сколько в стихах написал я трудов,
Народ привести чтобы в чувства.

Стихов моих хватит на много веков,
Прочёл кто стихи, молодец
И лишь на могилку не хватит венков,
Русь дьявол ведёт под венец!


«Вновь наступила весна»

Нету мамы, она где-то,
Нашу маму звали Света,
Она видит синий свод,
С нами водит хоровод.

А в полях кружились птицы,
Крик их слышно вереницы
И леса мы видим, горы,
А за жопу жалят пчёлы.

Видим реки и берёзы,
Видим мамины мы слёзы,
К нам летит кленовый лист,
А сыночек мой артист.

Смотрим лунное затменье,
Звёзды падают в селенье,
Ночь та выдалась без сна,
На дворе опять весна!


«Мой Ангел»
(Посвящаю любимой жене)

Смотрю знакомо очертанье,
Ты так мила,
В глазах твоих звезды мерцанье,
Моей была.
Ты может с неба появилась?
К тебе спешу,
Ко мне на крыльях опустилась,
Я не дышу.
Ты Ангел мой и без усилья,
Тебя хочу,
Передо мной раскрыла крылья,
С тобой лечу!


«Сердце как роза цветёт»

Я тебе про любовь расскажу
И бояться не надо ни чуть,
Ведь ночами всегда я твержу,
Всё хочу я тебе намекнуть.

Подарю тебе завтра цветы,
Если солнце за гору зайдёт,
Все закрылись в душе лепестки,
Твоё сердце как роза цветёт.

Вдруг ударило холодом в грудь,
Влагой тянет ночной, я дрожу,
А тебя не коснётся ничуть,
Потому что тебе не скажу!

«В дьявольских я лапах»

Я горе сохранить хочу и не могу,
Я не желаю зла недругу не врагу,
А горе смоет всё прозрачною волной
И лож сожрёт меня судьбой той роковой.

Народный я поэт, людского слова звук,
Вновь музу я беру, слог закрепляю вдруг,
Здесь крик моей души, смертельный этот запах,
Всё не могу сказать, ведь в дьявольских я лапах!


«Почувствуй меня своим»

С груди снимаю я ладонь живую,
С напухшими отливами сосков,
Я ухожу с тобою в жизнь иную,
Увидим блеск цветущих берегов.

Тебя я прерываю сладким звуком
И для тебя конечно же родным,
Твоим даю я сладость тяжким мукам
И ты меня почувствуешь своим.

От этих слов язык мой не немеет,
Не отказался бог от двух сердец,
Ведь он землёй, вселенной всей, владеет,
На нас с тобой наденет он венец!



«Пожалей поэта»

Шишку природа на ветке подвесила,
Как мне достать одному?
Стало конечно немного мне весело,
Делать мне что, не пойму.

С гор дует ветер и ветви колышутся,
Падают шишки у ног,
Голос охотников в чаще мне слышится,
Громко звучит их тот рог.

Медведя подняли с берлоги, да вредного,
Уж все исписал я листы,
Кто пожалеет поэта и бедного,
Может любимая ты?


«Тайна раскрыта»

Я музу для стихов ведь разгадал и тайны,
Разгадку получил от мудрецов,
Нашёл я их в пещере всех, случайно,
Ко мне господь послал седых гонцов.

Сказали мне, но так необычайно,
Придётся столько написать стихов,
Ведь для меня теперь не будет тайны,
Свою поэму напишу пером!

«Весенний гром»

Весеннего дождались с тобой грома,
Но он в горах и далеко от дома,
На всякий случай спрятались под елью,
А радость ведь звериному веселью.

Мы от дождя стоим под елью мшистой,
Казалась шишка будто золотистой,
А град как жемчуг по ветвям весь прыгал,
На землю он срывался прямо с игол.

Бельчонок применил свою сноровку,
У нас в палатке перегрыз шнуровку,
А смех наш тише как-то становился,
По травке мокрой ёжик прокатился.

От грома я глаза опять зажмурю,
Ведь дождик это капли, а не буря,
То матушка природа поиграла
И чуточку в врасплох нас всех застала!



«Семьёй на покосе»

Звёзды светят над лугами,
Месяц пляшет веселя,
Как солдаты, все рядами,
Траву косят косаря.

Бабы скирды собирают,
Сено свежее кругом,
На повозки всё кидают
И везут его всё в дом.

Сено возит конь убогий,
Он устал, опять стоит,
Как устали за день ноги,
Третий день уже не спит.

Только доченька родная,
Едет в сене как в волнах,
Лошадь с норовом, дурная,
Понеслась вдруг впопыхах.

Через час мы были дома,
Разгрузились стали есть,
Не хватало только грома,
С неба град летел на жесть.

Вся семья моя родная,
Мама, сын и дочка, я,
Она дружная такая,
Настоящая семья!


«Родина далеко»

За домом сосна увядает
И дом почему-то мой пуст,
А роза в саду расцветает,
Стоит огнедышащий куст.

Луна по ночам раздражает,
Её серебристый весь блеск,
Жара только к часу спадает
И сучьев в лесу слышен треск.

Как дождик польёт, я под крышу,
Я вижу гнездо под окном
И в доме детей я не слышу,
А вдруг никого нету в нём.

Жена как всегда хлопотала,
Для деток пекла пирожки,
Из теста она вылепляла,
С орехом простые рожки.

Как делала всё она ловка
И любо детишкам глядеть,
Упала вдруг лука головка
И дети все начали петь.

А детки мои все лгуны,
Про что-то вели разговор,
Как птицы летят летуны,
Щебечут всем сказки с тех пор.

С женою стоим одиноко
И дети в другой стороне,
А Родина наша далёко,
Живём не в своей мы стране!



«Первый поцелуй»

Ты меня поцеловала,
А на небо вышел месяц,
Ты звезда, но увядала,
Мир нам этот интересен.

К нам луна в карман скатится,
А нырнуть хотела в море,
Ты порхаешь словно птица,
На душе засело горе.

Чью звал тебя я лунной,
Ты любила, целовала,
Верен я тебе одной,
На ходу ты засыпала.

Поцелуй был первый, сладкий,
Помешать никто не смеет,
Я ведь был утёнок гадкий,
Но губа опять немеет!


«Царь»

Умён наш царь и он не хочет вони,
Всегда любил и хочет пьедестала,
Вся свита царская его уже достала,
Он из кремля народ пинками гонит,

А я остался с Родиной своей,
На улицах творились беспорядки,
А у буржуев жир, он в каждой складке,
Разочарован я судьбой твоей.

А Родина моя давно в печали,
Но на всегда останусь я с тобой,
Наедине не буду сам с собой,
Колокола вдруг с грохотом упали.

На площади текла рекою кровь,
Царь шёл в бахилах чтоб не замочиться,
Народа слёзы долга будут литься,
Но не остынет к Родине любовь!


«Шамиль»

Из боя вышел он живой,
Вокруг трава благоухает,
Гордился он страной родной,
Здесь горы мёртвых воскрешают.

Ведь здесь Чечня, а не Афган,
Вайнахи жили кочевые,
У них когда-то был свой хан,
Джигиты были все лихие.

Народы жили под горой,
Служил Шамиль когда-то Руси
И каждый день прям над рекой,
Летели бархатные гуси.

Здесь были битвы, звон мечей,
Ведь от кинжала нет пощады,
Лишь только чёрных лебедей,
Стрельбою спугнутое стадо.

В поход ходил сам Мономах
И Грозный царь в Чечню я вился,
Баркас бойцов залёг в мелях,
Шамиль в горах Кавказских скрылся.

Прошли года, он шёл в горах,
Копьё держал на перевес,
А жил он, как святой монах,
Ведь горя здесь, аж до небес.

Поспать взобрался на топчан,
Шамиль на Русь идёт с приказом,
Он генерал союзных стран
И хочет стать царём Кавказа.

Он ради славы бросил всё,
Громил врага и рвал все цепи,
Чтоб в царство он пришёл своё,
Кавказ хотел он, а не степи.

Горянка, песни ему пой,
А он на песнь не отзовётся,
На поясе кинжал большой,
Он в Грузию пошёл, вернётся.

Сидел Шамиль в большом шатре
И сколько Гурий в нём прекрасных,
Кинжал снимает в серебре,
Князей он чувствует подвластных.

Зашёл предатель, говорит,
Чтоб шёл Шамиль на Русь без страха,
Ведь путь в Россию был открыт,
Там нету на пути монаха.

Шамиль ударил кулаком,
Я не войнах теперь отныне,
Кавказский князь в краю родном,
Ведь я теперь не на чужбине.

С утра навис опять туман,
Вдруг заблестели гор вершины,
Прошёл с оружьем караван
И со своею князь дружиной.

А Грузия прям за горой,
А сзади, вся земля родная,
Он весь израненный, больной,
Из рук кинжал не выпуская.

Его народ сломить хотели,
Он на колени стать не смог,
Аллаха тронуть не посмели,
Им Магомед в бою помог!



«Под Российским флагом»

Надомной гора седая,
Ждёт красавицы весны,
А пора вся золотая,
К нам летит прям с вышины.

Попрощались с малодушной,
Нам зимой не знать цветов,
А с природою воздушной,
Тёплых милых ветерков.

Водопадов всех гуденье,
Гроза с неба и лучей,
Соловья с берёзы пенье,
Приходи весна скорей.

Небо в нас метает стрелы,
Нам уйти б от суеты,
С неба падал лебедь белый,
Он уполз больной в кусты.

Лисы рыщут по оврагам,
Волки по ночам шумят,
Под Российским славным флагом,
Возвращался наш отряд!

«Дружная семья»

Весенние кончились грозы
И солнце так сильно печёт,
Над речкой летают стрекозы,
А дети ведут хоровод.

Вы дети идите поближе,
Всех вас мы научим плясать,
Не бойся, ко мне подойди же,
Иди, позови свою мать.

Со стёкол сдуваю пылинку,
Нам с мамой твоею тепло,
Я руки ложу ей на спинку,
Ведь ей же сейчас тяжело.

Про нас говорят очень много,
Друг друга мы любим давно,
Детишек воспитает уж строго,
А папа их водит в кино.

Мы счастливы, жили все вместе,
Дочурка, сыночек и я,
Всегда были с мамой на месте,
Ведь дружная жила семья!

«День Защиты Детей!

По давней и доброй традиции в первый день лета отмечается Международный день защиты детей! Поздравляя всех ребят с этим замечательным праздником, хочется пожелать им расти здоровыми, любознательными, добрыми, понимать и познать настоящую дружбу! День защиты детей – это напоминание взрослым о том, что на нашей планете все девчонки и мальчишки должны быть счастливыми, так давайте же окружать их любовью, заботой и вниманием, отдавая им тепло своих сердец!

День защиты детей - общий праздник,
Не должны дети жить без защиты,
А ребёнок ведь каждый проказник,
Все должны быть согреты и сыты.

Чтобы дети от счастья смеялись,
Обеспечим мы детям заботу,
Чтоб здоровыми были, игрались,
Ведь у взрослых такая работа.

Детский смех мы услышим повсюду,
Он веселый, простой, заводной,
Ждут от нас они только лишь чуда
И гоняются все за мечтой.

Нарисуют цветы на асфальте
И откроют весенний нам мир,
Только волю детишкам вы дайте,
Они дороги нам как сапфир.

С днем защиты детей поздравляю,
Чтобы праздник у них был всегда,
Я их в счастье увидеть мечтаю,
Мимо них чтоб летела беда.

Вам желаю я всем в этот праздник,
Много смеха, улыбок и сил
И чтоб вырос ребёнок проказник,
Вспомнил сам, как ребенком он был!


«Белые лебеди»

Не ужасом, а пасмурной тоской,
Презренье, гордость, в глупой тишине,
Судьбой был брошен в миг тот роковой,
Но гордость побеждала всё во мне.

Не надо больше думать не о ком,
Страдать, мечтать, любить и покидать,

Всю месть хранил лишь в сердце я своём,
Чтобы потомкам правду рассказать.

Душой я много пережил страстей,
Не делал людям зла, клянусь мой бог,
В чём недостатка нет среди людей?
Бог лучшую мне участь дать не смог.

А лебеди летят над головой,
Судьба сплела из зла тебе венец,
Душа забвенья стала пеленой,
Родная мать что скажет и отец?

Жена роняет слёзы каждый день,
Не досыпала множества ночей,
От туч на землю не ложится тень,
Сгорело сколько по ночам свечей?

И эту я преодолел борьбу,
Я за собою оставляю свет,
Предчувствовал всегда свою судьбу
И в этой жизни для меня веселья нет.

Раскаянье опять бежит от нас,
Я прожил жизнь и многое свершил,
Но не желаю, беспокоить вас,
А на борьбу ведь не хватает сил.

Последствие толпы протекших дней,
Воткнут мне в спину золотой кинжал,
Я думал о любви и лишь о ней,
Лишь в этом мире сам себя я презирал.

Мои стихи всегда легко прочесть,
Я не смогу перенести позор,
В героях чувства преданности есть,
Ведь с богом я веду свой разговор.

Без смысла не могу я хохотать,
Врезался в сердце мстительный металл,
А с кровью яд ты будишь выпивать,
Кинжалом в сердце дьявол ударял.

Нашёл дорогу сам во тьме ночной,
Приснился мне ужасный страшный сон,
Судьба как взгляд, подёрнутая мглой,
Весь уходил с зарёй багровой он.

Не улыбалось больше счастье мне,
Из жизни истину себе извлёк,
Я в бездне был на самой глубине,
Отнял на веки счастье подлый рок.

Я сторонился мыслей самых злых
И увядал я сам во цвете лет,
Я видел мёртвых больше чем живых,
Я солнечный мечтал увидеть свет.

В душе закрылась подлая тоска,
Мне не хватало этой пустоты,
Ведь жизнь упряма, злая и тяжка,
Не сбудутся радужные мечты.

К тебе приду один и только я,
Ведь вырос я в Кавказских тех горах.
Уехать бы в далёкие края,
Поэта на ветру развеять прах.

Без имени, в земле не должен гнить,
Словами разгоняю я толпу,
Ты счастьем не порви златую нить,
Ты сотвори господь мою судьбу.

Когда узнаешь мой суровый нрав,
Ведь я люблю свою немую Русь,
Слепого президента увидав,
А в сердце колит выжитая грусть.

Пусть укорит меня небесный свод,
На лик Христа я больше не гляжу,
А над законом восседает тот,
По ком я после смерти не тужу.

Все ангелы кружат передо мной,
Я восклицаю к нашим небесам,
Вновь умываюсь утренней росой
И радуюсь всегда я прежним дням.

Мой прах никто по миру не найдёт,
Поэтов не видать теперь живых,
Ведь жизнь вторично больше не придёт,
А я стихи писать мог и про них.

Седая ночь обнимет лишь меня,
Россия береги своих детей,
Враг уходи, ведь Русь не для тебя,
А над Отчизной стая белых лебедей!


«Не телом жил я, а душой!»

Сегодня суд, а я слепой,
Сердитых сотни голосов,
А бездна снова подомной,
Судья сподобился без слов.

В душе я с грудою камней,
Летают думы в тишине,
Судья стихал, орал сильней,
Парил мой ангел в вышине.

С утра горел огнём восток,
А прокурор листал листы,
Осенний мокрый ветерок,
Затронул сонные цветы.

Идёт судьба на встречу дню,
Перед судом я в новь предстал,
Но мне не страшно на краю,
Злой дух по краю тьмы шагал.

Ведь ангел тьмы ушёл с небес,
Ему не нужен божий сад,
В кремле на вечно он исчез,
Одев парадный свой наряд.

И пролито не мало слёз,
А сколько горя было в них?
Я сколько видел мрачных грёз?
Родных не видел, дорогих.

С судом поспорил я порой,
К своим бумагам я припал
И словно пчёл пугливых рой,
Стихами суд весь разогнал.

А судьи речь свою вели,
Их слышу громко голоса,
О тайнах думал я земли
И как на ней лежит роса.

В торжественный хвалённый час,
Я всё что чувствовал тогда
И лишь поэта гордый глас,
Улики стёрли без следа.

Хочу вам правду рассказать,
Сегодня был небесный свод
И жить под ним хочу опять,
Чтоб видеть ангела полёт.

И вновь семью обнять бы смог,
Но на суде я был слепой,
Весь смысл жизни мой глубок,
Не телом жил я, а душой!





Читатели (111) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи