ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Стихи из тюрьмы том №10

Автор:
Автор оригинала:
Роман Семёнов
Жанр:
Свидетельство о публикации №115081601938
Настоящим свидетельствуем, что литературное произведение «ТОМ 10 Стихи из тюрьмы» было обнародовано на сервере Стихи.ру 16 августа 2015 года. При этом было указано, что его автором является Роман Анатольевич Семенов.
Адрес размещения произведения: http://www.stihi.ru/2015/08/16/1938
Обнародование литературного произведения на сервере Стихи.ру в соответствии со статьей 1268 ГК РФ было осуществлено на основании Договора, который заключили Семенов Роман Анатольевич и ООО «Литературный клуб». Авторские права на произведение охраняются законом Российской Федерации.
Единый номер депонирования литературного произведения в реестре: 115081601938.

Генеральный директор
ООО «Литературный клуб» ООО «Литературный клуб»
Д.В.Кравчук
16 августа 2015 г.
ТОМ № 10 «Стихи из тюрьмы»

«Готов терпеть я за народ»

Христос страдал, а я не хуже,
Готов терпеть я за народ
И босиком ходить по стуже
И перейду я лаву в брод.

Я за решёткой стыл ночами,
Мечтал на нарах в темноте,
Светили ангелы лучами,
Я не за что сидел в тюрьме.

Мне за окном слышна гроза,
Везут в психушку, прям в больницу,
Мелькнула молния в глазах,
Зека, замученные лица.

В аду из слёз течёт река,
Из плоти вырастили лес,
Плывут над Русью облака,
Протянем руки до небес.

Из хлева выгнал я быков,
Преодолею семь стихий,
Скопленье красных облаков,
Заслуги здесь не велики.

Я на арбе, ну как на джипе,
Всех здесь преград я не боюсь,
Сниматься буду в новом клипе,
Я лишь в суде освобожусь.

Прощай несчастная Россия,
Замолвлю слово за тебя,
Я еду к Финнам, нужны силы,
Ты Русь прости за всё меня.

Желтела Родина, дубрава,
Голодный был честной народ,
Руси не видеть больше славы,
Над нами красный небосвод.

Народ в убогом одеянье,
Молитву нам прочесть спеши,
Сердец людских всех увяданье,
Молись не мне, а для души!


«Ты помолись за целый век»

Слагал стихи, святой канон,
Ведь главное для нас, молитва,
А сколько сожженных икон,
Есть незаконченная битва.

Я о стране своей пишу,
Не грешен перед богом,
Я пред тобою предстаю,
Несчастным и убогим.

И верю каждому я слову,
Отчизна, Русь, Страна моя,
Я не отдам тебя другому,
Всегда страдал я за тебя.

Всю жизнь я был как будто в мантре,
Бог завещал свободу нам,
А дело было в нашей правде,
Она с небес приходит к вам.

Несём по площади мы знамя
И громкие кричим слова,
Из искры возгорится пламя,
На гильотине голова.

На небе громыхает гром,
В стихах я Русь свою возвысил,
В России ведь один закон,
Лимит на смертность бог превысил.

Мы все получим божью милость,
Всё горе скрыто за слезой,
В груди вновь сердце заходилось,
Ушёл я в мысли с головой.

Крестились раньше незаметно,
Но подрастает человек,
В церквах не раз я видел это,
Ты помолись на целый век.

А сатану мы в клеть посадим
И дьявола в тюрьму запрём,
А чёрта, мыть полы заставим,
Некто не вспомнит ведь о нём!



«Не привыкай к горю»

Никогда нельзя привыкнуть к горю,
А оно всегда тебя вокруг
И тонуть ты если будешь в море,
Мы доплыть поможем тебе друг.

В детстве ангел мне рассказывал былины
И обходит нас удача стороной,
Мы запишемся господь в твои дружины
И пойдём на ад мы в смертный бой.

Зло всё, от чиновников летело,
На красивую богатую страну,
Русь моя сражается умело,
За родную будем биться сторону.

Смерть в глазах тех воинов суровых,
На Руси мы соберём большую рать,
Всех правителей себе назначим новых,
Дьявола с кремля нужно прогнать.

Ведь живёт народ всегда молитвой,
На иконы шепчут их уста
И довольные останутся все битвой,
Мы за Русь погибнем маму и Христа.

К смерти невозможно нам привыкнуть,
Потому что враг везде вокруг
И веками будет длиться битва,
Нам поможет ангел лучший друг!



«Прошла Пасха»

Прошла уже пасха, да в цвете весеннем,
Мы видим счастливые добрые лица,
Мы в Храм поднимались по гладким ступеням,
С иконкой на входе, встречает сестрица.

Мы пост держим долго и всё ради веры
И все причастимся, помолимся вместе,
Но после того, как распустятся вербы,
Узнаем про Пасху мы свежие вести.

А вдруг согрешим, то с большим мы трудом,
Ведь божье терпение не бесконечно,
Гоморра сгорел и на вечно Садом,
А люди не думали, жили беспечно.

Трепещет и дышит душа вся моя,
Мы чтим, вспоминаем Христово страданье,
А с неба к нам спустится главный судья,
Скажу я ему, то что знал, в оправданье!


«Завтра зима»

Ведём на плаху мы немого,
Он жил средь смерти и разрух,
Был вестник он всего земного,
Но проклял вдруг священный дух.

Всегда ходил он с нами рядом,
Его страданье вдалеке,
Грехи снимали мы обрядом,
Не посовестившись ни с кем.

Должны мы матушке природы,
Летают по долине кони,
Как будто бы душа свободы,
А ты за счастьем вновь в погони.

Мы в счастье верим, близко где-то,
Ведь в нашем мире много зла
И с нами делится бог светом,
У Ангела есть два крыла.

Он создан был не рукотворный,
Приди казни людских господ,
Когда-то был совсем проворный,
Стареешь Ангел каждый год.

А вот и осень завершилась
И завтра первый день зимы,
Мечта о правде растворилась,
Мы видим ложь из-за спины!


«Горе Россиян»

Лунною ночью, в цвете рябиновом,
От урагана валились леса,
Не вижу тебя, ты сыночек, любимый мой,
Только я слышу детей голоса.

Было видение, видел семью я
И как всегда я о ней вспоминал,
Но на яву, я не видел тебя,
Только к себе меня бог не позвал.

Бога крестьянин опять кроет матами,
Никто не поможет народу в беде,
Бог окружил себя только богатыми,
Российский народ погибал в нищете.

Кто же поможет в таком горе нам,
Это же горе всех Россиян,
Смерть постучалась давно уже к вам,
Души затронул он наших мирян.

Вновь сатана поманил меня пальчиком,
Как поступить подсказала душа,
Я притворился тем маленьким мальчиком,
Помню раздоры и крик мятежа.

Видишь Россия, в народе все нищие,
Вдруг перестали ходить люди в храм,
Призраки ходят ночами погибшие,
Только во снах приходить будут к нам!


«Вместо жизни, Я»

Беда ко мне как тень приходит,
А с ней и стая воронья,
Потом и смерть с косой заходит,
А вместо жизни, буду Я.

Итак, прожили мы излишек,
В судьбе проложим колею,
Родил и воспитал детишек,
В Российском праведном краю.

Пришёл к голодному народу,
Ведь он сейчас в беду попал,
Страдал в любую я погоду,
Но я тогда ещё был мал.

И только наш властитель карлик,
Молитвы пел за упокой,
Укутан был как кукла в марли,
От жизни я старел такой.

О людях думать он не будет,
Его накажет бог и пусть,
Священный ветер с гор подует,
Развеет страх, печаль и грусть.

Я этот ветер в детстве слушал,
Не понимал, что правды нет,
Всю жизнь, я обещанья кушал,
Слова их были на обед.

Проснись Россия, ты во мраке,
Стряхни с себя всю грусть, печаль,
Наш дьявол, с сатаною в браке,
Такая на Руси мораль.

А если ты не Россиянин,
Живёшь в Финляндии пока,
То для своей страны ты барин,
Благословит тебя рука!



«Несу в руках я знамя»

На душе так холодно и дико,
Вновь везде преследует обман,
Отвернулся от меня владыка,
Помогать он будет, но не нам.

Каждый день мне ангел ночью снится,
Звон колоколов затих давно,
Наша жизнь, совсем не долго длится,
Счастье мы увидим лишь в кино.

У чиновников рождается величье,
Будут угнетать народ всегда,
Примут ангела опять они обличье,
Бога вспоминая иногда.

На Руси не проживёшь без славы,
На крестах с годами млекнет медь,
А живу я, без своей забавы,
Я за Русь, опять готов на смерть.

Вновь Российское в руках несу я знамя,
Над Отчизной развивается над всей,
Ты господь не уходи, останься с нами,
Всех рукой благослови своей!


«Горжусь Россией я»

Я не желаю видеть матери,
Не видел в жизни я покой,
Я к детям отношусь внимательно,
Жены не нужно мне другой.

Моя жена рукой не ласкана,
Она прекрасная ведь мать,
А осень радует нас красками,
Природу надо понимать.

А сколько в жизни надо радости?
Семью спасти от новых бед,
Предостеречь от пошлой гадости,
На всё я должен дать ответ.

А жизнь проходит вся в волнении,
Пишу стихи я день и ночь,
Чтоб не было в душе сомнений,
Ведь сердцу я хочу помочь.

Горжусь державой и Россией я,
Отчизна Родина и Слава
И я всегда спасу тебя,
Моя зелёная дубрава!


«Первый день зимы»

Сегодня первый день зимы,
Отчизна празднует победу,
Но снега здесь не видим мы,
За снегом все к Морозу Деду.

И детвора не на коньках,
Сегодня льда на лужах нету,
А белки не сидят на пнях,
А я, в Болгарию уеду.

Русак в Болгарии не вновь,
Зелёные нас встретят нивы,
Наш царь Руси пускает кровь,
Ведь он не ангел и чванливый.

На смерть стояла Русь в веках,
Вся устояла в пепелищах,
А дети гибли на руках,
Ты пожалей царь этих нищих.

Россия, я дитя твоё,
Но родила меня ты бедным,
Нас пожирает вороньё,
Я на земле поэт последний.

Конечно я, твой грешный сын,
У алтаря кресты целуя,
Вдруг разрослась на небе синь,
Пока несчастье всех минуя.

Сегодня первый день зимы,
Все купола церквей под солнцем
И покосились вдруг кресты,
А я таким родился горцем.

А за Державу мне обидно,
Пустила в сердце сатану,
Но богу с верху всё же видно
И он спасёт мою страну!


«Спаси Христос»

Христос спаси, страна в твоих руках,
В твоей разумной бесконечной власти
И преврати злодеев всех ты в прах,
Но выведи Россию, только к счастью.

Прошу тебя, народ объедини,
Людское счастье пусть подольше длится,
В семнадцатом наступят наши дни,
Я буду за тебя всегда молиться.

А завтрашний день, счастья не сулит
И в церкви запотевшее оконце,
Лампадка под иконою горит,
Играет вечно куполами солнце.

Ворота в рай господь нам отворит,
Свечу зажжёт и сердце отогреет,
А ангел в поднебесье воспарит,
Распятие на небе посветлеет.

Нас, дьявол с сатаною не страшат,
Большую я в себе ношу надежду,
А вера в бога, нас всегда целят,
Священника надену я одежду.

Пуста стоит пока моя обитель,
Мою наполнив душу тишиной,
С небес, ко мне, спускается спаситель,
Полечит сердце, я совсем больной.

А вера в бога, это сокровенно,
Ты грешника господь возьми помилуй,
Ты был всегда создателем вселенной,
Все прогони с Руси ты злые силы.

А в час расплаты, всё покрылось пылью,
Ложится серебристая роса,
Все ангелы уносят нас на крыльях,
Их в небесах мы слышим голоса.

Как хорошо в покоях тех небесных,
Ведь нам не счесть далёких всех светил,
А вишня расцвела в садах окрестных
И ангелы поют во что есть сил.

И не хватает больше нам пространства,
Корабль нас дождался у причала,
Природой завершалось всё убранство,
Ведь нету злу конца и нет начала.

Мой бог явился мысленному взору,
Его от глаз скрываю посторонних,
А вера в бога вечная, в дозоре,
Всех бдит врагов земных и преисподних!



«Восстанет душа моя»

Приходит к нам златая осень,
Летают листья в небесах,
А мы у бога счастья просим
И капли влаги в волосах.

Меня гнетут воспоминанья,
Уходит осень и года
И пролетают мирозданья,
Всё остаётся, как всегда.

Природа плакала и пела,
Я уходил в небытия,
Не до кого мне нету дела,
Восстанет вдруг душа моя.

Даёт господь для жизни сроки,
Молись Христу и слёзы лей,
А на иконе лик был строгий,
Живём для Родины своей.

А жизнь бежит, оставив силы,
Благословенья ждём Христа
И изнутри Россия гнила,
Дождёмся света мы конца.

Мы без родного снова крова,
Голодных, мокрых всех насквозь,
Хотим, чего ни будь земного,
Спаси ты нас родной Христос.

Пришёл господь и мы прозрели,
За нами ты закроешь дверь,
А ангелочки все запели,
Доступные душе теперь.

Во лжи мы стёрли слепоту,
Своё терпенье не утратив,
Служить мы будем лишь Христу,
Встречаем мы сестёр и братьев.

Дождёмся мы от бога слова,
Переродиться хочу в свет,
А изучаем Ветхий, Новый,
Весь, богом созданный завет!


«За Русь»

Смотрю в глаза, в них вижу божий свет,
А в сердце затаилась вдруг тревога
И с истечением тех многих лет,
Я в храме вспоминаю бога.

Иконы прикоснулся я стекла,
Сухими и холодными губами,
А сердце и душа моя светла
И я как дома, в православном храме.

Наступит людям скоро божий день,
С молитвой обратимся к божьей маме,
Когда весной распустится сирень,
По лужам, босыми иду ногами.

И с нами ангелы незримы пребывали,
Я просто честный, вовсе не святой,
А рясу, я одеть могу едва ли,
Сперва я разберусь и в жизни той.

Когда отслужат в храме литургию,
Я бога попрошу принять меня,
Попы одеты в ризы дорогие,
Живу я для семьи и для тебя.

А горя в жизни было много,
Я думал о вестях благих,
Я обратился снова к богу,
Пою молитвы для живых.

И вознесу я их всех к небу,
Читаю перед алтарём,
А я пристал к святому брегу,
За веру нашу мы умрём.

Добился правды, это чудо,
Но я чужой в своей толпе
И нету счастья мне покуда,
Услышу бога я в мольбе.

Россия мать для хрестьянина,
Не надо братьев забывать
И мусульманину любима,
За Русь готовы умирать!



«Прости Наполеон»

В машину времени опять вгляжусь,
Я вижу Францию, а там Наполеона,
В двенадцатом году идёт на Русь,
Чеканя шаг, над головой знамёна.

А сколько их легло в Бородино,
Разграблены кремлёвские палаты,
Наполеону той зимой дано,
Крестьянские услышать с лесу маты.

Хотят до бога донести слова,
Врага чтоб погубить, пусти поближе,
Француз бежать успеет ли едва,
А от гусаров спрячется в Париже.

А время я в вперёд переведу,
Я вижу, как растёт в России смута,
Штыками колют, рубят на ходу,
А чья-то лошадь, дохлая, раздута.

Осталось у народа много сил,
Услышим впереди мы много матов,
Всех русских, бог давно благословил,
Врагов стрелять в упор из автоматов!



«Искушение»

Матом ты кроешь народ весь безбожно,
Стихи отдаю я в печать,
А жить по-другому, совсем невозможно,
Бога на небе встречать.

Вижу весной я луга как картины,
Весь зеленеет наш бор
И помолюсь я за божьего сына,
Сглаживать надо укор.

Все мы хотели насущного хлеба
И попросили Христа,
Он забирает всех верных на небо,
Если найдутся места.

В нашем раю, так прекрасно и тихо,
Бог нас встречает один,
В зад забегаю я яблочный, лихо,
Змей мне: «Куда господин»?

Вот тебе яблочко, здесь прям откушай,
Я не могу говорю,
Ты человек только бога не слушай,
Чудо тебе сотворю.

Я не Адам, не поддамся бессилью,
Буду заветы все чтить
И некогда не прибегну к насилью,
Сердце молитвою мыть!


Мне кажется, что понять до конца мои строки сможет только тот, кто сам поменял страну. Уезжал я из Санкт - Петербурга. Время сейчас такое, что жалеть мне не о чем. Я уверен, что поступил правильно. Но там в прошлом осталась моя жизнь. И я ее очень люблю. Тот ночной Петербург, разводные мосты и конечно же милые, белые, ночи!
*******************************************************

«Я не могу без Родины»
Мама Русь опять гниёт,
А местами так несчастна,
Ностальгия вновь гнетёт,
Страшно, боязно, прекрасно.

Моя рабская страна,
Ты до боли мне приятна,
Не уехал некуда,
Но хочу уже обратно.

Русь не нищая страна,
Здесь сердца богаты светом,
Вновь беременна она,
Я опять грущу об этом.

Не жалеет чёрт когтей,
Поднимает на веселье,
Ты о прошлом не жалей,
Настаёт с утра похмелье.

Ты истерзана страна,
Здесь всего ценнее правда,
А Фемида жить должна,
Я хочу домой обратно.

Этот подлый злобный мир,
Был родным мне от рожденья
И помолимся все мы,
Все достойны сожаленья.

Моя милая страна,
С малых лет ты мне знакома,
Родина моя, тюрьма,
На Руси лишился дома.

Беспокойно всё вокруг,
Казням будет продолженье,
АКМ мой милый друг,
Из ствола лишь пуль движенье.

Потерпи чуть-чуть страна,
Захлестнёт волна печалью,
Нам ты Родина нужна,
По тебе я вновь скучаю.

Царь кремлёвский вечно лжёт,
Мама Русь взрывоопасна,
А народ наш слёзы льёт,
В нищете, но всем прекрасно.

По России я тоскую,
Где-то там мой Отчий дом,
Где попало я ночую,
Сожалел, но не о том.

А во снах я детство вижу
И один и тот же сон,
Постарел я, текст не вижу
Не забуду о былом.

Ностальгия лишь о прошлом,
Ангел руку мне пожмёт,
А печалью в сердце вросшим,
Мама Родина зовёт.

Горы милые седые,
Я Кавказский знал восход,
Реки, горы все родные
И семья в ауле ждёт.

За границей эмигранты,
По Отчизне все грустят,
Им не жалко бриллианты,
По ночам они не спят.

По России все тоскуют,
Душу гложет тишиной
И на картах всё колдуют,
Солнце спорило с Луной.

Всё отдали б без остатка,
Только Родина не ждёт
И не надо им достатка,
Правду боженька зачтёт.

Мы останемся чужими
И на две неравных части,
Ведь не будем мы иными,
На душе лежит несчастье.

Разделил свою судьбу
И разломанное счастье,
Его склеить не смогу,
На Руси опять ненастье.

В грудь стучу, себя ругая
И не знаю, чья вина,
А вокруг кипит другая
И чужая мне страна.

В этом мире мы случайны,
Что чиновники творят?
Не раскрыты царства тайны
И про то не говорят.

Остаёмся мы чужими,
На чужбине много лет,
Как без Родины мы жили?
В той стране, которой нет.

Я порой, себя ругая
И не зная, чья вина,
А вокруг меня другая,
Непонятная страна!



«Река Лаба»

Бьются о тёмные скалы,
Волны и шумные валы,
В низу стоит сосновый бор
И смотрит на вершины гор.

Кричат над головой орлы,
Весенней не дождавшись мглы,
Вот солнца луч прибился к нам,
К Альпийским молодым лугам.

Я слышу, как гремит обвал,
Камнями на тропу упал,
Он реку всю загородил,
Поток воды остановил.

Лишь на минутку присмирев,
Лаба на милость сменит гнев,
Но через миг снесла река,
Все затопила берега.

Лаба, прорвавшись чрез обвал,
Который грудою лежал,
Вся устремилась силой вод,
Под ледяной лавиной свод!



«В Санкт - Петербурге»

В Санкт – Петербурге много улиц шумных,
Я по субботам захожу в Казанский Храм,
Смотрю на стариков всегда безумных,
Молитвам предаюсь, своим мечтам.

А время пролетит, промчатся годы,
С небес властителю не видно нас
И весь народ зайдёт под эти своды,
Армагеддону скоро близок час.

Молюсь я на Христа, уединённый,
Прошу за то, чтоб патриарх крестов,
Чтоб стал на веки я забвенный
И пережил чтоб всех своих отцов.

А в колыбели, я дитя ласкаю,
А ты дитя моё меня прости,
Своё вам место внуки уступаю,
Настало время умирать, а вам цвести.

И пусть встречает нас у входа,
Сын будет на трубе играть,
А мать любимая природа,
Нам вечно красотой сиять!


«12 июня»

12 июня наша страна отмечает важный государственный праздник – День России, или же День принятия Декларации о государственном суверенитете России, как именовался этот праздник до 2002 года. Это один из самых «молодых» государственных праздников в стране. 12 июня 1990 года первый Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете России, в которой было провозглашено главенство Конституции России и ее законов. К тому времени многие республики СССР уже приняли решение о своем суверенитете, поэтому данный документ принимался в условиях, когда республики одна за другой становились независимыми. И важной вехой в укреплении российской государственности стало принятие нового названия страны – Российская Федерация (Россия). Кстати, именно 12 июня помимо «независимости» Россия обрела и первого Президента – в этот день, но уже в 1991 году состоялись первые в истории страны всенародные открытые выборы президента, на которых одержал победу Б.Н. Ельцин. Именно он своим указом в 1994 году придал 12 июня государственное значение, а сам праздник получил название - День принятия декларации о государственном суверенитете России. Позже, для простоты, его стали называть Днем независимости.

«День Рожденье России 25 лет»

С днем рожденья, Россия!
Я тебя поздравляю,
Ведь в единстве вся сила
Тебя мать обнимаю.

Обрели независимость,
Встали на ноги мы,
Не мираж и не видимость,
Избежать бы тюрьмы.

Все ведь страны как страны,
Любят бога, народ,
У кремля все изъяны,
А на троне урод.

Люцифер сидит в маске,
Пьёт кровиночку всю,
На войну и без каски,
На столбе я висю.

Все политики вредные,
Носят в сердце вину,
На людях не заметные,
Погубили страну.

А ведь сколько не пройдено?
Цель народа вперед,
С днем рождения, Родина,
В юбилейный твой год.

Двадцать пять тех годочков,
Пролетело как миг,
Я твой сын, а не дочка,
Помолюсь я на лик.

Тебя Русь с днем рождения,
Только нету страны,
Лишь одни убежденья,
Так мы жить не должны.

С тобой вера Россия,
Разгоралась зарница,
Верность, честность и сила,
Но как в клетке ты птица.

Пусть твой путь будет добрым,
Под покровом небес,
Я проснулся стал бодрым
И не страшен мне бес.

Русь ты наша доныне,
Подыми свою рать
И в веках ты Россия,
Наша вечная мать.

Поют певчие в храмах,
Много старых икон,
Ведь святые в тех рамах,
Им отдайте поклон.

Разом все цепи скиньте,
Пусть звенят кандалы,
Ярмо с шеи снимите,
Тюрьмы стали малы.

Её дети послушны,
Жить хотим лишь в стране,
Дьявол лезет к нам в души,
Топит Русь он в дерьме.

Он сношает Фемиду,
Строит новый острог,
Не покажем мы виду,
Что к народу он строг!


«Прощальная улыбка»

Я помню это чудное веселье,
На утро все страдали от похмелья,
Отшибло память тех минувших дней,
Кто больше напивался, тот смелей.

Прошёл я путь и труд и горе
И чёрное как уголь в Сочи море,
Я не хочу так просто умирать,
Мне надоело в мире том страдать.

Я помолюсь, даст бог мне наслажденья
И не останется во мне и сожаленья,
Я всей людской гармонией упьюсь,
Слезами на могиле обольюсь.

Господь придёт на мой закат печальный,
Всех одарит своей улыбкой он прощальной,
Кто в этой жизни, был совсем никем,
Бог сотворит судьбу и станешь всем!

«Соединение судеб»

Покинув берега Отчизны дальней,
Я покидал свой край, чужой,
В тот час неведомо печальный,
Остался виноват я пред тобой.

Твои ослабевшие руки,
Меня пытались удержать,
Не пережить нам той разлуки
И мысли наши не прервать.

И ты от моего страданья,
Сама страдала как всегда
И от несчастного изгнанья,
Ты за собой меня звала.

И ты призналась в день свиданья,
Под сводом неба голубым,
Что пережила все страданья,
Мы судьбы вдруг соединим!


«Вожделенный миг»

Они сидят на троне
И кушают все в сласть,
Людишки все в загоне
И не получат власть.

Настал миг вожделенный,
Окончен труд мирской,
А символ многолетний,
Отправит нас домой.

А грусть тревожит тайно,
Я подвиг совершил
И здесь я не случайно
И похоть ублажил.

С полна я принял плату,
За всё что совершил,
Я получил расплату,
За то, что согрешил.

«Прошедшая слава»

Согласен ради вас сидеть в тюрьме,
Но чтобы были счастливы всегда вы,
А если даже, утону в дерьме,
Не стыдно будет, от прошедшей славы!



«День хороший»

Настало утро, солнце светит,
За мной припёрлись на рассвете,
Везут меня опять на суд,
Там, за решёткой всех дерут.

Нет денег дать судье на лапу,
Следачка сука ждёт зарплату,
А прокурорша села срать,
Чтоб всю бумагу истрепать.

Мой адвокат не будет лгать,
Чтобы судью не раздражать,
Судья подумала немножко
И подарила парню трёшку.

Думал малый чтоб всегда,
Воля, милою была,
А следачка с прокуроршей,
Прослезились вдруг немножко.

Я в тюрьме не унывал,
Силы в теле собирал,
Чтоб потом с врагом сразиться,
Водки беленькой напиться.

На свободу вышел я,
Меня встретила семья,
Унывать мне не пришлось,
Как-то всё и обошлось.

Вот и сказочке конец,
А кто слушал молодец,
Доверяй не другу ты,
А жене дари цветы!


«Осень в горах»

В горах сентябрь наступил,
С деревьев всё стекает
И ветер лист с ветвей спустил,
Тропинка подмерзает.

Бежит журча с горы ручей,
А снег уж поспешает,
Лишь мишка с ношею своей,
В берлогу поспевает.

Зимой скользим по зеркалу стоячих ровных рек
И не заметим мы блестящие тревоги,
Не надоело нам, что сыпет снег,
Не надоест и жителю берлоги.

Всё хорошо и мир благоухает
И лишь медведь не может целый век,
Ему и мёду вовсе не хватает,
Поможет в этом мишке человек!

«Гибель царя»

У нашего царя, вся в золоте палата,
В ней много серебра, алмазами богата,
Ларец хрустальный в ней хранится под стеклом
И стража злая вся стоит кругом.

Царь приказал всех полногрудых жён
И всех красивых девственных мадонн,
Согнать девиц быстрей в его палаты,
Чтоб не было большой в стране утраты.

И эти бабы будут все рожать,
Чтоб его войско быстро пополнять,
Всем раздадут плащи и шпаги,
И орден воинской отваги.

Своё всё войско в замок поместил,
Был он начальником народных наших сил,
Он ждал свершения священного похода
И долгожданный день двенадцатого года.

Настал Армагеддон в толпе суровой,
Вся обновится жизнь в свободе новой,
Палач в корзину бросит голову царя,
Народ поймёт, что царь погиб не зря!



«Лавровый венец»

Тот карлик выродок, достойный слёз и смеха,
Над ним смеются все поклонники успеха,
А мимо храма вдруг проходит человек,
Господь таких жалеет целый век.

Но карлик истребить всё хочет поколенье,
А люди все слепцы, в глазах их умиленье,
Они таинственно спасаются тобою
И божьим ликом, и священной сединою.

Проснись народ от сна, ведь сердце просит
И улетает век и память всю уносит
И помни ты всегда, господь и ты, вдвоём,
Мы победим всё зло и как один умрём.

А если счастье не найдёшь, то есть покой и воля,
На наш несчастный век досталась эта доля,
На голову свою, я должен наконец,
Надеть без компромиссов, лавровый венец!




«Пророчества»

И вот сбылись мои пророчества,
Всей страстной юности моей,
Я погибал от одиночества,
В тюрьме сидел из-за людей.

Из мрака вышел бог таинственный,
Молитвой всех он в круг согнал,
На помощь друг пришёл единственный
И я его в толпе узнал.

Детей своих не видел радостных,
Я был чужим среди своих,
И от раздоров этих тягостных
И от годов своих шальных.

И ухожу я с этой думою,
С тех пор по свету я брожу
И с той походкой да угрюмою,
Я пол планеты обхожу.

Я видел лица безотрадные,
Смотрю я с грустью на людей,
Все бабы были здесь нарядные,
Глаза беснующих детей.

Любовь свою я тоже встретил
И к ней я первый сделал шаг,
На все вопросы я ответил,
Ведь я совсем ещё не маг.

Есть в ней душа и есть свобода,
Есть в ней любовь и есть язык
И никакая непогода,
Не сможет разлучить всех их.

Но как преподнесу себя
И как смогу понять тебя,
Пойму ли я, чем ты живёшь,
Что скажет царь, то будет ложь!


«Я поэт»

Я поэт говорю стихами,
Детям на ночь рассказывал сказки,
Что стоит за моими словами?
Доброту оставляю и ласки.

Строфа в тетрадке ложится плавно,
Она упряма и бесконечна,
А я дружу с ней совсем недавно,
Ведь я поэт и живу я вечно!


«Ответ у Ангела»

Запутался я в паутине жизни,
Не пойму я, где зло, где добро,
Перемешались в голове все мысли,
Я не знаю, мне спросить кого.

Кровавой русло вижу я реки,
Её я в брод прошёл и беззаботно,
Сегодня бог не подал мне руки
И лишь в раю живётся всем вольготно.

Я жить хочу от всех проблем свободно,
Нет у меня не зависти не злобы,
А жизнь прожитая, уже судьбе не годна
И надо не забыть об этом чтобы.

Нет сожаленья, только пустота,
Мне не даёт никто сейчас ответа,
А в сердце не вместилась красота,
Душа была вся выжжена до пепла.

А вы поэту на слово поверьте,
Ведь я зачем-то на земле живу,
Во имя жизни, или даже смерти,
У ангела ответ я свой найду!


«Соль судьбы»

Моя Родина так далеко,
Её видеть желание будет,
Я уехал с России давно,
Лишь тоска, как явление судеб.

Я не чаял в России души,
Косяки журавлей в поднебесье,
В моём сердце огонь не туши,
Может пламя опять в нём воскреснет.

На чужбине я, в самой глуши,
Здесь прекрасные волны морские,
Ты судьба подожди, не спеши,
По Руси у меня ностальгия.

Обнимаю берёзку любя,
Тополя запоют и застонут,
Не забуду Россия тебя,
Я тоскую, за сердце затронут.

А от радуги свет безмятежный,
После дождичка, сразу в четверг,
В сердце вера, любовь и надежда,
Пока Родину я не отверг.

Что я видел в России? Лишь тюрьмы,
Снял ярмо, разорвал кандалы,
А на улицах полные урны,
А в метро по ногам, как слоны.

Если дети останутся, сядут,
Будут внуки, потомки сидеть
И в сырую могилу все лягут,
На чужбине смогу умереть.

На свободе пожить, это радость,
Нет решёток, суровых собак,
А в России тюрьма, это гадость,
Кто подскажет, с тюрьмы выйти, как?

Этот крик, рвущий душу на части,
Из тюрьмы выйти мы не смогли,
Лишь свобода составит нам счастье,
Наше горе и есть соль судьбы!

«Письмо любимой»

Я пишу электронное ночью письмо,
Я с женой поделюсь вдруг, кусочком нелепой тоски,
А роднее её у меня ведь и нет никого,
Из тюрьмы к ней вернусь, сквозь туманы, дожди и пески.

Я приду к вам с добром, чтобы помнили вы обо мне
И готов поделиться душой, с тем, кому не хватает тепла,
Я в тюрьме каждый день вижу деток всех славных во сне,
Но сгорает всё тело моё изнутри и дотла.

Сквозь решётку смотрел в облака и винил там кого-то,
Беспокоюсь за них и совсем я плевал за себя,
Я стихами заполню в душе все на полках пустоты,
Полагаюсь любимая только лишь я на тебя!

«Млечный путь»

Снуют за забором машины,
Людишки спешат по квартирам,
Тоскую в «Крестах» без причины,
Подчёркивал строфы пунктиром.

И бог мне не дарит свободу,
Закрыл для меня все дороги,
Я здесь не смотрю на погоду,
Отвыкли по ним ходить ноги.

А я сквозь решётку кричу,
Ведь крест свой тяжёлый я нёс,
Свободу делить не хочу,
Я в клетке сижу, словно пёс.

Но вечного нет ничего,
Я скоро уйду на свободу,
Спросить мне об этом кого?
В любую уйду я погоду.

А там меня встретит семья,
Тюрьму я забуду на вечно,
Детишки мои и жена
И путь предо мной, только млечный!

«Весна над «Крестами»»

Весна пришла и над «Крестами»,
Всех в небо нас к себе маня,
А купол неба с журавлями,
Все души наши теребя.

Мы здесь в тюрьме осиротели,
Глаза все светятся тоской,
Зима ушла и нет метелей,
Там «Зимний» дремлет за Нивой.

Ищу слова и в книгах роюсь,
А кот на крыше про фырчит,
Я за Державу беспокоюсь,
Галдят над рощами грачи.

Свобода скоро прояснится,
Народа кровь в сердцах горит,
Каким глаголом той жар-птицы?
Россия с нами говорит.

Наш праздник май стучится в двери,
Его готовятся встречать,
Сидим в тюрьме, но мы не звери
И хаем всю мы ФСИНа рать!

«Уборка»

Если в «хате» не убраться,
Будем по уши в дерьме,
Нужно с мыслями собраться,
Как и что найти во тьме.

В тюрьму веник приносили,
Но не приняли его,
Менты за нос всех водили,
Что мы смотрим все кино.

Стульчака не допрошусь,
Нынче бедное СИЗО,
Лучше богу помолюсь,
Ангел смотрит к нам в окно.

Заявление пишу я,
Не доходит не одно,
А у бога попросил я,
Передаст пусть всё в окно!

«Золотой Будда»

Внутри всё так отрешено,
Давно нет времени и мыслей,
А счастье всё оглашено,
С душой божественного смысла.

Всех мыслей я, преобразив поток,
Так тихо, не дышу как будто
И лотоса распустится цветок
И выйдет из него священный Будда.

Я в глубине себя храню покой,
Сегодня не доверю даже другу,
В Дацане стоит Будда золотой
И церемония вокруг него по кругу.

Я нахожусь как будто в пустоте,
Нет созерцать не времени, не мыслей,
Хранится предков мудрость в голове
И всё хочу я сделать очень быстро.

Пишу стихи, не попадая в рифмы
И вижу, как горит над головой,
В том месте у святых рисуют нимбы,
Висит над Буддой обруч золотой!

«Прозренье»

В тюрьме я ненавижу тишину
И думаю о боге иногда,
Люблю своих детей я и жену,
Она ведь у меня всего одна.

Хочу семью увидеть, рядом нету,
Я получил их в дар от божества,
Перекрещусь на небо на рассвете,
На век забыла родина меня.

А я люблю и ненавижу тоже
И кандалы снять не имею права,
Я дать хочу чиновнику по роже,
Не бог придёт ко мне с прозреньем, Дао!


«Заново судьбу начать»

Я тропу искал в ночи,
Буду под луной камлать,
Не боюсь я темноты,
Некого на помощь звать.

Не схожу пока с ума,
Слышу зов своей души,
Чтобы истину понять,
Надо в кельи жить в глуши.

Вновь дыханье обретя,
Выйду если повезёт,
Я живу совсем не зря
И судьба меня несёт.

Не могу я больше ждать,
Я в рукав не буду ныть,
Чего стоит благодать,
Дальше стану лучше жить.

Что скажу я существам?
Не боятся, что Христа?
Будет смерть и корм червям,
Не заснуть бы до утра.

Чувствую змеи укус,
Он не страшен яд в крови,
Был ли прав наш Иисус?
Помолись ты и замри.

Ночь пройдёт, наступит день,
Буду снова в дверь стучать,
В жизни надо выбрать тень,
Заново судьбу начать!


«Мой срок»

Добуду счастья как ни будь,
Наступит такой день,
В последний свой отправлюсь путь,
Исчезну словно тень.

Цветок любви раскроется,
Я получу сполна,
Добро со злом всё борется,
Я не сошёл с ума.

Я крест несу тяжёлый свой,
Его не уроню
И не пожертвую судьбой,
Ведь я прошёл войну.

Всё в голове не вяжется,
Я словно в кабале,
Мне мёдом жизнь не кажется,
Как будто всё во сне.

Что было пережито,
Пройдёт как страшный сон,
Судьба совсем разбита,
Жизнь нанесла урон.

Я стал каким-то мнимым,
Всех нас рассудит бог,
Всё станет справедливым,
Закончится мой срок!


«Свобода»

Смотрю в окно и падает слеза,
Но с каждым днём становится светлей,
Лишь на Неву направлены глаза,
А я стою, прям на стекле страстей.

Тюрьма иллюзия, а я в ней отраженье,
Иду по лезвию, не зная, что внизу,
Свои совсем не чувствую движенья,
Смотрю на Русь, чуть обронив слезу.

Пол века прожил и опять паденье,
Тюремный мир проходит через наш,
В Неве, судьбы я вижу отражение,
Как я мечтаю, чтобы было всё мираж.

И эти стены, эти потолки
И двери из железа и засовы,
Кровавые и старые «Кресты»,
Надели здесь на узников оковы.

Мы жизнь живём неправильно порой,
Молюсь я каждый вечер перед сном,
Тюрьма мне предназначена судьбой,
Я лишь свободу вижу за окном.

Тюремный храм звенит в колокола,
Пора мне на свободу выходить,
А на Неве, от радости волна,
Слезу со мной от счастья хочет лить!

«Рюмку за комбата»
Посвящаю 70-летию Великой Победы

Вокруг война и танки прут,
А мы в окопах пуль боялись,
Как мухи на войне все мрут,
Лишь после боя улыбались.

Остались живы, благодать,
Затишье в небе, облака,
За Русь воюет наша рать,
Сжимала автомат рука.

В окопы дали с мясом кашу,
Всей логике на перекор,
За раз мечту исполнил нашу,
Нас накормил комбат майор.

Я перед боем не поем,
А вдруг в живот осколок ранит,
Ведь я в бою как рыба нем,
Я на войне и очень занят.

Приказ в атаку, мы на месте,
Сто «Тигров» двигались на нас.
Погибнуть не хотим без чести,
Когда настанет смертный час.

Наш взводный сразу посуровел,
На наш вопрос не дал ответ,
Для нас казался он не строгим,
Ему не полных двадцать лет.

Бойцов в атаку поднимая,
Отдал команду старшине,
Идёт на смерть, об этом зная,
Ведь вся земля уже в огне.

В бою прикрыв собой солдата,
Он бросил вызов злой судьбе,
Фашиста проклинаем гада,
В крови лежал он на земле.

На День Победы, все ребята,
Хоть нас осталось ничего,
Майора вспомним мы, комбата,
Поднимем рюмку за него!


«FUSION»

Телевизор пришёл в посылке,
«FUSION» название его,
Я смотрю на него без улыбки,
Зачем он в тюрьме, для чего?

А может сидеть, вместо стула?
А может быть стол для двоих?
Из какого же он аула?
А сала нет ли у них?

В каптёрку его положили,
Чтоб крысы смотрели рекламу,
Увидели сыр, слёзы лили,
Просить буду я божью маму.

Начальник, верни телевизор,
А то я сойду здесь с ума,
Как нынче погода капризна,
Не так уже светит луна.

Товарищ полковник поймите,
Поэту нельзя без него,
В моё положенье войдите
И вместе посмотрим кино.

Поздравлю я всех с «Днём Победы»,
Про то напишу я стихи,
«FUSION», родненький, где ты?
Без тебя я умру от тоски.

Господь вас за это одарит,
Вручит генерала погоны,
Судьба никогда не обманет,
За вас помолюсь на иконы!

«Не надо войны»

Летят «вертушки», стреляют с «птурсов»,
А нам сигналят с передовой,
Геройски гибнем, средь нас нет трусов,
Врага по всюду собрался рой.

Мы на прорыв и опять в атаку,
Спешим на помощь, по пояс в грязь.
Мы на смерть бьёмся, вступили в драку,
Рублю лопаткой, всю вражью мразь.

Под Кандагаром страшнее было,
Там даже дети стреляли в нас.
Нам не хватало простого мыла,
Чтоб смыть весь порох с лица и грязь.

А здесь Россия и «ваххабиты»,
Герзель – Аул, мы прошли на марш,
Ворота в ад, нам всегда открыты,
Под танком крик, боевик весь в фарш.

Мы сколько будим играть в войнушку?
Хочу я просто обнять дитя,
Ему в подарок вручить игрушку,
Войну не вспомнил бы никогда!

«Весточка в тюрьму»

Напиши мне супруга простое письмо,
Как прочту я его положу далеко,
Станет грустно совсем, я достану его,
Это ведь эликсир для меня от всего.

Сердце рвётся на части, душа вся болит.
Почитаю в ненастье, письмо исцелит,
Как конверт я открою к глазам поднесу,
А твою вижу только во сне я красу.

Я в тюрьме вспоминаю тебя каждый час.
Дорогая я верю, напишешь не раз,
Вспомню нежность в глазах и фигурку твою,
Ту улыбку в устах, как тебя я люблю.

Как звезда ты в степи, лучик света во тьме
И твой голос в тиши снова слышится мне,
Помню запах волос, красоту твоих рук,
Сколько пролитых слёз, пережитых всех мук.

Буду в мыслях с тобой, до конца своих дней,
Ты моей будь женой и мне только поверь,
Срок дадут не большой, ты чуток потерпи
И я вытерплю всё, лишь детей береги.

Жизнь с нуля мы начнём, ведь сильней всех любовь
И вдвоём мы уснём, заиграла чтоб кровь,
Дорогая моя, ты дождёшься меня?
Я умру без тебя, ты как с неба звезда!



«Самое главное»

Я стою и молюсь у окна,
В голове у меня кладезь знанья,
Дома ждёт декабристка жена,
Дети будут моё состоянье.

А внутри гложет зависти червь,
Ведь меня не коснулось то счастье,
Я как в клетке подраненный зверь,
Надомною лишь горя ненастье.

Никогда не забуду тебя,
Я в тюрьме превратился в клячу,
Растерзали заботы меня,
Брошу карту свою на удачу.

Что же делать друзья дальше нам,
Увеличить свой ум, да в сто крат,
Раздадим мы долги наши вам,
Я безмерно умом лишь богат.

До конца проживаю я век,
По душе, добродетель и братство,
Я Российский в душе человек,
Это Родины нашей богатство!



«Тюрьму никогда не забуду»

Завтра первое мая, весна,
С красотою своей первозданной,
А как хочет на волю душа,
За своей плотью битой и рванной.

Там в деревне поют петухи,
Индюки вместе с ними горланят,
Гонят стадо коров пастухи,
Скот ругая как попадя бранью.

Там на поле цветы и трава,
Светит яркое солнце повсюду,
Ведь сирень уж давно зацвела,
Целый день я её нюхать буду.

Соловей наш Российский певец,
Не забуду я эту пичугу,
Скоро сроку настанет конец,
Но тюрьму никогда не забуду!



«Время»

Время прям за стрелочкой идёт,
Потихоньку, в годы всё вливается,
Человек взрослеет, старость ждёт,
Временные чаши заполняются.

Часики всё тикают стучат,
Время в путь далёкий отправляется,
А ветра секунды к времени домчат,
Двери вековые отворяются.

Каждый год со скоростью несётся
И часы с минутами в полёте,
Стук часов, как эхо раздаётся,
Будто бы летим мы в самолёте.

Красной площади я вижу мостовые,
Век прошёл, всем боги объявили
И на колесницах к нам вкатили,
Люди их о времени молили.

Но у каждого ведь время есть своё,
Предначертано судьбой нам жить по мере
И не нужно время мне твоё,
Остановится оно, но только в вере!

«Новая эра»

Тупая гитара играет аккорды
И флейта у дочки по девичьи плачет,
Со сцены я слышу поют клавикорды,
Трубы сына нет и чего это значит?

Оркестр играл сублимацию быта,
А сын дирижёр и махал всем рукой,
Мелодия Моцарта им не забыта,
А если замешкают, топнет ногой.

Музыка, ноты, всё тянется к богу,
Мелодии Баха на сцене воскресли,
Мы эры ведь новой стоим у порога,
Нам Битлз не нужен, а также и Пресли.

И только сегодня настало прозренье,
А музыка сына встречается с вечным,
У каждого в жизни свои только мненья,
Всё стало последним и даже конечным!



«День Победы придёт на Русь»

Пахнет Родина мать перегнившими листьями,
Пахнет хлебом из печки, ведь это же рай,
На войне ожидал я от снайпера выстрела,
Неизбывная боль, за родной отчий край.
Над тобою глумились хазары и половцы
И с фашистом пришлось на войне воевать,
День победы настал и об этом нам помнится,
Нам Христос в том помог и богородица Мать.
А девятого мая, мы вспомним спасителя,
Крест Георгия славой победно блистал,
Занят кремль теперь, сатаной искусителем,
Как поругана Русь, кто её растерзал.

Царь Отчизну унизил, за сотню серебряных,
Всю продал с молотка, Православную Русь,
Он в тюрьму посадил, приближённых всех преданных,
В том грехе разберётся спаситель наш пусть.

И продал Люцифер, всё богатство народное
И наполнил Россию голодной толпой,
Ветеранам войны, дал жильё всё негодное,
Беспредел, да и только и волком хоть вой.

День победы сейчас, пой гармонь залихватская,
Кровоточит до боли, родная земля,
Разоряют тебя, безнаказанно властвуя,
А в семнадцатом вновь, пепел с кровью, война!


«О господи, спаси все наши души»

Ведь я не гитарист, не дёргал струны
И без меня хватало мастаков,
А я поэт, везде ищу фортуны,
Мошенников изысканных сортов.

И на Болотной, в демонстрантской тесне,
Ведь прятаться не знали от кого,
Мои шептали тихо люди песни,
В тот день когда не пелось ничего.

Но всех людей ОМОН прогнал в потоки
И беспредельно гнали всех в другой конец,
Ведь все истории порвать хотят истоки,
Я слышу стук поруганных сердец.

А кто стрелять с кремля отдал команду?
Ведь аппозицию искали, только их,
Всех пачками хватали, но по рангу
И выбивая весь народ из колеи.

И что теперь народ положит в душу,
Ведь распахала их как плугом власть
И вынося всё лучшее наружу,
А сохранили только спрятанную часть.

Ведь у народа пусто было в пузе,
Но были они смелы и честны
И не были ведь с дьяволом в союзе
И не боялись пошлой крутизны.

Не видели глаза, не слышат уши,
Всё магия высокопарных слов,
О господи, спаси все наши души
И позолоту Русских куполов.

А сатана идёт за мной по следу,
Я не желаю мучеником стать
И за кордон пока я не уеду
И душу дьяволу, я не готов отдать.

А про меня напишут обобщенья,
Ведь жил я в настоящем и былом,
Всегда живу с людьми и лишь общеньем
И не разбрасываюсь лишним я умом.

А где-то, в самом чреве небосвода,
Там наш Христос за облаком живёт,
Мне до свободы остаётся лишь полгода,
А просто так срок сам ведь не уйдёт.

И вдруг берёзка русская заплачет
И звон колоколов в ночной тиши,
Ведь для меня свобода много значит,
А дьявол, ты со смертью не спеши!


«Мы Вас помним»

Салют на красной площади, шары,
Сегодня майский праздник, День Победы,
Всем дарим ветеранам мы цветы,
Они давно стары и все прадеды.

Выходит, президент их поздравлять,
Им счастья обещает и квартиры,
Не могут ветераны лишь понять,
В какие запихнут теперь их дыры.

Им пенсии поднимут во сто крат,
А жизни ведь осталось да чуть - чуть,
Ведь каждый ветеран вниманью рад,
В последний приготовились все путь.

А им война напомнит о себе,
Наградами, морщинами, слезами,
До смерти не забудут о войне
И в памяти они всегда все с нами!




«Ветераны с сединой»

Сегодня 9 мая,
Ветераны в рядах с сединой,
А жизнь ведь у них другая,
Фашистов истребили рой.

Мы победили фашизм,
Чтоб Германия нас лучше жила,
Какой же идиотизм,
Партия, народ свой забыла.

Глумились над нами чиновники,
Не замечал президент,
Уже ветераны покойники,
Жить обещано было сто лет.

Они в нищете умирали,
В трущобах, голодные все,
Обещанья президентского ждали,
Сожгли ордена все в огне.

Забыла их Родина мама
И кремль забыл навсегда,
В квартире прогнившая рама,
Помощь придёт, но когда?

И все в День Победы собрались,
Кого с нами нет за них выпьем,
Не зря же с фашистами дрались,
От белого хлеба отвыкли.

Год каждый, 9 мая,
Становится нас ещё меньше,
Не надо нам золота, рая,
А просто чтоб жить было легче!

«Всех на нары»

Прут с России нефть и газ,
Лошадей ты осади,
Ты чиновник хочешь в глаз?
Всех по тюрьмам рассадить?

У старушек хлеб отняли,
Где хотите отдыхать?
Мы бока бы вам намяли,
Так вам суки, вашу мать.

На Руси такие недра,
Не исчерпать и не изъять,
Подарить их можно щедро
И за баксы продавать.

Вы не платите налоги,
В государстве нет дорог,
Нет и новых технологий,
Не поможет даже бог.

Прячете в офшорах евро,
Все хотите на Канары,
Ждёт тюрьма вас мама стерва,
Суд, срока и всех на нары!


«Воспоминания не умрут»

Проспали нашу мы эпоху,
Но мы не в силах выбирать,
Тяжёлый крест несём со вздохом,
Ответа нам не избежать.

Всю жизнь старался быть хорошим,
Судьба, ты больше мне не лги,
А вызов, уж давно ей брошен,
Моим намереньем благим.

А я на аверсе планеты
И сердце всё горит огнём,
В бою осколок рикошетом
И в мире я завяз твоём.

Свинец летит, сердца дырявя,
Смерть собирает урожай,
Она насилием всем правя,
От удовольствия дрожа.

Я на войне шептал молитвы,
В душе зов чести истребят,
Не избегаю крови, битвы,
Не избежит она меня.

А орден пусть меня ободрит,
Я после боя снова цел,
Враг на тебя в упор посмотрит,
Сквозь перекрестие в прицел.

Строптивого смерть укротила,
Мой первый выстрел на повал,
Мне б, пару килограмм тротилу,
И я бы ДЗОТ врага взорвал.

Но в жилах кровь моя не стынет,
Фашистов ряд не поредел
И график смерти сильно сдвинут,
Терпению настал предел.

Но есть в пороховницах порох,
Я поджигал опять запал,
Но кто пойдёт, пока все в спорах,
Опять огня с позиций шквал.

Рука да в танк, тратил бросает,
Бит форд сгорел и сразу взрыв,
Танк гусеницу в миг теряет
И ткнулся башней он в обрыв.

Вдруг тишина, не слышно взрывов,
Комбат поднялся во весь рост
И час пробил того прорыва,
В атаку братцы, через мост.

На утро были мы в Берлине,
Подняли знамя на Рейхстаг,
А наш комбат погиб на мине,
Которую оставил враг.

Не с выси звёздной, не оттуда,
Победы день, назревший час,
Взметнёт волну и амплитуда,
В поступках каждого из нас.

Потомки помнят День Победы,
Все к вечному огню идут,
Россия пережила беды,
Воспоминанья не умрут!


«День Победы встретить не смогла»

От войны, всё сердце кровоточит,
Онемели стылые ладони,
Старику закрыть бы в пору очи,
На Руси пустил свои он корни.

Защищал Россиюшку без страха,
Столько лет прошло душа болит,
Ранен был в бою он ниже паха,
Стоит среди надгробных старых плит.

На плите звезда горит сияет,
Имя стёрто женское в ночи,
Но старик то имя помнит знает.
Санинструктора убили палачи.

В плен попала там, при отступленье,
Девонька держалась до конца,
А глумились все над нею как хотели,
Совести хватило у юнца.

А потом повесили дивчину,
На ветвях берёзки золотой,
Дождь смывал с коленок кровь и глину,
Волк завыл под нею молодой.

Две гвоздики, на плите гранитной,
День Победы встретить не смогла,
До неё мы шли дорогой длинной,
Шрамами на сердце пролегла!


«Подняли с руин мы Россию»

Гвоздики, седина, награды,
Девятого мая все рады,
Шары запускаем мы в небо,
Голубям накрошили хлеба.

Сегодня опять День Победы,
А для ветеранов концерты,
Всю правду вставляют в рассказ,
Расскажут, как было до нас.

Как били врага на чужбине,
Напишут об этом в картине,
Об этом расскажут споют
И горькие слёзы прольют.

Фашиста прогнали с Руси,
У всех ветеранов спроси,
На сердце болят ещё шрамы,
От пуль заросли давно раны.

Потомкам нельзя забывать,
Суть жизни пора всем понять,
Какой дался мир нам ценой,
Растерзана Русь вся войной.

Все раны зажили и радость,
От жизни хорошей лишь сладость,
У нас есть в запасе и силы,
Подняли с руин мы Россию!


«Альтернатива»

Душу дьявол взял в сохранность,
Отдал на свою беду,
Жить бездушным это гадость,
Но от вас я не уйду.

Крест несу и ноют плечи,
С сердца боль всю отскребу,
За себя всегда отвечу,
Я в горячке и в бреду.

Видеть больше не хотите?
Не пойду я на войну,
Как вам жить, меня спросите,
Я и сам не всё пойму.

Рождены в России вроде,
Из неё мы все бежим,
Ведь в тюрьму сажать так в моде,
Мы в своей стране БОМЖи.

Нам порывы чести чужды,
Быть наказанным, за что?
Деньги отдадим на нужды
И страдаем мы за то.

Быть прослойкой, мне знакомо,
Миром всех соединив,
Эта жизнь совсем не нова,
Нынче нет альтернатив!


«В клетке»

От любви так стоек розы аромат,
По ночам в тюрьме мне снишься ты,
Вспоминаю наш вишнёвый сад,
Я сгораю за решёткой от тоски.

Почему я здесь, ты мне скажи?
Лишь при встрече расцелую тебя я,
Сердце вдруг взорвалось прям в груди,
Не бросай любимая меня.

С поля я нарву тебе цветы,
Только бы тюрьмы открылись двери,
А душа вся рвалась от любви,
В клетке мы, хотя мы и не звери!


«Не придёт самозванка беда»

Я хочу для тебя улыбнуться опять,
Нам с тобою в окно запоют соловьи,
Для тебя я могу даже ястребом стать,
Чтоб тебя отогреть жгучей силой любви.

Мы с тобой у реки, под жемчужной луной,
Я тебя повстречал ещё раньше, во сне,
Появись предо мной кареглазой мечтой,
Мы с тобой не сгорим в этом адском огне.

Ты дороже мне всех и улыбка твоя,
А порой ты как мёд и тепла, холодна,
Ты как речки поток поглощаешь меня,
К нам с тобой не придёт, самозванка беда!


«Свобода в руки и любовь»

Пройдёт любовь и нас не станет,
Что с нами может тогда быть?
Лишь только сердце нас заставит,
Как раньше, горячо любить.

Ведь мы с тобой всегда так круты
И ты смотрела на меня,
В судах начнутся пересуды,
Добавь ты в сердце мне огня.

Ведь жизнь поэта, это вечность,
Любовь появится на миг,
Она счастлива и беспечна,
А я к твоим грудям приник.

Ты заставляешь биться сердце,
Вся закипает в жилах кровь
И вдруг в тюрьме открылась дверца,
Свобода в руки и любовь!


«Утомлённые солнцем»

Горе и беды кругом,
Время уходит и годы,
Счастье найду я в ином,
Я ведь поэт без работы.

Бог, распахни мне весь мир,
Пусть будет он оживлённым,
Свобода прибавит мне сил,
Солнцем я был утомлённый.

Я не боюсь ничего,
Даже нежданной разлуки,
На помощь призвать мне кого?
Вирши слагаю от скуки.

А в небесах предо мной,
Путь разверзается млечный,
Не разлучат нас с тобой,
Российской тюрьмой и беспечной!


«Когда мне снимут оковы?»

Жена, ты распустилась розой алой,
Девичники закрылись, посиделки,
Ведь к нам любовь приходит запоздало
И подрастает сын уже наш мелкий.

А каждый год становится всё слаще
И в небе заиграл весны багрянец,
Любви не прихотливой настоящей,
Через стекло я на лице увидел глянец.

Два раза в месяц ты в тюрьму ко мне приходишь,
Мне помогаешь крест нести тяжёлый,
Вокруг тюрьмы уставшая ты бродишь,
А я душой своею вовсе голый.

Жена ведь офицера, есть работа
И жёны декабристов всё стерпели,
Семью сберечь твоя теперь забота,
Нас в хвост и в гриву, чиновники имели.

Ведь жизнь она почти как полотно,
Рождаемся всегда мы без имён,
Наверное, судьбой уж так должно,
Тюрьмой, да и бессильем изнурён.

Грызут меня все черти изнутри,
А молодость и вера в темноте,
Ты до свободы доживи и не умри,
Не брось меня Христос хоть ты в беде.

Люблю свою жену я и в серьёз,
Детишки набираются все силы,
За правду я борюсь весь на износ,
Когда оковы снимет мне Россия!



«Нас скрывает туман»

Берёз верхушки все размытые в закате,
А горизонт огнём опять объятый,
Коровы отдыхают, лёжа в мяте,
Ковыль шумел, но чуть дождём примятый.

Тебя заметил, спала у пруда,
Готов я утонуть в глазах твоих,
Я кинуться готов всегда туда,
Как хорошо, что я тебя настиг.

Теперь тебя я от себя не отпущу,
А убежать ты от меня и не способна,
Твои издёвки и все шалости прощу,
Ты Ангелу любимая подобна.

Мы важного друг другу не сказали,
Ненужного сказать успели много,
А в небе синем журавли летали
И на двоих у нас с тобой одна дорога.

Мы на потом перенесём все встречи,
Твоё признанье будет покаяньем,
А в памяти остался дивный вечер,
На сердце отлегло воспоминаньем.

Обманутая ты нелепой шуткой
И как цветок замёрзшая во льду,
Пожертвуй для меня одной минуткой,
Мы встретимся с тобою по утру.

Но вопреки немому убежденью,
Я поцелуем наш скрепил роман,
Мы к одному пришли с тобою мненью,
От всех скрывает нас заоблачный туман!



«Вечная память героям»

Вдруг началась война в июне,
Под пенье разных птиц лесных,
Гремели пушки на кануне
И Ленинграда враг достиг.

В нём людям хлеба много надо,
Чтоб проводить ещё закат,
Шли в ополчение ребята,
Их детский ощущали взгляд.

В шеренги стали, рядом, вместе,
Идут по утренней росе,
Немецкий танк в кровавом тесте,
На безымянной высоте.

Как жаль, что жизнь так быстротечна,
Но дни победы сочтены,
А о героях память вечна
И не забудем о них мы!


«Остаток жизни»

Лил дождик, на дороге грязь,
А надомной застыли тучи,
Красивых слов изысканная вязь,
Мы встретились с тобой и это случай.

А дождик потихоньку лил и лил,
Живое сердце вовсе не безмолвно,
Тебя я подхватил, хватило сил,
Ты вся продрогла и была холодной.

Случились в жизни нашей перемены,
Дыханьем я коснулся твоих глаз,
Я никогда ведь не прощу тебе измены,
А замолить грехи не дам тебе я шанс.

Ты почему в мои глаза не смотришь,
Ведь заглянул я в душу на мгновенье,
Последнюю ты нашу встречу вспомнишь,
К моей любви твоё прикосновенье.

Луна взошла и стало всё унылым,
Над нами чёрные проплыли тучи,
Я сделаю тебя на век счастливой,
В остаток жизни было чтоб получше!


«Ты теперь моя жена»

С тобой стоим мы у реки,
А от бобров опять запруды,
Глаза твои как васильки,
А зубы словно изумруды.

Слова твои как будто ранят
И в сердце бьют наверняка,
Для ласк твоих ведь я не занят,
С тобой останусь навсегда.

А груди нежные как бархат,
Крючком немножечко твой нос,
Я навсегда с тобою рядом,
Дарю букеты алых роз.

И крест один несём мы вместе
И на двоих одна нужда,
Я одевал кольцо невесте,
Но ты, теперь моя жена!


«Ищи судьбу»

Злость и злоба в информационном поле,
Они повсюду и слева и с права, и с боку,
Им хорошо, они хоть гуляют на воле,
А мне остаётся в тюрьме помолиться лишь богу.

Маргиналы и либералы, поливают друг друга грязью,
Появляются тенденции, депутатские запросы переходят в доносы,
Чиновники скользкие гады, как будто измазаны мазью,
Вымывается интеллигентность и возникают вопросы.

Это нормально, ведь это и есть демократия,
Не требуйте только кого-то упрятать в тюрьму,
На дьяволе теперь не сутана из шерсти, а мантия,
Он сподобился прямо в кремле прибегать к уму.

От счастья до счастья, безумство, от боли до боли,
Ваше счастье и боль, это разум очищенный свой,
От нервов состаритесь быстро, последние сыграны роли,
Душа вся пустынна и нету в ней счастья порой.

Хитрость чиновников вновь превратится в народные слёзы,
Здесь счастье по времени кратко, как в поле чудес,
Россия бывает упряма, как будто шипастая роза,
Кремлю подчиняться не хочет она на отрез.

А вы приглядитесь к Российским растерзанным ранам,
России свои не когда не убрать ведь шипы,
А если меж счастьем и болью нет места пространствам,
То значит в России, своей не найдёшь ты судьбы!


«Надежда»

Жизнь, чрезмерная борьба,
Утро вечер или ночь,
Грусть и радость, есть судьба,
Мы тоску прогоним прочь.

В счастье верю, его жду,
На душе опять светло,
Я назад ведь не приду,
Правда, честность и добро.

На руке ведь пальцев пять,
Посетила муза днём,
Долго я не мог понять,
Позаботиться о ком?

Убегаю от себя
И опять ищу причину,
Счастье ищет не меня,
А мою лишь половину.

Сохранил в себе надежду,
Недругам грехи простил,
Я не стану больше прежним
И чужим не буду мил!


«Перед дождём»

Лето, ветер обдувает,
Взгляд усталый из окон,
Я поверил, так бывает
И совсем это не сон.

Память эта судеб двух,
Перекрёсток двух дорог,
Завораживает дух,
Тайна манит за порог.

Птиц не вижу я притворных,
Нет и ласточкиных гнёзд,
Слышу лай собак проворных,
А на небе много звёзд.

Ждём мы дождичка с небес,
В засуху для нас награда,
Пожелтел от зноя лес
И земля дождю вновь рада!


«Девичьи слёзы»

Я веду с тобой беседу,
Знаешь все мои приметы,
Я во сне иду по следу,
Не найду тебя, ну где ты?

Вижу тень я у дороги,
Тень твоя, с твоей улыбкой,
А глаза твои, так строги,
До утра со мной сон зыбкий.

Вижу карие глаза,
Тянется ко мне рука,
Под ресницею слеза,
До утра терпи пока.

Жду тебя к утру домой,
Прижимаюсь опять к ней,
А сквозь сон, лишь голос твой,
На меня слезу не лей!


«Пасха»

Прошло воскресенье вербное,
На пасху становимся в круг,
Направление в церковь верное,
Со мною жена, мой друг.

Пасхальные столы накрытые,
Пасха богом хранимая,
Традиции предков забытые,
Душа хрестьянина ранимая.

Свечи в руках догорают,
Бога все дружно позвали,
Христове Воскресе, все знают,
Крестились все ликам, кивали.

В пасхальную ночь нам не спится,
В церковь ворвётся восход,
Всем в понедельник трудиться,
Крестный прошёл давно ход.

Крест и Иисус не расстанутся,
Вижу их не разделимыми,
Воспоминанья останутся,
Мы будим взаимно любимыми!


«Сохраним любовь?»

Больше храп ты мой не услышишь,
Не беги от меня босая,
Ведь ко мне ты не ровно дышишь,
На меня нежный взгляд бросая.

Я себя не виню не в чём,
Благодарен за всё тебе,
Положи руку мне на плечо,
Равнодушна к моей судьбе.

Я уйду и следов не оставлю,
По дороге иду без опаски,
Букет роз тебе в вазу ставлю,
Нам пора поменять свои маски.

Сердце рвётся моё на части,
Нет желания и вдохновенья,
Но к тебе не сгорают страсти,
Ведь любовь, это наше спасенье.

Искусил я любви настоящей,
Между нами есть крепкая нить,
Слышим голос души кричащей,
Мы сумеем любовь сохранить?


«Христос Воскреси»

Опять сегодня пасха, благодать,
Христос Воскреси, ты об этом знаешь,
А ночью к нам явилась Божья Мать,
Как свечи перед нею мы все таем.

Россия православная моя,
Вся ноша что несёшь ты, тяжела
И некогда не покидал бы я тебя,
Россиюшка поверь мне, никогда.

Россия — это Родина моя,
Когда молюсь я, прикрываю веки,
Тебя я не забуду некогда,
Леса твои, поля, прозрачны реки.

Колокола тревожат мой покой,
А вороньё летает над крестами,
В России пасха каждый год весной,
Христос Воскрес и вечно будет с нами.

Россия ты судьба и мать моя,
Обычаи твои, порядки, шутки,
Тебя впитала вся моя душа,
Уклад твоей любви и прибаутки.

Христос Воскрес, и ты уж мне поверь,
Паникадилом поп дымит с вечери,
Господь, ты счастья каждому отмерь
И музы мне хоть чуть в какой-то мере!


«Обращение к Богу»

Дьявол рвёт ещё живое тело,
Распростёрт поэт был на земле,
Бьющей кровью наслаждался сатанело,
Росой пурпурною сверкало на траве.

На халяву гниль всей пищи слаще,
Для бестии кровавой пир всегда горой,
Дьявол рвёт Россию, на куски, на части,
Подымись с коленок, ты народ весь мой.

Подлость в людях есть и жадность власти,
На чужое зариться и хапать как своё,
Раскидают люд весь, по миру и по масти,
Падалью питаются, будто вороньё.

И проходит время, пролетают годы,
Столетия другие, не те уж времена,
У России матушки, принимаем роды,
Нас куда забросит зловещая судьба?

Дьявол на престоле, глаз на Русь положил,
Ест уже не падаль, пьёт живую кровь,
Вы миллиардеры, на кого похожи?
Совесть и свободу, обретите вновь.

Имеешь миллиарды, это тоже дело,
Родину полюбишь если ты на век,
В кремль с триколором заходи но смело,
Ведь в тебе остаться должен человек.

Бога призываю, помогать народу,
Справиться с бесчинством дяди сатаны,
В честь тебя Иисусе, сочиню я оду,
Силы поднебесья, ох как мне нужны.

Помоги поэту, он дьяволом закован,
В кандалы тяжёлые и в тюрьму «Кресты»,
В камеру как в келью, на вечно замурован,
Помоги разрушить, дьявола мосты!


«Жизнь не уходит»

Мой мир на мгновенье, чужой навсегда,
А счастье виденье, свобода, мечта,
Семью не забуду, в тюрьме я молчу,
Грустить я не буду, на волю хочу.

Пишу и волнуюсь я весь за тебя,
Во сне лишь любуюсь, тебя я, маня,
А рядом ведь тенью я буду всегда,
Оторван я ленью, лечу в небеса.

От дождичка скрою, от зноя спасу,
В рай двери открою, на крыльях внесу,
Пол века осталось, с тобой проживу,
Меня ты заждалась, и я не уйду.

Ты хочешь увидеть и счастье поймать,
Меня ненавидеть, как ангел летать,
Но время проходит и годы идут,
А жизнь не уходит, пока она тут!


«А бог молчит»

В «Крестах» на век моё несчастье,
Но здесь я не могу любить,
Тут холод, ненависть и страсти,
Я лёд не в силах растопить.

И в сердце лёд, я не на воле,
Не чувствуя тех рванных ран,
Меня оставьте вы в покое,
А счастье лишь слепой обман.

Обманут я игрой жестокой,
Страдают рванные сердца,
Здесь в омут падаю глубокий,
Иду упорно до конца.

Когда-то был силён, надменен,
Не знавший наглости, обид,
Я до конца в себе уверен,
Бог не поможет, он молчит!



«Кровожадный зверь»

Карих глаз океан немой
И как бархат твоя рука,
Вечно слышал бы голос твой,
Прикоснулся бы сердца слегка.

Радость будто клокочет внутри,
А в ночном небе звёзды горят,
Утонул я в несчастной любви,
Я совсем в этом не виноват.

Все обиды прошу я уйти,
Полюбил позабыв обо всём,
Сердце в такт потихоньку стучит,
Мы с тобой снова встретились днём.

Может быть я с тобою не был?
Может сладкой любви это бред?
Может быть и тебе я не мил?
Может в жизни и нету примет?

Не поверил я в сказку слепую,
Без меня ведь ты как-то жила?
Ты не ставь из себя крутую,
За тебя всё решила судьба.

Равнодушен я к всякой погоде,
Мне что холод, что летний жар,
Ведь не зря говорят в народе,
Скоро будет вселенский пожар.

Я пишу на асфальте мелом,
Больше было побед чем потерь,
Только встал на пути моём смелом,
Кровожадный, кремлёвский зверь!




«Скоро выйду на свободу»

Для тебя всегда был милый,
Но тебя я потерял,
Мой Пегас стоял бескрылый,
Где-то музу расплескал.

А хотим ли быть мы вместе?
Я в тюрьме, а ты во сне,
Дело в хлебе, а не в тесте
И душа теперь на дне.

Что творится за мирами,
Ты приди в тюрьму ко мне,
За лесами и горами,
Мы с тобою при луне.

Я в тюрьме не вижу солнце,
А ещё пью с крана воду,
Голубей кормлю в оконце,
Скоро выйду на свободу!



«Тюремная параллель»

У тебя дорогая письмо на столе,
Ты с лица не снимаешь немую вуаль,
Но пока не могу я вернуться к тебе,
Я конечно в «Крестах» разгоняю печаль.

Рад за вас я конечно, что вы все в тепле,
Но тюрьмой на лице отложилась печаль,
Я тебя и детей вижу только во сне,
Не коснувшись руки, ты уносишься в даль.

Мне привиделась вдруг твоя тень на стене,
Я подумать не смог, за решёткой метель,
Подбирается ближе тоска по тебе,
По душе, и по сердцу прошла параллель!



«Земная суть»

На что любимая решилась,
Я объяснюсь в любви письмом,
Ведь гнев господь сменил на милость,
Я одинок, но суть не в том.

Я говорю стихи беззвучно,
Но только правду о простом,
Мне одному в тюряге скучно,
Родительский я вспомнил дом.

Мне выслать фото догадались,
Но я увидел лишь потом,
В молитве с богом все общались
И в рай уйдёт опять паром.

Забыла выслать мне посланье,
Но обойдусь я как ни будь
И будет с дьяволом прощанье,
В свободе, вся земная суть!


«Счастье в детях»

Я хочу от тебя слышать речи,
За проступки себя не кори,
Наши пусть продолжаются встречи,
Ты ребёночка мне подари.

Это будет прекрасным подарком,
Если можно, двоих предпочту,
Будешь ты в одеянии ярком,
Для тебя я стихи напишу.

Бриллиант на твоей нежной шее,
Я тебе подарю букет роз,
Вместе счастья попросим у феи,
Я не знаю на всю жизнь прогноз.

Буду детям рассказывать сказку
И найдём мы у моря приют,
Дай мне нежную робкую ласку,
Для тебя я устрою салют.


Пережить бы с тобой нам ненастье,
За проступки себя не кори,
Лишь детей не хватает для счастья,
Я прошу ты мне их подари!



«Вернусь с войны»

Как на войне свой страх унять?
Служить Отчизне лучше?
Мне б Бога заповедь принять,
В себя взглянуть поглубже.

Хочу детей своих обнять,
Держать жену покрепче,
Губами впиться и понять,
Что тяжелей, что легче?

Я счастье запущу к себе,
Открою настежь душу,
А происходит что во мне?
Жена не верит мужу.

С войны вернусь, ты подожди,
Последний бой сегодня,
Пройдут осенние дожди
И воля здесь господня!



«Посвящаю 345 полк ВДВ, Афганистан-Баграм»

Я соскучился сильно по деткам
И тебе на свиданье сказал,
Но пока я в «Крестах» и в клетке,
Не за что я сюда попал.

Все ценю я старанья твои,
Злом тебя обожгло, встрепенулась,
Ведь не зря все терпенья мои,
Ты любимая всё же проснулась.

Разгорелась любовь жарким пламенем,
Прогорела, опять разгорелась,
Шёл в атаку я смело под знаменем,
Но куда только правда делась?

Орден «Красной Звезды» на кителе,
Я Баграм вспоминал ночами,
Там нас духи в горах подметили,
Мы в секретах сидели часами.

И тогда я хотел быть с тобой,
Чтоб в твоих побывать руках,
Вдруг промчался миг надомной,
Раздались вдруг взрывы в горах.

Я с осколком в груди сквозь боль,
Хотел видеть, но только тебя,
Возродилась в душе любовь,
Наблюдать за тобой без стекла.

На свиданье в тюрьме мы вдвоём
И лишь в трубку я слышу тебя,
С наркоманами сижу и ворьём,
За политику посадили меня.

Я молебен хочу сотворить,
Правды вечность искать придётся,
Но тебя буду вечно любить
И управа на зло найдётся.

Вспоминаю Баграм, ребят,
А была ведь какая сила,
Нам враги подсыпают яд,
Ты солдат помоги России!



«Ты на век моя»

Я не чаял в тебе души,
Губ твоих я губами коснулся,
Ты подожди не спеши,
Господь в небесах проснулся.

Меня юность коснулась твоя,
На пол века омолодила,
Переехали в эти края,
Ты меня старика полюбила.

Не хватает мне юности моей,
Счастлив я, что был с тобою рядом,
Пересёк не мало я морей,
Покорил тебя одним лишь взглядом!



«Сон в «Крестах»»

Я во сне и опять мы вдвоём,
Обнимаю тебя с желаньем,
Двор тюремный у нас за окном,
Вышек старых теней очертанье.

Как свидания хочешь ты,
Гимн России прервёт тишину,
Свет включили и нет темноты,
Я проснулся и больше не сплю.

Я во сне всю отдал тебе страсть,
Заплатил я с полна вдохновеньем,
А в «Крестах» не хочу я пропасть,
Не опомнюсь я от наважденья.

Я очнулся от ласки твоей,
Как во сне нам продлить нашу встречу?
Сколько будет здесь белых ночей,
Но тебе я никак не отвечу!


«Сладкий сон арестанта»

Быть хочу твоим первым лучом,
Твоим первым и сладким желаньем,
Не жалела, чтоб ты не о чём,
Я не жду от тебя обещаний.

Лишь во сне вижу цвет твоих глаз,
Как тебе я хочу улыбнуться
И обнять, хоть один всего раз,
Чтоб в объятьях твоих проснуться.

Наяву побыть рядом с тобой
И вдвоём встретить ранний рассвет,
Быть на море и слушать прибой,
Проживём мы с тобой по сто лет.

Я в тюрьме, как болит голова,
Голод свой хлебом я утолю,
Здесь не лишними будут слова,
Дорогая, тебя я люблю.

Лишь во сне коротка с тобой ночь,
Ты поднимешься в небо звездой,
Но господь нам не может помочь,
Чтобы вновь были вместе с тобой!


«Сон в тюрьме»

Каждый день вижу много снов,
Только ночью со мной ты рядом,
Я во сне тебя вижу без слов,
Я тебя понимаю по взгляду.

Жду отбоя, скорей заснуть,
Отложу я тетрадь на полку,
Глубоко остаётся вздохнуть,
Выть всю жизнь на луну мне волком.

Я и ты, мы с тобой две свечи,
До утра мы почти догорели,
Лишь во сне мы в холодной ночи
И друг друга телами грели.

Нам сердца разжигала страсть,
Закипала по жилам кровь,
Ты господь не дай сну пропасть,
Вместо воли оставь мне любовь.

Слышу шёпот и только тебя,
На тебя я всю жизнь растрачу,
Не кому не отдам, ты моя,
Я смотрю сквозь решётку и плачу.

Я блаженства почувствовал стон,
С губ твоих он упрямо срывался,
Вдруг подъём и уходит сон,
Почему я в том сне не остался?

«Замкнутый круг»

Ничто не ново было под луной,
Ведь человек созданье уникальное,
А кто парил, не видел надомной,
Там что-то в облаках материальное.

Моя душа оттает хоть немного
И колокольный мы услышим звон,
Опять уеду в дальнюю дорогу,
Укажет путь конечно только Он.

Для жизни человека век короткий,
Но счастье мы найдём в конце пути,
С тобой был я необычайно кроткий,
За всё меня любимая прости.

За то, что был всегда я безрассуден,
Не сохни ты по мне и не грусти,
Ведь к воле путь необъяснимо труден,
За всё меня любимая прости.

Не можем мы сегодня друг без друга,
Но этого понять мы не могли,
Хожу теперь по замкнутому кругу,
Зато с тобою вечность обрели.

А наши судьбы дьявол, ты не трогай,
Тюрьма откроет двери, я уйду,
Нам выпадет нелёгкая дорога
И в кремль с триколором я войду!


«Гибель дьявола (ода)»

В храме я, здесь запах воска,
За окном туман и мгла,
Вижу света я полоску,
Через храм она легла.

Вижу поп свечой колдует,
Сводит звёздные мосты,
Он плюёт, на свечи дует,
Не боится темноты.

Вышел в храм с паникадилом,
Стал чертей всех созывать,
Пол помыл душистым мылом,
В чистоте чтоб им плясать.

Херувимом их накроет,
Не нарушит тишины,
Он от нас их в храме скроет,
Не нарушить душ чтоб сны.

Пляска будет бесконечной,
Только музыка без слов,
Явится к ним дьявол вечный,
Он в кремле живёт без снов.

Ждут его прикосновений,
Сквозь признаний водопад,
Все застыли на мгновенье,
Дьявол шепчет невпопад.

В преисподнюю всех с любовью,
Поп весь занят волшебством,
В верх ногами к изголовью,
Крест прижал он с торжеством.

Русь несчастная проснись,
Надругался дьявол ночью,
Ты в Россию бог вернись
И открой народу очи.

Сколько будет зло глумиться?
Над народом и страной,
Людям надо помолиться,
Божьей Матери одной.

Испоганил дьявол веру,
Души хочет унести,
У него ведь нету меры,
Будет сети всем плести.

Он и подлый, и лукавый,
Хочет мир к рукам прибрать,
А в кремле он парень бравый,
Стал чертей на помощь звать.

Кто умней, в тюрьму сажает,
Кандалов не жалко, в прок,
Кузнецов своих всех знает,
Не поможет здесь пророк.

Но ошибку допустил он,
Что поэта посадил,
Ведь возмездие как сон,
Дьявол долго слёзы лил.

Из могил поднялись люди,
Чтоб Россию защитить,
Голову несли на блюде,
В мавзолее поместить.

Зажила Отчизна с миром,
Танцы, пляски, карнавал,
Все довольны этим пиром,
Оду сразу написал!


«Любовь»

Я с тобой на альпийском лугу,
Уделяю природе вниманья,
Срываю цветы на бегу,
С тобою у нас свиданье.

Любимая плачет и ждёт,
Безжалостно молодость губит,
Ведь юность назад не придёт,
Она одного всегда любит.

Кавказ весь у девичьих ног,
Мне шепчут упрямые губы
И вовсе я не одинок,
Раз девушка так меня любит!

«Срок пройдёт»

Я любить тебя буду всегда,
Я тебя буду вечно ждать,
Не забуду тебя никогда,
На себя только буду пенять.

Ты сияешь как в небе звезда,
У меня без тебя жизни нет,
Буду помнить тебя я всегда,
Да, я слышу сквозь шёпот ответ.

Я всегда вижу образ лишь твой,
Ведь не вижу тебя пару лет,
Не спеши дорогая, постой,
Пережили с тобой столько бед.

А увижу тебя я, когда?
Я устал за решёткой ждать,
Ты не гасни моя звезда,
Срок пройдёт, меня будешь встречать!

«Предательство»

Ты жена мой бесценный друг,
Я в тюрьме, это понял давно,
В жизни этой порочный круг,
Нам с тобою теперь всё равно.

Продолжать будем вместе жить,
Мы не будем друг другу лгать,
Самой крепкой дружбой дружить
И по дому тебе помогать.

До тюрьмы я того не имел,
Все предали меня друзья,
Даже песни про это пел,
Никому теперь верить нельзя.

В вихре счастья закружится жизнь,
Просочусь сквозь решётку в окно,
За меня дорогая молись,
Скоро выйду и сходим в кино!

«Млечный путь»

Дар поэта и есть наказание,
Не имей себе сладкий грех,
Лишь в тюрьме получаешь признанье,
А стихи все твои для утех.

Вся замкнулась в себя душа,
А с кого мне теперь взыскать?
Всю систему стихами круша,
Бог об этом не хочет знать.

Средь толпы тех жаждущих тел,
О пощаде своей просящих,
Ведь они все теперь не у дел,
Господу в покаяньях молящих.

Обмануть не себя, а запутать другого,
Ухожу вместе с правдой ко дну,
Нищета мне ведь с детства знакома,
Я как волк буду выть на луну.

Храм открыт, но лишь только для избранных,
Но на всех не хватает свечей,
Больше нет в мире дев целомудренных,
Их не видим прозрачных очей.

Мир закрылся для нас и на вечно,
Умирать будем все мы в грехе,
Выбрал путь я себе, только млечный,
По нему я пойду на легке!



«По всему свету»

Я теперь осознал, это ты,
В самой жизни ты самая главная,
Ведь тебе я признался в любви,
Ты моя кареглазая, славная.

Я тебя вижу ночью и днём,
Загляну тебе прямо в лицо,
Моё сердце пылает огнём,
Надеваю на палец кольцо.

И сажаю на свой мотоцикл,
Покатаю тебя всю ночь,
Наступает тяжёлый цикл
И не кто нам не смог помочь.

Ангелы сотворят нам чудо,
Я листаю последний лист,
А где силы мне взять, откуда?
Я ведь страждущий нигилист.

И тебе я всю правду сказал,
Запрягаю коней в карету,
Что случится всегда я знал,
По всему провезу тебя свету!


«Могильный крест»

От униженья я слезами обливаюсь,
А земное зачем притяженье?
И ведь я перед богом не каюсь,
До гнева его, отвращенья.

За грязную любовь наказанье,
Каждый кидает свой жребий,
Процедуру пройду омовения,
Меня не сломить, я кремень.

Невыносимое приходит страдание,
Обладание чувств лелея,
Приходит за всем покаяние,
Закрываю глаза я млея.

Изъедаю себя ненасытностью,
Божье страшное наваждение,
Вся богата Россия живностью,
Приходит на Русь отречение.

Подари бог свободу не бойся,
Пожелай ты мне счастье сильно,
За меня больше не беспокойся,
Врагам крест заготовил могильный!


«Возрождение (тюремный гимн)»

Открыты души, закрыты двери,
Мы люди здесь, а не звери,
Я чувствую себя нагим,
В тюрьме стал совсем другим.

Людское где сострадание,
Неужели не заслужили внимания,
Душа остаётся в теле,
А нервы у всех на пределе.

Бряцают ржавые кандалы,
Я пересчитал все углы,
К судьбе не заглянуть в глубину,
Любовь лишь к себе к самому.

Дьявол и тот меня бросил,
У бога об этом спросим,
Покинул он землю на вечно,
Впереди только путь млечный.

Славяне встаньте с земли,
Снимите ярмо с Руси,
Все разорвите оковы,
На бой поднимайтесь новый.

Вы умели всегда выживать,
Родину мать защищать,
Научились верить в любовь,
Иноверцам обелять кровь.

Вы умели ценить мир,
Проснётся король Лир,
Со вшами, клопами и гадами
И даже этому рады мы.

Держитесь уставшие люди,
Вам яд подадут на блюде,
За слепленное существование,
Безвозвратное вам наказание.

На ноги наденьте гусеницы,
Всё равно ваши жёны мученицы
И проутюжьте весь мир,
Пусть будет кровавый пир.

Встаньте на защиту славяне,
Родина ваша в дурмане,
Радость сменяет грусть,
С колен поднимайся Русь!



«Свиданка»

Мне шепчет на ночь дождь,
Напомнил о любви,
Воды он в лужах вождь,
А годы позади.

Я думал, что я с ней,
А на душе светло,
Из всех, любовь сильней,
Смотрю через стекло.

Я не факир не маг,
Но такова судьба
И не вернуть не как,
Мой дом теперь тюрьма.

Где солнечные дни?
На волю нас влекло,
Мы здесь с тобой одни,
Любовь через стекло.

Я пальцем по стеклу,
А ты всплакнёшь слезой
И я с тобой взгрустну,
Из трубки голос твой.

Твой помню звонкий смех,
Смеялись просто так,
Ты помнишь обо всех,
Мечты все в облаках.

В тюрьме совсем не так,
Куда-то всё ушло,
А жить нам дальше как?
Смотрю через стекло!


«По приказу Гитлера»

(Посвящаю Марине Александровне Шафровой – Марутаевой — русская деятельница движения Сопротивления в Бельгии, за свою храбрость получила прозвище «бельгийская Жанна д’Арк». Родилась 30 марта 1908 года в Ревеле в семье капитана I ранга Александра Александровича Шафрова, участника обороны Порт-Артура в годы русско-японской войны и Гражданской войны в России, и сестры милосердия Людмилы Павловны Шафровой (в девичестве Дешевовой). В раннем возрасте вместе со своими родителями переехала сначала в независимую Эстонию, а потом в Бельгию. Марина проживала в Брюсселе, выйдя замуж за эмигранта Юрия Николаевича Марутаева и получив двойную фамилию. У Марины в браке родились сыновья Никита и Вадим.
В 1939 году Марина вместе с семьёй подала документы в посольство СССР в Бельгии с просьбой о предоставлении гражданства, однако все планы нарушила начавшаяся Вторая мировая война. В мае 1940 года Бельгия была оккупирована, и было сформировано оккупационное правительство во главе с генералом Александром фон Фалькенхаузеном. Марина и её муж Юрий вступили в движение Сопротивления, начав вооружённую борьбу против немецких оккупантов. Несмотря на то что большая часть деятелей Сопротивления действовала с промедлением и не шла на открытые столкновения, Марина приняла решение бороться изо всех сил против оккупантов. Она сумела каким-то образом сохранить у себя радиоприёмник, за хранение которых немецкая администрация расстреливала немедленно — с его помощью она прослушивала сводки Совинформбюро в начале Великой Отечественной войны, переводила их на французский при помощи единомышленников, размножала на пишущей машинке и расклеивала их на стенах домов Брюсселя с заголовком «Говорит Москва». Марина была связной командира корпуса бельгийских партизан, начав выполнять ответственные задачи командования, в число которых входили разнообразные диверсии в Брюсселе и провинции Брабант: она разбрасывала на автострадах металлические шипы, гнутые гвозди, битое стекло, изготовляла взрыватели и поджигала немецкие бензоцистерны. В августе 1941 года Марина начала действовать самостоятельно, установив ряд заграждений на дорогах Брабант-Валлонии и напав на двух немецких мотоциклистов.
8 декабря 1941 года Марина совершила один из самых известных актов возмездия в движении Сопротивления: вечером в центре Брюсселя на площади Порт-де-Намюр перед зданием военной комендатуры она бросилась с ножом на заместителя германского военного коменданта майора Крюге и зарезала его на месте. Воспользовавшись паникой среди полицаев, Марина вскочила в трамвай и скрылась. Свой поступок она утаила даже от семьи.
Сначала в городе решили, что это было дело рук заброшенных английских диверсантов, однако затем стало ясно, что покушение было спланировано бельгийцами. Немцы были взбешены подобной наглостью горожан и захватили в заложники 60 человек. Комендант города объявил: убийца должен будет явиться 15 декабря к 20:00 с явкой с повинной, иначе все заложники будут расстреляны. О теракте в Бельгии было доложено Гитлеру. Гестаповцы начали массовые обыски в городе. В тот же день Марина, прочитав в газете приказ о явке, вечером созналась мужу в совершённом и решила сдаться. Юрий тщетно отговаривал её от такого шага, однако Марина предпочла сама умереть, чем позволить погибнуть другим невинным. Марина направилась с повинной, однако просто так не сдалась: в многолюдном квартале Брюсселя по пути к комендатуре она забила ножом до смерти капитана вермахта.

Марину арестовали и отправили в тюрьму Сен-Жиль, немедленно освободив заложников. Гитлер оперативно получил новые данные о случившемся. Члены военного рейх суда Брюсселя с удивлением смотрели на женщину и требовали от неё раскаяться в содеянном, уверяя её в том, что у убитого майора остались трое детей, а сама она также не имела морального права лишать детей отца. Марина на эти вопросы отвечала, что не раскаивается в содеянном и поступала бы так же со всеми врагами. Пока шло разбирательство, партизаны приносили цветы к зданию тюрьмы Сен-Жиля. Суд приговорил её к расстрелу, однако фон Фалькенхаузен отказался утверждать приговор, поскольку боялся народной мести. В итоге Марину отправили в Германию.
Бельгийская королева Елизавета обратилась к фюреру с просьбой помиловать мать двух маленьких детей, однако фюрер, лично наблюдавший за процессом, не захотел никого слушать и, не простив своим подчинённым чрезмерной мягкости, лично утвердил приговор в виде смертной казни через гильотинирование, посчитав расстрел откровенно мягкой мерой. Приговор был приведён в исполнение 31 января 1942 года в Кёльне: перед смертью Марина исповедовалась у священника и заявила:
Я счастлива отдать свою жизнь за Сталина, за советский народ.
Останки Марины немцы скрыли в безвестной могиле, дабы скрыть память о ней и подавить всякую надежду у бельгийцев. Однако уже после войны королева Елизавета приказала найти могилу Шафровой. В 1947 году прах Марины Шафровой был перевезен в Брюссель, где его торжественно похоронили 25 мая 1947 года на центральном брюссельском кладбище Иксель среди 27 могил национальных героев страны.
Бельгийское правительство высоко оценило подвиг Марины Александровны Шафровой-Марутаевой. Её посмертно наградили Боевым крестом с пальмовой ветвью, Рыцарским крестом с пальмовой ветвью, медалью Сопротивления и присвоили звание «Участник движения Сопротивления». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1978 года Марина Александровна была посмертно награждена орденом Отечественной войны I степени. В 2006 году Национальный комитет общественных наград Российской Федерации посмертно наградил её орденом Великой Победы.)

Она была растерзана войною,
Гильотинировать от Гитлера приказ,
Что было с ней в тюрьме и за стеною?
Она кинжалом уложила двух за раз.

С одним, потом с другим прощалась сыном
И к смерти шла одна к своей всё ближе,
Прожила жизнь всего на половину
И в этом героизм её я вижу.

Маришкой партизаны её звали,
Была она связной у командира,
Бельгийцы с немцем тоже воевали
И в честь неё звучит поэта лира.

Медаль сопротивления, награда,
Ещё два ордена посмертно, ведь герой,
Была б жива, она была бы рада,
Но тайна вся под Кельнской той тюрьмой.

И королева Бельгии рыдала,
Просила Гитлера помиловать её,
Но в тот момент она ещё не знала,
Что голова отнята у неё.

Надгробная плита, на ней гвоздики
И год всегда стоит сорок второй,
По героине, в храме, плачут лики,
Она была растерзана войной!


«День Победы я у деда»

Я сижу в гостях у деда,
Я приехал погостить,
Один раз ко Дню Победы,
Приезжаю, ты прости.

В магазине водки нету,
Но «Зубровка» есть с травой,
Не сравнить её вообще-то,
С вашей водкой фронтовой.

Папирос достал дед пачку,
Выражая свой протест,
Вынул водку из заначки,
Той рукой где не протез.

Наливает за «Катюшу»,
Выпил стопку от души,
Покраснели нос и уши,
Это вещь, ты внук скажи.

Мы сегодня на параде,
Праздник яркий без прикрас,
В орденах мой дед, в наряде,
Пьёт Советский с бочки квас.

Прошлый раз их было пять,
Ветеранов с той войны,
Не дожил кто-то опять,
Мрут как мухи все они.

Был когда-то парень бравый,
На дворе весна тепло,
Руку сбросил под Варшавой,
Победили, отлегло.

Сколько гибло там талантов,
Была бойня и резня,
Стали все мы оккупанты,
Мы враги, а не друзья.

А во Львове стяг фашистский,
А хайль Гитлер до небес
И поклон погибшим низкий,
Из дивизии «СС».

Как же жить мы дальше будем?
Воевал выходит зря,
Дед и руку не забудет,
Под Варшавой потерял.

Потекла слеза у деда
И закат давно уже,
Потемнело тихо небо,
Стало пасмурно в душе!




«С «Днём Десантника»»

Десантура, вам от нас почет,
Мы вас, конечно, братцы не забудем,
Мы празднуем ваш праздник каждый год
И лишь в фонтаны прыгать мы не будем.

Десантники, воздушный наш оплот,
Вы Родине верны, верны вы в дружбе,
Мы праздник ваш встречаем с года в год,
Мы поздравляем всех, кто верен службе.

Вы за Державу держитесь горой,
А трусости в рядах ведь места нету
И на войне вы погибаете парой,
День ВДВ известен всему свету.

Голубой берет всегда к лицу,
С этим праздником поздравить вас спешим,
Вы и в лютые морозы на посту,
Из-за вас спокойно дома спим.

ВДВэшник будь всегда сильней
И надежду ты Отечеству неся,
Командиру своему всегда поверь,
Счастьем жизнь наполнится пусть вся.

С неба ты врага останови,
Знает наш народ что ты не трус,
Счастье, жизнь и радость всем неси,
Защити родимый дом и Русь!


«Смерть»

Июль и так прекрасно утро
И солнца луч ласкает взор,
Но поступить я должен мудро,
Ведь в жизни правда, это вздор.

С утра заняться надо делом,
Ловлю прохожих добрый взгляд,
По морю плыл кораблик белый,
Глаза у рыбок всех горят.

На вечно в думы погружённый,
Я вспоминал тебя любя,
Своим желаньем озарённый,
Чтоб полюбил господь меня.

Скрывает дьявол нас умело,
На вечно время затянул,
Я бы смолчал, но лишь за дело,
На ушко ангел мне шепнул.

Берись поэт за это дело,
Ведь жизнь упряма и грустна,
Со злом борись всегда ты смело,
Не отводи свои глаза.

В лицо ты смерти улыбнись,
Она давно подружкой стала,
Её косы ты не боись,
Ведь сердце биться перестало!


«Родина»

Народа грех ни с чем сравнить нельзя,
Судьба сама как трепетный цветок
И не подкупная ты Родина моя,
К твоим ногам сложить я сердце мог.

В твоей согласен утонуть пыли,
Россия — это мир где я живу,
Я сохраню в себе следы твои,
Всё это Родина, которую люблю.

Я как поэт, народу дам ответ,
Пять тысяч написал я вам стихов,
Все лики в храме источают свет,
Святая чистота Христа шагов.

И клик колоколов под небеса,
Здесь православная истерзанная Русь,
Благоухают реки и леса,
А на душе лишь пасмурно и грусть!



«Право за мной»

Я в жизни пережил не мало горя,
Успех и неудача и покой,
Но я иду вперёд с судьбой поспорю,
Мир стар и убеленный сединой.

Не ураган, не ветер не помеха,
На части рви всю ложь, её круши,
Несу в себе страданье человека,
Во мне покой израненной души.

Лож, подлость ведь границ негде не знает,
Ей не известен контур берегов,
Плохие люди чаще окружают,
Нас обмануть хотят со всех сторон.

А мне от бога послан был привет,
Свободу обещал с утра пораньше,
Всё для меня и песнь и жизнь, и свет,
Чтоб путь я проложил народу дальше.

Хотя уже при возрасте моём,
Не справлюсь со своей больной судьбой,
Заполыхало сердце всё огнём,
Жить оставляю право за собой!


«Губит любовь»

Я жизнь теперь начну с нуля,
Я осознал судьбы паденье,
Начало с чистого листа,
На этот счёт какое мненье?

Я буду видеть свет в ночи,
Меня любимая целует,
А утром тёплые лучи,
Они всегда меня балуют.

Жена любила нежно, верно,
Обнимет тихо, приголубит,
Но на душе мне очень скверно,
Любовь ведь человека губит!


«Благослови нас бог»

В отчине вся вселенная,
В ней тот незримый бог,
Ты нежная, нетленная,
Ну выйди за порог.

Бываешь и туманная,
Но я к тебе тянусь,
Любимая нежданная,
Как Родина, вся Русь.

Её сковали силою,
Создав порочный круг,
Россия моя милая,
Ты окормила дух.

Детей, жену и Родину,
Я больше всех люблю,
На Русь кричат уродина,
Я, за неё умру.

Отчизна наша нежная,
Нас превращает в жар,
Как девушка безбрежная,
Ты мой бесценный дар.

И вот склонил смиренно я,
У Родины у ног,
Всю душу и вселенную,
Благослови нас бог!

«Корни поэта»

Тебя жена всегда люблю,
Не плач с детьми ты на прощанье,
Судьбы стою я на краю,
От легковесности признанья.

Ведь от судьбы не убежать,
Бог дал Семёнова Романа,
Чтобы стихи слагал в тетрадь,
Освободившись от обмана.

В тюрьме родился вновь поэт,
Семью и Родину он любит,
Есть на любой вопрос ответ,
Людская зависть его губит.

Я передам с тюрьмы ответ,
Во сне жене целую руки,
Клубится дымкой мой рассвет,
Проснулся и скрываю муки.

Мне дорог каждый миг с тобой,
Сберёг любовь я в сердце нежном,
Жена, ты не играй с судьбой
И жалобы пиши прилежно.

Я в кандалах готов любить,
Любовь в застенках не утратить,
Нельзя боль близким причинить,
Поэта мучить, дьявол хватит.

Поэт Российский, божий дар,
Мои стихи все души кормят,
Не потушить в душе пожар,
В Русь проросли поэта корни!


«Другая жизнь»

Туман поссорился с дождём,
Россия всхлипывает в лужах,
Русь плачет тихо за окном,
Ждёт перемен своих и стужу.

Об этом дождь ещё не знал,
В стихах поэт нам написал
И ветер тучку разорвал,
Листом осенним он упал.

В России нет плохой погоды,
По-своему вся хороша,
Вот в дружбе жили б все народы,
Жизнь по-другому бы пошла!


«Наша любовь»

Надо в жизни иметь
И семью, и любовь,
Чтоб потом не жалеть,
Не страдать больше вновь.

Путь проложен как млечный,
С сумасшедшей зимой,
Будут яркие встречи
И с семьёй, и с тобой.

Заросли все следы,
Забывайкой травой,
Не осталось еды,
Что в тюрьме с головой?

Но ворота откроют
И мы встретимся вновь,
Все туманы нас скроют,
Нашу жизнь и любовь!


«Фантазии арестанта»

Борюсь со злом, но нечего не выйдет,
Сижу в тюрьме без мыслей и любви,
Поэт живёт в веках, и он не сгинет,
Лишь отрываются от сердца лепестки.

Через рез решётку к ласковому солнцу,
К свободе у него прошу ключи,
Сто двадцать лет старинному оконцу,
Луна в Неве колышется в ночи.

Упал бы я на землю снегопадом,
Растаял от людского бы тепла
И был бы со своей семьёй я рядом,
Писать в стихах хорошие слова.

Я голубем летел бы над полями,
К твоей прильнул на вечно бы щеке,
Мы встретимся с Кавказскими горами,
Ведь Родина там, где-то в далеке.

Вершины гор, покрытые снегами,
От сердца оторву семь лепестков,
Мы заживём в дурманящем тумане,
Век на яву мы проживём совсем без снов.

Поднимемся с любимой над планетой,
Нас притянула к Родине, к земле,
Я о России думаю, об этой,
Она через решётку в далеке!


«Мечта прекрасна»

Люблю встречать с мечтой рассвет,
Когда с небес падёт роса,
Нас освещал священный свет,
Он пеленой застлал глаза.

Ответит солнце теплотой,
А я прижму к себе тебя,
С развратно нежной наготой,
На век полюбишь ты меня.

Я приобрёл на днях мечту
И окунулся с нею в мрак,
Я утону в своём поту
И выплыву с него, но как?

Не помню слога окончанья,
Идут слова, потом строфа,
Исчезну в муках созерцанья,
С утра болела голова.

Я лишь в объятия впаду,
В непредсказуемый экстаз,
Люблю мечту её одну,
Я не спускаю с неё глаз.

Сейчас и день и ночь, всё явь,
Пережевать нельзя напрасно,
Пол жизни у меня отняв
И лишь мечта всегда прекрасна!


«Грусть под весёлой маской»

Я в окно вижу солнца луч,
Бросить счастье меня хотело,
Через бездну угрюмых туч,
Вместо смерти судьба летела.

После ночи наступит день,
За решёткой нас время лечит,
Но писать мне стихи не лень,
Срок пройдёт я его не замечу.

И рассвет, и земную твердь,
Вдруг зальёт всё пурпурной краской,
Обману я старушку смерть,
Спрячу грусть под весёлой маской!


«Утром казнь»

Белый как пух ложится,
Этот снег за окном,
Он летит и кружится,
Освещён фонарём.

Я стою у решётки,
На ногах у окна,
А собаки рвут глотки
И конвой со двора.

Что со мной будет днём?
Снег бесшумно ложится,
А мне думать о ком,
Пусть свобода приснится.

Утром смертная казнь,
Девять грамм прям в затылок
И какая же мразь,
Мне насрала в ботинок?



«Закончится срок»

Мрачных дней уже нет, майский вечер,
Журавли все вернулись в родные края,
Время быстро летит к нашей встрече,
Сняться дети мои и улыбка твоя.

Я с тобой в тишине на Альпийском лугу,
Я рассыпал мечту недосмотренным сном,
Болен только душой и тебе я не лгу,
Мне вдруг образ приснился до боли знаком.

Скоро снег занесёт все окрестные дали,
В кандалах быть устал, здесь совсем одинок,
Мой звонок прозвенит, растворятся печали
И тюремный закончится длительный срок!


«Спасенье в молитвах»

От дождя налетела прохлада,
Я стою под плакучею ивой,
А плодов больше нету у сада,
Пролетал белый лебедь пугливо.

И звенела осколками рая,
Золотая, но поздняя осень,
Беспощадно надежды сжигая
И у неба дождя сильно просит.

Мне бы солнечный луч, чтоб согреться,
Где приют что утрачен был с летом
И любовь, всколыхнувшая сердцем,
Я на вечно с родным человеком.

Жизнь утрачена и не вернётся,
Бабье лето летит паутиной,
Не остынет горячее солнце,
Предо мной черноплодки корзина.

Осень влезла прохладою в души,
Предъявляет права на владенья,
Чары наше любви все разрушит,
Лишь в молитвах отыщем спасенье!


«Тоска»

По земле разбросала ночь,
Звёзд рассыпано в небе как золота,
Сон и грусть уходите прочь,
Гром гремит от ночного молота.

От ночных туч несёт прохладой
И нависло дождливое облако,
Слёз от неба совсем не надо,
А гроза будет с нею около.

А рассвет не спешит на свидание,
К новоявленной заре у излучины,
Там, где неба земли касание,
Все землёй горизонты изучены.

Натянули поля шаль туманную,
А тропинка идёт меж берёзками,
Небо думает думу печальную,
Дождь хлестал по лицу словно розгами.

А на грядке зайчишка в капусте,
Прятал в листьях и душу и тело,
Он готов улететь от грусти,
В небо синее птицей белой!

«Я вернулся на волю»

Ты любимая меня позови,
Жёлтой брось ты в меня листвой,
Невозможно прожить без любви,
Она греет нам душу с тобой.

Осень плачет холодным дождём,
Свой наряд одинокий носит,
В опустевший стучит мой дом
И дождя струйку в окна бросит.

Ты снегурка меня позови,
В те места что под снегом остыли,
Где шумели с утра снегири,
С родника они воду пили.

Я не видел такой зимы,
Все засыпала чёрные пятна,
Остаётся лишь чувства вины,
Я вернулся на волю обратно!

«Тюремная фантазия»

Листок кружился над водой,
С волной он бился о причал,
Мы здесь расстанемся с тобой,
Надежду в жизни потерял.

Я видел мрак в твоих глазах,
Что делать, я тогда не знал,
Я приходил к тебе во снах,
На дне судьбы тебя искал.

Закат уходит не спеша,
Волна впиталась вся в песок,
Осталась лишь одна душа,
Моей надежды в ней глоток.

Меня давно дела не ждут,
Мы встретимся как в первый раз,
Грусть и печали отпадут,
Лишь блеск твоих увижу глаз.

А счастье я искать устал,
Я бога за тебя молил,
Дом на песке я рисовал,
Мечту семьи в душе растил.

Ты дай надежды мне глоток,
Всё остальное подождёт,
А грусть с водой уйдут в песок
И счастье заново прейдёт.

Мы будем жить с тобой без горя,
В тюрьме я встречу третье лето,
Ведь нас с тобой совсем не двое,
Над нами растворилось небо.

Врата откроются свободы,
Ты и семья на век без сна,
Я для тебя слагаю оды,
Для всей семьи и для тебя!


«День семьи»
15 мая планета отмечает Международный день семьи - International Day of Families. Праздник этот довольно молодой, учреждён он был в 1993 году Генеральной Ассамблеей ООН.
День семьи ООН был учреждён,
Пятнадцатого мая отмечается,
Генеральной Ассамблеей принят он,
Одним из лучших праздников считается.

Весь взор общественности был к ней обращён,
Семья всегда с проблемами встречается,
Он в девяносто третьем утверждён
И на планете на ура людьми справляется.

Ячейкой общества является семья
И каждый человек об этом знает,
Ты должен самого спросить себя,
Какую роль он в обществе играет.

Ведь человек всё время развивается,
Семья есть первая ступень для человека,
Становится он добрым улыбается,
А мудрым станет он через пол века.

Семья была и будет, остаётся,
Всех ценностей людских хранительницей,
С небес пусть дождик золотистый льётся
И станет божья мать для нас защитницей.

Ведь были помним раньше времена
И о развитии страны всегда судили,
На перепутье трёх дорог она была,
А люди горе заливали, водку пили.

А кто у нас в семье всегда ответчик?
Ведь трудности он сам одолевает,
Ему не нужен в жизни и советчик,
Мужчина по хозяйству помогает.

Ведь гнёздышко уютное семья
И сохранить его нам суждено,
У каждого ячейка есть своя,
Не каждому ведь счастье то дано!



«Век с тобой»

Наконец то я дома и только,
Но обнять я тебя не спешу,
Много лет без тебя, мне так горько,
Своё сердце тебе одолжу.

Ощутил твою душу незримо,
От тебя чувств ответных волна,
Ты в семье и всегда здесь любима,
Мне сегодня совсем не до сна.

Я твоё ощущаю дыханье,
Ведь тебя вижу я не во сне,
Уделяю тебе я вниманье,
Мы с тобою вдвоём при луне.

Нас любовь понесла закружила,
Не пойму я где сон, а где явь,
Ты мне тайны свои приоткрыла
И наверно счастливый стал я.

Мы встречаем вдвоём с тобой утро,
На тебя я набрасывал плед,
Я с тобой навсегда поминутно,
Оставляя лишь в памяти след.

Я тебя обнимаю с любовью,
От земли отрываю рукой,
Мы с тобою распишемся кровью,
Целый век буду только с тобой!


«Тайна семи холмов»
(Посвящаю Древней Руси, древним Славянам и их культуре, и капищам, на которых стоит современная Москва. Капища существовали до времён смуты и прихода к власти династии Романовых, царя Алексея Михайловича 1649 год, вплоть до больших языческих гуляний, 22 декабря на Коляду).

В эту эпоху, когда наши пращуры,
Покланялись древнейшим богам,
А господствовали не ящеры,
Тайны вскроет история нам.

Капищами места назывались,
В самом центре горел только «зничь»,
У огня все Славяне поклялись,
Родину защищать дали кличь.

У костра размещалось «требище»,
От богов чтоб потребовать блага,
А потом и весёлое гульбище
И от пота на лицах лишь влага.

Сакральные места наших предков
И были языческие капища,
Повсюду оставили метки,
У Славян были не руки, а лапища.

Прославили народы Коляду,
Играли там повсюду скоморохи,
А славили Узеня и «плугу»,
От плясок разболелись быстро ноги.

Романовы пришли позднее к власти,
Гулянье захватило всю Москву,
А у царя у Алексея были страсти,
На свой народ он нагонял тоску.

Весь комплекс был единый и священный,
Всемирного закон коловращения,
На всю Москву тот праздник был отменный,
Божественное всё-таки явление.

И семь духовных главных здесь возвышенностей,
На капищах воздвигнут даже Рим,
Не просят у врага Славяне милостей
И ромово то капище всё им.

Каким богам Славяне поклонялись?
Мы знаем ведь богов, их было семь,
Род, Велес, Купала, Макошь-клялись,
Перун, Троян, Ярило-ведь не тень.

Мы изучили родоверческие книги,
Из уст Славян лишь огненная лава,
Носили все святые обереги
И воинская им являлась слава.

А бог войны конечно был Перун
И форма капища простой восьмиугольник,
В пенёк вбивали «огневик» колун,
«Коло»-восьми лучевая звезда, а не раскольник.

По сторонам углы смотрели света
И получалось девять всех святилищ,
А освещала путь им всем, комета,
Богам тем светлым поклоненье вместо игрищ.

Вокруг девятого святилищ было восемь,
Там поклонялись богу Перуну,
На камень-Алатырь мы жертву бросим,
Велесов спуск не служит не кому.

То Перуна сакральный первый холм,
Собора место, Василия Блаженного,
В кремле на троне злой правитель гном,
Он в кандалы заковывал невинного.

А на Руси «судьба» была и «доля»,
Прядут им нити божественные пряхи,
А пряху звали Макошь, её воля,
Всем вышивала на одежды она знаки.

Холм Макошь, сакральная есть пара,
Её заменит Параскева Пятница,
Мужское здесь и женское начало,
А может это ангела племянница.

Ярило отвечал всегда за жизнь,
В честь, церковь заложили Иоанна,
На месте капища, но чей это каприз?
Предтечи на Бору и без обмана.

А первая ведь церковь на Москве,
Предел устроен мученика Уяра
И рядом был проход к самой реке,
А по старинке называлось место яром.

Откуда убран камень был Велеса,
Митрополит сам Филарет команду дал,
Отслужена была Ярили месса,
Но патриарх народу долго врал.

Ярили капище стояло на бору,
На том холме на Боровицком прям в кремле,
Славянскому народу я не вру,
Есть воля на Руси, она во тьме.

Всё божество свободы, власти, воли
И у Славянов Балтов был Велес,
Весь красный холм был поделён на доли,
Болванова гора и тёмный лес.

Священные костры горят-чигасы,
Стоял Спасо-Чигасов монастырь,
Все люди поделились и на расы,
Средневековый прочитали весь псалтырь.

Волк тёмное животное Велеса,
Созвучны «власть» и «воля» только волку,
А в храме у Угодника шла месса,
Но не было тогда от бога толку.

Отец Славянских всех богов был Род,
Создатель был живого он и сущего
И праздник отмечался каждый год,
Под флагом Русича всегда вперёд идущего.

К иному миру обращались и к Нави,
Чертолья восходили лишь к стихиям
И к единенью всех богов ты Род моли,
Не к метрам прибегали, к старым милям.

Мир пращуров считался только Навь,
Хранители традиций бога Рода,
А мир живых все называли Явь,
А средь людей и не было уродов.

Все на Руси обряды бог Купала,
Они все связаны с водой, огнём и травами,
Тогда пить водку не имели права,
А от бузы все были сильными и бравыми.

Купальская короткая ведь ночь,
Все оживают обитатели Нави,
Всю нечисть от себя гоните прочь,
Как тараканов ты ногами их дави.

Пропала грань меж духами, людьми,
В наш мир приходят ведуны, ведуньи,
Все домовые и русалки, колдуны
И водяные, лешие и лгуньи.

А оборотни тоже по поверьям,
Вода дружила с пламенным огнём,
А человече, становился зверем
И мог любого он легко смешать с дерьмом.

Марены образ связан был со смертью,
Сезонные аграрные обряды,
А умиранье, воскрешенье, между твердью,
На ритуалы облачались все в наряды.

Троян, Треглав, или большой Трибог,
Седьмым был богом в пантеоне у Славян,
Могущественный, изменить всё мог,
Не признавали на земле тогда обман.

И над тремя он властвовал мирами,
Над небом, над землёй, подземным миром,
Его Славяне осыпали все дарами,
А торжество заканчивалось пиром.

Триединство, день и ночь и сутки,
Зима и небо, солнце, луна, лето,
Мужчина, женщина, семья и прибаутки,
Навь, Явь и Правь, Троян был где-то.

Дуб дерево, священное Трояна,
Где он стоял, название Зарядье,
Славяне всегда жили без обмана
И назывались волосы их, пряди.

Вернём Русь матушку и камушек Велеса,
Славянскую духовность всю на землю,
Дубового нет на Руси сегодня леса,
А я, чуть-чуть в стихах про это внемлю!


«Старость»

И вот украсили седины,
Моих волос седую прядь,
Крупней становятся морщины,
Ведь ход годов не удержать.

Судьба ко мне была немая,
Как полстолетия назад,
Я дневники свои листая,
Жизнь видел я и очень рад.

Куда меня не заносило
И била жизнь день ото дня,
Ведь жить хотелось мне красиво,
Но счастье бросило меня.

Со мной оказия случалась,
Средь жизненных невзгод и стуж
И на судьбу мою сказалась,
Я столько мёртвых видел душ.

На виражах и поворотах,
В рутине будничного дня,
Лишь о семье была забота,
Я не боялся за себя.

В тюрьме я стал душою чище
И не скатился под уклон,
Я был молитвами очищен
И силой веры подкреплён.

А на войне я был примером,
Давал всем жизненную стать
И нет пощады изуверам,
Не разрешал солдатам лгать.

Наград больших был удостоен,
Неся признательность судьбе,
Больше других имел достоинств,
Но что-то пропустил в себе.

Всегда свобода мне дороже,
Мне богом счастья не дано,
Я в кандалах и душу гложет,
А волю потерял давно.

Я оклевещен сатаною,
На троне правит тролль в кремле,
Он подавился только мною,
Таких как он, нет на земле!


«Кто рядом?»

Мне не надо тебе других,
Мы с тобой под одной звездой,
Я твои узнаю шаги,
Ведь всегда вдохновляюсь тобой.

Я на стук подхожу к дверям,
Вздрагиваю на любые шаги,
Я в тюрьме нахожусь, а ты там
И куда подевалась ты?

Я хочу быть опять с тобой,
Без тебя мне не мил белый свет,
Здесь как в улье и зеков рой,
Но тебя только рядом нет!


«Люблю я Великую Русь»

Этот город такой красивый,
А с утра я по Невскому шёл,
Но идти не хватало силы,
Месяц май Питер весь зацвёл.

Голова от красот кружилась,
Я в стихи не найду слова,
А в фонтанах водица лилась,
У прохожих блестели глаза.

А теперь я его ненавижу,
В мир попал я сегодня другой,
Господи ко мне приди же,
Душу мою успокой.

Я в кресты заточён на вечно,
Разорвать не могу кандалы,
Сквозь решётку на путь смотрю млечный,
А оковы давно мне малы.

Здесь во снах я влюбляюсь страстно,
А ненавистью душа полна,
Как я ненавижу рабство,
Мести не дрогнет рука.

Ведь жизнь как свеча потухнет,
Не встретив любви слова,
Что сотворишь, то и так аукнет,
Тускнеют в тюрьме глаза.

Мне выйти теперь невозможно,
Злой тролль из кремля посадил,
Дело, приговор, всё ложно,
Он давно из душ петли вил.

Но я ведь кремень и сдюжу,
А он насмехается пусть,
Поэт не боится стужу
И любит Великую Русь!


«Мой удел»

Со мной что сделал ты мой бог?
Тебя я долго умолял,
Я у твоих валялся ног,
Священник в храме принимал.

К иконам свечи подносил,
Молиться должен на него,
А у меня хватило сил,
Сижу в тюрьме уже давно.

Я прикипел давно к кресту,
Целуя господа ладонь,
К другому он повёл мосту
И ощущал я в сердце боль.

И здесь я тоже на цепи,
Бог в душу взял мою в кулак,
Ты из меня хоть что лепи,
Раз я в тюрьме живу вот так.

А вместо бога сатана,
Он бога маску вдруг одел,
Взял из тюрьмы себе раба
И это мой теперь удел!


«Для вас стихи»

Мне на раны насыпали перца,
Жизнь меняю я всю на ходу,
Я не слышу биение сердца,
Но из жизни никак не уйду.

А судьба сотворила сюжеты,
Всё в угоду земных вех страстей,
Предо мной раскрывала секреты
И я Русью гордился своей.

В моей Родине светлой и новой,
Вдруг поэтом очнулся я вновь,
Не испуган я жизнью суровой,
Вновь кипит в венах бурая кровь.

Люди смотрят, глаза их пустые,
Их презрение ранит меня
И в свои я вернулся родные,
Дорогие мне сердцу края.

Я душой за Россию страдая,
Ведь по жизни ты правду несёшь,
Все обиды, ошибки прощая,
Ангел мой, почему ты мне лжёшь?

И людишек я видел тех жалких,
Я не буду читателю врать,
Я в тетради не делал помарки,
Продолжаю стихи вам писать!


«Пан Ги Мун»

Пан Ги Мун мужик хороший,
А ещё интеллигент,
Не продаст он честь за гроши,
Он Обамы лучший кент.

Мир от зла он защищает,
Любит Родину свою
И зверей не обижает,
Видел слёзы и нужду.

Он от голода спасает
Всё живое на земле
И людей все беды знает
И почёт ему везде.

Кисть ему жмут президенты,
Космонавты шлют привет,
А боятся, интервенты,
Беспредела в мире нет.

И поэт Роман Семёнов,
Прославляет Пан Ги Муна,
Мне не надо миллионов,
От тюрьмы мне очень дурно!

«Свет в конце коридора»

Я в тюрьму попал не ко времени,
На дворе наступила весна,
В голове и в душе обновление,
На свободу идти мне пора.

Я надену одежду любую,
Вселенная резонирует не справедливо,
Труды все мои не впустую,
К жизни иду терпеливо.

Гораздо чаще мне жить хотелось
И времени на глупости нет,
Мне правда нужна, а не смелость,
Кто даст мне правдивый ответ?

Судьба не бывает мнимой,
А иначе не всё получается,
Любовь должна быть взаимной,
Никто не за кого не ручается.

А дело ведь вовсе в другом,
Не внушайте себе одиночество,
Жизнь видите только в плохом,
Прожить её честно хочется.

Понимали, чтоб все стихи,
Не справедливого не было приговора,
Не рождались чтоб в мире лохи,
Видеть свет бы в конце коридора!



«Свой крест»

Я всю жизнь как будто бы в дурмане,
Счастья у меня пока что нет,
Лишь душа и не гроша в кармане,
Нищенская суть прольёт нам свет.

На войне от пуль неуловимый
И не подпускал врага я в близь,
А за жизнью смерть была лишь мнимой
И мечты как прежде не сбылись.

Честь и совесть для меня важнее,
На душе и в сердце благодать,
Родина утешет и согреет,
Смерть заслужишь-то не миновать.

Служба на войне вся под копирку,
Форма и оружие новьё,
Я для ордена сверлю вторую дырку
А комбат опять кричит вперёд.

Пуля в каску на войне причуда,
Мы у смерти все на поводу,
Среди офицеров есть Иуда,
Я его когда-нибудь найду.

Я солдат за выпивку ругаю,
Остужаю юношеский пыл,
К вечеру с гитарой я оттаял,
Я Россию матушку любил.

Крест несу я свой какая тяжесть,
А в разгрузке боевой набор
И горячий АКМ на плечи ляжет,
За других здесь прятаться позор!


«С кем воюем?»

Меня заставила Отчизна ты страдать,
А я люблю Россию беззаветно,
Готов твои я боли все принять,
От Родины своей я жду ответа.

Моя мольба извечная, нема
И пережить я это не смогу,
Ведь призвала Россия нас сама,
Не дать ступить на Родину врагу.

Меня линчует собственная спесь
И пушки по врагу сегодня бьют,
А вместо крови дьявольская смесь,
Всю землю затопило без причуд.

Ведь на войне нельзя пролить нам слёз
И только сам себе ты смог помочь,
Средь взрывов и земных туманных грёз,
Мы бой ведём уже вторую ночь.

Своих бьём Россиян, какой-то бред,
Покой чтобы непрочный отравить,
Взвалили на солдата время бед,
Готов я с ними эту участь разделить.

Несу АК, не размыкая рук
И берегу как хрупкую мечту,
А в нём свинец и только лишь для мук,
Но их в глазах врага я не прочту.

Войнаха ты не сможешь приучить,
Ему нужна свобода и земля,
Ведь так как он, я не сумею жить,
В рабов всех превратила нас война.

Но как мне от греха себя сберечь?
Позор теперь не смыть мне некогда,
С душою, сердце на двое рассечь,
С мечтою распрощаться на всегда.

Солдату на войне нельзя грустить,
Придётся убивать всех беспощадно,
А к богу душу на всегда закрыть,
Читатель, не пойми слова превратно!


«Книга от Пан Ги Муна из ООН»

Пан Ги Мун прислал мне книгу,
Я внимательно читал,
Между строчек вижу фигу,
Даже в обморок упал.

Политически подкован,
Я уже не новичок,
Ложью судей околдован
И верчусь я как волчок.

А права здесь человека,
Нарушают все подряд,
Но от века и до века,
Человек свободе рад.

Царь народу снова врёт,
Говорит преступность в прошлом,
Он всё знает наперёд,
Пристаёт дерьмо к подошвам.

А поэт сидит в тюрьме,
Всем стихи о мире пишет,
Только правда вся во тьме
И на ладан она дышит.

Не поможет нам ООН,
Пан Ги Мун, Барак Обама,
Я как Моська, суд как слон,
Помоги мне божья мама!


«Сердце в заплатах»

Жена, ты моя королева,
Но рядом со мной тебя нету,
Ты, как святая дева,
Тебя искал по всему свету.

Хочу счастье тебе подарить,
Лишь только любовь меня ранит,
Ведь я же умею любить,
А счастье тебя поманит.

Я, путник жизни усталый,
Зло оставит меня в покое,
Я, как снег был на солнце талый,
Потрогай меня рукою.

А ещё я бываю как лёд
И тепла нет в сердцах хрустальных,
Заглянул на века вперёд,
Нет людей на земле идеальных.

А тебе только я и нужен,
Мы в том мире совсем одиноки,
Не боимся жары и стужи,
Никогда не был я жестоким.

С преисподние стон и крик,
Туда судей отправить мечтаю,
Очень бледен Иисуса лик,
А я библию в храме листаю.

За пол века я всё понимаю,
Безнадёжно Россию люблю,
Третий раз встретил числа мая,
Я тюремную пытку терплю.

У меня накопились заботы,
Я весной опять буду с тобой,
Пусть дадут для стихов мне ноты,
Песню я пропою про любовь.

На справедливость уже не надеюсь.
Тяжело мне на нарах уснуть,
Я письмо напишу, развеюсь
И свой к правде продолжу путь.

Ждут враги от меня расплаты,
Не перед кем я не виноват,
На всём сердце моём заплаты,
Штопаю его я за рядом ряд!

«Помираю от скуки»

Во сне вижу дочку и сына,
Сидят папу ждут на кровати,
Сыночек здоровый детина,
Кушал с повидлом оладьи.

Разбудила лишь муха зараза,
Семья обо мне вспоминает,
Не приходили на свиданку не разу,
Лишь голубь по крыше гуляет.

Я жить бы хотел в Париже,
Там в тюрьмы как у нас не садят,
К семье своей был бы ближе,
Сквозь решётку меня тучки манят.

А если останусь в России,
Сидеть будут дети и внуки,
Нет больше бороться силы,
В тюрьме помираю от скуки!

«Инь и Ян»

Я устал от возлежаний,
А я в тюрьме, по чьей вене?
Не исполнял чужих желаний,
Ведь я несчастлив был втройне.

Когда наступят перемены?
Решётка на окне бодрит,
Я приговора жду отмены,
А по ночам меня знобит.

И мне не нужны оправданья,
Я в политической игре,
Детей увижу на свиданье,
Я буду снова на коне.

Ведь я поэт совсем простой,
Себя другим мечтал увидеть,
Ведь станет жизнь моя другой,
Я некого не мог обидеть.

Душа злодеям не простит,
Все на суде галдят как куры,
Я приговором буду сыт,
Смеются секретарши дуры.

Не буду к богу я взывать,
Я убоюсь грехопаденье,
Лишь дьявол бросился спасать,
Души моей стал продолженьем.

Весною я пойду домой,
Великим стану невзначай,
В Европе будет мне покой,
Там обрету земной я рай.

Два мира, что не разделимы,
Господь и дьявол у плиты,
Инь, Ян, ведь женщины, мужчины,
Создал нас бог для суеты!



«Замкнутый круг»

Моя жена и есть мой друг,
Быть верным дело не простое,
Идти не надо мне за плуг,
Ведь нет тебя и нет покоя.

Душевных принял много мук,
Моя душа и сердце в соре,
Я разорву порочный круг,
Своих детей увижу вскоре.

Срок отсижу весь целиком,
Начну с нуля своё я дело,
Войду героем я в свой дом,
Такая жизнь мне надоела.

Я в сердце слышу тихий стук,
В моей душе, а значит в доме,
Тюремный задержал недуг,
Теперь я в сладостной истоме.

У президента много слуг,
Но Жириновских многих стоит,
Ему не страшен горький лук,
Взорвёт моральные устои.

И в их руках власть целиком,
В тюрьме народ на половину,
Теперь тюрьма наш общий дом,
Нам гнуть на них придётся спину.

Ты мне про жизнь не говори,
Я перенёс в тюрьме все муки,
В тюрьме оценка той любви
И завершение разлуки.

С трибун не слышу громких слов,
Ведь их душа не заслужила,
Мечты разрушенный остов,
Всё зло на голову свалило.

Теперь тюрьма наш общий дом,
В нём всё уютно и знакомо,
А ранет душу в доме том,
Свобода – значащее слово.

Май месяц, дождик за окном,
Тюрьма мне мрачною казалась,
Я в ней борюсь с Российским злом,
А к президенту одна жалость.

Он заигрался в казаков,
Его друзья все предают,
А здесь в тюрьме нет дураков,
Тебе Володька нагло лгут.

А бог придёт и грянет гром,
Ведь мы поймём с тобой друг друга,
Ведь я поэт, беру свой лом,
Уйди из замкнутого круга!

«Разлука»

Мне приснилось в тюрьме, что опять потерял я тебя,
Сквозь решётку я вижу сияние звёзд и луны,
Падал я в пустоту и не знал, где, зачем и кто я,
Билось сердце не в такт, с ощущеньем не полной вины.

Мне казалось в тюрьме, что с годами исчезнут мечты,
Что душа долго спит, не проснётся уже не когда,
А судьба всё пыталась стыдливо запутать следы,
В голове и в душе остаётся одна пустота.

А прожектор на вышке издевался, мерцал без конца,
Бил меня по глазам, быстрым тактом и грубо смеясь,
Где-то там вдалеке, лишь семья остаётся одна,
Понимая всю слабость и боль, безнадёжно боясь.

Я твои вспоминаю слова, белизну нежных рук,
Слабый блеск карих глаз, он давно стал до боли родным,
Как прекрасен твой смех, он разбился осколками мук
И всего обескровил меня, тем порывом единым своим.

За решёткой в «Крестах», вспоминаю минуты любви,
А слезинка на щёку как жемчуг спокойно легла
И твой взор восхищённый, с меня никогда не сходил,
Ты любила меня как дитя и как только могла.

Я борюсь за свободу, уже не осталось и сил
И не знаю я как прекратить ту душевную боль,
По неволе, в тебе, декабристку я вдруг разбудил,
Сквозь стекло на свиданке хочу надышаться тобой!


«Бог забыл вернуть счастье»

На поле битвы враги как пчёлы роем,
Война как жизнь меняет все цвета,
Здесь кто погиб, они ведь все герои,
Они юны, не видев женского тепла.

А на войне ведь АКМ моим был другом,
Он знает больше всех и о душе,
Враги нас окружали плотным кругом,
Огонь я вызвал на себя давно уже.

Судьба на миг немного растерялась,
В ногах и теле сладостная дрожь,
О том, что погибать душа не знала,
Я думаю потомок ты поймёшь.

А жизнь учитель строгий, ошибался,
Не сразу я теперь её пойму,
Я даже перед смертью улыбался,
Ведь я за Родину свою всегда умру.

Я столько оставлял в стихах заметок,
По всей России лишь кровавые дожди,
Мне умирать совсем не интересно,
Из жизни не легко теперь уйти.

Снаряды сыпались на головы, на местность,
Такого не увидишь даже в снах,
«Град» получил в Афгане ту известность,
Сошли лавины все от шума тут в горах.

Ведь люди все живут своей лишь жизнью,
Но лишь солдаты нас не предадут,
Смотреть мне надоело через призму,
А в землю все героями уйдут.

Нагрелся автомат и жизнь бесценна,
Как суетно в том мире жить без грёз,
Со мной судьба как ангел откровенна,
Цвет крови есть у алых свежих роз.

Нас душит жизнь войной она безжалостна,
Но против воли я за ней бегу,
Мне на душе спокойно, как-то радостно,
На поле боя я сегодня не умру.

А после боя, что солдат ты чувствуешь?
И что в бою нам делать без тебя?
При каждом выстреле ты на земле присутствуешь,
Смерть, как и жизнь на расстоянии видна.

Земля ещё полна людьми подонками,
На поле боя настаёт их час,
А кровь несётся по земле потоками
И только в небе призрачный тот глаз.

Бегут года, а в душах ощущение,
Хочу родным ладонь я протянуть,
За трусость не сочтите, к жизни рвение,
Лишь счастье бог забыл назад вернуть!

«Дед Жиригномский»

Жиригномский дед серьёзный,
В кулуарах жук навозный,
Подхалим и лицемер,
Живота большой размер.

Утром мажет бутерброд,
Сразу мысль: «А как народ»?
Ведь в России русских мало,
У хохлов отнять бы сало.

На трибуне выступает,
Депутатов обзывает,
Одним словом, старый шут,
А ему коллеги лгут.

Думал в цирке он работал,
А на власть исчезла квота,
Ведь придётся пост отдать,
На Мальдивы поменять.

Старость дело не простое,
Положение большое,
О народе думать будет,
Президент ведь не забудет.

За заслуги и за службу,
Подхалимовскую дружбу,
Наградит его медалью,
Орден с красною эмалью.

Персональное авто,
Он с него упал в дерьмо
И испачкал даже уши,
На день планы все порушив.

Перед тем как мыться с мылом,
Маску снять бы надо было,
Но тогда узнать не смогут,
Меценаты не помогут.

Жиригномский дед ты наш,
Ты чего народу дашь?
Двадцать лет ты лжёшь без малу
И не стыдно ведь нахалу.

Обещанья все в газеты,
А на улицах портреты,
Счастье людям обещал,
Депутата слово дал.

Заживёте мол красиво
И кремлю и всем на диво,
Он кому-то в зубы дал,
Сок плеснул в лицо, нахал.

Президентом хочешь стать,
Век свободы не ведать,
Ты дедуля мелко плавал,
Занял трон великий дьявол.

Раз в сто лет меняет внешность,
Но бывает год погрешность,
В тело влезет и живёт,
Дьявол вечный, не умрёт.

Так что дедушка Володя,
Ты давно уже не в моде
И на трон не зарься зря,
Начинай-ка жизнь с нуля.

Дом поставь и нянчи внуков,
Ведь судьба такая сука,
Президент тебя забыл,
Но медалькой наградил.

На тебя плевать хотел
И теперь ты не удел,
Потому что старый стал,
Дурака всю жизнь валял.

Я поэт Роман Семёнов,
Мне не надо миллионов,
Правду на Руси ищу,
Справедливость не сыщу!

«Путь в некуда»

Играли мы все на войне свои роли,
Война — это театр, а мы в ней актёры,
Дозору, секретам, кричали пароли,
А Родину нашу скрывали лишь горы.

А после войны мне вернуться хотелось,
Но здесь на чужбине застрял на всегда,
С собой заберу отраженье и смелость
И буду бои вспоминать иногда.

Бессмыслены войны, ступенька к паденью,
А в мире блаженство и сказочный зной,
Кусочек свинца и погиб ты в мгновенье,
Весь путь в некуда пройден был этот мной!

«Подожду»

Я вернулся в красивый свой город,
Мне знаком здесь любой двор и дом,
Старики нас таскали за ворот,
На войну нас забрали потом.

Мы к врагу подползали украдкой,
Под раскидистым дубом в тени,
А врага бил по шее лопаткой
И шептал: «Ты вражина умри».

Были слишком юны, но не дети,
Мы не знали, что будет потом,
Где-то здесь на Кавказе есть Йети,
Здесь его постоянный был дом.

Мы в бою не сдержали удара,
Но уже что-то поздно менять,
За грехи наши божья нам кара,
Так не хочется нам помирать.

Вызываю огонь на себя,
Две гранаты зажаты в руках,
Вспомнил Родину мать и тебя,
Я уже не стою на ногах.

Помоги нам господь если сможешь,
Попытайся солдат всех простить,
Счастья людям чуть-чуть приумножишь,
Мы о прошлом не будем грустить.

Слышим гул с далека мы вертушек,
Две гранаты разжаты в руках,
По ущелью стреляют из пушек,
Эхо громкое долго в горах.

Пусть останутся памятью светлой,
Те несчастные наши года,
Ведь в сердцах мы останемся с верой,
Пошутила зазноба судьба.

Вот я дома и милый мой город
И опять я по парку иду,
Я седой, но пока ещё молод,
Своё счастье я здесь подожду!


«Помолись за нас»

Мой депутат, меня судили не за что,
Тебе писал, но ты меня не слышишь,
Призвать не знаю я теперь кого,
А ты судьба на ладан уже дышишь.

Внимания хватает мне сполна,
За третий год ослеп уже в тюрьме,
Скорей на землю упадёт луна,
Чем что-то поменяется во мне.

К кому мне обратиться я не знаю,
ЛДПР, КПРФ, ЭСЭРЫ,
Единая Россия, понимаю,
Прокуратура приняла все меры.

Кто правду скажет президенту, тот герой,
А может не родился он на свет,
Лишь Люцифера из кремля я слышу вой
И не какой защиты больше нет.

Внутри меня сердечко сильно бьётся,
Душа всегда доверчива, наивная,
На троне дьявол надомной смеётся
И смерть с косою, волосами длинными.

Шагает по Руси она с изяществом,
Кружила вся в старинном балахоне,
Беззубый рот смеётся ненавязчиво,
Сама себе ведь хлопая в ладони.

А жертвы все разложат, но на личности,
Глазницами мерцает равнодушная
И с видом абсолютной безразличности,
А жизнь моя и даже ей не нужная.

А сил уж нету даже на депрессию,
Остатки я на поиски направлю,
Срываю грусти я с лица завесу
И красками я жизнь свою разбавлю.

А кто мою семью обидеть вздумает,
Не допущу, порву на месте в клочья,
Моя душа для Люцифера не доступна,
Ухмылка у него сегодня волчья.

Душевных ран, рубцов, а сколько шрамов?
Глумиться над поэтом может хватит?
Сменю постель я на холодный мрамор,
Плита надгробья прочность не утратит.

Я до конца бороться весь стараюсь,
А на врагов как лев рычу я злобно,
От беспредела не дышу и задыхаюсь,
А мне судьба помочь ведь не способна.

А что же делать, кто подскажет мне?
Депрессию развеять, как и грусть,
Ну а пока я посижу в тюрьме,
Пусть молится за нас родная Русь!

«Сны арестанта»

В тюрьме я вижу сны,
Сквозь сонмы всех ироний,
Не надо новизны
И с неба ярких молний.

Вишнёвый снился сад,
А на крыльце ступени,
В тюрьму нельзя назад,
В ней призраков лишь тени.

А мне б побольше снов,
Увидеть всё живое,
А в сердце вечный зов,
Мне снится всё родное!

«Крылья Ангела»

Аж третий год тягучих ожиданий,
Твои я письма больше не сожгу,
А сколько было разных соисканий,
Их вычеркнуть из жизни не смогу.

А дней плохих ведь не было постылых,
Я в жизни отвечал за каждый вздох,
Ведь дети и жена всегда любимы,
Но мне в тюрьме не помогает бог.

А ложь я сердцем чувствую, не кожей,
Сегодня я не верю некому,
Через решётку на меня глядел прохожий
И что же я сейчас скажу ему?

Через «кормушку» вести ведь не часты
И не кому мой не известен путь
И лишь свобода подлинное счастье,
А казематы — это ведь не суть.

Санкт – Петербург заворожён плеядой звуков,
У господа найду я свой ответ,
Закрыты двери на замок и глухо
И в этом мире счастья в жизни нет.

Смотрю в Неву, в мозгах играет лира,
По Арсенальной движется монах,
А небо как пурпурная порфира,
Как крылья ангела исчезнувший тот взмах!

«Ключи от тюрьмы»

Мне до свободы десять месяцев осталось,
Уйду я из «Крестов» как отгостил,
За мною неудача вечно гналась
И лишь в семье всегда я буду мил.

Привет вам от Семёнова Романа,
Ведь я в искусстве целое звено,
Из дряхлого и рванного кармана,
Просыпалось прогорклое пшено.

Судьба не оставляет тайных знаков,
Без них всегда и всё я узнавал,
А в жизни ракурс осуждений одинаков,
Но я его всегда в других искал.

Не параллельность для тебя изъян,
Писать стихи, иметь поэта вымпел,
На сердце кровоточит много ран,
Я из души характером всё вымел.

Пришёл в семью и создал всем уют,
Пшено склюют синицы и грачи,
Здесь больше гнёзда ласточки не вьют,
Но, как и где мне от тюрьмы найти ключи?

«Вернись судьба»

Упал сегодня я прям в ад с небес,
А нас в аду лишь остаётся двое,
Поэт Семёнов и конечно бес
И от него мне нет опять покоя.

Я вскрыл печать, под ней увидел жизнь
И вытянул её из сил последних,
Я вновь взметнул из ада снова в высь
И бесов не искал себе соседей.

Хранитель ангел, мой обворожитель,
Ты сохранил богатство всё моё,
Моей души тюремщик и целитель,
Ведь каждый получает за своё.

«Крестов» я узник, нет несчастней доли,
Свою свободу как жену любя,
Быть не могу с семьёй, ведь я в неволе,
Бежать готов я, голову сломя.

К тебе я после срока возвращаюсь
И от тебя я вновь не убегу,
Я в этой жизни постоянно маюсь,
Я по-другому просто не могу.

Меня понять могла лишь ты одна,
Ведь Родину покинуть не придётся,
Зловещая и страшная судьба,
На перекор всему ко мне вернётся!

«Узник судьбы»

Сижу в «Крестах», судьбы я узник,
Тюрьма не сахар и не мёд,
Здесь пригодился бы подгузник,
Аж сердце превратилось в лёд.

Я в этом сраме и бреду,
Был перед публикой жестокой
И был весь грех мой на виду,
Я весь в печали одинокой.

Летели юные года,
Я слёз напился из печали
И я один среди стыда,
В тюрьме, с упавшими плечами.

Спасибо богу за стихи,
Что мысли рвутся прямо в небо,
Года прошли, но мы лихи,
Своей судьбы рабом я не был.

Кладу письмо я на ладонь,
Ведь целый мир она вместила,
Моя душа как будто бронь,
Любую сдерживала силу.

Спасибо солнцу за весну,
Околдовало землю цветом,
Я напишу тебе, рискну,
Была чтоб осень после лета.

Расстались мы без поцелуя,
Без слов и даже без кивка,
Все годы вместе не минуя,
Судьбы нас развела рука.

А я в «Крестах», ты со слезами,
Я в пять утра всегда встаю,
Освобожусь приду с цветами,
Ещё пол века проживу.

Мы погуляем в тихой роще,
Внучат в коляске повезём,
А день весенний и не ропщет,
А мы втроём уже идём.

Всё небо облачно, двулико,
Ну как стальное полотно
И не поможет нам молитва,
Шёл дождь похожий на руно.

Грунт от дождя уже остывший,
Кот с мышкой увлечён игрой,
А я слагаю свои вирши,
Но только смысл в них пустой.

Мы ищем новое начало,
Не в догоревшей смысл свече,
А про тюрьму судьба молчала,
Ладонь родная на плече!

«Бестелесные»

Расставаться не хотел жена с тобой,
Потерять тебя и безвозвратно,
Мне семья подарена судьбой,
Повезёт мне хоть когда-то вероятно.

Я твоей любовью очарован,
Потерял я небосклон свободы,
Путь на волю мой, был заколдован,
Превозмог потери и невзгоды.

В наших судьбах сколько же пробелов?
Мы ведь каторжане не уроды,
На доске нас отмечают мелом,
Я хочу в полёте быть свободным.

Сердце лопнуло и на две половинки,
Одним целым мы с тобой не станем,
Я в «Крестах» жду первые снежинки,
Пред Христом колени преклоняем.

Арестантам всем нужна свобода,
Лишь во снах с тобой всегда блуждая,
А какое время сейчас года?
О тебе всегда везде мечтая.

Я на век потерян во вселенной,
На пути к свободе неизвестны,
Мы богаты Родиною тленной,
Только здесь в тюрьме мы бестелесно!

«Отрезвела душа»

Вдвоём мы с тобою в горах за рекою,
А месяц на небе так ярко сиял,
Я буду на веки и только с тобою,
Тебе я стихи в полудрёме шептал.

Под гул водопада шумела листва,
А я обнимал всю тебя целовал,
По тёмной реке проплывала луна,
Быть мужем на век я тебе обещал.

От счастья кружилась моя голова,
Всё крепче к груди я тебя прижимал,
Полновластной хозяйкой ты в доме была,
Я с жадностью груди твои целовал.

От тысячи звёзд озарялась земля,
Роса на траве нас с тобой обожгла,
Ведь целую вечность любил я тебя,
Закончились сны, пробудилась душа!

«Родина»

Опять война и вновь походы,
Мне хоронить опять юнцов,
Ведь молоды они как всходы
И не увидят вновь отцов.

И снова пуля в грудь занозой,
А залпы пушек словно гром,
И матерей у ликов слёзы,
Они смешались все с дождём.

Любой солдат в бою печален,
Судьбы своей он вечный раб,
Как каждый воин, зол и ранен,
Он не убит, а лишь ослаб.

Лежит солдат в крови весь, в поле,
Не прикрываясь от дождя,
Терпел он, не смотря на боли,
На Родине ждала семья.

Ведь говорил отец, опасно,
Стрелять в того, кто хочет жить,
Он понимал, что жизнь прекрасна,
Если её не упустить.

Он осознал, что нужен дома
И что судьба его уродина,
Не испугался в детстве грома,
А главное ведь в жизни, Родина!

«Ностальгия»

Из России я уехал,
Из родительского дома
И в судьбе опять прореха,
Эта жизнь мне незнакома.

На душе скребётся кошка
И судьба об этом знала,
Ностальгии есть немножко,
Сердце слепо заскучало.

Что же ты поэт не весел,
Ключевой испей водицы,
Пей бесплатно хоть залейся,
Полети ты вольной птицей.

В этом мире всё так просто,
На чужбине правда грусть,
Но преступности нет росту,
Вспоминаешь маму Русь.

От неё лишь километры
И сиреневые дали,
А в полях резвятся ветры,
Стога сена раскидали.

Путь с чужбины очень долгий,
По дороге заскучаешь,
Люди стали жить как волки,
Ты об этом тоже знаешь.

В моей жизни есть прореха,
На душе скребётся кошка,
Из России я уехал,
Но зовёт назад дорожка!

«Я не трус»

Кто в бой со мной?
Наступают ведь гады,
А в Афгане зной
И стрекочут цикады.

Убивает жарой,
Здесь не русская степь,
Кто в атаку со мной?
Все становимся в цепь.

Здесь песок и жара,
Без конца и без края,
В наступленье пора,
Не дожить нам до мая.

Здесь одни ковыли,
Страшно очень и пусть,
Здесь песок нет земли,
На душе только грусть.

Здесь тропинка глухая,
На впереди только враг,
Борода вся седая,
А в руках автомат.

А в глазах промелькнёт,
Золочённая россыпь,
Он к прицелу прильнёт,
Я подумал, он босый.

Он стрелял не впопад,
Грудь пробил мне на вылет,
Шёл в горах снегопад,
После смерти нас мыли.

Снова цинковый гроб
И груз 200 в Союз,
Продырявленный лоб,
Но я русский, не трус!

«К 25 годовщине вывода войск с Афганистана»

После боя от дыма чуть видима утренняя чёрная река,
Серая мгла рассеялась «вертушки» все в даль,
Над Кандагаром всё медленнее, но встают облака,
Духи за скалами прячутся, выжидают, наводят тоску и печаль.

Три километра тоннеля Саланг, уводил он колонну с собой,
С тоской с АКМом закат наблюдаю, кишлак нас всех манит туда,
В духане лепёшки мне дал на дорогу духанщик знакомый мой,
Ведь мы шурави на Афганской земле, сюда занесла нас судьба.

Тянулись минуты часами в дороге, в Герате ещё свои,
На броне вновь на марше моя рота опять засыпает, одним предвкушеньем зимы,
А девушка нам в парандже наливает холодной с арыка воды,
Сидят аксакалы в чалмах угасают и дремлют они от жары.

А там за горой Пакистан и Иран, а ветер лицо обжигал,
В провинции были Логар у Кабула, Аль-Каида, терроризм, Талибан
И смерть обнимала нас часто и чистый ислам нам шептал,
Мы хлеба Афганцам давали с полна и это совсем не обман.

Со времён всей Персидской империи никто победить их не смог,
Кровью пропитана проклятая земля Аллахом, и они в той земле легли,
А мы всё же едим на Родину, впереди река Панж и от дыма смок,
Союз нас встречает радостно и всё же мы им помогли!

«Священный ветер»

Не будет в жизни больше мне фарты,
Я на прощанье помашу рукою
И все во мне останутся черты,
Ведь больше я богов не беспокою.

А выбор давно сделан уже мой
И головою ангел покачает,
Ведь наступает век наш золотой,
Я по утрам восход один встречаю.

И всех ступеней старых крутизна
И некого судьба не околдует,
Осеребрит нам пут опять луна,
Священный ветер ласково подует!

«Строгая жизнь»

Жизнь ко мне стала строже,
Я в тюрьме возмужал,
Обижать арестанта не гоже,
Я о многом ведь в жизни не знал.

А какая у зека порода?
У него как у волка оскал,
В мыслях пайка и только свобода,
Ведь его Люцифер создавал.

А на сердце несчастье и камень
И пока он ещё не отпал,
Но об этом пока мы знаем,
Ни о чём нам поэт не сказал.

Ведь последней приходит надежда,
Человеком в тюрьме я не стал,
А душа как всегда безутешна,
Но для жизни для этой, я мал!


«На вечно в тюрьме»

Мне в стихах тебе уже не пишется,
Хочется с тобой поговорить,
После сна в ушах твой голос слышится,
Я в тюрьме тебя не мог забыть.

Позови меня хотя бы в даль
И к тебе я сердцем прислонюсь,
Испарится на душе печаль,
Потерять удачу не боюсь.

Не устанет солнце нам светить,
Трели соловьи нам насвистят,
Вечно буду я тебя любить,
Ведь сердца двоих того хотят.

Говорить красиво не умею,
Слепо повинуюсь я судьбе,
Что на сердце я своём имею,
Всё принадлежит и лишь тебе.

А порыв остался лишь мятежный,
Всё стремленье, всплеск, полёт мечты
И сквозь сон я слышу голос нежный,
Это можешь быть ведь только ты.

Я люблю и обливаюсь нежностью,
Сердце наполняется росой,
Мир казался тонкою безбрежностью,
Этот мир теперь и твой и мой.

А тюрьма как будто в лето канула,
Проявленьем чистой полноты,
Сердце с новой искоркой вновь вспыхнуло,
Только прикоснулась к нему ты.

Я не отдаюсь сегодня вечности,
Оставляю всё и на местах,
Я сольюсь в таинстве, в бесконечности,
Я на вечно остаюсь в «Крестах»!

«Лишь я один»

Я остаюсь один в водовороте жизни,
Средь множества слепых ещё людей,
Я на Руси поэтом уже признан,
Стихи мои для воплощения идей.

Моя мечта встречается с твоею,
Судьба на веки жизнь объединив,
Свою любовь я защитить сумею,
Ведь мир по-прежнему для нас ещё красив.
Всё сердце заполнялось новой кровью,
Я заглянул в глаза и до глубин,
Ты сотворила чуда прям со мною,
На вечно и с тобой лишь я один!

«С голой жопой»

Нет в тюрьме сейчас работы,
Улететь хочу на остров,
Не видать мне здесь свободы,
Зеком быть ведь это просто.

Что не сделал всё ведь гладко,
Я не верю в бога слепо,
Отсидел срок без остатка,
Улететь бы птицей в небо.

Увидать луну и звёзды,
Видел их я на картинке,
Мне полтинник и не поздно,
А на сердце таят льдинки.

За забором шумность улиц,
Разговаривал с Нивой,
За себя я не волнуюсь,
Встретиться хочу с семьёй.

Говорю я вам без лести,
Не сгущаю в жизни краски,
Я с семьёй хочу быть вместе,
Пополам в любви и ласке.

Мы в тюрьму ведь не хотели,
Не тягаться нам с Европой,
Нас разули и раздели,
Мы остались с голой жопой!

«Мир не изменить»

С дьяволом готов поспорить,
Народ не будет целовать ему ноги,
Можно процесс весь ускорить
И не платить нам налоги.

Хватит пользоваться силой грубой,
Бог этот мир не изменит,
На площадях выбивают нам зубы,
Не пощадит нас грешное время.

Венцы с шипами на шею дьявол оденет мастер,
Не осталось у чиновников чести,
Народ на Родине не находит счастье,
Народ должен быть сплочённый, дружный и вместе!

«Цветущий сад»

В «Крестах» я ещё живой,
А за решёткой рассвет,
В дверях возникает твой,
Призрачный силуэт.

За окном от дождя лишь шум,
Мне на душе легко,
Освобождён от дум,
Улететь бы в рай прямиком.

Снова мне снится сон,
Слышу за дверью звук,
Кто-то повысил тон,
О пол кандалами стук.

Тюремный залаял пёс,
Солнце увидел в окне,
Лучик тепло принёс,
О жизни напомнив мне.

За окном есть тюремный сад,
Рассвет не земной красоты,
Листку я каждому рад,
От мирской спрятан я суеты.

Там словно манящий взгляд,
На волю бы мне весной,
Хочу в тот цветущий сад,
Окунуться и прям с головой!

«Я России служу»

Нежная и милая ты Русь,
Сердце для тебя всегда стучало,
На душе тревога и вновь грусть,
Начинаю жизнь опять с начала.

Защищать Отчизну нету сил,
За державу братцы мне обидно,
Край родной всегда везде мне мил,
Родины краёв почти не видно.

Я в стихах пишу слова простые,
Родину люблю, Отчизну мать,
Я служу одной лишь ей, России,
Встань с колен народ и хватит спать!

«Метка кровью»

Я о тюрьме Российской вам поведаю,
Весь народ был в кандалах и неприкаянный,
Наслаждались над фашистами победою,
Богом мир им на земле на время даренный.

И сидеть теперь в тюрьме герою ратнику,
За кого ему в дерьме теперь страдать,
Поклонился он на кремль аж избраннику,
В миг надели кандалы ему опять.

Я перечить дьяволу не вздумаю,
Не скажу случайных больше фраз,
Радуюсь любой добытой суммою,
Всё богатство я оставлю про запас.

А в тюрьму меня упрятал прокурор,
Ведь меня ты не услышишь из тюрьмы,
На суде несут какой-то страшный вздор,
Дар судья имеет глухоты.

Жёнушка любимая не плач,
Годы пролетят и не заметишь,
К ним придёт когда-нибудь палач,
Ты сейчас их кровью всех пометишь!

«Время лечит»

Жизнь как вихрь закрутилась,
А мне прошлого не жаль,
То, что было всё забылось,
А в глазах твоих печаль.

Рву в охапку незабудки,
Разложил в густой траве,
Нет свободной мне минутки,
Заглянуть домой к тебе.

Ты цветок мой милый нежный,
Ты мне душу успокой,
Пред тобой я был безгрешный,
Не забуду про любовь.

Сколько встреч в тюрьме, свиданий,
Сквозь стекло тебя любил,
Много было расставаний,
На руках тебя носил.

Вспомним в поле незабудки,
Расцветают в сердце вновь,
Долгожданные минутки,
До сих пор волнуют кровь.

Я в тюрьме не мог забыться,
А в коленях снова дрожь,
Мне давно пора смириться,
Что уходит не вернёшь.

Сквозь решётку путь лишь млечный,
Нежным светом одаряя,
А людей всех время лечит,
Если правду говоря!

«Возмездие»

За правду бог поэта наказал
И с рая опустил его на оземь,
А сердца всё сильней идёт накал,
Как после лета наступает осень.

Я на свободу торопился впопыхах,
Но не могу я волей надышаться,
Я вылил душу в праведных стихах,
С тюрьмой спешу на вечно я расстаться.

Возмездия настанет скоро акт,
Он между смертью страшною и жизнью,
Я сделал шаг за шагом прямо в такт
И над врагами, дьяволом нависну.

Я прожил неспокойных полста лет
И на весь мир теперь я всем известен,
А счастья видел только лишь макет,
Уже полвека я топчусь на месте.

Я после мести, приобрёл покой,
В суде я приговор услышал лживый,
Судья и прокурор на перебой,
Они давно духовно все не живы.

Возмездие, единственный наш путь,
Вед око удаляем мы за око
И как подковы зло мы будем гнуть,
За боль семьи наказуем жестоко!

«Фортуна»

Опять перед боем в ушах застучал барабан,
Держу АКМ и смотрю с замиранием сердца,
С Пакистана в Афган потянулся большой караван
И след на снегу остаётся от нового берца.

Здесь запах врага, вдруг с ветрами его принесло,
На помощь, с Баграма «вертушки» уже вылетают,
Секрет не заметили, хлопцам опять повезло,
Струя реактивная в небе бездонном растает.

Мы бой начинаем, а воздух насыщен и густ,
Желание к жизни нас всех не лишает рассудка,
Я падаю скошенный пулей прям в снег и без чувств,
А сердце работает тихо, но без промежутка.

Открыл я глаза, надомной бородатый оскал,
Нажал я курок и багряной весь кровью забрызган,
С вертушки нависшей, огонь вёлся прям между скал
И где-то в горах выл шакал и чего-то там рыскал.

А «духи» кричат «шурави» и стреляют в упор,
Все нервы натянуты словно гитарные струны,
Нас враг окружил, в тыл к нам пробрался как вор
И сами теперь мы вершители нашей фортуны!



«Газета «Аргументы Недели»»
(написано 05.05.2013 год)

Аргументы всей недели,
Заиграла в жилах кровь,
Пол Отчизны пролетели,
В ней Отечества любовь.

Я газету эту встретил,
Честь Угланову, хвала,
Он живее всех на свете
И о нём гласит молва.

В ней ведущим был Грунюшкин,
Без него газеты нет,
Он бранил всех как из пушки,
Даст читателям ответ.

Неприступный мрак подвалов,
Ждёт шпионов Кондрашов,
А сквозь блеск ночных кварталов,
Растворился Булдаков.

Москвину заждались крысы
И ловцы заблудших снов,
На подмостках ждут актрисы,
Для Нехамкина нет слов.

В них желания сокрыты,
Мясников зажёг огни,
Все статьи про спорт забыты,
Кофе крепкое свари.

У Мелевской есть признанье,
По проторенной тропе,
Ларина ждёт расставанье,
Грусть не свойственна в толпе.

Плод разлуки искусивши,
Любит Гурдин танцевать,
А Данилкин станет тише,
Крестьянинову не лгать.

А Леонов включит фары,
Спит уставшая земля,
Сыч смотрел на тротуары,
Он собрался на моря.

И Федотов в отпуск хочет,
Без Диденко лишь один,
Быть начальником нет мочи,
Сам себе он господин.

А Олег Желтов, директор,
Генеральный, выше всех,
Всей газеты он прожектор,
У него на юмор смех.

Я поэт Роман Семёнов,
Аргументы — это сила,
Мне не надо миллионов,
Я как вы люблю Россию!



«Люблю свою мать Отчизну»

Спасусь от тюрьмы неистовой,
Попал я сюда нечаянно,
Вели меня ноги быстрые,
А мой приговор отчаянный.

И гость я в «Крестах» не прошенный,
А дьявол созданье глупое,
Я шёл по траве нескошенной,
А он мне с кустов аукает.

С преисподние махал рукой,
К кремлёвской иду стене,
Ведь дьявол в кремле был свой,
А ангел сидел во мне.

Шёл гранью я бытия,
Русь матушка не дрожи,
Кровавая вновь заря,
Ты власть свою удержи.

Разрубят тебя пополам,
До победы один лишь шаг,
На трон сел совсем не там,
Со временем шёл не в такт.

С судьбой разошлись не там,
Заменит им кровь вино,
Я много объездил стран,
И видел себя в кино.

К рассказам вернусь тех лет,
На жизнь смотрю через призму,
Остался один скелет,
Люблю свою мать отчизну!


«Кровавый восход»

Не закрываю на ночь я глаза
И не кому и некогда не лгу я,
А за окном весенняя гроза,
Своей заботою природа нас балует.

Тебя хочу увидеть я во сне,
Вот образ твой настойчиво приходит,
Ты на свободе, только я в тюрьме,
Мой дух обезображен и безроден.

Твоё я фото приложу к своим губам,
Во сне они тебя всё время ищут
И не на жизнь, на смерть идёт борьба,
Тот мир весь горем, подлостью насыщен.

Но надо продолжать любить и жить,
Владеет дьявол нами безраздельно,
Как все проблемы разом разрешить?
Я крест свой не снимал давно нательный.

Хочу опять в объятия твои,
Терять свободу равносильно снятью кожи,
Ведь здесь в тюрьме несбыточные мечты,
Я в сердце был разлукой обезвожен,

И начинаю я мечтать опять,
Через окно я на Неве смотрю мосты
И не могу любимой рассказать,
Что мне в «Крестах» надели кандалы.

А возвращение возможно лишь одно,
Быть вместе до конца и без возврата,
Смотрю через решётку я в окно,
Восход кровавый будущим объятый!



«Нить жизни»

Через решётку бьёт надежды светлый лучик,
Чёрт из души верёвки хочет вить,
А честным умереть конечно лучше,
Не крепкая сегодня жизни нить.

Судьба всё наперёд давно уж знала,
О вечности мечтал я и любви,
Но мне душа никак не подсказала,
Я помню губы и глаза твои.

И жизни я, переверну страницу,
Твоё я имя повторяю вновь,
Что умерло уже не возродится,
Хочу вернуть свободу и любовь.

С тюрьмы взметну я в небо вольной птицей,
Я крыльями махаю кораблю,
Моя душа к свободе вся стремится,
Я где ни будь найду судьбу свою.

Через решётку бьёт мой светлый лучик,
Не угасай и освети мне путь,
А на свободе всё-таки ведь лучше,
Я выйду и подковы буду гнуть!



«Тюрьма обитель»

В судьбе своей я заплутал,
Как далеко мне до признанья,
Нас холод в камере сковал,
Жизнь в кандалах и увяданье.

Склонился я перед листом,
Пишу стихи как оборванец,
Я с дьяволом к лицу лицом,
В его глазах презренья глянец.

В «Крестах» неутолимый крик,
Он вырывается наружу,
А арестант в окне поник,
Свою не продал чёрту душу.

Свободы образ весь исчез,
Я вижу множество улыбок,
От них исходит радость, блеск,
А я в тюрьме в мечтаньях зыбок.

Дождь в лужах делал кружева,
Тюрьму всю шумом наполняя,
Резвится где-то детвора,
Поэта мысли в дымке таят.

Русь мама, служишь ты кому?
В тюрьме народ страдал от стресса,
Лишь не знаю почему,
К свободе путь через завесу.

По крыше бьёт занудный дождь,
Остановил поток событий,
Я ухожу от мыслей прочь
И погружаюсь в тлен открытий.

А весточке здесь каждый рад,
Господь России покровитель,
У ликов я, среди лампад,
Бог превратил тюрьму в обитель!


«На войне»

Опять накрыли нас огнём,
От дыма нам не видно улиц,
А бой кончается с дождём,
От нас удача отвернулась.

Моя душа подобна рвенью,
Стрелял я в снайпера в листву,
А я пришёл к простому мненью,
Мы здесь застрянем к рождеству.

Солдат почти что как художник,
Цвета холста менял украдкой,
Но он судьбы своей заложник,
Его мечта была загадкой.

Мой перегрелся АКМ,
В окопе стало как-то тесно,
Я, как и все здесь слеп и нем,
А умираю безвозмездно.

А ночь становится размерной
И сдохла рация опять,
Наш враг становится трёхмерный,
Его пытаюсь я понять.

Аллах Акбар опять кричали,
«Вайнахи, в бой»! Команда им,
На нас армадой наступали,
А мы устали, крепко спим!


«Русь»

Что за Русь, да что за диво?
Зверь диковинный в лесах,
Зайчик прыгал торопливо,
Взмыл вдруг коршун в небеса.

Стелют скатерть нам туманы,
Отлежал медведь бока,
Пахнет Родина дурманом,
Дождь пророчат облака.

И росса повисла сонно,
Сколько русских здесь берёз,
Бричка едет монотонно,
Дров везёт крестьянин воз.

Сколько на душе желаний
И не высказанных слов,
А к Отчизне пожеланий,
Я к поэзии готов.
Мама Русь ведь — это чудо,
От неё мы ждём тепла,
Ты явилась к нам откуда?
А уходишь в никуда.

Завтра вновь наступит лето,
Всем желанная пора,
Наше счастье тоже где-то,
Для души опять жара.

Прилетели гуси, утки,
Так галдят, да ну и пусть,
Я слагаю прибаутки,
Я люблю родную Русь!


«Доверие»

Нет любви без искры,
Взлёт есть и падение,
Путь совсем не близкий,
Миг тело сплетений.

Завелась в квартире моль,
Лето не прошедшее,
Мне на раны сыпет соль,
Это мука вечная.

Жить хочу я целый век,
Но в судьбу не верю,
Я ведь тоже человек,
Жизнь доверил зверю!



«Признания»

Супруга моя доверчива
И светом любви озарённая,
За горем она повенчана
И в радость она влюблённая.

Но счастье её заблудшее,
Какое-то всё непонятное
И всё же она верит в лучшее,
Жена ты моя ненаглядная.

А грусть и любовь не прошедшее,
У нас ведь опять расставание,
Вся жизнь у меня сумасшедшая,
В стихах я пишу признания!


«Настроение» (детское)

У ребёнка настроенье,
Голубям крошил печенье,
Может быть не голубям,
Белым стройным лебедям.

И я кормить их буду,
В ожиданье чуда,
На травку дочь присела,
Вся стая улетела.

А крылья как бумажные,
Но это ведь не важно,
Ребёнку было хорошо
И настроение пришло!


«Афганский рэп»

Я знаю ужас этого города,
Ведь каждого судьба здесь расколота,
Снайпер на втором этаже,
Выстрел, поздно уже.

Секреты сменились, спит часовой,
Солдат проснись что с тобой,
Пинка ему прямо ногою,
Мы приготовились к бою.

Нам не хватило минут пяти,
Успели духи в подъезд войти
И началась перестрелка,
Под ногами хрустит тарелка.

Мы столпились все в двух этажке,
Сейчас бы с тушёнкой кашки,
А вот и «душман» бородатый,
Гранату в него, мы рады.

Духи опять в подъезд,
Срываемся с насиженных мест,
В проломы и окна лезут,
По рации скинули «дэзу».

Завязалась у нас рукопашка,
В бою ранен друг мой Пашка,
Кинжал ему прямо в пузо,
Для нас он теперь обуза.

Своих не когда не бросим,
Огонь на себя мы просим
И всё здесь смешали с землёй,
Я выжил и Пашка живой.

А вот и «коробочки» рядом,
Нас прикрывают отрядом,
Теперь я и глух и слеп,
Афганский пою вам рэп!

«День ребёнка 20 ноября»

Пустите меня из тюрьмы, отпустите,
Домой побегу и прям между домов,
Судьбы расплетаются тонкие нити,
Бесплотные тени из буднишних снов.

Глаза у поэта пропитаны влагой,
Стихи он свои выпускает на свет,
Лишь только в ночи шелестит он бумагой,
А может быть жизни давно уже нет.

Сегодня ноябрь, «День Ребёнка» с утра,
Детей я не видел три года уже,
Домой собираться уже мне пора,
А ветер закружит судьбу в вираже!



«Не под той звездой»

Грехи все твои я супруга прощаю,
А если почувствуешь вдруг ты неладное,
Помочь прибегу я к тебе, обещаю,
Ведь мир без тебя раскололся бы надвое.

Пока меня нет, в судах правду выискивай,
С детишками нашими встретишь все зори,
Поезжай в санаторий и стань там у пристани
И запах почувствуй солёного моря.

Землёй мы повенчаны, любим глазами,
Всё горе зальём мы морскою водой,
Как зло победить, ну раскинь ты мозгами?
Родились с тобой не под той мы звездой!


«Декабристка»

Скоро время перемен прейдёт,
Не надо жену мне другую,
На сердце растает лёд,
По-прежнему дьявол лютует.

На нас навлекает беду,
Ветру за помощь спасибо,
Никуда от тебя не уйду
И жизнь проживём мы красиво.

Ведь ты декабристка моя,
Терпела все муки страданья,
А я не оставлю тебя
И даже в часы расставанья.

«Я вернусь»

Вернусь я к тебе однажды
И расцелую в губы,
А в сердце любви есть жажда,
Лишь правда меня погубит.

С тобой есть земные ласки,
В душе как на море штиль,
Я деткам читаю сказки,
А это всего лишь быль.

Мы все воссоединимся,
Земля принимает дважды
И в счастье все убедимся,
С тюрьмы выйду я однажды!



«Любовь не лёд»

Губами целовал твои я пальцы,
Ведь мы друг другу некогда не врали,
Картошку ты мне жарила на смальце,
Дождёшься ли с тюрьмы меня, едва ли?

О чём-то прошлом мимолётно вспомнишь,
Любовь не лёд и некогда не тает,
А над «Крестами» здесь глухая полночь,
Мне воздуха как жизни не хватает.

Я помню сына маленьким младенцем,
Как к дочке в школу в первый раз иду,
Всегда беду их чувствовал я сердцем,
Но я сейчас в тюрьме, в большом аду.

Дождусь и я, когда войду в тебя,
Когда настанет время я не знаю,
Своё я сердце выну, но из льда,
Я в мыслях третий год уже сгораю.

Узнаешь ты меня при нашей встрече,
Поджаришь мне картошечку на смальце,
А целовать я буду каждый вечер,
Мне вечно дорогие твои пальцы.


«Вспомни»

Нет счастья на войне, а только горе,
Вокруг разруха, смерть и нищета,
Несчастья след и слёзы, крови море,
А возле трупов вороньё и суета.

Воюет от чьего не знаем имени,
Когда всё началось уже не помнишь,
Смотрел солдатик на меня глазами синими,
А после боя наступила полночь.

А мы не знали путь где наш конечный,
Мы на войне без женских чувств без нежных,
А путь опять перед глазами млечный,
Но я не делал выводов поспешных.

По рации получим поздравленье,
Мы на войне встречаем «Новый Год»,
Кровавые бои прошли осенние
И потихоньку вымирал весь русский род.

На кладбищах нам места не хватало,
Могилы без надгробий, не красиво,
Напополам с солдатом скушал сало,
А может крест поставит нам Россия?


«28.07.День Крещения Руси»

Сегодня – день Крещения Руси,
День веры и день божьей благодати,
Ты помоги господь нам, Русь спаси,
Не дай народу ты оголодать.

Ведь князь Владимир окрестил народ,
Принёс он веру эту с Византии,
На вечность окрестил славянский род,
Придал он жизнь, величие России.

Храним историю, всей Киевской Руси,
Святую землю складывал в котомки,
Одиннадцатый век, нам крест нести,
Их не забудут православные потомки.

И в этот праздник, я перекрещусь,
От всех врагов господь освободил,
Не отдадим на поруганье нашу Русь.
Господь крестом Россию освятил.

Сегодня праздник, я перекрещусь,
Поставлю свечку в храме на удачу,
Мы не забудем Киевскую Русь,
Для всей России этот праздник значим.


Благословен господь, Иисус Христос,
Благословенен будь святой Владимир,
Он веру в Бога, веру в жизнь принес
И чтоб народ весь на Руси не вымер.


Я поздравляю всех с крещением Руси,
За всё Владимир ведь спасибо лишь тебе,
Господь забрал тебя на небеси,
Чтоб вечно мир продлился на земле!


«Твои мечты»

Жду морского ветерка,
Окунусь в волну слегка,
Вдруг закончились листы
И ко мне явилась ты.

Ведь хочу я быть с тобой
И всегда я буду твой,
Ты мне верность подари
И немножечко любви.

Деток, дом и уваженье,
Принял я одно решенье,
Подари одно свиданье,
После долгих расставаний.

Подари свою любовь,
Закипает в жилах кровь,
Подкрадусь к тебе я тихо,
На тебя запрыгну лихо.

Быстро буду я дышать,
Улетит с меня душа,
Слышать, чтоб молчанье
И наших тел слиянье.

С поля свежие цветы,
Это ведь твои мечты,
На века ты мне нужна,
Я люблю одну тебя!


«Забыться»

С чердака шуршали мыши,
Ночь спускается на крышу,
Перед сном хочу умыться,
Может счастья мне приснится.

Из земли пробилась свёкла,
Дождь опять стучал по стёклам,
Пёс хотел укрыться,
Ведь с неба льёт водица.

Я залез за печку,
Шум услышал речки,
Заснуть хочу, забыться,
На время раствориться!


«Олень»

Сегодня он в лесах моих,
Мелькнула за кустами тень,
Весь лес как будто бы притих,
Красавец вышел к нам олень.

Ты на пути у нас встаёшь,
А нету сахара куска,
Ты по тропе один идёшь,
Пришёл сюда из далека.

А завтра растворишься ты,
Олени жаль не говорят,
Но есть, наверное, мечты,
Его глаза как свет горят!


«Печаль»

Я не когда не трачу сил на тех,
Кто силу ту не может мне вернуть,
Дано нам счастье, но не для утех,
Блажен великий и духовный путь.

Судьба и есть то вечное начало,
Найди себя ты в жизни и любви,
Любите так, чтоб всех вас больше стало,
В сердцах зажгутся яркие огни.

Душа вся плачет, иногда и ноет,
По жилам кровь течёт, а не вода,
Волк на луну опять сегодня воет,
Свою любовь не брошу никогда!


«Семантика дилемм»

В тюрьме так медленно тянулись сроки,
Я в камере как рыба глух и нем,
Я в письмах получал одни упрёки,
Изъял из жизни я семантику дилемм.

В тюрьме нельзя забыть о гордом нравствии,
Я вдруг в себе желание узрел,
Ведь по ночам всегда я был в пространстве,
Я истиной прозрел у вечных дел.

Я в каменном мешке для бытия,
От жизненной отрёкся красоты,
Ищу в окне я отражения себя,
Через решётку вижу я цветы.

Нам надо всем друзья объединиться,
Вернуться вновь к божественному я,
Тогда мы сможем крови их напиться,
Всех поглотит вселенская игра.

В кремле на троне дьявол преподобный,
Его мы видим дерзкое притворство,
А он сегодня как герой народный
И он России дарит лишь уродство.

Народ нуждается в своих перипетиях,
Его лишат здоровья и ума
И не помогут больше нам святые,
В одной тюрьме ещё одна тюрьма.

Здесь размышленья о свободе невозможны,
Развеем по ветру печаль свою и грусть,
Ведь приговоры на судах давно все ложны,
Открой глаза Великая Мать Русь.

В той страсти есть прекрасное мгновенье,
Идти на баррикады нам пора,
Восстание и будет вдохновеньем,
Нам революцию несут с собой ветра.

Тюрьму пока что это не коснулось,
Здесь у людей жива ещё наивность,
А память наконец-таки вернулась
И за решёткой мы несём свою невинность.

И не хотим мы быть здесь не у дел,
Свобода посильней биенья сердца,
Нас дьявол на века теперь задел,
Он намертво закрыл за нами дверцу.

Не тот блажен кто выстрелом сражённый,
На площади и прямо у кремля,
Мой дух кристаллом ада обожжённый,
Нас всех держала Родина земля.

Резвится дьявол в радостном порыве,
Он заново рождённый человек
И не узнать нам дьявола в том мире,
А поселился он в кремле на целый век.

Народом русским он овладевает,
Всё для своей божественной игры,
Наш патриарх его благословляет,
Нам никуда не деться от тюрьмы.

Есть выход лишь один, народ поднять,
Все мёртвые восстанут из могил,
На вечно жизнь у дьявола забрать,
Ведь у Руси ещё так много сил!
Эпиграф к стиху.
Восстаньте славяне, вам хватит дремать,
Труба в бой зовёт, все на площади ждут,
А ты Люцифер, хватит людям всем лгать,
Отдай им всю власть и тебя все поймут!

«Только ты»

Я помню причудливый вечер,
Ночные кружат мотыльки,
Тебя обнимал я за плечи,
А в глазках твоих огоньки.

Всегда ты гордилась лишь мною
И падал на волосы снег,
Он плавно кружил над землёю,
Любви нам на целый век.

А нам хорошо и спокойно,
С детишками ходим в кино,
Но мне на душе очень больно,
Смотрю сквозь решётку в окно.

А где же моя ты родная,
Вся жизнь превратилась в песок,
Увижу свободу я знаю,
Навис над «Крестами» лишь смок.

Я снова в тюрьме, зимний вечер,
Замучили эти звонки,
Жену брал в мечтаньях за плечи,
Мне снишься во снах только ты!


«День РЖД – 2 августа»

Ты выбрал стук колес, большие шпалы,
Дорога стала всей твоей судьбой,
Читают пассажиры все журналы,
Удача остаётся пусть с тобой.

Хранители железных стрелок-линий,
Любители далеких путешествий,
Приучены к высокой дисциплине,
Хотите жизнь прожить без происшествий.

Пусть светит вам зеленый семафор,
Побольше вам удачи и добра,
Улыбок, радости и чистых вам платформ,
Довольны все и даже детвора.

Нас тащит тепловоз, он всем родной,
Спешу поздравить с праздником тебя
И чтобы в доме, на работе был покой,
Светила вечно путеводная звезда.

Пусть чаще дом твой посещает счастье,
Чтоб не ломался никогда вагон,
Ведь множество народа в твоей власти,
Ведь только ты для них один закон.

Дальний свет, миганье семафора,
Прозвучит гудок и снова в путь,
Дожидается семья тебя вся дома,
Но про этот праздник не забудь.

Мягкой пожелаем вам дороги,
Про начальника резерва не забыли,
Пусть уходят хлопоты, тревоги,
РЖД так все мы полюбили.

Дикторы, кассиры, операторы,
В РЖД вы главные ораторы,
Диспетчеры, машинисты, проводницы,
В РЖД – ответственные лица.

Провожаете, встречаете, привозите,
Вы билеты проверяете, увозите,
Объявляете посадку и прибытие,
Второго августа великое событие.

Труд на РЖД ваш весь бесценен,
Вы же, как в театре и на сцене,
Бесконечен ваш нелёгкий путь,
И про свой любимый праздник не забудь!



«Позови меня»

На века с тюрьмой мы все едины,
Родина, тюрьма, всегда вдвоём
И скорей на полюсах растают льдины,
Чем я окажусь в краю родном.

Мы скучаем по родным ночами
И на нас звенели кандалы,
Дьявол управлял с кремля «Крестами»,
А его всегда терпели мы.

Я в стихах поведаю о том,
Сквозь решётку крикну всем прохожим,
Вижу птиц я в небе голубом,
За меня переживаешь боже.

Городские вижу я огни,
Ведь невинных сотни здесь мужчин
И страдают также все они,
Вроде бы и нет на то причин.

Растворилось страстное влеченье
И собой душа накрыла плоть,
А тюрьма совсем не развлеченье,
Жизнь страшна, да и короче хоть.

Только зло идёт ко мне на встречу,
Вновь, когда увижу я тебя,
Я на улице тебя всегда замечу,
Только не узнаешь ты меня.

Жду теперь иного воплощенья,
Здравой человеческой любви,
Не у кого мне просить прощенья,
Если буду нужен позови!



«День ВДВ»

День десантника настал,
Не хотим перловой кашки,
Кто врагам пинка в зад дал?
Полосатые тельняшки.

Голубых беретов море,
Рвутся в бой и на парад,
Все они в бою герои,
Командир за них всех рад.

Помнят первый свой прыжок,
Парашюта белый шёлк,
На груди блестит значок,
Знает воин в чём есть толк.

Посвящаю эти строки,
Всем десантникам страны,
Пусть минуют все пороги
И сбылись бы все мечты.

Вами всеми мы гордимся,
Не жалеете себя,
Помочь стране своей стремишься,
Защитником будь навсегда.

На бок заломленный берет,
Все видим взгляд мы патриота,
Храбрей десантника ведь нет,
Поднялась по тревоге рота.

Вы не привыкли отступать,
В секретах бодрость до рассвета,
Не победит вас вражья рать
И вздрогнет вся от вас планета.

Благодарностью наполнив,
Помним, что на свете есть,
День десантника напомнит,
Славу, мужество и честь.

ВДВ – защита наша,
Ставим их всегда в пример,
Нет бойцов смелей и краше,
Русь не тронет изувер.

А президент как десантникам рад,
Вы наша сила, опора и слава,
Празднуем дату столь бравых солдат,
Пусть с вами крепнет родная Держава!

«Упрёк»

У нас любовь ведь не прошла,
А только началась
И в дом нечаянно вошла,
Всю красками раскрась.

А я открыл в ней два пути
И грех, и юный цвет,
Я лучший путь смогу найти,
Ведь через много лет.

Но не выбрал я второй
И в жилах теплит кровь
И вновь ведомое судьбой,
Жду вечную любовь.

И ждать не знаю мне чего,
Вернусь к воспоминаньям,
Я встречу в жизни, но кого?
Мне было испытанье.

Я сам себе их создаю,
Луна мне корчит мину,
Судьбе я руль передаю,
Попал я в паутину.

Хочу познать все языки,
Умею жить с намёком,
Добром пропахшие стихи,
На мир гляжу с упрёком!


«Взгляд»

Я жизнь потратил на любовь,
Не тратил время на успехи
И о тебе я вспомнил вновь
И слёз иссушенные реки.

Я в сердце зажигал огонь,
Весь смысл только был в любви,
Мне пусть приснится снова сон,
В тебе не чаял я души.

Я в кандалах, а ты на воле,
Ты на курорте, я в тюрьме,
Я буду думать даже в горе,
Тебя увижу лишь во сне!


«Навсегда»

После стольких лет разлуки.
После трёх тяжёлых лет,
Перенёс в «Крестах» я муки,
После сумрака будь свет.

Хочу встретиться с тобою
И убрать с рук кандалы
И вдвоём пройти тропою,
Лишь дождёмся мы луны.

Как в России мы живём?
Не живём, а существуем,
Слёзы горькие здесь льём
И в тюрьме всегда ночуем.

Кремль рухнет, трон падёт,
Дьявол сгинет в никуда
И мы Родину найдём,
С Русью будем навсегда!


«Голубь»

Я письма больше не читал,
Сидеть в тюрьме нет силы,
Мне голубь лишь напоминал,
Как были мы счастливы.

С детьми я время проводил,
Я не когда семье не лгал,
Я к жизни вкус им подарил,
Мне голубь их напоминал.

В делах своих детей искусных,
Их никогда не предавал,
Но не нашёл им слов я нужных,
На помощь ангела призвал.

В душе моей воспоминанья,
Я за решёткой вновь молчал,
В письме усталые признанья,
Мне голубь мир напоминал!


«Азамат»

Дышали горы извивом томной страсти,
Повис на скалах вековой туман.
Как будто бы поймал вершины в снасти,
От трав лугов исходит сладостный дурман.

Эльбруса шапка сильно распушившись,
Макушкой доставая небосвод,
Рододендроны под ветрами все склонившись,
Раскинула чинара дивный свод.

Порой бывают реки очень нежны,
По телу проскользнул опять озноб,
А волк своих волчат лизал прилежно,
Они скулили прятались прям в сноп.

Восхода здесь рисованная смачность,
Похож он на малиновый налив,
Меня опять манила рек прозрачность,
Я над горами захотел вспарить в отрыв.

Земля живая и она дышала,
Цветами яркими пускала аромат,
По склону горному коза с козлом бежала,
Отару гнал здесь старец Азамат.

Он вырвался на сладкую свободу,
Вдыхал всей грудью воздух бытия,
Там столько полегло в горах народу,
Об этом оду напишу вам я.

Дни революции направившие стопы,
В свой кровожадный и безудержный поход,
А время жизнь уносит безвозвратно
И разрушает вековой Кавказский плот.

Нет между горцами с шайтаном отношений,
Аллах в горах рассыпал серпантин,
Народ Кавказа весь не ведая прощений,
Вбит между миром беспощадный клин.

Аллах, немного мир наш переделай,
Нет радости ведь кроме грустных дней,
Последним всеобъемлющим прощеньем,
С души народной греха ты тяжесть слей.

В тумане все дороги растворялись,
Наш Азамат всю жизнь провёл в пути,
Его бараны все в траве купались,
С Альпийского им луга не уйти.

А горы все туман накрыл вуалью,
Людских не слышно больше здесь речей,
Под небом звёздным мы как будто бы под шалью,
Все дни растрёпаны под тяжестью ночей.

Отара спит вся под ночной вуалью,
К Азамата в сердце пустота,
Он в бурке любовался горной далью,
С ним разговаривала шумная река.

И нет порыва больше вожделенья,
Накрыло небо саваном ночи
И своего давно уж нету мненья,
Все убегают с гор в овраг ручьи.

А между миром и душой разъединенья,
Все мысли заштрихованы в конец,
У Азамата есть свои мечты-виденья,
С войны на сердце памятный рубец!


«Моё счастье»

Мне должна в тюрьме присниться,
Ведь судьбой это дано,
Прилети ко мне жар-птицей,
С кем мне жить не всё равно.

Шлю страницу за страницей,
Сквозь решётку за окно,
Я к тебе летел синицей,
Мы с тобой пошли в кино.

Заглянул в твои глаза,
Горе вижу в них своё,
На прощание сказал,
Ты ведь счастье всё моё!


«Память»

Я жизнь тебе свою отдам,
Жить не легко мне одному
И я прощу тебе обман,
Дождусь любимую весну.

Любовь я передам в стихах,
Писать их буду молоком,
Но я не путаюсь в словах,
Заснёшь спокойно ты с котом.

Я может где-то был не прав,
Но все тюрьма сняла грехи
И усмирила буйный нрав,
Моей не будет здесь ноги.

На воле я пойду к жене,
Ведь я её одну люблю,
Счастливый стану я вдвойне,
Я помнить буду лишь жену!


«Смысл»

Все мимо нас проходят поезда,
В тюрьме нет бога, только сатана,
Придут на землю скоро холода,
Перекроит всю жизнь моя судьба.

В душе осталось только пустота,
Наполнены кипящей кровью вены,
Когда-то в них текла одна вода,
Она совсем прозрачна и без пены.

Хочу с тюрьмы спуститься прямо вниз,
Хочу я превратиться в сильный ветер,
Во сне я встал и прямо на карниз,
Сон чёрно белый и совсем бесцветен.

Здесь разродились новые мечты,
Не должен я сейчас в них затеряться,
Хочу проснуться, но во сне вновь ты,
Я сквозь туман к тебе хочу прорваться.

Биение я слышу всех сердец,
Я вижу строчки все в тетрадке наших мыслей,
Терновый, дьявол мне надел венец,
Мои стихи всегда везде со смыслом!

«Не отдам»

Я попал в тюрьму неосторожно,
Дьяволу ответил я, шутя,
Кандалы надел на нас небрежно,
Дать названье этому нельзя.

Ночью слышу шёпот откровенный,
Крест что ты несёшь, сними с плечей,
Дьявол наблюдал, а взгляд надменный,
Я ведь знаю нет вины ничьей.

Трон в кремле поставлен идеальный
И манера говорить своя,
Дьявол император уникальный
И любил в России лишь себя.

А на всё смотрю со стороны я,
Он Россию губит не спеша,
Зло творить зачем, не понимаю?
Не достанется ему моя душа!


«В семнадцатом году»

Он душил народ грязными пальцами,
Как порочен весь дьявольский круг,
Горло сдавливал он словно пяльцами,
Как в России велик тот испуг.

Усыплял нас речами он звонкими,
Из кремля словно в бездну маня,
А хватал всех он пальцами колкими,
Сатаны он послушный дитя.

Он веками на троне процарствовал,
Он бронёй защищённый из вне
И всегда нераздельно он властвовал,
Он в кремле, а народ весь в дерьме.

Мы как малые слушали дети,
Жизнь у нас ведь всего лишь одна,
Территории все свои метил,
Ведь в семнадцатом будет война!

«Помоги»

У меня из-под ног уплывает земля,
Ведь сегодня в тюрьме все поэты,
Времена как всегда обгоняют меня,
Искрометные сны как кометы.

Я в «Крестах, но не чувствую страха и боль,
Сквозь решётку смотрю из окна,
На свободу господь ты мне выйти позволь,
Ведь светить будет вечно луна.

Разорви мне оковы, сними кандалы,
Забери у меня боль и грусть,
Эти стены не в пору, давно мне малы,
Помоги ты нам матушка Русь!




«Свобода рядом»

Сошли с ума с тобой мы,
Давай мы небо надвое раздвинем,
Увидим бога на исходе дня,
Планеты видим в небе тёмно синем.

Земля останется лишь только для двоих,
На ней всегда для нас светло и ново,
Рождается вселенский новый стих,
В нём каждое магическое слово.

А в этом всём ведь не моя вина
И сердце бьётся и в крови волненье,
Полвека я уже живу без сна,
Без страха и без ложного смущенья.

Свобода рядом, где то за стеной,
За что в тюрьме сижу не понимая,
Народ в семнадцатом поднимется за мной,
Ты поднимись с колен Мать Русь Святая!


«Отлегло»

Мы в тюрьме все молодые,
Получилось как то так,
Друг друга мы не возлюбили,
Но нам было не до драк.

Мы зека не все без фальши,
Видим жён через стекло
И сидим, страдаем дальше,
Мордой падаем в дерьмо.

На свободе мы в итоге,
Счастье к нам опять пришло
И с любимой вновь я в стоге,
В миг от сердца отлегло!


«Ненасытный зверь»

Тюрьма, проклятье, утешенье,
Обиды, радость, горечь, смех,
Стихи пишу как развлеченье,
А в чём не знаю мой успех.

Есть в мире тьма и разрушенье,
Нас за верёвки дёргал кто то,
Все переносим униженье,
Преследует всегда нас что то.

Но преуспел я все, же в лире,
Сижу в тюрьме конечно, жаль,
Но есть места другие в мире,
На мне клеймо, в душе печаль.

Судьба жестока и строптива,
А горе вовсе ведь без дна,
Как жажда пить неутолима,
Наполним жизнь грехом сполна.

Святое нам Свобода слово,
Все знают, что - то слово значит,
Прожить в тюрьме не все готовы,
А в сердце боль и неудачи.

Ведь всю я правду вам сказал,
Мне от тоски сегодня больно,
Я всех в стихах предупреждал,
Что я дышать пытаюсь вольно.

Ты мне во снах семья приснись,
Ну а пока свободы нет,
Ко мне в реальности вернись,
А во что верим мы всё бред.

А годы всех преодолеют,
Мы все состаримся, поверь,
Ведь время нас не пожалеет,
Оно как ненасытный зверь!

«Ждать»

Правда, сильна утратой,
Невосполнимой пустотой,
Тюрьма для меня расплата,
Со своей не расстанусь судьбой.

Откуда всё зло исходит?
Ты дьявола в том вини,
Божественный дар нисходит,
С рожденья талант в крови.

А время следы заметает,
Я будто проткнут иглой,
Всё счастье во мгле блуждает,
Не вижу его, слепой.

И в сердце мне жить с иглою,
А как мне её изъять?
Опять я спорил с душою,
Я буду свободу ждать!


«Воспрянет Русь»

Облака уплыли в дали,
А в душе одна тоска,
Стены древние шептали,
Звали в помощь небеса.

Замела пути господни,
Из всех слёз с горчинкой соль,
Люди ведь не благородны,
Создают друг другу боль.

Дьявол души грешных ищет,
Разрывает души в хлам,
В лапах триколор колышет,
Рвёт его он пополам.

А в душе народной, боль,
На свету не виден луч,
Превратилась жизнь вся в смоль,
Дьявол ты народ не мучь.

Обмануть его нельзя
И в кремле на веки скрыть,
Столько бился и всё зря
И не сжечь и не убить.

Победить его, нет сил,
Куда деть народа боль?
Белый свет уже не мил,
Ведь в карманах только моль.

Приросла беда ко мне,
В четырёх стенах лишь грусть,
Дьявол пусть горит в огне
И с колен воспрянет Русь!


«Покой»

Скажи мне небо белое,
Откликнись тишиной,
Зачем туманы серые,
Окутали тоской?

Наш царь в кремле, безжалостный,
С небрежной суетой,
Жил на Руси он пакостный,
Он проклят был молвой.

Народ весь ходит согнутый,
Не узнаю людей,
Поможет шар нам огненный,
Спасёт всех от теней.

Москва река, глубокая,
Народ Руси слепой,
Нужна Россия новая
И будет всем покой!


«Страсти»

Ведь раньше мы подковы гнули,
Ну а сейчас в душе тоска,
Чиновники нас обманули,
Последняя на гроб доска.

Сухуми снилось мне и Крым,
В тюрьме ослабло сильно зренье,
Все страсти превратились в дым
И лишь во сне моё виденье.

Ведь со своим здесь каждый мненьем,
Рассвет с утра мне говорит,
Перед иконой с откровеньем,
Христа лик душу леденит.

Из крана капает вода,
Слезой большой мне спать мешает,
Прощай свобода и года,
Душа теперь тюрьму познает.

Молчит пустая тишина,
Там где-то воля за окном,
Прошли сквозь стены времена
И растворились вмиг дымком.

А по щеке течёт слеза,
Явилась вдруг с ушедших лет,
Не различают текст глаза,
Дневной мне нужен только свет.

Кремлёвский царь народу лжёт,
Он разлучил меня с семьёй,
Он всё про жизнь знал наперёд
И подло поступил со мной.

Судьба опять не поняла,
Зачем одели кандалы,
Жизнь арестанта вся свята,
Ведь терпеливей стали мы.

Испить я должен яд до дна,
Как ворон не хочу я жить,
Судьба в спять повернуть должна,
А Родину смогу забыть?

Забыл давно тот год ушедший
И руки на груди скрестил,
Из мёртвых был опять воскресший
И по реке я жизни плыл.

Горжусь я выправкой военной,
У каждого вся жизнь в глазах,
Соединяюсь с той вселенной,
А на щеке опять слеза.

Мне не распутать жизни нити,
Свободу вижу я во снах,
В «Кресты» мне руки протяните
И я приду к вам, но в стихах!


«Посвящаю нам с «Рыжим Тарзаном»»

Я опять на линии фронта,
Врага, наш засёк радар,
Там за линией горизонта,
Мы из «Града» наносим удар.

А теперь я в тюремной клетке,
Нас героев ведут на убой,
Нам зелёнкой ставили метки
И стреляли над головой.

Затянула нас жизнь воронкой
Вновь неправильно карта легла,
А баул у меня под шконкой,
Освобожусь, но какого числа?

Пух ложится от тополя ровно,
Героев предала Родина,
Упаковала всех в тюрьму похоронно,
Для меня ты теперь уродина.

В камере дым коромыслом,
А я не курю совсем,
До свободы считаю числа
И в «Крестах» я как рыба нем.

Не досаждайте вы арестанту,
Воды Невы на вас хлынут,
Письма не дошли адресату,
Жилы от холода стынут.

Шокером через тело разряд,
Тайфуновцы дубинками лупят,
Не убили пока, я рад,
Как глумиться над зеками любят.

Колокольный я слышу клик,
В храме отпели кого-то,
С 499 камеры крик,
У «Тарзана» кровавая рвота.

Ведь на плаху ему ещё рано,
За свободу бокал не поднял,
Он свои зализал все раны,
Над собой меч домоклав поднял!


«Нет уж в сердце России мамы»

Я в «Крестах», в полуголой печали,
Растворяюсь как призрачный свет,
Спотыкался я в самом начале,
А теперь неба чистого нет.

Люди в тюрьмах становятся мнимы,
А с утра я стихами занят,
Только нити свободы незримы,
Моё сердце и душу ранят.

А тебя я, в окне заметив,
Ты другой прошла стороною,
Напиши мне, как дома дети?
Беспредел ведь всему виною.

Третий год я страдаю в грусти,
Ты в окно посмотри смелее,
Ты у бога спроси, отпустит,
Нет на свете его сильнее.

Я ведь не был замечен в краже,
Поместили меня подальше,
Бог свободу дарует даже,
Я привык к его горькой фальши.

Перед ложью стою с улыбкой,
Я ведь правду свою не прячу,
Это господа есть ошибка,
Поступить не могу иначе.

Время шло, мне казалось вечность,
Остаются до встречи годы,
Я слагаю стихи каждый вечер,
Долгожданную жду свободу.

Ведь когда-то придёт к нам счастье,
А фемида семью разбила,
Раскололось сердце на части,
Теперь родина мне не мила.

Но свою я дождусь удачу,
Я как волк залижу все раны,
Слёзы высохли, я не плачу,
Нет уж в сердце России мамы!










Читатели (326) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи