ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

ИЗРАИЛЬСКАЯ НОВОГОДНЯЯ не сказка, а быль

Автор:
Жанр:
Временно размещаю здесь рассказик...

На углу Бальфур-Нордау в окнах турагенства елки. Скоро Новый Год. Как раз год назад позвонила из Москвы дочка и обрадовала: «К празднику буду у вас! Заказала билет на утро тридцать первого, раньше не могу. Через Киев». - «Через Киев?- что-то екнуло у меня. - А успеешь к столу?» - «Конечно! Вылет в восемь утра, час в Киеве... Даже если с опозданиями...»
Не зря, видимо, я всю жизнь приговариваю: «Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь»...
Тридцать первое декабря. Суета... Еще раз созвонилась с друзьями - по поводу Зойкиного приезда Новый Год решили встречать у нас… Делаю последние покупки… Готовлю угощенье... Жду звонка из «Бен Гуриона»… Телефон!.. Хватаю трубку... Зоя: «Мам, могу не успеть, лечу в Прагу, не волнуйтесь, больше говорить не могу...» Гудки...
А потом... Впрочем, лучше вернусь к восьми утра и перейду к документальному рассказу от первого лица, лица моей дочери.

...Самолет вылетел точно по расписанию. Приземлился в столице Украины тоже абсолютно вовремя. Багажа у меня нет, в предпраздничном и приподнятом настроении выхожу из самолета и сразу же иду регистрироваться на рейс «Киев - Тель-Авив». Компания украинская. Называется красиво - «Аэросвит». Регистраторша, гарна украинска дивчина, посмотрела на мой билет и напевно так говорит: «Ни-и-и… Вы не улетите сегодня...» - «???» - «Так по правилам на израильские рейсы надо за два часа регистрироваться, ну за полтора... А уже меньше часа до вылета. Ни-и-и...»
Пассажиры как-то рассосались, праздничное настроение резко сменилось головным гудом после бессонной ночи, действительность стала походить на не очень удачно слепленный сценарий предновогоднего телефильма, но я каким-то образом оказалась по ту сторону экрана. И не одна. Состав группы пассажиров, которые пытались попасть из Москвы в Тель-Авив тем же транзитом укрепил мои подозрения насчет халтурщика-сценариста. Нас было шестеро:
1-2. Немолодая пара из Мурманска. Летят к семье дочери, к внукам. Совсем измученные полетом из Мурманска до Москвы, долгим ожиданием рейса Москва - Киев. Дочь уже выехала в «Бен Гурион», поссорившись с мужем из-за того, что хотела встретить родителей непременно в аэропорту, хотя жили они где-то далеко на Юге страны.
3. Саша - весьма крупный молодой человек, впервые летящий в Израиль и перед долгожданным свиданием с семьей сестры и племянниками-израильтянами уже хорошо взбодрившийся дьюти-фриским виски (приобретенным вообще-то для подарка любимым родственникам).
4. Респектабельного вида мужчина, по избитому определению «лицо кавказской национальности», проще - грузин, скорей всего бизнесмен.
5. Молодой, но уже, естественно, семейный русскоговорящий раввин. Израильтянин. Живет несколько лет в Москве. Летит по делам службы.
6. Я, соскучившаяся по маме-папе-брату и родным собакам студентка, выкроившая несколько дней для встречи Нового Года в Хайфе.
Итак, этой живописной компанией мы долго пытаемся объяснить невозмутимо-ласково-вежливой регистраторше, что час в Киеве предусмотрен их уважаемой компанией как раз для перерегистрации, что вот же в билетах... что ведь все по расписанию... что, в конце концов, шесть человек за оставшиеся сорок минут можно проверить... что...» Но она так же ласково и приветливо: «Да не положено, да я ничего не знаю, да обратитесь к представителям Израиля...» Мы - хором с радостной надеждой: «А где они?» Она - так же ровно и доброжелательно: «Так недавно же домой ушли – Новый Год же!»
Сюр!..
Действительно - Новый Год. По киевскому аэропорту в направлении выхода мимо нас проходят редкие служащие с бутылками шампанского и уже нездешними лицами... На наше паническое метание реагируют одинаково - прижимают шампанское покрепче - не выбили б... Они машут куда-то руками, пожимают плечами, посылают спросить «туда», рекомендуют найти Хозяйку зала…Через полчаса одна из них неожиданно признается, что она и есть Хозяйка, но ничем помочь не может, советует слетать обратно в Москву (сегодня еще есть рейс) и там разобраться. Мы не хотим разбираться в Москве, и она предлагает альтернативный вариант – посадить нас в самолет до Праги, а оттуда вечерним рейсом в Тель-Авив. Мы вынужденно соглашаемся: час в Киеве уже прошел.
У большого окна сцена из того же нелепого фильма, причем сцена затасканная и неоригинально срежиссированная: шесть человек с тоской смотрят, как по взлетной полосе катится самолет, разгоняется, отрывается от земли и исчезает в облачном зимнем небе Киева... Без нас...
Ждем-с. Хочется есть – в самолете кормили сэндвичами с маслом и окороком... Саша утешается виски... Пытаемся узнать, как и откуда можно позвонить. Оказывается просто надо просто купить телефонную карточку в баре. Идем в бар уже почти организованной группой. Там принимают валюту - и доллары, и евро, но… сдачу дают исключительно гривнами. Мелких денег ни у кого нет, а менять крупные купюры, на гривны никому как-то не хочется...
Наконец «грузинское лицо» великодушно покупает карточку – одну на всех. Каждый кратенько информирует родных и близких о непредвиденной задержке, и мы садимся, намереваясь отдохнуть и дождаться нашего пражского рейса. Но Саша, расстроенный сложившейся ситуацией и уговоривший к тому времени, кажется, вторую бутылку бывшего подарочного виски, разбуянился, раскричался что-то насчет козлов, хохлов и как он их всех... Потом ему стало скучно от своего монотонного ора. Он принялся помогать «этим дурным хохлам» протирать стекла и проверять металлоискателем немногочисленных пассажиров. Он уходил и приходил, он подружился со всеми, как ему казалось, работниками аэропорта... Потом окончательно вернулся с заработанным честным трудом украинским яблоком и успокоился.
Ясноглазая девушка принесла нам билеты до Праги. Пора было проходить регистрацию, но где ее проходят, почему-то опять никто не знал. На табло высвечивались рейсы только в момент посадки. Наконец отловили случайно, видимо, сведущего человека и выяснили, что нам нужно в другой конец аэропорта. Киевский аэропорт, конечно, не цюрихский, но Саша... Ему к этому времени совсем поплохело. Мужчины волокли через зал его ручную кладь и его самого в состоянии близком к состоянию ручной клади...
Один из откормленных, в форменных фуражках и с бутылками новогоднего напитка подмышкой усатых запорожцев, окинул нашу интернациональную сплоченную компанию (состав и пункт назначения см. выше) добродушным взглядом и с ухмылкой глубокого удовлетворения напевно пробасил: «А-а-а, это ж россия-я-яне...» Саша встрепенулся и почему-то бросился его убивать, но через мгновение непокоя опять впал в прежнее никакое состояние. Мы сунули кому-то наши посадочные талоны и под руки внесли на борт выключенного товарища.
В пражском зале ожидания физическая часть Саши очнулась и стала выкрикивать, как первомайские лозунги на демонстрации трудящихся: « Козлы! Уроды! Хохлы! Сволочи!», напрочь позабыв о нерушимой дружбе, связывавшей его с сынами Державной Украины всего час с небольшим назад. На наши коллективные попытки объяснить ему, что мы в Праге, и вокруг чехи, он отреагировал категорическим: «Все равно сволочи!», после чего неожиданно легко позволил усадить себя спать.
Мне и раву повезло - с нашими «дарконами» мы могли выйти( и, конечно же, вышли) из здания аэропорта и поехали в город. Новогодняя Прага - красота неописуемая, внеплановое посещение сказки, неожиданно талантливая вставка в наш бездарный бредовый фильм - елки, легкий снежок, праздничные лица, красивая еда... Как поется в песне - «мы зашли в кошерный ресторан…» Ублажила себя обожаемыми кнедликами с пивом, чудным пражским хлебом…Сказочная прогулка, да с приятной необременительной беседой, пролетела быстро. Пора возвращаться в наш мир. На автобусе.
На остановке пустынно. То ли ходят еще автобусы, то ли нет?.. Подходит женщина со слепым юношей и очень красивой девушкой, говорит с интонацией старожила, что автобуса может и не быть. Не сразу соображаю, что она почему-то обращается к нам по-русски, как будто пространства Украины, России, Израиля, Чехии совместились, и языки то ли слились в один, хоть Вавилонскую башню достраивай, то ли все понимаемы везде…
Автобуса нет, но вдруг из сумеречного снежного смерчика материализовался трамвай, на котором мы каким-то немыслимым образом почти догоняем тот самый автобус (все-таки есть смещение пространства!), потом, выскочив из трамвая, бегом окончательно догоняем его (автобус, естественно) и вовремя, и уже даже привычно, оказываемся в аэропорту.
«Наши» тихо отмечали Новый Год «по Москве» – совершенно изможденные безвылазным сидением в зале, смотрели по ТВ чешский «Голубой огонек», тупо уставившись на этот «юмор». Но тут воздух заколыхался, наполнился гамом. Это «наших» –в смысле израильтян, летевших из Америки через Прагу, прибыло.
Сашу долго не хотели регистрировать, но мы, синхронно вспомнив классическое пробуждение рязановского героя в Ленинграде, представили себе очнувшегося в Праге почти друга, сконцентрировались, призвали на помощь былой опыт социалистического бытия и сумели взять его на поруки.
Без одной минуты двенадцать «по Праге» под гром и сверкание фейерверков самолет чешской авиакомпании оторвал шасси от взлетной полосы... Летим в Тель-Авив…
Пассажиры задремали, уснула и я. Сквозь сон чувствую – самолет идет на посадку. На границе сна и яви туманится мысль: «Ну, слава Б-гу, все…», открываю глаза, выглядываю в окно… явь отступает – внизу не Тель-Авив. Точно. Не Тель-Авив! Нет знакомого очертания кромки моря, не тот рисунок огней города – все-таки я дизайнер – нет, не тот рисунок!.. Ощущение нереальности борется с ощущением таки-да-реальности. И последнее побеждает, потому что стюардесса задушевным голосом объявляет посадку… в Стамбуле - одному из пассажиров стало плохо с сердцем, и супруга хочет срочно доставить его в больницу… Надо было видеть в этот момент убитые взгляды мурманской пары…
В Стамбуле в самолете просидели всего-то ничего, пока искали вещи заболевшего и, видимо, прокладывали новый маршрут.
Где-то в 9 утра, как и предполагали, только не 31 декабря 2003, а 1 января 2004 года мы ступили на землю Израиля. Первым из самолета вышел милый, интеллигентного вида, посвежевший и выспавшийся молодой человек - Саша. Он был в прекрасном настроении. Он ничего не помнил. Он прилетел в Израиль встречать Новый Год.





Читатели (1196) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи