ОБЩЕЛИТ.РУ - СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

"ЛИБЕРАЛ" 3-часть "Некружевной Крым"

Автор:
Жанр:
Отпечатки Тарот Оксаны Зайцевой.
-------------------------------

Полковой барабанщик

1771 год

trefa 5


Поймав в ладонь кисет в кармане,
Присел на старом барабане,
По службе данном, полковой.
Сплошной ковыль, типчак, покой…

Тишь и жара, собачьи дни.
Над ухом вертятся слепни.
Нет, это просто пекло Ада!
И прищемил с размаху гада.

На небе тучки ни намёка.
Лишь змееяд парит далёко,
Добычу шарит, выжидает
И камнем высоту роняет.

Марш изнурил, валюся с ног.
Но всё же сдюжил и возмог.
По строю унтер передал:
Солдату счастие - привал!

- Отставить плотью мух кормить.-
Команда. - Сбор к обеду бить!
Фельдфебель вырос и пропал.
Я по приказу дал сигнал.

Пошла той степью дробь гулять.
- Да будет тя живьё пугать. -
Ворчал весь в шрамах ветеран. -
С горшка ведь сгонишь басурман.

- Идем куды? Обоз отстал. -
Забритый паря простонал. –
В ком не дрестун, так малярия.
Дождётся ль матушка Россия?

И где ж глубокий океян,
Что в плен проклятым турком взян?
- Жри кашу. Сабелька не спросит,
Где повстречает, там и скосит.

Матросу в море смерть по воле,
Ну, а солдату в бранном поле. -
Уча, наставничал старшой.
Он унтер, я же рядовой.

- Ведь так Вольтер? Умом реши.
- Так точно! - гаркнул от души, -
В наш просвещенный век без правил
Нельзя. Затихли. Я добавил:

- И на войне закон один.
И он для всех не изменим.
Вот впереди допустим строй.
Кого разить? Ответ простой.

Конечно, лучше офицера!
Но для понятия примера,
Нам командир - отец и мать.
Не стоит это забывать.

Осмысли, разумом пойми
И прежде нижний чин ломи.
- То мудро! - Унтер подбодрил,
Ус крутанул и в лоб спросил. -

А вот те главную «дилему»:
Чей первый залп? Раскрой проблему.
- Кто ловче, тот и молодец! -
Зеленый выпалил юнец.

Поддакивать повсюду стали,
Аж пол полка на спор сбежали.
- Ага, стреляешь в попыхах!
Пищаль дрожащая в руках.

И заряжай потом “подружку”.
А те возьмут тебя на мушку.
И бах! Снесут тебе...пардон.
- Так как же быть? - Со всех сторон.

От трутня трубку раскурил.
Все ждут. Я вновь заговорил:
- Не в быстроте дилеммы соль.
Достойно честь держать изволь.

Строй не наруш, чеканя шаг.
Держи равнение на флаг.
Мне чарку. Осушил до дна:
- Вот помню под Фонтенуа.

Видоком стал тому сраженью.
Мы с англичанами мишенью
Застыли перед мясорубкой,
На шутку отвечая шуткой.

С поклонов вышел лорд Чарльз Грей:
- Мы ждём, француз, стреляй быстрей!
За нас поднял с вином бокал.
Но граф д”Отрош завозражал:

- О нет, милорд, лишь после Вас!
Весь полк увлёк такой рассказ.
- Граф де Шабан то подтвердил.
Но Грей сумел, уговорил.

Пальнули в спешке. В молоко.
И те отделались легко.
Вот их черёд, раздалось: - Пли!
Шестьсот солдат за раз снесли.

Сомкнулся плотною стеной,
Как на параде, вражий строй.
Шёл и выкашивал ряды.
Не ожидали мы беды.

Что ж плачьте, вдовы, над гробами!
Не рассказать о том словами...
Но к ставке рядом на меже
Поспел отважный де Аше.

- Нельзя с позором отступать!
Величесто, молю послать,
В атаку свиту на редут!
Но жахнуло картечью тут.

Враз шевалье ноги лишился,
Упал, поднялся, разразился:
- За Францию и Короля!
Повсюду кровь, сыра земля.

Соперник рано ликовал.
Мы надвигалися, как вал.
Во фронт, не дрогнув, подступили
И в лица ружья разрядили.

А мушкетеры фланг согнули.
И англичане драпанули,
Оставив с пушками редут.
Штурм длился несколько минут.

Семь тысяч наших в битве пало.
Но по сравненью с ними мало.
Четырнадцать потери тех.
Такая плата за успех.

А перед свитой убиенной,
Король коленнопреклоненный.
Его глава обнажена.
Над полем боя тишина.

Запомнил это и постиг:
К нам приближается тот миг,
Когда вершину ум возьмет
И ход исторьи развернёт.

Готов ручаться головой -
При схватке даже мировой
Погибнут только единицы.
И это вам не небылицы.

А благородства пьедестал!
И полк сему возликовал.
А позже унтер подозвал:
- Гордись француз, тебя избрал.

В разведку, в ночь, до басурман.
Вдвоём ползём, сдай барабан.

---------------------------

Побирушки

9 strannik


У карты замер генерал.
Мой унтер отрапортовал:
- Готовы головы сложить
И ратну славу заслужить!

Тянусь от этого в струну.
Раз на войну - то на войну.
Мы оба в рубищах. Стоим.
Он впереди, а я за ним.

До бровей грязью изваляли,
В таких солдат узрят едва-ли.
- Успех разведки - полвойны.
Проникнуть в жило сатаны. -

И генерал своим перстом.
Благословил Святым крестом.
...Всю ночь плелись и день крались.
О камни ноги раздрались.

Нещадно солнце опалило.
Пенял на жаркое Ярило.
Разъезд татарский подлетел.
Испуг душою завладел.

Свирепство буйствует в глазах
Раскосых, спрятанных в космах.
На шеях бусы из ушей.
Почуял смрад от тех зверей.

За побирушек нас признали,
Камчой по спинам отстегали.
Умчались, дико гогоча.
Заката тлилася свеча.

- Ну буде. До зари привал.
Чтоб не родился канибал,
На харч прусей спеши словить.
Старшой продолжил говорить:

- Сам за медком до диких пчёл.
Я за причуду это счёл.
- Цела останется трутовка,
Но для сего нужна сноровка.

Ужалит сдуру, ведь помрёт.
Чрез сих козявок Бог даёт,
Уча меньших не обижать,
С молитвой толику забрать.

Бесстыдство сильных - вот позор!
Он впёр в меня глубокий взор.
Я по привычке вскрикнул - Есть.
Не смог вскочить, пришлось присесть.

Его коснулася ладонь.
С Неё теплом потёк огонь.
- Кличи по имени Иван.
Купалой - ближними прозван.

Накрыла темень, как мешок.
Пахнул прохладный ветерок.
Так разогнал, что задышалось.
И мне не в шутку показалось,

На небо чудом воспарил.
И отрешившися спросил:
- А в чём же смысл бытия?
- Стезя нелегкая сия.

Но коль ступил, благодари.
Шагай смелей, добро твори.
Вольтер, ты веруешь? Ответь.
- То невозможно разуметь.

Молить, речей не нахожу.
- Тогда послушай, что скажу.
Избави душу от лукавства
И отвори Иное Царство.

- Но боязливость гонит в бездну.
Да неужели в ней исчезну?
- Взвопи к Всевышнему без слов.
Созвездья выстлали покров.

Стрелец и Лебедя Чертог.
Где бесконечности поток.
Вдруг крест на норде засверкал.
И немо дух к Нему воззвал!

Прибиты трое над горой,
И я - избитый и босой.
Лохмотья жалкие на теле.
Да где же то на самом деле?

Упал, ожгло по голове,
Рыдал на выцветшей траве.
Рвалась бессмыслица мирская.
А Он, с Вершины наблюдая,

Престол Имперский сохранял.
И я судьбе покорно внял.
Здесь плоть та и закончит век.
И Он исчез, как тает снег…


Забрезжил алым горизонт
И озарился блеклой дымкой.
Захлопнул купол млечный зонт.
Серп растворился тонкой льдинкой.

Бредём... Светило занялось.
Степь зазвенела голосами.
За краем море разлилось.
Галера всплыла пред глазами.

На веслах. Слышится поют,
Гребцы, колодники-христиане.
Их беспощадно плетью жгут
И понукают басурмане.

- Ох, судьба-судьбинушка,
Тяжкая кручинушка.
Во кандальном звоне
У турчан в полоне.

Кровию измаялся,
Обо всём покаялся.
Не остави Боже.
Сердцу, что дороже.

Подрастает сынушка,
Где цветет рябинушка .
Не сведет тропинушка
Больше нас, кровинушка.

Ах ты, доля-долюшка ,
Забрала неволюшка.
Мне могила морюшко,
Ох, то горе-горюшко.

---------------------

Башня Христа

17 basnya


Бултых пернатая бесовка,
Вода вскипела, где плотва.
Мальков склевала крачка ловко.
Взметнулась в высь и такова.

Благославенно чёрно море.
Казистый плодородный Крым.
Окаменел маяк в дозоре,
Лишь горизонта синий дым.

Здесь прорастет любое семя,
Озирис целину вспахал.
Поймало бриз крылами племя,
И чайки кинулись за вал.

Что стены для таких созданий?
Свободной твари нет преград,
Неведом стыд и состраданье.
Качнулось солнце на закат.

От стаи клуша отделилась.
Когтями рыбу порвала,
В мерлон насиженный вцепилась.
Заклокотала: - Гла! Гла! Гла!

Прозрачный призрак проявился:
- Эй, птица-дура, не смолчать?
Я, тут за главного! Молился!
Посмела Божьему мешать?

В былое время, дня осьмого,
Услышал милость в месяц май.
Прославил Господа Святого,
Стяжав благословенный Рай.

Я башню с именем Христовым
Воздвигнул к гибели врагов.
Теперь служу твердыне словом,
Не жду в награду жемчугов.

Маёвка снова прогалдела.
Сверкнул глазищами в неё.
- Ишь, прямо сверху, углядела?
Сгублю, коль слушаю враньё!

Грядёт зазывящу кончина.
Суд над антихристом пришел.
Великая Екатерина
Вгоняет в горло рабства кол.

Набиб, татарская зараза!
Куда опять он с глаз пропал?
На полусогнутых из лаза.
Чумазый малый закивал:

- Часы промазывал, эфенди.
За маслом бегал, вновь идут.
Хороший рус, дал много деньги.
Под башней порох. Бах! Взорвут!

Отпрянул призрак, закрестился,
На камень пал, остекленел,
Завыл, взревел, под купол взвился
И на прислужника насел.

- Да, как же ты посмел, мерзавый,
Рубли серебряные взять.
Пусть сгинет люд в резне кровавой.
Святыне должно устоять.

Не допущу в броне изъяна.
Я рыцарь стрельни, вечный страж.
Набибка! Псина окаянна!
До ночи русских туркам сдашь...

Сплошной поток с зарёю льется.
Повозки мулы волокут.
Ишак нагруженный плетётся.
Солдаты мзду за то берут.

Фасоль, икра, арбузы, слива.
С мехами въехала арба.
Жадна, прожорлива, спесива,
О, Кафа - Крымская Орда!

Язык повсюду тарабарский.
Врата распахнутые вширь.
Купалов с тёмною повязкой -
Слепец. Я - будто поводырь.

Крупинки мы в кипящей каше.
Вот-вот её проглотит рот.
Судьба качается на чаше.
Итог фатален - эшафот.

Секира воздух разрубила,
Закрыв дорогу на базар.
Толпа давила и теснила.
В шальварах красных янычар:

- Куда собачие отродье!?
- С незрячим ищем птицу Рух.
Просить до дома на гнездовье.
Хлебнули всяких заварух.

Тысячилетия в скитаньи.
От Мариаба нить легла.
Дано с намазом приказанье
Вернуть Арабского Орла.

- Геройский подвиг восхищает,
Но если в сказках верна суть,
Слон между нами обитает.
Задача только не вспугнуть.

- Вода прозрачная в сосуде,
А вылью в море - затемнит.
Когда молва гласит о чуде,
Аллах, как истина, молчит.

- Всё верно, мудрые сабеи.
Добро пожаловать, хаджа!
Мы растворились поскорее,
Скользнув по лезвию ножа.

Купалов пальцами вцепился,
Повлек по тайным закуткам.
Обильный улей изломился -
Помои, грязь, болезни, срам.

У подземелья арсенала
Раздался посвист и затих.
Пароль - преддверие финала:
- Отторженная возвратих.

Возникла тень, спешим вприпрыжку.
До цели тонкий волосок.
Купалов рвёт с бочонка крышку,
Фитиль просмоленный зажёг.

Вдруг разом тень удесятерилась.
Ударом крепким сбило с ног.
В секунду всё переменилось.
А у виска взвели курок.

Захлопнулся капкан подвала.
Я громко крикнул: - Атансьон!
Коснулась горла сталь кинжала.
Нас предал купленный шпион.

Тут Нечто за спиной Ивана
Захохотало, затряслось.
От страха взвизгнула охрана.
Я это видел! Довелось!

----------------------


Игра со счастьем

8 sud


- Не зря познаний набирался.
Все Ваши книжицы прочёл.
Крамольных дум не убоялся,
Сии в величие возвёл. -

Майор цедил меж губ мадеру,
Наполнив до верху бокал. -
Спасти и другом стать Вольтеру,
Такого счастья не искал!

Сижу в халате на подушке,
На тканом дорогом ковре,
Случайно уцелев в ловушке.
Клинком саднеет боль в ребре.

Пишу пером письмо Дашковой:
“Мой дивный Ангел, свет очей.
Влача удел судьбы суровой.
Красивых не ищу речей.

В разведке нахлебался страха.
Мы отбивались, как могли.
Под вопли с именем Аллаха
Главу товарищу снесли.

Бр-р-р, не забуду, как пилили .
Сгубили мудрое чело.
Коль Вы читая загрустили,
Забудем про мирское зло

И понадеемся на чудо.
Пленил французский офицер.
Цел, невредим, держусь покуда.
И сообщаю то, мон шер.

Примите пылкое признанье
Любовь в разлуке испытал.
Дышу надеждой на свиданье...”
Майор послание прервал:

- Для Вас специально, угощайтесь.
Сладчайший сахарный щербет.
И даме сердца обещайтесь.
Клянусь, увидит Ваш портрет!

Не первый год при арсенале.
В такой дыре, эх брат, служу.
Но всё же хочется в финале
Вернуться в милое Анжу.

Рабыни - к чёрту! Надоели!
В мечтах к француженке парю.
Селянку. Властную. При теле.
Такую бабу в грёзах зрю.

Татары низменный народец.
Средь этой глины нет людей.
К войне единственный подходец -
Угнать без чести лошадей.

Жадны, ленивы и лукавы.
Идут прогрессу вперекор.
Такие не приносят славы.
Зачем Царице этот сор?

“..Как перед Львицей оправдаться?
Приказ не выполнил. Провал!
Склады должны были взорваться
И наступленью дать сигнал.

Подвалы порохом забиты.
И ядер пушечных запас
Для беспощадной жаркой битвы.
При штурме наши сгинут в раз.”

Рукой к чернилам потянулся.
Самодовольный взгляд поймал.
Я от щербета поперхнулся
И в окончанье дописал:

“Земляк попался очень душный.
Глупец залился соловьем.
Примите поцелуй воздушный.”
И лист притиснул сургучом.

- Мой милый друг, не оскорбляйтесь.
Для басурман - Вы мой трофей.
Визит намечен, снаряжайтесь.
Нас хочет видеть сам Гирей.

А по секрету, между нами
Готовлю дерзостный побег.
Угоним бриг. Под парусами
До дома, где изменим век.

Нет в Свете большего изъяна.
Держать в неведеньи людей.
Казним версальского тирана.
Мир расцветет без королей!..

Фонтана струйки распустились.
Раскрылись влаги лепестки.
И в брызги мелкие разбились
На щеки хана и виски.

В глаза мои проник с участьем.
Злодей сумел в них различить,
Как я играю своим счастьем,
Пытаюсь сызмальства ловчить.

- Всего три вещи существует:
Огонь, вселенная, вода.
Душа свободная ликует.
А остальное ерунда.

Хотите в роскоши купаться?
Откройте тайное Вольтер.
- Желаний можно не смущаться,
Давая вольности пример.

Сознаюсь, о деньгах страдаю.
Одно лишь маленькое но…
Что за дублоны покупаю,
По крови кесарям дано.

Средь нас распутник каждый мечет
В гарем султанский хищный взгляд.
Но похоть бедность не излечит,
Не обезвредит плотский яд.

Несет нотариус обломки
Творца, поэта-мудреца.
Запутавшись в головоломке,
Где всё приходит от отца.

Дает богатство превосходство.
На справедливость всем начхать.
Приятней взять такое свойство,
Чем жалость ближних вызывать.

- А где же подвиг вдохновенья?
Лечь в гроб в почёте ваша суть.
Ужасна цель, напрасны рвенья. -
Хан обезьянку взял на грудь. -

Все поменяются ролями,
Причиной став для тяжких бед.
Коль возомнятся королями
Распутник и недопоэт.

- В Императиве ось основы.
А божий промысел - брехня.
Сорвем неравенства оковы! -
Майор вступился за меня.

Гирей надменно усмехнулся.
Ножом вспорол тугой мешок.
Вояка вдвое перегнулся,
Считая золото у ног.

- Сыграть немедля предлагаю.
Трофей поставите на кон.
- Здесь состоянье, уверяю! -
Азартно рявкнул солдафон.

В стакане зары загремели.
Майора первого черёд.
Швырнул, подпрыгнув подлетели…
Беду предчуял наперёд.

О ужас! Два! Гирей метает.
Злой рок, увы, не изменить.
Судьба в железы одевает.
Смогу ли я в неволе жить?

Хан разгадал моё смятенье.
Наставив вновь орлинный глаз:
- Развеем лишние сомненья.
И в перстне вывернул алмаз.

- Даю на выбор, Ваше право.
В рабы, или сойти во Ад.
В ячейке горькая отрава.
Я, не прельщаясь, выбрал яд.

--------------------------


Паденье во Ад

15 satana


Я ощутил себя в Раю,
В потоке вечного блаженства.
На кромке облака стою,
Достигнув духом совершенства.

Купалов справа от меня.
Грохочут громы под ногами.
Блистают всполохи огня.
Там где-то снизу в адской яме.

Иван молитву сотворил:
- Храни Спаситель и помилуй!
Перстом над бездной прочертил,
Наполнив тьму незримой силой.

Родилась змейка и в жерло
Зигзагом точным к арсеналу.
Взорвался! С неба сорвало.
И штурм начался по сигналу.

Я, низвергаясь, ликовал:
- Приказ исполнили, сумели!
И рухнул в тысячу зеркал.
Осколки в сердце засвистели.

Всё кончено! В бою погиб...
- Ну что Вы, милый друг, очнитесь. -
Локтя божественной изгиб.
- Ужель во смерти Вы мне снитесь?

Рассыпала хрустальный смех.
И отрицательно кивая:
- Склоняю, сударь, Вас на грех.
Хочу и это не скрываю.

Мне не поверилось в мечту.
И Амазонка отшатнулась,
Стыдливо пряча красоту.
Губа обиженно надулась.

Ланиты алым налились.
Ресницы скромно опустила.
Взглянула робко и… сплелись.
Пал на колени. В миг простила.

“Какой кретин!”, и стан обнял.
Её ладонь лица коснулась.
Мизинчик осторожно взял.
Дрожа, княгиня всколыхнулась.

Наш первый поцелуй испил
Из уст и этим не напился.
Глоток возжёг, приворожил.
К лебяжей вые опустился.

Второй глоток не утолил.
Сорвал последние одёжы.
Не остудить безумный пыл.
Сбылись воочию надёжы.

И наслаждаясь сим грехом,
Сосцы девичии лобзаю.
Крадусь к экватору тайком,
От вожделенья замираю.

По кудрям в мелких кружевах.
Вот орхидея обнажилась.
Мёд проступил на лепестках.
В висках от счастия забилось.

Парю! Венерин бугорок!
Пчелой к бутону поманился.
Сыскал камелью между ног.
С нектаром к чаше пригубился.

Богиня: - Ах! И обмерла.
В истоме сладко простонала.
Вдруг от цветка оторвала,
От влаги полного бокала.

С груди снимает медальон
И мне на шею надевает.
Поступком женским окрылён.
Желанье плоть испепеляет.

К глазам подарок приподнял...
Нет ничего! Мираж распался.
А предо мной старик восстал,
Кто раз из зеркала являлся.

Ужасен, дряхл, до пят нагой.
В морщинах кожа обвисает.
Мой медальон своей кистнёй
За цепу держит и качает.

Поспешно кинулся душить.
Стена, прозрачная преграда.
Злость не унять, не заглушить.
Так начал путь в обитель Ада.

Прощай, бесценная княжна!
Старик на деву навалился.
Щебечет радостно Она.
Тут я в безвремья провалился.

А дьявол дышит тяжело,
Красаве чресла разнимает.
Вновь птицей колочусь в стекло.
Нутро в бессилии рыдает.

Кусает перси, лижет зад.
Во чрево входит, надругаясь.
Язвительный встречаю взгляд.
Шипит упырь на ней, качаясь:

- Ой ли, Душа, карман с дырой.
Ты не исполнил ожиданий.
Печален факт, итог дрянной.
Не приложил к деньгам стараний.

Не воплотил мой идеал.
И не склонил чернядь к смятенью.
Я за тобой не поспевал,
Гонясь по следу волчьей тенью.

Ты клятву воинскую дал.
Тирану Русскому склонился.
С прекрасной нимфой флиртовал,
Над старикашкою глумился.

Знать, в Бога веровать посмел?
Не жди, изменщик, снисхожденья!
Котёл под стопами кипел.
Во мрак продолжилось паденье.

- Меня травил - себя сгубил.
Настало время поквитаться. -
Чёрт семя, скорчившись, излил.-
Ты будешь мукам подвергаться.

Он, торжествуя, заскакал,
Чехол на зеркало накинул.
Зубами я заскрежетал
И в черноте кромешной сгинул.

----------------




Читатели (472) Добавить отзыв
Столь же исторически точно и художественно великолепно, как и все
предыдущие части, Владлен Израилыч!
Читалось долго (вдумчиво). И смаковалось.
Спасибо,
И.С.
18/09/2016 22:46
Спасибо, Ирина Сергеевна!!!)))
19/09/2016 06:26
<< < 1 > >>
 
Современная литература - стихи