ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

СИДИРОМ

Автор:
Жанр:
сказка для взрослых, с комментариями

Начало - это не лыко и не мочало, вы все равно прочитаете, после не заскучаете!

К нам на наш аэродром сел какой-то Сидиром*. (Так назвал себя залетный фрукт, а может фанфарон в шляпе с голубым пером) Весь народ сбежался глянуть на спектакль, как под шатром...
Важно ходит в шароварах, куртка в стразах и муарах, сам надутый, как индюк, и кричит:
– Вам всем – каюк! Я посланец с Украины, сделал в небе целый крюк, что бы вас на путь наставить, и сказать, как истый друг: вы неправильно живете! С Украиною в Европу вместе надо, братцы, топать… Как-никак, вы казаки – юг России, с Украины расселялись земляки! Потому, идемте с нами без России напрямки!
Пригласили дипломата, он доходчиво, приватно (то бишь, просто, но без мата), объяснил тому расклад:
– Мы ребята здесь простые и без хитростей живем, и угрозы холостые не потерпим, оборвем!
01 или 03 призовем, тогда смотри! Вмиг потушим пыл твой буйный, упечём на года три! Ты с какой такою целью приземлился в город наш? Может с дружеским весельем, иль устроить раскардаш?
Сидиром вмиг поутих и промолвил новый стих:
– Это так я тут, для вида вам, прикинулся, как псих... С виду грозен я немного и с наскоку малость лих, не пугайтесь, не сердитесь, заплутал в просторах сих, я летаю без компаса, думал, что в родных пампасах, в украинских я степях, и наплел тут второпях…
– Что ты лжешь, – сказала дама, – агитировал ты нас, призывал всех топать прямо всем в Европу, сей же час.
Зашумели все сердито, стали требовать бандита в сей момент арестовать – в каталажку на кровать, отдыхать...
Это присказка, не сказка. Сказка будет впереди. Ждёт кого-то, может, встряска и смятение в груди. Политическая байка, но со сказочным концом, до финала почитай-ка, друг, ты будешь молодцом.

* * *
И ударил страшный гром – извернулся Сидиром, превратился в чудо-юдо, ярким полыхнув костром, и стоящую красотку за папашею-послом слямзил он, как языком, смерчем красным, завертелся и пропал за облачком. Только хохот злой над полем разразился, и вдогон пронеслось по всей округе: «Дипломат, пока-а, пардо-он… Дочку я твою беру, как залог за всю Россию, чтоб не смели по утру попытаться взять нас силой. Наш Поруха-президент дал «добро» на «инциде-е-нт...»
Встал народ с открытым ртом – не поймет в раскладе том: что такое это было, дочь посла заполонили. И неведомо за что ей страдать за всю Россию… А Поруха – вор, насильник, коль заслал свой Сидиром?
Но опомнился посол. На земле от милой дочки только брошечку нашёл... Поднял брошь, зашёлся в плаче:
– Что мне делать, не иначе, сгубит дочку супостат! Как вернуть её назад? Пусть погибну от кручины, хоть и стар, но я мужчина, за неё отдать готов жизнь свою без лишних слов. И куда же мне идти, чтоб Любаву-дочь спасти?
Тут в толпе пошло волненье, расступилась на мгновенье, вышел в поле богатырь, ростом выдался и вширь – сажень добрая в плечах, и огонь горит в очах. Молвит он такую речь:
– Не смогли ее сберечь, ты дозволь мне из полона мою Любушку извлечь! Мы ведь с ней друг друга любим, хоть казни, вот вострый меч...
– Да зачем тебя казнить?
Рад я! Так тому и быть, собирайся, снаряжайся, в добрый путь и во всю прыть!
Как вернешься ты с Любавой, свадьбу мы тотчас сыграем, да не лезь там на рожон, по уму с врагом сражайся, пусть поплатится, пижон!
Богатырь Иван простился, прыгнул резво в самолет и отправился в полет, только крыльями над полем помахал его пилот.

Ну а тут и ночь настала, многим спать уже пора! Вы ложитесь да поспите, сказ продолжится с утра.
По сюжету надо это обязательно прочесть. В местной прессе это есть.

Села псина на траву, почесала голову, почесала здорово! Клещ по ней ползет сейчас: кусь-кусь-кусь и дальше – шасть…
Эта псина – Украина, образ бедности лихой. Но об этой героине, я пишу с большой тоской и с великим состраданьем: больно ей и больно мне. Стала всем нам испытаньем, как на вшивость, всей родне. А родня ее – славяне: Тани, Вани, Мани, Сани…

Дальше строки не из сказки, можно даже не читать, но прочтите для завязки, чтоб сюжет не прерывать:

У страны больной – синдром** по программе CD-ROM, записали так на диске, под копирку… топором – революцию «цветную» и послали на разгром Украину, что России близкою была, родной. Окрутили неньку силой, всё пошло теперь на слом…
Русью Киевскою звали колыбель наш и оплот, в эти земли собирали весь славянский наш народ. Воевали мы с врагами – русский, белорус, хохол, а теперь враждуем сами, тот хорош, а тот плохой…
Было всякое, и были непростые времена, но такого лишь нарочно мог придумать сатана.
Вместе в войнах воевали и в последней, где дотла нас сжигали, убивали и погибло несть числа наших братьев: украинцев, русских и других кровей, мы хлебнули тех «гостинцев» и наелись до бровей… На Днепре и под Одессой били общего врага, а теперь как будто бесы – повылазили рога, и бандиты всякой масти захватили подло власть. И заели вдруг напасти: Украина продалась, нашим недругам, что в прошлом и теперь к нам не добры. И смотреть предельно тошно их невежества «дары»... Вместе пели, борщ хлебали, хлеб растили, торговали. Дочек, сыновей рожали, в исторических скрижалях писано немало дат. Меж собой не враждовали, что делить, коль брату – брат.


Если убедил рассказ, в сказку приглашаю вас.


* * *
Прилетел Иван на место, что Окраиной зовут. Всюду бродят злые монстры и людей на части рвут: «Правый сектор» сворой дикой, слева – батальон «Азов» на безвинных, безоружных тупо вымещают зло: убивают мирных граждан, в них из пушек бухают. Президент у них продажный, а зовут Порухою.
Нет покою, нет спасенья от разбоя своры той, грабит города, селенья, мир ПОРУШИВ и покой. Не похожая на сказку, нереальная страна, пляшет по чужой указке, покровитель – сатана (что живет за океаном, черный весь, зовут О’ Бамой ).
Города, селенья стонут от Порухи, как один, много горя и печали смутой той он породил! Устоять пред той напастью невозможно наперед, он со сворой черной власти, подлецами разной масти, да О’ Бамской хищной пастью, держит в страхе весь народ…

А теперь вернемся в сказку. Но оденьте лучше каску, а еще – бронежилет, здесь стреляют, спасу нет…

* * *
Шел Иван прямой дорогой, шел он в логово к врагу, был в бою простым солдатом, но стратегом, как Шойгу. Сорняком то вражье племя вырастало, как стеной; он косил гнилое семя, что вставало за спиной… Меч от битвы накалился, а врагов вокруг не счесть; он, как с тенью, бился, бился, нечисть ту не мог известь…
Видит: домик у дороги (хатка бедная стоит), а под нею курьи ноги… В сказке он, а может спит?
Слышит, кто-то там скрипит:
– Ай, сломали мне ногу-у, повернуться не могу-у!
Добрый молодец, прошу я, помоги назло врагу! Почини избушке ногу, Бабу ты уважь Ягу. А потом тебе я тоже в твоем горе помогу? Тут война кругом и с пушки залетел снаряд в избушку – ногу ей согнул в дугу!
Был Иван в делах мастак, задарма иль за пятак, баньку сладить и компьютер починить – ему пустяк. Просьбе он не удивился, крякнул, сходу навалился, приподнял хатенки бок и поправил все, что мог.
Чуть избушка прокрутилась, перед ним остановилась, скрипнув, растворила дверь – заходи Иван теперь.
Входит Ваня во светлицу, в ней старушка-кружевница, пряжу вяжет длинной спицей. Отложила кружева, молвит ласково слова:
– Ай да чудо-богатырь, не какой-то там упырь. Вижу, в наши-то края привела печаль, не я… а любимая зазноба, помогу в беде вам я.
Непростая та задачка: новый век – проспала я, в электронике и жвачке я, как глупая свинья. Ну, взгляни на молодежь: ни рожна в ней не поймешь: тычуть пальчиком по кнопкам…
Сам-то жвачку ты жуешь?
– ?
– А они – жують и тычуть, и под нос себе мурлычуть ихний рэп, не могут петь… Но, признаюсь, все ж микитют в том, что мне не одолеть…
Я, однако, разворчалась, это, словно присказка. Сказка-быль, Ванюша в том: ентот самый Сидиром, где записана программа та, что смуту всю вершит – как иголка для Кощея, коль сломать тот диск, так шея треснет вмиг у Порошея, и каналья в тот же миг сгинет прочь, как и возник.
Так что друг сердечный Ваня, я скажу тебе одно, у меня компьютер в бане, ждет тебя уже давно…
– Ну, бабуля, удивила, все смешалось, как горшки, думал, в руки дашь мне вилы, а компьютер – пустяки. Коль на подвиг вдохновила, подвиг тоже мне с руки.
Подключил он интернет, жмет на «клаву», вышел в сеть. Сайт нашел – пароля нет… С другом хаккером связался, тот немного попотел и на нужный сайт забрался, все нашел, чего хотел. Там инструкции Порухе, как вредить своей стране, даром тот всегда «под мухой», но на Западе – в цене... Сумма с многими нулями, чтобы сразу всем понять, куплен Порош с потрохами, на народ ему плевать. Диск Поруха в стол припрятал в резиденции своей, оставалось в те в палаты лишь пробраться поскорей.
Прежде же Иван старушке нарубил для бани дров, а компьютер, став кукушкой, улетел, бывай здоров!
Бабка баньку протопила, парня травкой окропила, пошептала, превратила Ваню в грозного шмеля…
– Ты лети, милок, пора! Порошее впейся в шею – превратится он в Тощея, станешь вновь богатырем – тут рази его мечом. Но сразить тогда лишь сможешь, коль найдешь той Сидиром – диск, там Смерть его сокрыта, разруби ты паразита, и все чары отойдут, а страна очнется тут, и на прежний путь вернется. Силы злые отойдут.
Ваня вспомнил о зазнобе, но… запел шмелем не злобным.
И, как пуля, взвился в небо, поспешил туда, где не был…

Не за дальними морями, не в заморской стороне, а почти что рядом с нами, но, как будто в страшном сне, сей кошмар творится ныне. Догадались? – В Украине…

* * *
Здесь Любава в заточенье много суток провела, не брала из рук печенье, морсов ихних не пила. По родным она скучала и по Ванечке своём горевала, проливала слезы ночью, даже днем…
К ней Поруха набивался, предлагал себя в мужья. Отвечала как сначала:
- Вани суженая я!
От того ее в темницу злой Поруха посадил, посидит, мол, на водице, поистратит малость сил, а потом куда ей деться, станет мягкою у них, москалям тогда покажет - кто завидный есть жених! Пусть бесплатно газ качают, все долги его прощают, а не то – пойдет на Запад, пусть тогда кусают лапу. Аль ему о том не ведать, как строптивого Медведя шантажом во всем пытать, а не купятся соседи, не беда - чего терять. Он на Меркелихе срочно женится, хоть не резон (старовата и порочна), но богата, как Дюпон...
Сказку сказывать не просто, время быстренько бежит, вот и шмель мохнатым монстром уж над жертвою кружит. Спит Поруха на кровати, виски на столе стоят, он опять надрался «кстати», храп гремит зело богат.
Вдруг в последний миг очнулся, подскочил, почуяв смерть, в одеяло завернулся, стал лишь в щелочку смотреть: чует, видимо стервец, наступил его конец!
Вдруг в истерике забился и раскрылся… Тут же шмель укусил злодея в шею и смертельный яд впустил. Вмиг Поруха стал Тощеем, шмель же наш Иваном стал, но красивей и мощнее, а Тощей затрепетал.
Набежала в дом охрана, смотрят, сразу не поймут: кто впустил сюда Ивана? Кто творит свой божий суд?
А Тощей уже на взводе, у его постели – Смерть. Ваня диск в столе находит, бьёт – не может одолеть!
Во дворце раздался гром, диск проснулся – Сидиром, на Ивана он с разгону налетел, визжа нутром.
Ваня не сробел, отпрянул, стул схватил, по диску прямо врезал, не жалея сил. Стул дубовый, но не новый и промазал богатырь.
Сидиром по люстре вжикнул, разлетелась люстра в пыль…
Перед Ваней грозно вьется Сидиром, как зверь рычит, сверху огненно несется, словно НЛО в ночи. Меч в руке у Вани блещет, замахнулся сходу – бах! Искры, звон – и диск зловещий рассыпается во прах.
А Иван повел плечом:
– Не шути, злодей с мечом!

В сказке есть всегда развязка, правда побеждает зло, ну и нам же – повезло. В жизни все не так зело…

* * *

– Крикнул Ваня:
Собирайся весь обманутый народ! Со злодеями прочь сгинул из страны различный сброд. Надо же страну из бездны к новой жизни подымать, а подонков этих местных прочь взашей подальше гнать.
Ну а мне пора к Любаве, что в темнице заждалась. Эх, сердечная забава, нерастраченная страсть! Где она? Эй, проводите, не сочтите за труды, нет Порухи, нет вражды! Я соскучился, простите…
По ступенькам вниз спускаясь, торопясь идет в подвал, там, тоскуя, ждет такая – всех влюбленных идеал! Сомневаться в том не надо, женщин мы боготворим, так Создатель нас наладил, что любовью мы горим. На Руси всегда примерна сила добрая мужчин, а у женщин наших ценим верность, нежность до седин. А уж как они красивы, как надежны и умны, и милы, и не спесивы, и не сложить им цены…
И пришел, сорвал запоры, обнял и поцеловал, на руках с невестой скоро прочь покинул тот подвал.
Тут толпа его встречает, бьет поклон. А делегат говорит за всех вначале, что безмерно встрече рад, что простой народ обманут, русский украинцу –
брат.
– Ты помог в беде нам, Ваня, не бросай заблудших чад! Стань ты нашим президентом, если хочешь – будь царем, мы тебя тут на Майдане всем народом изберем!
Стал отнекиваться Ваня:
– Ну, какой я президент, и невеста ведь не станет ждать меня пятнадцать лет… А в России ждет папаня, всем известный дипломат, обещал Любаву ране я вернуть домой назад…
– Не печалься, друг сердечный, это радость, не печаль! Свадьбу миром мы, конечно, справим вскоре, не сейчас, а отца Любавы также в Киев пригласим послом, в Кремль депешу вмиг с нарочным президенту мы пошлем.
Деться некуда Ивану, коль назвался груздем – будь! Может это есть призванье – Украину повернуть к прежней жизни, снова вместе всем славянам – суть лишь в том, чтобы жили мирно рядом и решали всё гуртом.
– Ладно, братцы, я согласен, но один – не воин я, много бед Поруха властный натворил здесь до меня. Вместе мы решим задачи, были хуже времена, пережили их и, значит, вновь поднимется страна. Дружно рукава засучим, ведь славянам не впервой, восстановим, будет лучше, лишь дружили б с головой…
Пир горой обычно в сказках затевают на весь свет, только нашей Украине не до жиру – сала нет…
Это только в сказке скоро – за ночь строится дворец. Быстро строятся заборы, и обиды средь сердец… Но всему есть лекарь – время и, напастям вопреки, мы одно навеки племя, наши корни глубоки.
А Ивану и Любаве свадьбу справили, по праву стали вместе поживать, Украину мамкой звать. Ну конечно и посол дело здесь себе нашел: связи прочные наладил он с Россией хорошо.
Жизнь не мед порой, не пиво, но течет струей игривой. Важно, чтоб она текла, с тем прибудут все дела.
Ну а нам пора прощаться, сказка кончилась, но к счастью, жизнь и далее течет, кто живет, из чаши жизни потихоньку пиво пьет…

*CD-ROM - Сидиром на русский манер, программа для записывания информации на диски. Здесь скорее просто игра слов.
**Синдром - сочетание симптомов, характерных для какого-нибудь заболевания.




Читатели (172) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи