ОБЩЕЛИТ.РУ - СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Книжная лавка Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Уильям Шекспир. 90 сонетов

Автор:
Автор оригинала:
Уильям Шекспир
Жанр:
Оригиналы и переводы классиков - здесь:

http://engshop.ru/sonety-shekspir-na_anglieskom/

Сонеты Шекспира о дружбе
(посвящённые другу)
("Fair Youth")

Сонет 1

В беспечности цветник свой не губи!
Пусть взор пленяет трепетная роза.
Её бутон - творение любви -
Забвению и тлению угроза.

Но ты, сияя светом дивных глаз,
Неправедною сердце полнишь страстью;
И, враг себе, безжалостный подчас,
Не благо сеешь - голод и несчастья.

С рождения приняв несметный дар,
Герольд придворный звонкого апреля,
Без прибыли не трать свой гонорар,
Скупец и нежный мот в едином теле!

Жалея мир, найди достойный путь -
Бесплодной жертвой старости не будь!

Сонет 2

Минуют сорок зим, и их плуги
Взрыхлят безбожно ныне светлый лоб;
Истреплется наряд, и ты нагим,
Дряхлеющим разверстый узришь гроб;

Возможно, спросят пришлые тогда:
«Где юности твоей цветущий сад?»
Решишься ли ответить без стыда:
«Глаза мои на дне его хранят!»?

Насколько бы похвальней и честней
Тебе ответить: «Вот наследник мой!
Он отраженье младости моей,
Он оправданье старости седой».

И в жилах кровь живее потечёт,
Лишь вспомнишь, что тобой продолжен род!

Сонет 4

Транжира милый, долго ль до сумы,
Природы впопыхах губя наследство?
Она не дарит, но даёт взаймы
Достойным - и значительные средства.

Процентщиков неумных божество,
Что тратят состоянье на себя лишь,
Ответь, прекрасный скряга, для чего
Ты крупной ссудой злоупотребляешь?

Ты сам себе - богач, делец и мот:
С тобой одним твои контракты в силе.
Но в час, когда придётся дать отчёт,
Сведёшь ли дебет с кредитом в могиле?

Ну что ж, не отдавай таланты в рост -
Пусть с миром примет нищего погост!

Сонет 5

Прекрасный образ время обрамит
В изысканный багет, чаруя взгляд,
Но так же равнодушно дивный вид
Оно обезобразит наугад.

На смену лету шествует зима -
Придёт мороз, листва падёт с дерев…
Господство тьмы - загадка для ума:
Слабеет разум, власть её узрев.

И если бы не сладостный букет,
Застывший в вазе, сумраку назло,
Забылся б летних месяцев привет,
И душу вьюжным ветром занесло:

Цветы теряют лоск и аромат,
Но прелесть лета всё ещё хранят…

Сонет 7

Когда восток окрасится зарёй,
И солнца поднимается глава,
Светлеют взгляды утренней порой
Рабов его, очнувшихся едва.

В зените славы образ золотой,
Как юноша, достигший зрелых лет,
Пленит все взоры дивной красотой,
И равнодушных на планете нет.

Но стоит вдруг светилу постареть,
На западе уныло заалев,
Глазам людей его не разглядеть -
Они обращены теперь к земле.

Пока ты на полдневной вышине,
Наследника яви на радость мне.

Сонет 8

Ты музыке внимаешь с неприязнью…
Но почему? Ведь музыка влечёт
К вершинам горним, и не станет казнью
Тебе размерных звуков хоровод;

Возможно, оттого, что сладким хором
Они звучат упрёком, и мольбой,
И сердцу непокорному укором -
Упорству, неразлучному с тобой:

Внемли, не закрывай в гордыне уши,
Как струны сладкозвучные поют:
Отец и мать, ребёнок, им послушен,
Зовут тебя создать семьи уют.

Слиянье звуков - гордому урок:
Погибнешь ты, коль будешь одинок!

Сонет 10

Стыдись! Живёшь, любви к другим не зная,
Да и себя не жалуя порой:
Приветствует тебя молва людская,
А ты хвалебной брезгаешь молвой.

Тебя терзает ненависть-убийца:
Собою ты пожертвовать готов,
Чтоб ею как отравою упиться,
Разрушив унаследованный кров.

Направь на благо мысли в одночасье!
Прекрасное жилище не губи!
Когда иным дарить не в силах счастье,
Храни себя для собственной любви:

На небо не взирая исподлобья,
Хвалой ему создай своё подобье!

Сонет 11

Сникая так же быстро, как расцвёл,
Ты соками побег вспои на славу!
И ветвь, что приукрасит дряхлый ствол,
Ты сможешь называть своей по праву.

Здесь - мудрость, красота, цветенье, рост.
Распад и мрак - им противоположность:
Полсотни лет - и вот, сплошной погост:
Господствующей смерти непреложность.

Пусть, кто природе явный, ярый враг -
Обрубок грубый - тот гниёт без кроны.
Но ты, как принципал вселенских благ,
Верни свой долг по Божьему закону!

Факсимиле* природы, будь мудрей:
Пусть отпрыск станет копией твоей!

*ударение на второй слог

Сонет 14

Не звёзды мне о будущем твердят -
Хоть знаю астрономию вполне:
Избегну предсказать я зной и град,
Удачи и потери на войне;

Едва ли рассчитаю по часам
Ненастье, смерч, иную ли беду;
Не слишком доверяя небесам,
Монархов в заблужденье не введу.

Но, словно книгу, взгляд читая твой,
Предсказываю смело, без труда,
Что правда будет вместе с красотой
В твоём потомстве ныне и всегда.

Иначе худший сбудется прогноз:
Они с тобою канут в море слёз.

Сонет 15

Когда я вижу бурной жизни взлёт,
Который вдруг сменяется паденьем;
Как сцена жадно лицедеев ждёт,
Где звёзды управляют их движеньем;

Как человечьих жизней колоски
Жнут беспощадно рок, печаль и время,
И лучшие страдают от тоски,
Неся покорно вечных тягот бремя;

Твоей заворожённый красотой,
Хочу тебя избавить от страданья,
Пока не скрылись смертной темнотой
Твои черты, твоё очарованье.

Своим стихом сумею, может быть,
Тебе, мой милый, веточку привить.

Сонет 17

Исполненные искренней любви,
Стихи мои времён сокроет мрак -
Они и так всего лишь саркофаг,
Достоинства упрятавший твои...

Напрасно взор лучистый я воспел,
Как таинство, потомкам предъявил -
Их скепсис остудит любовный пыл,
Мой страстный дар пребудет не у дел.

На рукописи блеклые воззрев,
Грядущий век в плену своих забот
В помпезный их оформит переплёт
Как вымыслов античных перепев.

Но если миру явится твой сын,
Ты будешь жив - в стихах и в нём един!

Сонет 18

Я с летним днём сравнить тебя готов -
Но нет в тебе томительного зноя;
А в мае вихрь не милует цветов -
Погода переменчива весною…

Вот неба око слишком горячо,
Вот скрыто беспощадно тучей чёрной;
И тает всё прекрасное свечой,
Довлеющим превратностям покорно.

Но нет предела лету твоему -
Бежит твоих достоинств непогода:
Ты в смертную вовек не канешь тьму,
В стихах моих взрастая год от года.

Доколе чувства властвуют на свете,
Обрящешь ты бессмертие в сонете!

Сонет 19

Ты, время, когти льва сотри в песок,
Земле жрать землю в ярости вели!
У тигра вырви челюсти кусок
И Феникса в крови испепели!

Любой сезон, конечно - за тобой:
Бесчинствуй, злись, беспамятствуй, глумись!
Но чёрною, безжалостной рукой
Прошу тебя, святого не коснись:

Лица непревзойдённой красоты
Пусть не калечит буйный твой резец:
Тобой не искажённые черты -
Векам грядущим дивный образец.

Да не затронет милого беда!
В моих стихах он молод навсегда.

Сонет 21

Гоню я музу, что в стихи зовёт
Собрать огульно внешние красоты:
Живописать в томленье небосвод,
Затерянные, сумрачные гроты;

Воспеть, вздыхая, Солнце и Луну,
Сверканье лалов и подснежник нежный -
Затронув сердца робкую струну,
В свидетели призвать весь мир безбрежный...

Нет, не хочу! Чужда неправда мне -
И ложь мои не затуманит очи:
Не уподоблю милую Луне,
Сравненьем со звездой не опорочу.

Враньё торговцам рыночным подстать -
А мне свою любовь не продавать!

Сонет 22

Не старюсь я - нет веры зеркалам,
Доколе ты и юность - одногодки!
Но стоит потускнеть твоим чертам -
В Хароновой и мне ютиться лодке:

Ведь дивное обличие твоё -
Суть сердца моего оплот единый,
В тебе навек обретшего жильё.
Мы - сверстники, и лгут мои седины!

Поэтому, минуя жизни гать,
Стремись себя сберечь для нас обоих,
А я как нянька буду хлопотать,
Храня тебя в груди моей покоях.

Сердцами обменялись мы затем,
Чтоб небылью обратный стал обмен!

Сонет 23

Бывает, заигравшийся актёр
Привычных реплик вдруг теряет нить;
Случается, что буйных чувств костёр
Безволие способно затушить:

Так мне несносен в пошлости своей
Простого объяснения обряд -
И молкнет звук торжественных речей
Тогда, как щёки пламенем горят.

Пускай же строки, полные огня,
Пребудут, как свидетели, со мной -
Тогда, быть может, ты поймёшь меня,
Упившись благодатной тишиной.

Безмолвие любви - великий дар:
Для милых глаз - души моей пожар!

Сонет 24

Мой глаз - скорей художник, чем поэт:
Он в сердце образ твой живописал,
Наполнив перспективою портрет;
Я рамою его творенью стал.

Взгляни, постигнув замысел творца -
В груди моей шедевр нашёл приют:
Здесь все нюансы милого лица,
Твои же очи - словно стёкла тут.

Чудесна синергия наших глаз!
Мои - писали облик, а твои -
Как окна в мастерской, и всякий раз
В них смотрит солнце, полное любви.

Талантлив живописец, но хитёр:
Творит лишь то, что внешне видит взор.

Сонет 25

Когда за путеводною звездой
Лишь к почестям стремятся гордецы,
Мои заслуги словно под водой -
Не узрят их надменные глупцы.

Любимцы титулованных особ -
Как лилии в тепле благих лучей;
Но гнев владык ввергает их в озноб -
Вот-вот умрут в спесивости своей!

Бывает, воин славный, в сотнях битв
Снискавший уваженье и почёт,
На поле брани падает, убит, -
Проклятья хором шлёт ему народ.

Что ж, поделюсь отличием своим:
Люблю, надеясь кротко, что любим.

Сонет 26

Любезный лорд мой, трепетно и в срок
Вассал тебе желает всяких благ
И шлёт посольство выверенных строк -
Признанья и почтительности знак,

Свершая долг великий, в чьих лучах
Мой бедный ум покажется нагим -
Но ты его уймёшь, надеюсь, страх,
И царственно приветлив будешь с ним.

До той поры, когда эфемерид*
Не будет для меня удачен ряд,
Пока судьба не соблаговолит
Одеть любовь в новёхонький наряд,

Ни часа у тебя не отниму -
Убогостью кичиться ни к чему.

*Таблицы расположения светил

Сонет 27

В дневных скитаньях тело изнурив,
К стопам Морфея сонно припадаю.
Но странствий нескончаемый мотив
Звучит во мне, покоя не давая.

Паломники-раздумья от одра
Текут к тебе рекою полноводной.
И, очи не смыкая до утра,
Гляжу во тьму, незрячему подобно.

Тогда духовный, полный страсти, взгляд
Твой призрак созерцает драгоценный:
Светлеет ночи траурный наряд,
Сияет лик её преображенный.

Днём телом, ночью разумом в пути,
Отчаялся покой я обрести…

Сонет 29

Когда, презрен фортуной и людьми
Отверженный, рыдаю над собой;
Страданий избичёванный плетьми,
Тревожу небо горестной мольбой;

И, низменными чувствами томим,
Заложник мне не свойственных заслуг,
Завидую, терзаясь сердцем, им,
Усугубляя внутренний недуг,

Средь этих мыслей тягостных порой
Припомню о тебе - и вмиг душа
Забытых струн налаживает строй,
Исполнить гимны звучные спеша.

Храня любовь, что прочих благ милей,
Я презираю жребий королей!

Сонет 31

Сердца друзей твоя вместила грудь -
Всех тех, кого умершими я мнил.
Там - лишь любовь, и страха нет ничуть
Для всякого, кто был мне прежде мил.

Оплакивал любимых я не раз,
Колени у надгробий преклонив.
И с радостью встречаю их сейчас,
В сознании, что каждый близкий жив.

Ты им - не склеп, а жизни новой дом;
Все души для тебя - как ордена.
Они, найдя приют в тебе одном,
Любви единой дивная страна.

Так, образы заветные храня,
Твой чудный мир - вселенная моя.

Сонет 32

Когда, меня на годы пережив,
Чей прах воспримет тленья мир жестокий,
Ты обратишь души своей порыв
На эти незатейливые строки,

Сравни их со стихами новых дней:
И пусть мои проигрывают слогом,
Храни их свято в честь любви моей -
Без хитрых рифм сказавшие о многом.

Почти меня суждением простым:
«Когда бы с другом не был я в разлуке,
То, без сомненья, обратились в дым
Поэтов модных слава и заслуги.

Немало дарований молодых!
Но мне любовь дороже новшеств их».

Сонет 33

Душа моя восходами полна,
Ласкающими пики дальних гор,
Потоки золотящими до дна,
Долинам посылающими взор;

Мне памятны и стаи мрачных туч,
Скрывавших горний* лик в начале дня,
Что прятали в себе рассветный луч,
С позором солнце к западу гоня.

Прекрасное светило как-то раз
Любовью озарило разум мой -
Но облако явилось сей же час,
Сознанье наполняя темнотой.

И всё же мне чудесный брезжит свет -
Меж солнцем и тобой различий нет.

*здесь - небесный

Сонет 35

Ты о грехе печалиться не смей!
Шипы у роз, затменья в небесах,
В песке бежит серебряный ручей,
Есть язвы на прекрасных лепестках.

Весь мир - соблазн, и я не без греха!
Слагая оправдательную речь,
Я каждой строчкой этого стиха
Хочу тебя от муки уберечь.

Приди же в чувство: в чём твоя вина?
Судясь с тобой, я - мудрый адвокат.
Идёт во мне священная война -
Здесь ненависть с любовью говорят...

Противник мой, благословенный вор!
Пора нам прекратить несносный спор.

Сонет 37

Отец седой успехам сына рад -
Трудам его, служению, семье;
А я, душой недужный ретроград,
Скажу, гордясь, что ты - утеха мне.

Богатство, прелесть, знатность, острый ум,
Путём к тебе ведомые прямым,
Собравшись вместе, празднуют триумф.
Любовь моя пусть ровней станет им!

Тогда уйдёт сокрытый мой недуг...
Довольный изобилием твоим,
Услышу я и славы трубный звук,
И в творчестве останусь молодым.

Пусть радости несёт тебя струя -
Тогда стократно счастлив буду я!

Сонет 38

Как может муза гибнуть от удушья,
С тобой единым воздухом дыша?
Бездарностей объяты мраком души,
Когда в твоих лучах моя душа!

Благодари себя за все сонеты,
Достойные вниманья твоего;
Безгласны от природы те поэты,
Что песнями не славят божество!

Десятой музой стань, десятикратно
Затмив величье прежних пиерид;*
И пусть тебя воспевший не превратно
Стихом века грядущие пронзит!

Блеснув потомкам знаменьем с Небес,
Оставь мне боль - хвалу бери себе!

*Один из эпитетов муз

Сонет 43

Смежив глаза, я зрячим становлюсь,
А днём мой взор беспомощно блуждает.
Внушая сердцу сладостную грусть,
Твой образ в сонных грёзах возникает:

Светлеют тени в сумраке ночном,
В мерцании твоей бесплотной тени…
О, как бы ты блистал лазурным днём,
Избавленный от флёра сновидений!

Всё молвлю я, лелея дивный сон:
В дневной ты воссиял бы ипостаси,
Когда, в слепых очах запечатлён,
Твой образ так отчётлив и прекрасен!

Мне ночи - ослепительные дни,
Когда тобой наполнены они!

Сонет 47

Глаза и сердце бросили вражду,
Союз свой заключив по доброй воле:
Когда ты, милый мой, не на виду
Иль сердце ощущает признак боли,

Тогда твои прекрасные черты
Чаруют взор сердечною усладой,
И сердце вмиг, во власти красоты,
С очами нежной делится отрадой.

Твой образ ли храня иль сердца стук
Тебе в любовной неге посвящая,
Я знаю - ты со мною, добрый друг,
Хоть в мыслях обрету тебя, ища я!

Когда же я усну в тиши ночной,
Волненье сердца, образ – всё со мной!

Сонет 48

Готовясь в путь, я тщательно закрыл
Шкафы мои на крепкие замки,
Чтоб, возвратившись, не лишиться сил,
От кражи испытав наплыв тоски.

Тебя же, кто дороже мне всего,
Что накопил, чем в жизни дорожу,
Кто соками питает естество,
Забором я, увы, не окружу.

Где место сокровенное найти,
Чтоб счастье сохранить? Одна лишь грудь
Вместит его на жизненном пути…
Но для тебя и свой возможен путь.

И всё же ненадёжный сердце страж:
И там похитят - был бы лишь кураж!

Сонет 51

Пожалуй, так любовь нашепчет мне,
Коня прощая вялую рысцу:
«К разлуке на далёкой стороне
Спешить тебе в печали не к лицу».

Но, путь держа в любезный сердцу дом,
Как вытерпеть неспешность скакуна?!
Когда б на ветре мчался я верхом,
То скорости не чувствовал сполна;

Желание стремилось бы вперёд
Быстрее всех на свете лошадей!
Нашла бы оправданье в свой черёд
Любовь горячке радостной моей:

«Так страстно сердце рвётся из груди,
Что конь за ним плетётся позади!»

Сонет 52

Я - как богач, кому секретный ключ
Готов открыть фортуны дар несметный:
Но лишь блеснёт тот солнцем между туч,
И вот уже закрыт ларец заветный.

Нас праздники, собою крася год,
Умеренности учат неуклонно -
Так на одежде скромной взгляд влечёт
Скупая прелесть ценного кулона.

Ты временем храним, как в сундуке,
В груди моей. Когда, себя являя,
У стража своего блеснёшь в руке -
Я этот день и миг благословляю!

Моя свобода выбора священна -
Надежда с торжеством попеременно.

Сонет 53

Ты создан из какого вещества?
Любая вещь - одна лишь тень у ней.
А ты, поправ законы естества,
Отбрасываешь тысячи теней.

Адонис, отражая образ твой,
Изящества всего лишь ипостась;
Елене не угнаться за тобой,
И в лучшие одежды нарядясь.

Ты, словно солнце, блещешь круглый год -
Творение летучих летних снов.
Весна ль нагрянет, осень ли придёт -
Они полны тобою до краёв.

Природа вся в согласии поёт:
Прекрасно сердце верное твоё!

Сонет 55

Надгробный монумент не устоит,
Владыки саркофаг сотрётся в прах,
Гостями переполнится Аид,
Пока ты будешь жить в моих стихах.

Война низвергнет статуи богов,
И бунт развеет стены храмов в пыль,
Но не сгорит в течение веков
Мной о тебе оставленная быль.

Забвение и смерть - не для тебя!
И образ твой потомство пронесёт
До дня, когда архангел, вострубя,
На Страшный суд народы призовёт.

Пленят все взоры и в последний миг
Твой стройный стан и благородный лик.

Сонет 56

Любовь, исполнись сил! Души края
Должны острее быть, чем аппетит,
Что каждый день умериваю я,
А он назавтра сызнова томит.

И пусть глаза потухшие твои
От сытости едва на мир глядят,
Чуть ночь пройдёт, их светом напои,
К востоку обрати лучистый взгляд!

Разлука наша - словно океан;
А мы, на разных стоя берегах,
Презрев и расстоянье, и туман,
Друг друга слёзы видим на щеках.

Нет, как зима она! Морозным днём
Томимся, и грустим, и лета ждём.

Сонет 57

Я - раб твой; что почётней для меня,
Чем госпожи желанию потрафить?
Себе теперь не выделю и дня;
Служенья напоказ избегну в страхе.

Едва ль часы посмею упрекнуть
За ход неспешный будто в наказанье;
Когда собрать тебя прикажешь в путь,
Без ревности исполню приказанье;

Уйму, смиряясь сердцем, свой вопрос:
Куда ты едешь, кто тебя там встретит?
И лишь потом, не сдерживая слёз,
Решу, что он счастливей всех на свете!

Любовь моя глупа, смешна, наивна,
Тобою восторгаясь беспрерывно!

Сонет 59

Коль скоро всё не ново, всё старо -
Простой повтор минувших дней, часов -
То как мы заблуждаемся порой,
Всерьёз изобретая колесо!

Вернуться бы веков на пять назад,
И, в древность погрузившись с головой,
С восторгом обратить пытливый взгляд
В одну из книг, воспевших образ твой!

И стало бы понятно в тот же миг,
Как пращуры к тебе стремили взор:
Они ли, мы – кто большего достиг?
И поменялось что-то с давних пор?

Но знаю я - поэзия в те дни
Хвалила лишь подобия твои!

Сонет 60

Как волн гряда на берег напирает,
Минуты наши к вечности спешат:
Прошедшие скрываются за краем -
Что было, не воротится назад.

Рождение, едва явившись свету,
Младенцем робким к зрелости ползёт -
А там светил затменья и кометы
Сулят всей твари тягостный исход.

Смиряет время юности порывы,
Морщинами глумится над красой;
Лишь для того живущие и живы,
Чтоб скошенными быть его косой.

Но в каждой ты останешься строке,
Назло его губительной руке!

Сонет 61

Твоей ли волей веки я не в силах
Смежить порой в томительной ночи,
Тревожимый игрою теней милых
В колеблющемся зареве свечи?

Твоя ль душа следит за мной нещадно,
Ища таких поступков и затей,
Которые явились бы наглядно
Прощеньем мутной ревности твоей?

Нет! Собственного чувства в том заслуга:
Оно сомкнуться векам не даёт,
Прямит мои шаги в часы досуга,
Над волей устанавливает гнёт.

Не ты, а я всечасной слежкой занят:
Твой каждый вздох томит меня и манит.

Сонет 64

Тогда как время грозное при мне
Веков былых величие крушит,
Зияет брешью в каменной стене,
Беснуясь, медный колокол глушит;

Когда на берег грозною порой
Я вижу бег ревущих бурных вод,
А вскоре суши мертвенный покой -
Убытки покрывающий доход;

Когда кипит кровавая война,
Стагнацией сменяется расцвет,
Я думаю: любовь обречена -
От времени и нам спасенья нет!

Навязчивая мысль, как смерть, страшна -
Любовь для испытанья мне дана!

Сонет 65

Уж если медь, земля, валун, поток
Погибнут в предначертанный им час,
Как смерти воспротивится цветок
Красы твоей, прелестный без прикрас?

Июльских дней медвяный аромат
Как смраду зимних противостоит,
Когда ворота тяжкие дрожат,
И скал извечных рушится гранит?

Раздумий бесконечных нрав суров:
Как мне сберечь жемчужину мою?
Сдержать ли стрелки резвые часов,
Вспять обратить ли времени струю?

Что ж, чудо сотворю я на листе:
Любовь блеснёт в чернильной черноте!

Сонет 66

Взываю к смерти я; томит мой взор
Достоинства святая нищета,
Ничтожества напыщенный убор,
Слепое отреченье от креста;

Лукавством позолоченный почёт,
Невинность в роли девки площадной,
Заслуги, как мишени для острот,
Сатрапами поверженный герой;

Подвластного искусства немота,
Над знанием глумящаяся блажь,
Сочтённая безумьем простота,
Добро, как зла довлеющего страж.

Ушёл бы я… Но как, ответствуй мне,
Ты будешь с этим жить наедине?!

Сонет 68

Тех дней его обличье идеал,
Когда, цветам подобно, красота
Жила и умирала, и не крал
Кощунник роз с Эдемского куста;

И локоны покойницы не стриг
Цирюльник дерзновенною рукой,
Чтоб жил из них составленный парик
На темени красавицы другой;

В лице любимом явны времена
Природы, что собой ласкала глаз,
Святой своей правдивостью сильна
Без жалких ухищрений и прикрас:

Естественные внешность, поступь, взор -
Фальшивому искусству приговор!

Сонет 69

Гармонии достойный образец,
Где важен и на месте каждый штрих,
Ты полнишь недра нежные сердец
Поклонников и недругов своих.

Но сладких славословий общий хор
Стихает вдруг, в твою лишь стоит суть
Смелее вникнуть; чуть посмеет взор
В душевные глубины заглянуть.

По степени тобой творимых дел,
Стремлению души то вниз, то ввысь,
Оценивают люди твой надел,
Где плевелы обильно разрослись.

Но отчего же стал бесплоден сад?
Там рвать цветы любой прохожий рад!

Сонет 73

Твой взгляд во мне ту пору различит,
Когда желтеет лист осиротелый,
На ветви трепеща заиндевелой,
И хор пернатых певчих не звучит.

Во мне увидишь сумерки точь-в-точь
И таяние солнца на закате -
Унылый час, когда свои печати
На всём кругом оттискивает ночь.

Во мне узришь и тлеющий огонь,
Мерцающий под смертные мотивы:
Зола ему - последний одр тоскливый,
Безвременья раскрытая ладонь.

Ты, сердцем сознавая это, верю
Сильнее любишь скорую потерю.

Сонет 75

Не так нуждаясь в пище, как в тебе,
Тобой приятней ливня освежённый,
Я сам с собой - в томительной борьбе,
Как фат с одеждой новообретённой:

То с гордостью красуется он в ней,
То в тёмный шкаф подалее запрячет.
От праздных схоронив тебя очей,
И я порою без признанья плачу.

Внимая ласкам, словно на пиру
Хмелею я. Без них - пощусь сурово.
Восторг вечор, страданье поутру
Приму, как данность, снова я и снова.

Ты каждый день готовишь мне сюрприз:
Решать тебе - бедняк я или принц.

Сонет 77

Ты в зеркале увидишь свой наряд,
В песке часов - течение минут,
Пометки, что тетради испещрят,
Однажды пищу разуму дадут;

Морщины, амальгамой отразясь,
Могилы неизбежность подтвердят,
А с вечностью мгновений резвых связь
Песок отметит или циферблат.

Всех мыслей не упомнишь - ну так что ж!
Взмахнуть пером послушным стоит лишь -
Детей своих подросшими найдёшь
И снова им вниманье уделишь.

Дари почаще строчкам блеклым взгляд -
И жизнь твою они обогатят!

Сонет 82

Моей сестрице-музе ты не муж,
Поэтому, мой друг, с недавних пор
Легко даруешь, чувству долга чужд,
Другим поэтам милостивый взор;

Твой вкус не уступает красоте:
Считая старомодным мой поклон,
Ты взгляды обращаешь лишь на тех,
Кто в нынешней теории силён.

Дерзай, любимый! Помни лишь о том,
Что, риторов давно опередив,
Тебя простым я славил языком,
Души правдивой выразив порыв.

Природному румянцу нежных щёк
Не нужен краски пурпурной мазок!

Сонет 83

В мученьях не писал я твой портрет,
Затем, что красок не достало мне:
Я знаю, что красы твоей расцвет
Не станет жалкой фреской на стене;

И в тишине торжественной я ждал,
Когда твои прекрасные черты
Себя проявят… Ложных чувств накал
Я верил, втайне презираешь ты.

Но друг моё молчанье счёл грехом
Тогда, как должен рядом быть со мной,
За то, что заглушаю лести гром
Своей благоговейной немотой.

Сиянье глаз, пронзающее ночь,
И двум поэтам выразить невмочь!

Сонет 84

Кто скажет лучше этой похвалы:
«Ты - тот, кто есть, один на фоне сером;
И облик, и душа твои светлы -
Но некому их взять себе примером!»?

Безжизненно и скудно то перо,
Что славы адресату не добавит,
Но тот, кто не витийствует хитро,
Стихом простым уже тебя прославит!

Пускай природы верный эпигон
Лишь не испортит дивного творенья -
Читателями будет признан он,
Умом и стилем вызвав восхищенье.

С хвалами ты безудержными дружен -
Они же всё неискренней и хуже!

Сонет 91

Иной происхождением кичится,
Иной - богатством, силою - другой,
Четвёртый - псом, охотничьею птицей,
Нарядом - пятый, пряжкой золотой.

И каждый удовольствием любимым
Стремится насладить себя сполна.
Но я не раб утехам этим мнимым -
Мне радость настоящая дана:

Твоя любовь блистательней короны,
Дороже горностаев и парчи,
В сравненье с нею соколы - вороны,
Отмычки - камергерские ключи.

Тревожит лишь «незначащий пустяк»:
Отнимешь всё - и снова я бедняк!

Сонет 93

Я буду жить в неведении сладком,
Наивный, как обманутый супруг,
Довольствуясь любви твоей остатком -
Улыбкой, всё затмившею вокруг,

И взорами, лишёнными лукавства,
Хотя бы ты и лгал мне в этот миг…
От внешних знаков скверны нет лекарства:
Презревший верность - в юности старик!

Но небо о тебе постановило:
Да будет вечно светел лик его!
В тебе царит мистическая сила,
Сияньем наполняя естество.

Так яблоко заветное сияло,
Соблазнам положившее начало!

Сонет 94

Кто, силою безмерной обладая,
Смиряется при виде вражьих ран,
Кто властвует другими без труда и
При этом воле собственной тиран,

Спасая от растраты дар природы,
Наследует все милости небес:
Он - внешности своей владелец гордый,
Другие - лишь свидетели окрест.

«Отраден для ноздрей, приятен глазу» -
Эпитеты для дивного цветка,
Что, с низменною встретившись заразой,
Рискует стать мерзее сорняка:

Поддайся лишь тлетворному влиянью -
В зловонье перейдёт благоуханье!

Сонет 98

Расстались мы веленьем вешних звёзд,
Когда апрель, в цветное разодетый,
Дышал теплом, и резвая комета
Смеялась, распуская пышный хвост.

Но гомон птиц и запахи в садах,
Меня сопровождавшие в печали,
На летний стих, увы, не вдохновляли -
Цветами не пленялся я тогда:

И лилии не славил белизну,
Не радовался киновари розы -
Мне схожестью с тобою, как занозы,
Они вонзались в сердца глубину.

Казалось мне - зима в своих правах,
И тень твоя почила на цветах.

Сонет 99

Я вешнюю фиалку укорил:
«Откуда твой сладчайший аромат?
В дыхании того, кто сердцу мил,
Такие нотки сызмальства звучат!

А цвет твоих пурпурных лепестков -
Как кровь его - но гуще и грубей».
У лилии - руки твоей покров,
У майорана - блеск твоих кудрей.

Притихли розы: красная стыдом,
А белая отчаяньем полны.
Лишь третья - цвета крови с молоком -
Казалось бы, не ведала вины,
Но червь её истачивал кругом.

И сколько бы цветов я ни встречал,
Все в воровстве бесстыдном уличал.

Сонет 100

Надолго же забыла, Муза, ты
Того, чей образ мощь тебе внушил!
С бездарностями пачкаешь листы?
На жалкий бред растрачиваешь пыл?

Вернись скорей и выкупить спеши
Часы, неумно сданные в ломбард!
Смелее пой для трепетной души,
Которая оценит твой талант!

Очнись, вглядись в любимого лицо:
И если ты морщины узришь там,
Клейми их, как последних подлецов,
Язви, брани, преследуй по пятам!

У времени, лишь только их найдёшь,
Немедленно кровавый выбей нож!

Сонет 102

Моя любовь сильнее, но не внешне.
Мой ярче пыл, хоть с виду и тусклей.
Так в ранние часы порою вешней
Нас пением пленяет соловей;

Но лето настаёт - стихают трели
Чудесного певца, и по утрам
Святые звуки сладостной свирели
Сменяет неумолчный птичий гам.

И я слагал за гимном гимн любовный,
Но истины воспринял тайный дар:
Купцу сродни любовник многословный,
А чувство превращается в товар.

Щажу твой слух, смиряя жар сердечный,
Чтоб песней не наскучить бесконечной.

Сонет 104

С тех пор, прекрасный друг, как вместе мы,
Когда впервые мною был воспет
Твой образ – он незыблем. Три зимы
С лесов стряхнули прелести трёх лет,

Три дивные весны перетекли
Дождями из октябрьских низких туч
На лоно опустелое земли -
Но строен стан, и голос так певуч!

И всё ж неспешной стрелкой часовой
Краса твоя обходит циферблат
Минута за минутой, хоть порой
Движения её не видит взгляд.

Знай, век грядущий, лета красоты,
На свет явившись, не застанешь ты!

Сонет 105

Не жрец я при святилище Любви.
Любимый - не бездушный истукан.
Но лишь ему моления свои
Слагаю, вдохновеньем осиян.

Сегодня, завтра - вид его един:
Восторгов неизменный адресат,
Он замыслам поэта господин -
Лишь в честь него стихи мои звучат.

«Правдивый, светлый, добрый» - вот девиз
Зиждительный в многообразье слов.
Три темы, что в единое слились,
И в творчестве моём сыскали кров:

«Правдивый, светлый, добрый» - розно шли
И лишь теперь согласье обрели.

Сонет 108

Что есть в мозгу, и что хранит душа,
Чего чернила не отобразили?
Какой секрет поведать не спеша,
Какую тайну вспомнить без усилий?

Скажу лишь, что с горячностью молитв
Твержу: «Ты - мой, я - твой» без перерыва -
Слова, что произнёс, благословив
Твоё святое имя в час счастливый.

Так вечная любовь, не без причин
Сменив наряд, загадочная личность,
Избегнув увяданья и морщин,
Пажом своим назначила античность;

И там крепит прекрасных чувств основы,
Где мёртвою считать её готовы.

Сонет 109

Неверностью корить меня не смей!
Хотя душа и выцвела в пути,
С собой расстаться проще мне, чем с ней,
Обретшей мирный кров в твоей груди.

И если я в сомнениях блуждал,
Иду обратно с радостью и в срок,
Неся воды живительной фиал
Затем, чтоб ты омыться мне помог.

Едва ли, выверяя каждый шаг,
Пусть даже от соблазнов ослабев,
Посмею променять на вечный мрак
Всё благо, воплощённое в тебе.

Наполненный пустою суетой,
Весь мир - ничто в сравнении с тобой!

Сонет 114

Ужели, коронованный тобой,
Я принял лесть - монархов приворот?
А может быть, науке непростой
Обученное, око мне не лжёт?

Науке, что крылатых образин
Преобразует в ангелов легко,
Являет взору целостность картин
Из множества разрозненных кусков.

И всё же - лести яд. Отравлен я,
Напиток вкусный выпив до глотка.
Глаза - души взыскательной друзья -
Питьё слезой разбавили слегка.

Они своё явили мастерство -
Пусть пробуют из кубка своего!

Сонет 115

Как лгали строчки прежние мои:
«Огонь любви сильней не разгорится»!
Я лишь теперь сознал, что в оны дни
Не чувства полыхали, а зарницы.

Исчислив годы в тысячах забот:
В изменах грязных, в клятвопреступленьях,
В старении красы из года год,
В абсурдных необдуманных решеньях,

Я, времени всевластие признав,
Как мог смолчать: «Любовь моя безмерна!»,
Когда в веках лишь день текущий прав,
А будущим сплетён венец из терна?

Верну ль слова, что всуе произнёс,
Невызревшей любви замедлив рост?

Сонет 116

Избави Бог признать, что двум сердцам
Препятствия возможны для союза!
Любовь не сбить с дороги подлецам,
От тяжкого она не гнётся груза.

Любовь - в ночи воздвигнутый маяк,
Ведущий через бури каравеллы;
Сквозным лучом пронзающее мрак
Небесное загадочное тело!

Не шут старухи-времени она
(Хоть смертный серп уродует влюблённых):
За годом год любовь себе верна -
От юношеских ласк до дней преклонных.

Когда же я хоть строчкой согрешил -
То зря творил, и в людях нет души!

Сонет 118

Порой чревоугодия рабы
Приправой обостряют свой искус;
Тщедушные, спасаясь от судьбы,
Глотают смеси, мерзкие на вкус.

Так я, наскучив нежностью твоей,
Из горьких мыслей соусы творил.
В конце концов, здоровых здоровей,
Объевшись их, стал мрачен и уныл.

Любви закон коварен и непрост:
Придуманный, цветёт недуг пустой -
А тут и впрямь болезнь уходит в рост,
И вот перед несчастным склянок строй.

Мне мой урок - спасение от бед:
Лечение любви - один лишь вред!

Сонет 119

Пивал я слёзы жгучие Сирен,
Разлитые алхимиками ада,
То страхам, то мечтам сдаваясь в плен,
Проигрывая там, где ждал награды.

Зачем в сознаньи грянула гроза
На пике счастья? страшная загадка…
Как в ужасе таращились глаза,
Когда в озноб бросала лихорадка!

Я вывел неизбежности закон:
Влиянье зла спасает от страданий -
Любви огонь теперь во мне зажжён
Стократно ярче, жарче и желанней!

Открыло зло мне к праведности дверь:
Я осознал ничтожество потерь.

Сонет 121

Уж лучше подлым быть, ведь без причин
Сносить упрёки в подлости пребольно!
Тот радости своей не господин,
Кто мнению чужому раб безвольный.

Зачем врагов блудливые глаза
В моих набухших венах студят влагу?
Шпионов ли толпе меня терзать,
Назвавших злом всё то, что мне во благо?

Я тот, кто есть. Они же, люто взвыв,
Юстицию* оставили без юбки.
Я - прям; их наугольники кривы.
Не им мои оценивать поступки.

Доколе ложь - мерзавцев божество,
Все люди злы в правление его.

*Богиня правосудия у римлян, аналог греческой Фемиды

Сонет 122

Твой дар - дневник интимный, разум мой
В себе запечатлел. К чему бумага?
Не выцветет там буквы ни одной,
Над ним не властны время или влага.

Пока, законам тленья вопреки,
Живут во мне и сердце, и сознанье,
До самой незначительной строки
Его хранит моё воспоминанье.

Увы, простых тетрадей краток век,
В каком бы переплёте ни хранила
Судьба их в лучшей из библиотек.
Лишь я, любя, сберечь подарок в силах!

Кто памятками украшает дом,
Забвения становится рабом.

Сонет 123

Нет, время, ты меня не проведёшь,
Меняя облик древних пирамид!
Меня не впечатляет эта ложь -
Творений допотопных новый вид.

Не вечны мы. И, видно, оттого
Замшелым восхищаемся старьём:
Уверовав, что прошлое мертво,
Новацией забытое зовём.

Твои реестры в печку лишь годны!
Что было и что есть - неважно мне.
Лукавишь ты, не чувствуя вины,
Тщетой мирской оправдано вполне.

Но буду я прозрачен, как стекло,
Косе твоей отточенной назло.

Сонет 125

Тебя атласной сенью укрывать
Не счастлив я среди других придворных;
Путь вечности мостить за пядью пядь
Тоскливо мне в урочищах тлетворных.

Ужели я не видел игроков,
Всё жертвующих внешней славы ради -
Охотливых до лакомых кусков
Тщеславцев, остающихся внакладе?

Позволь же мне служить твоей душе:
Прими мой дар - пусть бедный, но свободный!
Вдали от подлых взглядов и ушей
Довольствуйся любовью благородной!

Лжецы, уймитесь! Чем прочнее дух,
Тем меньше сплетням радуется слух.

Сонет 126

Мой мальчик, обольстивший небеса,
Часы, зерцало, смертная коса
Даны тебе. Ты всё ещё цветок,
А сверстникам твоим подходит срок.
Как только начинаешь увядать,
Природа обращает годы вспять:
Она затем любимца избрала,
Чтоб чувствовало время удила.
Но правдой не гнушайся ни на миг:
Природа - и должник, и ростовщик -
Тебя, когда расчётов грянет час,
В уплату долга времени отдаст.

Сонеты Шекспира о любви, посвящённые смуглой даме

Сонет 128

Как часто, песнь моя, не рассказать,
Твоей игрой испытывался я:
Пленился слух, туманились глаза,
На пальцы расторопные смотря.

Как ревновал я пальчики твои
К ладам, тобой ласкаемым тогда,
А губы опалял огонь любви
И горького, бессильного стыда!

Как мне хотелось стать в тот миг струной,
Твоё прикосновенье ощутив;
Но, упиваясь дивною игрой,
Ты презирала уст моих порыв.

Перстами лютню нежь хоть до зари!
А мне для ласк всё тело подари.

Сонет 129

Растрата духа в пустоши стыда
Есть похоть утолённая. Дотоле
Она груба, заносчива, горда
Надменна, зла, убийственна для воли.

Услада, что презренью подлежит -
Трофей желанный лишь в пылу охоты:
Схватив его, отчаяньем убит
Купившийся на мнимые красоты.

Владелец и искатель - все глупцы.
Всегда чрезмерна плотская утеха.
Экстаза миг - и нА сердце рубцы;
Зов радости - и горестное эхо.

Но очередь стоит у райских врат,
Которые отверсты прямо в ад.

Сонет 130

Глаза любимой солнце вмиг затмит,
Коралл невзрачных губ её красней,
Загар груди - подталый снег на вид,
Как проволока, волосы у ней;

Дамасских роз, что алы и белы,
Ей в зеркале самой не отыскать,
И запаху божественной смолы*
Дыхание подруги не подстать.

Мне голос милой не внушает злость -
Но музыка звучит куда милей!
Богинь мне поступь видеть не пришлось -
Но милая топочет по земле.

И всё ж, клянусь, ценней моя любовь
Всех, кто прославлен ложью вновь и вновь!

*ладана

Сонет 131

О, внешностью не блещущий тиран!
В тебе - задатки грации надменной.
Сознала ты: мне каждый твой изъян -
Царапинка на грани драгоценной.

Пусть тот, кто жаркой страстью обделён,
Восторг больной души поймёт превратно:
На мнение имеет право он;
Я буду убеждать себя в обратном.

Обеты не даются в суете!
Тобой страдая, тысячами стонов
Неистово внушаю красоте -
Порой загар светлей её законов.

Быть внешне смуглой - вовсе не вина,
Когда душа воистину темна!

Сонет 134

Итак, я признаю - он твой; владей!
И я теперь - в твоей жестокой воле:
Милей бесправным слыть среди людей,
Чем век свой длить без снадобья от боли.

Второе «я» едва ли мне вернёшь:
Он - благ и щедр, а ты - иного круга.
Тот на гаранта смелого похож,
Кто поручился подписью за друга!

Его поступок - польза для тебя,
Как прибыль для хозяина ломбарда:
И вот того, кто влез в долги, любя,
Конвойных осеняют алебарды…

Ну что же, обладай и им, и мной,
Пока любимый - в яме долговой.

Сонет 137

Слепая страсть, затмив мои глаза,
Химерами мне взор заполонила.
И, худшее за лучшее признав,
Красу твою я чествую уныло.

Уж если взгляды тусклые мои
Заякорены в бухте оживлённой,
Зачем ты сердце мучаешь, пленив,
Сковав, как цепью, волей беззаконной?

И для чего меня ты обрекла
Считать укромным садом двор проезжий?
В потрёпанном лице не видя зла,
Принять его за облик безмятежный?

Глаза, и сердце, и несчастный разум
Объяты ложью, как чумной заразой.

Сонет 138

Она обеты верности даёт,
И я наружно верю в эту ложь,
Подобием юнца, чьих знаний свод
Любимая оценивает в грош;

А мне, глупцу, оценка эта льстит -
Как будто возраст мой ей невдомёк:
Довольные, храним серьёзный вид,
Лукавствуя, друг другу не в упрёк.

Но отчего упорно мы молчим,
О том, что очевидцы говорят?
Любовь сильна доверьем показным,
А старость ценит юности наряд.

Скрывая правду, стелется туман -
И дорог нам взаимный наш обман!

Сонет 139

Я злу быть адвокатом не привык -
Смирение к лицу духовно нищим.
Не рань меня глазами - пусть язык
Уловкам оправдание отыщет:

Рассказывай, как любишь ты других,
Но не смотри на них столь откровенно,
На чувствах музицируя святых
Стоящего коленопреклоненно!

И всё же извинить тебя готов:
«Мне взгляды милой раны наносили.
Так пусть же ими мучает врагов,
Сражая тех победно, без усилий!»

Но жажду, чтобы твой смертельный взор
Вершил лишь надо мною приговор...

Сонет 140

В жестокости будь мудрой. Не томи
Моей души презрением чрезмерным -
Не то печаль словами, как плетьми,
Возьмётся избавлять тебя от скверны:

В отчаянии став хитрей лисы,
Я грязи для тебя не пожалею -
А сплетников повёрнуты носы
Совсем не к ароматному елею!

Несчастному, жестокий ангел мой,
Святой обман - последняя опора:
Так от врача тоскующий больной
С надеждой ждёт отнюдь не приговора.

Пусть сердце, окривев, не видит цель -
Свой взор лучистый в душу мне нацель!

Сонет 141

Глаза мои не жалуют тебя,
Обличием порочным смущены,
Но сердце им, избранницу любя,
Противится, не чувствуя вины;

Не склонен слух внимать твоим речам,
Прохладны пальцы, трогая твой стан,
Не рвутся послужить в заветный храм
Язык и обонянье ни на гран.

Но здравый смысл и пять привычных чувств
Для сердца не указ, что госпожу
Смиренно чтит; любви алтарь не пуст -
На нём я жертвой кроткой возлежу.

Одно лишь компенсирует позор:
Ты - грех мой во плоти и прокурор.

Сонет 142

Люблю, греша. А ты меня коришь
За жаркий пыл, основанный на страсти.
Но в собственную душу стоит лишь
Тебе взглянуть - и там греха всевластье!

Смешон и жалок праздный твой упрёк
Из уст, на вид кораллово-пригожих,
Дававших легкомысленный зарок
Замужним, изнывающим на ложах!

Моя любовь законнее твоей,
Которая не более, чем шалость:
Правдивых чувств смятенье пожалей,
Чтоб и к тебе сочувствие осталось!

Вожатым неизменным выбрав ложь,
Едва ли в ближних искренность найдёшь.

Сонет 143

Взгляни-ка, как хозяюшка спешит
Пернатую беглянку изловить -
Забыв ребёнка, бледная на вид,
Невиданную вдруг являет прыть!

Ребёночек, некормлен, неумыт,
Ревёт, вопит, зовёт её скорей;
А та, теряя разом срам и стыд,
Знай, за добычей гонится своей!

Не так ли ты с волненьем на лице
Спешишь куда-то вдаль, не чуя ног,
А я, ребёнком бедным на крыльце,
Кричу: «Вернись и чмокни хоть разок»!

Нет, я твоей свободе не палач!
И всё ж приди, услышь мой громкий плач.

Сонет 144

Моею переменчивой натурой
С успехом равным властвуют, борясь,
То юноша - архангел белокурый,
То дама, именуемая «страсть».

Сводя меня в глубины преисподней,
Бесчинствует коварная Лилит:
То девою прикинется, то сводней -
Всё стать своею другу норовит.

Растлился ли крылатый мой наперсник,
Сказать я не могу наверняка -
Возможно, что, закованная в перстни,
Его ласкает смуглая рука…

Меж нами установлена преграда,
Пока ему любезен пламень ада.

Сонет 145

С Любовью вырезанных уст
«Я ненавижу!» сорвалось,
Но, лишь мою увидев грусть,
Она свою смирила злость

И сердца остудила пыл…
Язык развязный упрекнув,
Что к нежностям приучен был,
Она, в порыве добрых чувств:

«Я ненавижу…» - прорекла,
Но мягко, ласково; и ночь
Сменилась днём, и ангел зла
Кляня весь свет, убрался прочь.

И, жизнь спасая мне, любя,
Она шепнула: «Не тебя!»

Сонет 146

Душа моя, вместилище вселенной,
Тебе покоя не было и нет!
Зачем, в глуши страдая сокровенной,
Ты красишь дом снаружи в яркий цвет?

На краткий срок жильё себе снимая,
К чему ремонт затеяла всерьёз?
Откармливать червей в преддверье рая? -
Нескромный задаю тебе вопрос.

Служанку-плоть, смеясь, эксплуатируй -
Заставь её трудиться круглый год;
В стремлении к божественному миру
Себе, не ей, надёжный множь доход.

Глумясь над смертью, будь на высоте:
Не ты - она уйдёт в небытие!

Сонет 147

Меж явью и несбыточностью мост,
Любовь моя - томительный недуг:
Как змей, себя кусающий за хвост,
Он следствий и причин смыкает круг.

Рассудок - добродетельный мой врач -
Махнул на непокорного рукой:
Леченью предпочтя озноб и плач,
Нарушил я предписанный покой

И, бредом изнуряемый давно,
К душевному смятению привык.
Едва ли исцелиться мне дано!
Бессвязное лепечет мой язык:

Подобит дню он хмурую чету -
Геенны мрак и ночи черноту.

Сонет 148

О, Боже! Что за очи мне даны,
С особенным, лишь им присущим взглядом?
А если вещи ясно мне видны,
Рассудок мой каким напоен ядом?

Коль благо то, что глазу предстоит,
Зачем весь белый свет со мною в ссоре?
А если искажён предметов вид,
Таится, верно, чёрт в любовном взоре!

Как верить я глазам своим могу,
Туманным от всечасных слёз и бдений?
Не образы живут в моём мозгу -
Лишь абрисы их, призрачные тени…

Сердечные любовь наносит раны,
Чтоб плач мешал увидеть в ней изъяны.

Сонет 149

Язык твой повернётся ль произнесть,
Что не люблю? когда, презрев обман,
В бою с собой любви спасаю честь;
Я для тебя душе своей тиран.

Из тех, кого ты гонишь - кто мой друг?
При ком ты хмуришь лоб - кто близок мне?
Когда меж нами ссора вспыхнет вдруг,
Не каюсь ли всегда в своей вине?

Одной заслугой я горжусь в себе -
Терпением к презренью твоему.
Всё напрочь изменю в своей судьбе,
Движенью глаз покорен одному!

Любовь ли, ненависть… Я понял, наконец -
Ты любишь зрячих, ну а я - слепец.

Сонет 150

Откуда лишь могущество берёшь
Мной властвовать, погрязнув во грехах,
Внушать настолько вычурную ложь,
Что меркнет белый свет в моих глазах?

И где порочный дар приобрела
Дурное оборачивать благим,
Меня расположив не видеть зла,
Которое немыслимо другим?

Как стать сумела идолом любви
При явных недостоинствах своих?
Но ты раба презреньем не язви;
Иные - пусть, мне дела нет до них!

Ничтожное почетший дорогим
Тем более достоин быть любим!

Сонеты, видимо, ошибочно приписываемые перу У.Шекспира

Сонет 153

Свой факел отложив, малыш Эрот
Заснул, игривых позабавив нимф.
Одна из них макнула в лоно вод
Заветный светоч, пламя потушив.

В единый миг источник закипел,
И свойство от огня воспринял он
Лечить недуги бедных душ и тел
Всех тех, кто жаркой страстью опалён.

Но бог любви свой пламень воскресил
В очах любимой, сердцу на беду...
В волненьи пылком, выбившись из сил,
К целебному источнику бреду.

Но влага мне покоя не вернёт -
В глазах лучистых скрыл его Эрот.

Сонет 154

Отбросив факел, что палит сердца,
Малыш Эрот уснул в тени дерев.
Невинных нимф вкруг спящего юнца
Кольцо сомкнулось. И одна из дев

Схватила светоч трепетной рукой,
Что столько зла несчастным причинил -
Избавив от страданий род людской,
В ручье опасный остудила пыл.

Взбурлили воды, мощь огня слилась
С живой струёй - и стал поток святым:
Врачует, как целительная мазь…
Но мой недуг, увы, неизлечим!

Я там купался - но жесток Эрот:
Любви не охлаждает лоно вод!


© Copyright: Олег Добровольский, 2016
Свидетельство о публикации №116122300503




Читатели (11) Добавить отзыв
Ленты отзывов социальных сетей проверяются модераторами Общелит.ру. Но сигналы о нарушении правил в отзывах поступают непосредственно модераторам Вконтакте и Facebook.
 
Современная литература - стихи