ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

МНЕ НУЖНО СОЗЕРЦАНИЕ СТИХИ

Автор:
Автор оригинала:
СЕРГЕЙ НОСОВ
Жанр:
СЕРГЕЙ НОСОВ

МНЕ НУЖНО СОЗЕРЦАНИЕ
ПОДБОРКА СТИХОВ 12308


. . .
Мне нужно
созерцание покой
чтоб птицы
плыли в небе
так же медленно
как облака плывут
в далекие края
чтоб пешеходы
стали черепахами
на улицах
огромных городов
автомобили
майскими жуками
ползли
по ветках улиц
так медлительно
как старые улитки
по листу


пусть в этом мире
длится
долгий день
и он закончится
когда-то
новой осенью
ну в пока
пускай живет весна
и спит в полях
завернутая в солнце
и видит
удивительные сны.



. . .
И если скажешь
громко
что ты хочешь -
то лес услышит
эхо повторит
и в облака уйдет
твое желание
и возвратится
чудной
юной девушкой
чтобы с тобой
о счастье говорить
ты ее будешь
радостно любить
цветы дарить ей
по утрам
волшебные -
подснежники
наполненные светом
и ландыши
из глубины лесной
где бродят духи
нежности великой
и ищут тех
кому шептать таинственно
так хорошо
о ласках и любви.



. . .
Мир меня чувствует
и душу мою знает
он каждый день
глядит в мое окно
и предлагает
чудные стихи
любовь волшебную
и счастье молодое
чтобы я жил
и верил в чудеса
пел о луне
о звездах свои песни
влюблялся в девушек
веселых и простых
и поклонялся
золотому солнцу
как и строители
великих пирамид


и я построю
пирамиду счастья
в песках пустыни
знойной и великой
и к ней потянутся
живой рекой
паломники
которые как я
поверят в жизнь.




. . .
Жить все время
только тем
что видишь
может быть
приятно и легко
видишь небо
нежно голубое
видишь белые
смешные облака
видишь утром
золотое солнце
и в полях
весенние цветы


ну а если
за окном зима
видишь снег
сияющий так ярко
словно серебром
его облила
их кувшина
милая луна
звезды на качелях
все качаются
водят снова
дивный хоровод
и ты сам готов
кружиться с ними
всю волшебную
загадочную ночь


видишь мир вокруг
и этим и живи
и забудь о том
что раньше было
и ушло
как на лесных полянах
исчезает талая вода.



. . .
Я жить готов
и в мире
без иллюзий
где солнце просто
раскаленный шар
цветок красивый
не имеет разума
и дни бегут
с таким однообразием
как и в ручье
холодная вода


и в этом мире
тоже хорошо
тому кто чувствует
вокруг чудесное
и для кого
травинка
в поле чистом
поет так сладостно
о том
весеннем счастье
которое приходит
иногда.



. . .
Я не сижу
под лавкой
днем и ночью
в испуге
перед жизнью
и судьбой
я отстраняю зло
одной рукой
другой рукой
я отстраняю глупость
и верю в небо
вечно голубое
и верю в землю
милую простую
где птицы
удивительно поют
люблю любовь
и сочиняю музыку
которую исполнят
утром ангелы
в далеких белых
славных облаках.



. . .
Ничем и никого
не удивить
и если вдруг
появится чудовище
никто не засмеется
не заплачет
а будет так же
как обычно жить


земля может
лететь
в пространстве времени
со скоростью
которой в мире нет
а ты ешь суп
закусывая булкой
и остается
в том же самом доме
где жил всегда
и будешь дальше жить


аборигены дикие
Австралии
не удивились
европейским кораблям
так мы не удивимся
астероиду
упавшему на землю
рядом с нами
когда мы пьем
в саду вечерний чай.


. . .
И знаю я
что мы нужны
с тобой
живому окружающему
миру
деревьям леса
и цветам в саду
и облакам
плывущим в небе
синем
мы всем
нужны с тобой
и нас они хранят
те кто вокруг
в огромном этом
мире
том на которым
ночью
столько звезд
а утром
так волшебно
светит солнце.


. . .
Как же жизнь
удивительна все таки
вот плывут
облака
высоко над землей
словно белые птицы
солнце
глазом своим золотым
с восхищением
смотрит на землю
а на ней
все снега и снега
и огромный
таинственный город
с высокими башнями
тихо с небом
о вечности
вновь говорит
и течет подо льдом
одиноко река
и хранит ее ангел
на шпиле
загадочной крепости
и в двенадцать часов
чудный пушечный гром
возвещает
сияние дня.



. . .
Прошлое
как цепи на ногах
ты забудь о нем
и станет легче
жизнь может
кончаться
сотню раз
и волшебно
начинаться снова
ясным утром
нежно золотым
когда в небе
ярко светит солнце
на лугах цветут
цветы весенние
девушки
смеются и танцуют
и плывут неспешно
облака
в дальние
загадочные страны
где так много
счастья говорят.



. . .
Радость жизни
конечно же связана
только с тем
что тебе хорошо
в этом мире большом


тебя снег
ожидает на улице
и скрипучие двери
подъезда
по английски
вновь скажут -
«прощай»
и усталое небо
тяжелое
вновь попросит
его поддержать
хоть на час
но побыть вновь
Атлантом
в своих зимних
простых сапогах


а тебе хорошо
все равно
хоть и девушки
не улыбаются
а бегут по морозу
домой
ты поешь
свои песни веселые
вместе с ветром
таким молодым
и по прежнему
хочешь смеяться
как смеялся
и в детстве когда-то
запуская
к большим облакам
наудачу
шары голубые
что уже
не вернутся назад.



. . .
И знаю я
что мы нужны
с тобой
живому окружающему
миру
деревьям леса
и цветам в саду
и облакам
плывущим в небе
синем
мы всем
нужны с тобой
и нас они хранят
те кто вокруг
в огромном этом
мире
том на которым
ночью
столько звезд
а утром
так волшебно
светит солнце.


. . .
И сегодня все есть
у меня
тишина очень ласково
гладит мне руки
за окном
ожидает покорно
рассвет
с облаками подмышкой
он веревками их
привязал
к подоконнику
ветер шепчет свои
заклинания добрые
на ухо
уходящая ночь
забирает с собой
одинокие звезды
в котомку
бог играет на скрипке
мелодию сна и покоя
и наверное скоро
появится солнце
говорить в сентябре
о любви.



. . .
И безмятежность
радостна целительна
она - как солнца свет
счастливый за окном

прошла твоя
суровая зима
и нежная весна
приходит снова
и чутко слышишь ты
ее шаги

и маленький цветок
на подоконнике
расцвел опять
и только для тебя


он говорит
что будет и любовь
с неистовством
горячих поцелуев
и музыкой
пронзительного счастья
которая уносит
в небо синее
к красивым белым
легким облакам.


. . .
Ты славишь жизнь
как в церкви
славят бога
но ты мог просто
с нею подружиться
как с девушками
дружат иногда
дарить цветы
являться на свидание
а жить по своему
в своем каком-то мире
за каменной
невидимой стеной
где есть покой
и можно отдохнуть
от ветра солнца
снега и мороза
а осенью - от скучного
дождя
и где не надо
славить никого
друзей начальников
и важных полицейских
и всех кого ты встретишь
на пути
живи один -
твой голос говорит
как будто шепотом
в безмолвии бездонном
забудь о мире
правил и порядка
и ни о ком не думай
никогда.



. . .
И каждая минута
позволяет
по своему себя любить
одна бывает
нежной и таинственной
другая -
шаловливой и наивной
а третья -
ласково приносит
живую грусть любви
в своих руках
ночами
которой не забудешь
никогда

со всеми я дружу
мгновеньями простыми
и среди ночи чудной
и в сиянье
танцующего
радостного дня
в снегах зимы
в неистовстве весны
и посреди
волнующего лета
когда доступны
ласки молодые
и все так весело
и просто иногда

мне хорошо…
и так всегда и будет
пока кружится
этот шар земной.


. . .
Мы так мало знаем
о себе
что в нас есть
порой совсем
не чувствуем
в зеркале увидим
не себя
если в него смотрим
так внимательно
и открыть себя
нам так непросто
как и книгу
в чудном переплете
на волшебном
старом языке
и в ней много
странного написано
в книге той
заветной
словно дышащей
и когда ее читаешь
время
остановится
на много долгих лет
невозможное
становится возможным
прошлое
чудесно возвращается
и ты чувствуешь -
вокруг тебя
вновь кружится
удивительный
поток энергии
светлого
земного бытия.


. . .
Ты спишь с такой улыбкой
детской
как будто видишь
лишь смешные сны
а как проснешься -
нечему смеяться
все то же небо
очень голубое
и облака такие же
как раньше
и все плывут
неведомо куда
и ты совсем один
в огромном мире
где никого и нет
давным давно
и точно
никого уже не будет
все умерли
или ушли куда-то
чтоб больше
не вернуться никогда.











. . .
Вот я совсем один
и это так приятно
никто не думает
плохого про меня
да и вообще
никто меня не видит
забыли что все живу я
в этом мире
и думают что я
увы приснился
когда случайно встретят
среди ночи
и очень испугаются
как будто
увидят то
что видеть невозможно
и вдруг узнают
что узнать нельзя.










. . .

В этом мире так много
идущих куда-то людей
много больше чем звезд
темной ночью
и больше чем в поле травинок
чем песка на морском берегу
или капель росы поутру
когда небо становится синим
и куда эти люди спешат?
ведь они никогда не вернутся
словно птицы
что вновь улетают на юг
и дожди
что уходят от нас с облаками.









. . .

Я таким еще не был
спокойным
я спокойнее чем облака
чем вода в океане
чем травы в скучающем поле
чем деревья в лесу
и дорога бегущая вдаль
как девчонка
что не может сказать ничего
нам о том
где кончается эта земля
и где времени нет
и пространства
и счастливая
очень веселая жизнь
превращается в тень.











. . .

Я руками возьму
свое счастье
прямо с неба
как будто с куста
положу по карманам
надвину широкую шляпу
чтобы солнце
не стало меня целовать
понапрасну
и уйду
по широкому полю
где птицы
взлетая поют
в ту страну
где мечты
из цветного стекла
и надежды всегда
из волшебного камня.










. . .

Ты воду пьешь
из чудного колодца
он для тебя и вырыт
здесь в лесу
его давно
заговорили феи
чтоб ты узнал
все прелести любви
испив воды волшебной
и прозрачной
как вновь прозрачно
платье у луны
красавицы
сияющей на небе
без всякого
стесненья и стыда.









. . .

Что гнаться за жизнью
все равно ты ее не поймаешь
как бездомная кошка
она убегает в подвалы
и живет в своей темной норе
словно крот молчаливый
а порой улетает как птица
в дремучий таинственный лес
и ты слышишь оттуда всю ночь
ее громкие крики
но за ней тебе вовсе не хочется
тоже бежать в этот лес
где легко повстречаться
с какой-нибудь бабой ягой
и пропасть в ее мрачной избушке
как все пропадает на свете
если вдруг появляется там
где ему появляться нельзя.









. . .

Ты как будто
сестра мотылька
и летишь
неизвестно куда
на прозрачных
трепещущих крыльях
и тебя я
по своему
очень люблю
когда нежно
касаюсь ладонью.










. . .
Вот стираю резинкой
все то что придумал -
любовь
изобилие сладких конфет
море плюшевых
добрых друзей
и высокое небо
больших поцелуев
оставляю
в коротких штанишках
хохочущий день
пусть он будет ребенком
каким и родился
пусть не знает о том
что бывает совсем не смешно
и тяжелые тучи
гуляют по небу
толпой полицейских
они ищут кого бы забрать
хоть на сутки в тюрьму
посадить под замок
и заставить признаться
в растрате
чужой благородной любви
от которой осталась
лишь пара бессмысленных вздохов
и сухие цветы на балконе
на вечном ветру
простыня невысокого неба
над самой твоей головой
и запущенный рай
в облаках
что давно превратился
в болото.









. . .

Ты моложе становишься
с каждой весной
ну а с осенью новой - мудрее
и зимой ты все знаешь уже
обо всем
как обычно
и любовью своей
наслаждаешься летом
когда так упоительно светит
горячее солнце
и ты можешь весь день целовать
своих нежных подруг.







. . .

Здесь как в музее
небо за стеклом
и лес и поле
и дивная широкая река
и по дороге здесь
нельзя ходить
чтобы ее напрасно не топтали
и все кто здесь стоят
и днем и ночью
так выглядят
как будто их достали
из коробки
и скоро уберут обратно
и закроют
тяжелой крышкой
может навсегда.











. . .

Здесь как в музее
небо за стеклом
и лес и поле
и дивная широкая река
и по дороге здесь
нельзя ходить
чтобы ее напрасно не топтали
и все кто здесь стоят
и днем и ночью
так выглядят
как будто их достали
из коробки
и скоро уберут обратно
и закроют
тяжелой крышкой
может навсегда.










. . .

Мне не нравится быть властелином
чтобы мир танцевал
под мою же волшебную дудку
как огромные полчища крыс
но стоять на коленях
и лишь выполнять указанья
я ведь тоже совсем не хочу
чтобы дождь говорил -
сиди дома
ты будешь наказан сегодня
и смеялась луна надо мной
всю безумную долгую ночь
и палящее солнце мечтало о том
чтоб лежал я один
на большой сковородке
и оно б меня жарило
словно какое-то вкусное блюдо
на потеху пришедшего дня
я свободен на этом
таком удивительном свете
и останусь свободным на том
где кончается жизнь
и уже ничего и не будет
кроме этой свободы моей.



. . .
Вот и солнце
встречает меня
у окна
как девчонка
и ласкает так нежно
как звезды зимой
не умели ласкать
и я знаю
что жизнь
начинается снова
как волшебная
сказка о счастье
чтобы все
повторилось опять
и закончилось вновь
на рассвете
когда станет
светло и красиво
в этом мире
огромном и тихом
и когда мы
устанем друг друга
уже целовать.


. . .
Я радости беру
как ложкой суп
из голубой тарелки мира
столь глубокой
что счастье в ней
останется всегда
была бы только ложка
или кружка
чтобы черпать его
прекрасно зная
что обед
возможно будет
продолжаться вечно
и на десерт
нам подадут любовь
в большом прозрачном
розовом стакане.

. . .
Уже и ты одна
на белом свете
уже и я один
в подлунном мире
и я тебя
опять люблю
как птицы
любят небо
где летят
как облака наверно
любят бога
с которым вновь
плывут на край земли.



. . .
Мир оказался
намного красивее
в нем и деревья
павлинами
вновь распушили хвосты
в нем и река
засверкала на солнце
божественным золотом
в нем и трава превратилась
в пушистый ковер
мы на этом ковре
отдаемся
таким упоительным ласкам
что вместе с нами
целуют друг друга уже
облака
и превращаются
в белых
таинственных птиц
улетающих к счастью
и мы им машем руками
так долго
чтобы еще принесли нам
из чудной страны
вот такой же
волшебной любви.


. . .
Жизнь началась
чтобы уже не кончиться
себя саму
всегда переживать
и становиться
новой светлой жизнью
и оставаться
в точности такой же
какой была
вся жизнь
так много лет назад…
есть сила
и движения вперед
и сила
возвращения обратно
они уводят
в новые чертоги
и возвращают
в старые миры
и кружат без конца
на карусели
до края
всей вселенной
и назад
в твой дом и сад
где ты
всегда колдуешь
и тайно
в вечность
погружают время
чтобы потом его
тебе вернуть.


. . .
Мир огромен
но в нем ты не нужен
уже никому
что луне до тебя
или толпам
совсем незнакомых прохожих
как помогут тебе
и вода голубого пруда
и деревья пустынного
старого парка
тот кто мимо идет
по дорожке его
и не ведает кто ты такой
и весь этот осенний
простуженный день
одинокий
с его солнцем
на блюдце холодного неба
никому ты не нужен
как камень
лежащий в траве
у дороги
ведь никто не захочет
его и поднять
проходя по своим
неотложным делам
по пространству большого
ко всем
равнодушного мира.



. . .
Я так люблю
смотреть на белый снег
как будто это пудра
для пирожных
и можно пить
чудесный чай
всю зиму
вприкуску с сахаром
плывущих облаков
и как легки
зимой бывают ночи
для них мороз всегда
как невесомость
а в теплой комнате
волшебная любовь
и на нее
луна взглянуть
так хочет
что просит бедная
пустить ее в окно
до самого утра
когда она нагая
исчезнет в небе
маленькой русалкой
как в море сказочном
без берегов и дна.


. . .

Сюжет был
заросшим деревьями
хмурым дождливым
любовь пробивалась
живыми побегами трав
но робкое солнце
теряло наш мир поминутно
оставляя
сырой полумрак
и слепую возню
на листе.


Строки
сползали к многоточию
к унылому покою
и неподвижности
танец слов становился
все медленнее и незримее
и наконец
равнодушное забытье
приносило большое
теплое одеяло
под которым мы спали
всю долгую темную ночь
дожидаясь
того зыбкого
предрассветного часа
когда вновь задрожат
рельсы строк
и мелькнут -
как бывает на забытом богом
степном полустанке -
уносясь в вихре
светящейся пыли
красивые гордые
чистые чувства
торопящиеся куда-то
далеко далеко
где уже или еще
ничего не ясно.






. . .
Я становлюсь сильнее -
это точно
и больше понимаю
и люблю
и знаю тайны звезд
и вижу свет
который ярче солнца
и к счастью
прикасаюсь так свободно
как будто оно
рядом и со мной
в заветную
волшебную минуту
когда жизнь кружится
над самой головой
и я ловлю ее
как бабочку ночную
ладонью полной
нежного тепла.


. . .
Пусть музыкантов
я не понимаю
но мне порой
так сладко их послушать
они как птицы
целый век поют
бывает что совсем
не для любимой
а просто так -
им очень хорошо
и в голове их
музыка играет
«квартет тринадцать
скрипка с фортепьяно»
о чем это?
о том что вот весна
или о том что осень
или старость
и у костра
и руки не согреть…
никто не знает
но она звучит
та музыка
в старинном парке
так много лет уже
и днем и ночью
быть может просто
падая с небес.


. . .
Несчастья я не признаю
поэтому оно
проходит мимо
как будто нет меня
на свете для него
а есть я
для тебя
для нежности
и жарких поцелуев
которые слетаются ко мне
как розовые птицы
ранним утром
и все кричат
так громко
от восторга
что крики их
подхватывает солнце
и вторит им
сиянием лучей
и бог на облаке
вздыхает удивленно
какая утром
на земле любовь.



. . .
Хорошо что я стал
молодым
я ведь заново вырос
как листья
в сияющем мае
или стал
неожиданно
буйной волной
хотя утром
меня еще не было
в море
и теперь я могу
сколько хочешь
бежать по воде
ведь я просто
не знаю где берег
может быть
его нет
на окраине этой земли
где обычно
кончается море.












. . .

Не думаю уже
о том что будет
ведь может быть
не будет ничего
ни солнца ни луны
ни света белого
ни непроглядной тьмы
и кто-то попросту
захлопнет эту книгу
которую ты жизнью
посчитал
и скажет что она
тебе чужая
написана зачем-то
для других
а ты читай
что пишут тебе сны
на сказочных страницах
темной ночи.


. . .
И как же ты живешь
сам по себе
ни неба не касаясь
ни земли
ты даже воздухом
не дышишь
как обычно
не знаешь что сказать
дороге одинокой
и путнику
с котомкой за плечами
что все идет куда-то
день и ночь
не замечая
что и жизнь как тень
идет за ним
повсюду молчаливо.


. . .
У меня на ладони
вся жизнь
как цветок
с лепестками из счастья
и он вырос в лесу
где бродила любовь
по ночам
отдавая себя
тем кто может и хочет
ее целовать
позабыв обо всем
что еще существует
на свете.


. . .
Неважно мне
что в небе светит солнце
и что по улице
прохожие идут
и совершенно все равно
что уже осень
и в небе
пролетают птицы
как в море
проплывают корабли
куда-то там
где я увы не буду
и быть конечно
просто не хочу
ведь мне так безразлично
что же рядом
что есть и чего нет
в подлунном мире
что кто-нибудь придумал
от безделья
и навсегда об этом
позабыл.



. . .
И дождь сегодня
плачет за окном
и на асфальте
так скучают лужи
как будто вечно
ждут своих друзей
упавших капель
с пасмурного неба
но ночью будет
тихо и тепло
луна взойдет
как в той
красивой сказке
в которой
юный гном
оставил счастье
в шкатулке золотой
среди
далеких звезд.


. . .

Как королевич разбудил принцессу
об этом говорил лишь шепот листьев
в густом саду у старого пруда
принцесса заразительно смеялась
и долго в белом платье танцевала
как бабочка танцует у цветка
но эпилога не было
вся сказка
закончилась когда вернулось утро
за шторами давно светило солнце
а девочка спала в своей кровати
ее увы забыли разбудить.


. . .
Он уходил
и прятал
небо в море
а облака
за синий горизонт
и оставлял
седой пустынный берег
где пенились
осколки темных волн
и долго хохотал
над этим миром
в котором
стало пусто
и светло.



. . .
А эта тень
ласкает душу
нежно
и смеется
и за руку
приводит сны
которые
летают среди ночи
как призраки
бездомные
шальные
и так похожие
на прожитые дни
как ты и сам
походишь
на вчерашний
потерянный нечайно
тихий день.



. . .
До дна
в этом мире
никак не нырнуть
возможно оно
опускается ниже и ниже
или нет его вовсе
какого-то вечного дна
есть поверхность
одна
и на ней
очень много воды
и вода не кончается
даже у края вселенной
за которым
и нет ничего
кроме шума
невидимых волн
может быть
и ласкающих где-то
невидимый берег.

. . .
И если утро
в старом белом платье
день за руку приводит
как мальчишку
чтоб он играл
один с сердитым ветром
в пустом саду
где нет поющих птиц
то мы тогда
совсем его забудем
перевернем
ненужную страницу
и не оставим
ни себе ни людям
волшебных слов
и счастья без границ.



. . .
Все в этом мире есть
ты должен только взять
вот облака
с восторженного неба
и солнце рыжее
и нежную луну
и звездочки смешные
в ярких платьях
и унести в свой мир
на край земли
и там устроить
сказочные танцы
в которых будет
бездна волшебства
и упоение
чарующей любовью.



. . .
Здесь все наоборот
и потому-то
получится не так
как ты хотел
а так
как будто мир
весь вывернут
сегодня наизнанку
и в небе
оказалось то
что было на земле
и те кто полюбил
уже не любят
и те кто опоздал
уже пришли
и те кто не нашел
найдут конечно
и те кто потерял
получат все что было
и те кто вспомнил
позабудут вновь.



. . .
Ты стал добрее
просто от того
что знаешь -
лучше не бывает
на белом свете
счастья для тебя
как ни пытайся
приручить луну
она всегда
проказница нагая
которая
танцует по ночам
и солнце
не стесняется любви
когда обнимет землю
жарким светом
как мы обнимем тех
кого ласкаем
все утро полное
чудесной красоты
забыв о том
что кружится земля
и то что было сверху
будет снизу
и мы с вершины мира
упадем
на его дно холодное
чужое
чтобы потом
опять наверх вернуться
когда земля
как дивный шар
воздушный
вновь сделает
кружась
во тьме вселенной
свой полный
и волшебный оборот.





. . .
И больше стало
шрамов тут и там
они -
как фотографии сражений
в которых может
ты не победил
но все таки
участвовал когда-то
а не сидел
в аквариуме синем
и рыбой притворялся
как всегда
ты жил живешь
и это - как награда
за жаркие желания твои
они как птицы
прилетают с юга
и ночью
упоительно поют
о радости любви
о поцелуях
в которых нет
смущенья и стыда
о том что ты
остался молодым
хотя и прожил
сотни лет на свете.


. . .

Пусть над нами
качается небо
как будто оно на качелях
пусть земля под ногами
растает как снег
по карманам мы спрячем
как ягоды нашу удачу
и уйдем на прогулку
в такие миры
где совсем ничего никогда
не бывает
ни ночи ни дня
ни зимы и ни лета
ни любви ни разлуки
ни счастья ни горя
ни тоски ни вражды
ни обиды
и живут там
бесплотные люди
без души и без тела
и счастливо очень
живут.




. . .
Что я чувствую
в жизни? -
что я ничего не хочу
из того что
она предлагает
как в школьной столовой
в годы детства
всегда предлагали
одно только блюдо
которого я не хотел
так и в этой реальности
скучной
тоже самое небо
всегда предлагает
свою красоту
на весь день
те же люди чужие
готовы тебе улыбаться
чтобы тут же забыть
кто ты есть
навсегда
и конечно же
те же дожди
льют и льют
как обычно
но ведь я же
не дерево
и не земля на полях
что страдает от жажды
и не жду
этих вечных дождей
никогда
мне по прежнему хочется
только лишь
юного счастья
но его в списке блюд
в нашей школьной столовой
увы не бывает
есть оладьи с вареньем
и старый
гороховый суп.



И ты ведь
та дюймовочка смешная
которая
мне снилась по ночам
и я искал тебя
повсюду на земле
и исходил ее
от края и до края
а ты жила так близко
в том саду
где никого и нет
ни днем ни ночью
и где мне кажется
таится одиноко
счастливая
и нежная любовь.




. . .
Зачем оно
безумие любви? -
живи спокойно
спи в своей кровати
но хочется
чтоб чудное мгновенье
тебя опять настигло
как болезнь
когда кружится
сладко голова
и ты
в подводном царстве
поцелуев
среди русалок юных
ищешь счастья
которого на свете
просто нет
а есть те муки
нежные когда
ты погружаешься
на самые глубины
чудесного
таинственного мира
где плещется
волшебная вода
и вздохи образуют
водопады
и низвергаются
потоками дождя.

. . т.

Как же так получилось
что мир стал добрее
он как ласковый кот
тебя лижет своим языком
и большое счастливое солнце
обнимет тебя
как любимая мама
и как дети
бегут к тебе вновь облака
и качают тебя
на ветвях своих долго
деревья заросшего сада
и поет тебе ветер
свою колыбельную песню
и целуют тебя
очень нежно цветы
как красивые девушки
в розовых платьях
и мечтают о жаркой любви.


. . .

Песочные часы перевернутся
и время потечет наоборот
ты станешь молодым
и встретишь счастье
оно тебя возьмет на день влюбленных
а там тебе уже подарят куклу
а после - соску
ползунки пеленки
и наконец ты превратишься в рыбу
в утробе матери
а позже в яйцеклетку
которую так ждет сперматозоид
кто был ничем
конечно станет всем
когда-нибудь
в другом каком-то смысле.










. . .

В кого-то бес
вселяется обычно
а вот в меня
вселился светлый день
и он и ночью
даже не уходит
когда вокруг
на улице темно
в нем света больше
чем в реке воды
и он течет
в тот океан бездонный
где все из света
солнце и луна
и небо и земля
и все цветы земные
которые растут
не увядая
и попросту не могут
не цвести.















. . .

Я теперь уже просто
в немыслимом мире
в нем луна опускается
прямо на землю
как огромный
сияющий шар
и веселые звезды
совсем молодые
взявшись за руки
чудно танцуют
на дальней
окраине неба
словно стайка
счастливых девиц
и ложатся на крышу
знакомого дома
облака как киты
с голубыми хвостами
и летают вокруг
белокрылые птицы
ночные
и так громко
кричат и кричат
что закончилась
прежняя жизнь
и теперь начинается
жизнь
совершенно иная
так которую ты
и не знал
в ней ты сам улетишь
словно птица
в бездонное небо
и вернешься
совсем молодым.

























. . .

Ты вместе с воздухом
вдыхаешь и деревья
в твоем большом
запущенном саду
дорожку желтую
из мелкого песка
ведущую на дальний
край вселенной
вдыхаешь небо
сонное седое
где снова
притаились облака
а вместе с небом
и осколки солнца
вдыхаешь медленно
оно же ведь сегодня
разбилось вдребезги
когда летело к нам
из тех миров
где ничего и нет
и никогда ведь больше
не случится
и все что остается
нам от солнца -
лучи как стеклышки
прозрачные пустые
их с воздухом
так сладко долго пить
и ты вдыхаешь мир
ну просто весь
легко и без остатка
чтоб смерти
никогда не замечать.













. . .

Ты ни во что
не веришь почему-то
ни в то что жив
ни в то что уже умер
ни в то что видишь
небо над собой
тебе все кажется
ты сам себя придумал
на самом деле
тебя просто нет
как нет дождя
когда сияет солнце
как снега нет
когда совсем тепло
как не бывает
тех кто не родился
хотя мечтал об этом
так давно
и собирался
появиться в мире
как свет в окне
в холодную и злую
похожую на сон
глухую ночь.

















. . .

И жизнь начнется
вовсе не тогда
когда на свет
ты просто появился
а лишь тогда
когда к тебе приходит
волшебным утром
нежно-голубым
тот лучик света
что и предназначен
и именно и только
для тебя
в его свеченьи
все будет иным
другое небо
и земля другая
и станешь ты
в тот день
едва похожим
сам на себя
в один нежданный миг
как будто чудом
заново родился
чтоб больше
никогда не умереть.










. . .

Жизнь собирается
на школьный бал
последний
чтобы потом
идти своей тропинкой
в густом таинственном
глухом лесу
которым назван кем-то
нашим миром
конечно
не имеющим конца
и в нем живут
и духи темные
лесные
им света белого
увы не увидать
и феи юные
в волшебной тишине
кружатся
на его полянах
и карлики
хитрющие и злые
ждут путника
не верящего в них
и гномы глупые
смеются тут и там
и все цветы на свете
в том лесу
цветут так чудно
вдохновенным светом
которого
никто не смел отнять
и не сумеет
утаить ночами.

















. . .

Вы кружитесь на детской карусели
в своем цветастом ворохе забот
а я стою
как грустный понедельник
в пустом саду
как музыкант без нот
и листья падают вокруг
как дни недели
прошедшие в отчаяньи без вас
вы меня просто
видеть не хотели
а я вас ждал
и снова жду сейчас
вы все летите
радостно по кругу
девчонкой на игрушечном слоне
а я остался
вашим нежным другом
хоть вы давно
забыли обо мне.











. . .

В городе этом
и дней не бывает
лишь ночи
с фонарями
горящими тускло огнями
и молчаньем своим ледяным
а за днями
за солнечным светом
теплом и любовью
едут долго
на стареньком поезде
мимо заросших садов
у одинокому синему морю
у края
совсем незнакомой вселенной
и там любят друг друга
в волшебной тиши
а потом уезжают обратно
и ночью приходят домой
все забыв о том мире
где было светло и красиво.


СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:
Носов Сергей Николаевич. Родился в Ленинграде ( Санкт-Петербурге) в 1961-м году. Историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009.
Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах - «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые опубликованы были в русском самиздате - в ленинградском самиздатском журнале «Часы» 1980-е годы. В годы горбачевской «Перестройки» был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «АНТОЛОГИЮ РУССКОГО ВЕРЛИБРА», «АНТОЛОГИЮ РУССКОГО ЛИРИЗМА», печатал стихи в «ДНЕ ПОЭЗИИ РОССИИ» и «ДНЕ ПОЭЗИИ ЛЕНИНГРАДА», в журналах «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «НОВОМ ЖУРНАЛЕ», альманахах «Истоки», «Петрополь» и многих др. изданиях, в петербургских и эмигрантских газетах.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт и в России и во многих изданиях за рубежом от Финляндии и Германии, Польши и Чехии до Канады и Австралии - в журналах «НЕВА», «Семь искусств», «Российский Колокол» , «ПЕРИСКОП»», «ЗИНЗИВЕР», «ПАРУС», «АРТ», «ЧАЙКА» (США)«АРГАМАК», «КУБАНЬ». «НОВЫЙ СВЕТ» (КАНАДА), « ДЕТИ РА», «МЕТАМОРФОЗЫ» , «ЛИТЕРА НОВА», «ГРАФИТ», «ЛИТКУЛЬТПРИВЕТ!», «СОВРЕМЕННАЯ ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА» (ПАРИЖ), «МУЗА», «ИЗЯЩНАЯ СЛОВЕСНОСТЬ», «НЕВЕЧЕРНИЙ СВЕТ, «РОДНАЯ КУБАНЬ», «ПОСЛЕ 12», «БЕРЕГА», «НИЖНИЙ НОВГОРОД». «ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ» и др., в изданиях «Антология Евразии», «АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ХХ1 ВЕКА». «ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ», «ПОЭТОГРАД», «ДРУГИЕ», «КАМЕРТОН», «АРТБУХТА», «ЛИТЕРАТУРНЫЙ СВЕТ», «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» , «АВТОГРАФ», «Форма слова» и «Антология литературы ХХ1 века», в альманахах « НОВЫЙ ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР», «45-Я ПАРАЛЛЕЛЬ», «ПОРТ-ФОЛИО»Й (КАНАДА), «ПОД ЧАСАМИ», «МЕНЕСТРЕЛЬ», «ИСТОКИ», «БИЙСКИЙ ВЕСТНИК», «ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ БУКВ», « АРИНА НН» , «ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАДВОРКИ» (ГЕРМАНИЯ), «СИБИРСКИЙ ПАРНАС», «ЗЕМЛЯКИ» (НИЖНИЙ НОВГОРОД) , «КОВЧЕГ», «СОВ, «ЛИКБЕЗ» (ЛИТЕРАТУРНЫЙ АЛЬМАНАХ), в сборнике посвященном 150-летию со дня рождения К. Бальмонта, сборниках «СЕРЕБРЯНЫЕ ГОЛУБИ(К 125-летию М.И. Цветаевой), «МОТОРЫ» ( к 125-летию со дня рождения Владимира Маяковского), «ПЯТОЕ ВРЕМЯ ГОДА» (Альманах стихов и прозы о Любви. «Перископ»-Волгоград. 2019), «Я ДУМАЮ. ЧТО ЭТО ОТ БОГА…» ( Сборник стихотворений современных авторов к 80-летию Иосифа Бродского. «Перископ- Волга». 2020 ) и в целом ряде других литературных изданий.
В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий – -премии «Поэт года», «Наследие» и др.
Является автором более 16-ти тысяч поэтических произведений. Принимает самое активное участие в сетевой поэзии.
Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.






Читатели (19) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи