ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Ангел (1-2-3-4 части).

Автор:
Жанр:
1.

Он был жалок, убог, печален.
Часто кашлял и шмыгал носом.
«Дурачок» - ему вслед шептали
Все подряд, и глядели косо.
Делал вид, что не обижался,
Был приветлив, учтив, радушен.
Притворялся, и улыбался,
Пропуская смешки сквозь уши.
«Смейтесь! – мыслил. – Смотрите сверху!
Я вас выше! - Уж я-то знаю!-
Ваш удел – мерить вашей меркой!
И за это я вас прощаю!»
Он бродил, незаметной мышкой,
В переулках, где меньше шума,
Спрятан в серенькое пальтишко,
Весь утоплен в каких-то думах.

По ночам кто-то роет норы,
В темноте, да в любви обилие…
И, конечно, не видел город,
Как себе он построил крылья!

Он с балкона шагнул, готовый
Испытать остроту полёта,
И…взлетел! - словно, лист кленовый! -
Для себя, а не для почёта.
Пролетел он над крыш хребтами –
Изголовьями спящих зданий –
И, за городом, над полями,
Всё парил, до зари до ранней.
Приземлился: устал. Снял крылья,
Положил их в мешок походный,
И обратно, в мир косорылья,
Пешим шагом, в свой дом высотный.

Вот, идёт…Под ногами травы
Намурлыкивают о вечном.
Травы правы, - Конечно, правы! -
Что приветливы с первым встречным!
Птицы трелью трещат, ликуют:
Им неведом удел бескрылый;
Жрут червей, да и в ус не дуют!
Свет им божий – родной и милый!
Стадо мух пронеслось над носом,
Громко хлопая крыльев хором,
Скрылась там, где-то за навозом,
Что кучкуется косогором...
Хат трухлявых рядочек узкий…
Там, внутри, детвора… иконки…
Мужики те, что пьют «по-русски»,
Полногрудые их бабёнки…

Вдруг, он видит, корову доит
Молодая доярка… Фея!
Залюбуешься молодою!
Встал, как вкопанный, он глазея.
А она, не заметив взгляда,
Песню звонкую петь пустилась.
(Оттопырился край халата…
Часть груди её оголилась).
Ветерок дунул над покосом,
Свежий запах пронёс осоки…
Он закашлялся, шмыгнул носом,
И мешок уронил под ноги!

«Ой! Ты кто?!» – испугалась Фея.
«Я, - сказал он, подумав. – Ангел!».
«Бе-е-е, - бесстыже косясь, проблеял
Козлик, пасшийся на полянке.
Фея:
«Ангел?! Странно... А где же крылья?»
Ангел:
«Тут, в мешке… (указал под ноги)
Чтоб людей не смешить, их скрыл я,
Как советовали мне боги…
Мы, и так, часто воду мутим,
Прилетая сюда из Рая:
Что летать на потеху людям,
Души алчущих искушая?»
Да…он мудр; это видно сразу.
Но ужасно несимпатичен
(Даже, будто, противен глазу),
Но… так странен и необычен!
В этом сером трико домашнем,
В этих тапках, на босу ногу…
Ах! не он ли был сном вчерашним,
Ей привидевшимся?! ей богу,
Он!!! Глаза её заблестели.
И румянцем покрылись щёки.
Фея:
«А откуда Вы прилетели?
Может быть, молочка? с дороги?»
Ангел:
«Нет, спасибо… Я сверху, с неба…
Мы позавтракали… у бога.
Там полно колбасы и хлеба!
Есть, что съесть! Да и выпить – много!»
Фея:
«А куда Вы теперь идёте?»
Ангел:
«Сам не знаю (пожал плечами).
Брат наш, ночью всегда в работе…
Спать иду; днём мы спим – сурками…
До свидания! Рад был встрече!»
Фея:
«А, хотите, зайдите, в гости!
Правда, быт у нас - человечий…
И мои все на сенокосе…»
Ангел:
«Нет, простите, мы днём не ходим».
Фея:
«Прилетайте тогда средь ночи!»
Ангел:
«А Вы песню свою споёте?»
Фея:
«Спеть для Вас буду рада, очень!»
Ангел:
«Только Вы не проспите! Ладно?»
Фея:
«Я открою окно заранее!»
Ангел:
«А какое?»
Фея:
«Вон то!
Ангел:
«Понятно.
До свидания!»
Фея:
«До свиданья!»

2.

Шёл четверг, удлинённый летом.
Телевизор являл кошмары.
Крылья выкрасив белым цветом,
Ангел пел под трезвон гитары.
Он любил благозвучье красок,
Порождённое нот сплетеньем.
Всё вокруг расцветало сразу,
Вопреки всём земным сомненьям.

Песня:

«Напророчу себе я счастья!
Напророчу себе успеха!
Сколько можно считать напасти?
За прорехой терпя прореху.
Счастье видится глупой птицей,
Что, летая за птицеловом,
Всё не там, где светлей, гнездится,
И не с теми, кто с добрым словом.

Нет! Не стоит впадать в печали!
Надо грусть прогонять почаще!
Как Мудрец говорил в Начале:
«Только ищущий да обрящет!»
Сидя высидишь ли удачу?
Да запутавшись в одеяле…
Сам, возьму, и переиначу
Всё, что звёзды предначертали!

Чтобы тьмы никогда не видеть,
Стану свет излучать всем духом!
Чтобы счастье собой насытить,
Вопреки всем мирским разрухам!
Превратить можно счастье в ношу…
Нет! Я буду жить по-иному!
Свою жизнь ни за что не брошу
На алтарь миражу пустому!

- Брям! – струна, на последнем звуке,
Порвалась! Нехороший признак…
На балконе вскричал в испуге
Неожиданной птицы призрак.
«КА-ар! Кар!» - прокричало нечто.
И, взметнувшись, исчезло…странно…
«Откопал ли, царевич, меч ты?!» -
Донеслось, вдруг, с телеэкрана.
И трёхглавый дурак, в три пасти,
Изрыгая и вонь, и пламя,
Разрывает коня на части!
И царевича бьёт ногами!!!

И… смеркалось… Ах, как смеркалось!
Сумрак сумраку рознь… ведь, правда?
Залунявилась неба шалость,
В ожидании звездопада….

Ангел, выбрит и чист, весь в белом,
На балконе расправил крылья.
Вдохновенно душа пропела:
«Верь, мой друг, сказка станет былью!»
Взмах… и ввысь! Ветерок – попутчик!
Диск луны вставлен в неба привод!
Звёзды зыркают из-за тучек!
Как красиво! Ах, как красиво!!!

3.

Вот та самая деревушка.
- Фу-у-у! (Тот самый навоз вонючий!)
Та корявенькая избушка.
Из окна голосок певучий.
Фея (поёт):
«Эта песня, не просто песня,
Это исповедь, откровенье.
Тайне девичьей в сердце тесно.
Мне явилось вчера виденье!
Белый ангел, мой белый ангел,
Надомною кружился птицей.
Моё сердце любовью ранил.
Свет пролив на мою темницу….»
Ангел (кашляет):
«Кхе-кхе-кхе!»
Фея:
«Кто там?»
Ангел:
«Я»
Фея:
«Входите!»
Ангел:
«Нет-нет! Пойте! Ваш голос – чудо!
Я присяду тут, на корыте,
И тихонечко слушать буду».
Фея:
«Что вы! Что вы! Там пёс наш, Тузик,
Не привязанный где-то рыщет.
Не дай бог вам крыло откусит!
Он любитель пернатой пищи».
Ангел:
«В самом деле?»
Фея:
«Тут вам не в небе.
Тут – Земля. Всё кишит зубами!
Горы, реки, леса и степи.
Да и мухи вон с комарами…
На завалинку наступайте.
Обопритесь о подоконник.
Извините, я тут в халате…
Вот сидела, читала сонник.
А потом уж, когда стемнело -
Снова, нехристи, свет забрали! -
Песню эту для вас запела,
Чтоб во тьме вы не заплутали».
Ангел:
«У вас сказочно ясный голос!
Даже в райских просторах трудно
Было б встретить чудесней образ,
Чем рождённый сиюминутно
Вашей песней!»
Фея:
«Да, ладно! Что вы!
Не пою я, а так… лишь ною…
Да и то, только для коровы,
Что б удвоить её удои.
Батька с мамкой, братья и сёстры,
Всё ругают: кончай гнусавить!
По ушам, мол, как бритвой острой!
И смолкаю. Я не горда ведь...»
Ангел:
«Нет! Нет! Вы рождены для пенья!
А родню вам не надо слушать.
Им Господь, знать, не дал прозренья,
И медведь истоптал все уши.
Пойте! Да… как зовут вас?»
Фея:
«Вера».
Ангел:
«Пойте, Вера! и верьте в счастье!
Как луч солнца мир красит серый,
Так и песни всем души красят!»
Верьте! Верьте! Уж я то знаю,
Мной проверенно, верить – важно!
Верю я, когда ввысь взлетаю,
От того и лететь не страшно!»
Фея:
«Вы, наверное, там, над бездной,
Много всяких чудес видали!»
Ангел:
«Да. Суть сущности бестелесной,
Без болезней и без печали.
Царство духа в садах Радушья.
Благоденствие в благовонье…
Рай прекрасен! Но рвался в глушь я,
Сеять звуков живых трезвонье.
Загрустят дети бога всуе,
Ну а я - тут как тут! – сквозь тучи,
Песню в воздухе нарисую.
Глядь, и станет кому-то лучше!
Сердце к людям пробиться рвётся.
Всеми правдами, всем доверьем.
Как сквозь вечную тьму луч солнца,
На потребу земным материям.
…Там, на звёздах, красиво очень.
Всё блестит! И сверкает чудно.
Аж, глядеть не хватает мочи.
Но тоска… ведь совсем безлюдно.
Поглядишь с высоты на землю,
Люди – маленькие пылинки…
Так соскучишься за неделю,
Сами катятся с глаз слезинки!
В офис к богу летишь, с прошеньем:
Отпусти, что ли… на денёчек!
Вниз, к мирянам, к воде, к растеньям.
На родимой земли кусочек!
Добр Господь, бородой седою
Покачнёт, улыбнётся светом,
Мол, лети, дурень, чёрт с тобою!
Передай от меня привет им!»

Фея Вера внимала молча,
В умилении с вдохновеньем.
Мир являлся ей, вдруг, средь ночи,
Разноцветным чудным виденьем.
Вера верила каждой букве,
Что слетала к ней с губ пришельца,
И, к груди прижимая руки,
Замирала душой и сердцем.
Ангел пел, так светло, задорно,
Глушь ночную пронзая звоном,
Что не слышал никто, как чёрный
За окном прогорланил ворон.
И не видели звёзд глазёнки,
Как тот ворон, оскалясь зверем,
Злобно зыркнув, исчез в сторонке,
Растворясь за незримой дверью.
Песни звук, словно повод жизни –
Изливаться от духа к слуху,
Порождение светлой мысли,
Неугодное злому нюху.

Ночь на убыль – антракт свиданьям!
Человечьих часов правитель
Гонит вскачь! Вопреки желаньям.
Не щадя сокровенных нитей.
Новый день – новый царь волнений.
Попрощавшись, до скорой встречи,
Улетел, и унёс виденья,
Ангел крылья надев на плечи.
Фее – дёргать коровье вымя.
А ему – снова перья править.
Но судьба уже между ними
Пролила полведра добра… ведь…
…не врал он ей ни мгновенья.
Кто крылат, видит мир иначе.
По её же уразуменью,
Видеть невидаль - лишь к удаче!
И ждала она, с новой силой,
Новой встречи. И сердце билось
В клетке, птицею длиннокрылой,
Уповая на божью милость.

4.

Утро раннее распахнуло
Весь* небесную над колхозом.
Чуть привстала Земля, зевнула,
И обратно – в подушку носом!
«Нет, вставай! – прозвенело Солнце.
- А не то, как возьму, огрею!
До больницы бежать придётся!»
Земля:
«Да отстань! Я и так болею!»
Солнце:
«Что с тобой, голова два уха?!»
Земля:
«В полушарии левом, что-то
С самой ночи жужжит, как муха!
Посмотри, что там?»
Солнце:
«Там болото…»
Земля:
«Знаю! Дальше!»
Солнце:
«Озёра, степи…
Люди…»
Земля:
«Люди?! Помилуй боже!..»

Люди:
«Ванька, глянь, человек! Там… в небе!»
«Где? …не-е-е… этого быть не может…
Это птица…» «Да сам ты Филин!
Говорю же! Вон, ноги в брюках!»
«Как-то странно летит…» «Подбили…
Видно, местные кто… бандюги!»
«Разобьётся сейчас о землю!»
«Нет… Скорее, в пруду утонет!»

Человек, притяженью внемля,
Нёсся вниз! Смерти злой в ладони
Падал он! И, пока он падал,
Размышлял: «что же это было?
За мечты мне пришла расплата?
Иль какая-то злая сила
Прицепилась? Кто был тот тёмный
Силуэт промелькнувший рядом?
Вроде птицы-какой огромной
С леденящим смертельно взглядом…
Это Он меня сбил с маршрута!
Что бы мне над болотом делать?!
И стрелок этот… почему-то,
Не промазал, пальнул умело!
Всё! Приехали…»
Бац!
Что?!
В сено!!!
Будто кто подложил специально!
Слава богу! Ушиб колено…
Ну а в целом – живой! - нормально!
Люди:
«Ванька, глянь-ка, крылом шевелит!»
«Что ты?! Это наверно ветер…»
«Ветер, Ваня, в башке от хмеля,
Что застопорил на рассвете!
…Парень? Жив? Что молчишь?»
Ангел:
«Почти что!»
Ванька:
«Вправду, жив! Ну и, слава богу!
Водки выпьешь?»
Ангел:
«Не пью я…»
Ванька:
«Ишь ты!»
Ангел:
«А вообще-то, давай… немного».

(Продолжение следует).

* Весь – маленькое селение (кому не нравится «Весь», пущай читает «Высь»:)).


(Продолжение следует).
Прослушать




Читатели (499) Добавить отзыв
Очень лёгкое и увлекательное чтение! И от характера этого милого ангела хочется что-нето позаимствовать. С теплом.
14/07/2008 19:42
Спасибо, Наталья!
Всё лучшее в людях - заслуга Создателя!
Если человек тянется ввысь, у него само-собой отрастают и крылья, и ангельский характер!))
Удачи и Радости!
14/07/2008 20:03
<< < 1 > >>
 
Современная литература - стихи